Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе icon

Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе



НазваниеКак русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе
Дата конвертации27.09.2012
Размер175.51 Kb.
ТипДокументы


Т. В. Дадианова, доктор философских наук (г. Ярославль)


Дадиановым – русским, осетинам, грузинам, французам, англичанам, болгарам, австралийцам… посвящается


Как русские и осетины спасали грузинских царей

или еще раз о дружбе


Кавказ всегда был лакомым куском для политиков. Здесь скрещивались интересы руководителей разных стран, и в первую очередь, соседних. Правители Персии и Турции поочередно старались захватить и покорить небольшие царства-княжества, часто стравливая друг с другом не только их, но и претендентов на престол, следуя принципу «разделяй и властвуй». И это им часто удавалось благодаря разобщенности феодальной верхушки, как, например, это было в Грузии, сделавшейся постоянным яблоком раздора между персами и турками. Турки врывались в нее со стороны Имеретии и черноморского побережья, а персы со стороны Кахетии и Картли. Не успев передохнуть после выдворения одних завоевателей, обессиленные грузины из последних сил сопротивлялись нашествию других. Замученные от постоянных терзаний, они смотрели с надеждой на русского царя. Известный исследователь русско-кавказских отношений А.В. Потто (1836- 1911) отмечал, что Русь и Грузия подружились еще в те дни общей скорби, когда с поникшим челом носили яесак в Золотую орду и там встречались. А дружба, завязанная в общем несчастии, глубока и нерушима, как братство.

Александр Кахетинский (1574-1605) тайно отправлял в Москву духовных и светских лиц к царю Федору Иоановичу (1557-1598), слезно прося принять Кахетию под свою высокую руку и тем исхитить ее из рук неверных: «… Ты один, венценосец православия можешь спасти нашу жизнь и душу; бью тебе челом до лица земли, да будем твои и во веки веков». И Грузия, как феникс, возрождалась из пепла, в первую очередь, благодаря России.

Буквально за один месяц до начала грузино-осетинского конфликта я, наконец-таки, нашла село Всесвятское (теперь оно в районе метро «Сокол»), где, начиная с середины ХVIII века проживала грузинская элита, найдя не только защиту, покой, безбедное проживание, и, подчеркну, привилегированное положение в обществе. В этом можно убедиться, обратившись к страницам биографий Ираклия I и Арчила II, Вахтанга VI, Александра Имеретинского и др. Многие нашли здесь и места упокоения в Москве в церкви Сретенья Донского монастыря, и в некрополе Санкт-Петербурга и под сенью церкви Всех Святых (в районе метро «Сокол»).

Как ни упрашивал помощи грузинскому народу французского короля Людовика XIV и римского папу выдающийся грузинский дипломат и писатель Сулхан-Саба Орбелиани, но откликнулись только русский царь Петр I и его отец Алексей Михайлович.
Вот и покоится его, пилигрима, прах в Храме Всех Святых, а рядом на церковном кладбище нашли вечный приют: поэт Мамука Бараташвили, 1-ый грузинский драматург Георгий Авалишвили, поэт Дмитрий Багратиони, отец русского полководца Петра Багратиона – Иван Александрович, Дмитрий Цицишвили и другие.

По какой причине они навсегда оказались вне родной Грузии? Почему цвет нации Иверии оказался именно в России в изгнании, образовав тут целую колонию-диаспору? Почему именно село Всесвятское стало центром культурной эмиграции грузинской элиты? Кому оно тогда принадлежало? Оказалось Дареджан-Дарье Арчиловне (1669-1740) Багратиони - дочери царя Имеретии Арчила Вахтанговича (1647-1713), происходившему из имеретинско-гурийской ветви древнего и славного Дома Багратидов (Багратиони), а в последствие – племяннице Софье и ее мужу Е. А. Дадианову (1689-1765) и их детям. А до этого?

Село Всесвятское было пожаловано боярину Ивану Михайловичу Милославскому - двоюродному брату царицы Марии Ильиничны Милославской (1624-1669), первой жены царя Алексея Михайловича Романова. Милославские в ту пору были первыми людьми в Московском царстве, а по сему имели высокие должности, большие деньги и лучшие земли из дворцового ведомства. После его смерти в 1685 году село Всесвятское досталось по наследству его дочери Феодосии Ивановне Милославской (1678-1695), ставшей 14 ноября 1687 г. женой царевича Александра Арчиловича Багратиони (или Имеретинского). К сожалению, она умерла очень молодой, 17 лет отроду. Сказались переживания за отца, попавшего в немилость, жуткая моральная обстановка - опала клана Милославских вследствие возвышения рода Нарышкиных. Как известно, после смерти царицы М.И. Милославской, царь Алексей Михайлович женился II браком на Наталье Кирилловне, урожденной Нарышкиной (1651-1694). Нарышкины благоприятствовали опале Милославских. Ивана Михайловича удалили в Астраханское воеводство. Наверное, поэтому грузины-эмигранты находили убежище и гостеприимство и на той земле. Ему еще раз повезло и во время правления его двоюродной племянницы Софьи Алексеевны (1682-1689), но не долго: с 1682 г. Иван Михайлович начальствовал над Иноземным, Рейтарским и Пушкарным приказами в Москве. Напомню, его зятем был Александр Арчилович - сын Арчила Вахтанговича и внук карталинского царя Вахтанга V Теймуразовича. Царь Арчил просил в 1682 году у царя Федора Алексеевича (правил с 1676 по 1682) политического убежища, стремясь спасти себя и семью от жестокосердной Османской султанской империи и от Шахской Персии. Хотя Арчила в 1663 году Вахтанг V возвел на престол, но через 10 лет все же Арчилу Вахтанговичу пришлось спасаться в единоверной России, куда он в 1683 году отправил своих сыновей-царевичей Александра и Мамуку (Матвея). А в августе 1684 Арчил прибыл в Москву со своей супругой Кетеван Давыдовной - дочерью Елены Матвеевны Диамсидзе, родом из Месхии (Ахалциха). Кетеван была дочерью царевича Давида, сына Теймураза I, царя Кахетинского. Братья Кетеван: Георгий и Луарсаб умерли в 1650 и 1659 году. Но другой ее брат, Николай Давидович, в будущем Ираклий I (1688-1703), гораздо раньше их прибыл в Москву с матерью, Еленой Леонтьевной, и с солидной свитой. Приехали они с дальним прицелом по научению деда Теймураза, войти в круг царской семьи, жениться на сестре государя - великой княжне Татьяне Михайловне Романовой (1636-1706), дабы заручиться Московской державной поддержкой. И надо отметить, грузинский князь внедрился здорово, пришелся, как говорится, ко двору. Николай и Алексей были заинтересованы друг в друге, политические интересы были превыше всего. Мужественность грузинского принца, хорошо слаженная фигура с тонкой талией и широкими плечами, внешняя привлекательность, темпераментность, открытость и заразительность приковывали взгляды мужчин и женщин. Алексей Михайлович взял его под свою опеку, возил всегда с собой, стажировал. Николай Давидович в эмиграции всегда был вторым после царя Московского. Алексей Михайлович дружил не только с кавказцами, но перенимал много интересного и прогрессивного с Запада. Вполне закономерно, что он после смерти М. И. Милославской почти через 2 года женился в январе 1671 г. на Н. К. Нарышкиной - женщине по тому времени очень прогрессивной и цивилизованной, любившей театр и в разумных пределах европейский этикет. Следует подчеркнуть, что царь взял в жены красавицу, нрава легкого и веселого, и вдвое его моложе. Удивительно, что от I жены у него было 14 детей, многие из этого числа рано умерли, либо были хилые, за исключением Софьи. Да и как отмечали иностранцы, он только 5-6 раз в году прикасался к прежней жене. Об этом писали М. Шагинян, Д. Ватейшвили и др. А тут то, располнев, погрузнев и постарев, посватался к Нарышкиной. С самого начала проторил Николай Давидович дорожку в покои Натальи Кирилловны. Конечно же, ей приглянулся такой джигит, постоянно занимавшийся военными упражнениями и фехтованием. Он готовился занять обязательно, во что бы то ни стало престол в Грузии. Созданные для любви, они не могли не увлечься друг другом. Поэтому не только среди грузинской интеллигенции, но и среди западных дипломатов и историков того времени (Х. Бреннер, Н. К. Витсен) есть письменно зафиксированные высказывания, что, выражаясь современным языком, биологическим отцом Петра I является Николай Давидович (Ираклий I) Багратиони. А турецкий путешественник Эвлия Челеби, совершавший длительную поездку по Северному Кавказу, подчеркивал: «По поводу происхождения и отличительных черт короля Москвы. Происхождение этого короля Москвы… идет от потомков Дадиани из Грузии. Как только королевская ветвь прекращается без потомства, из банов страны Дадиани приводят царевича и делают его королем Москвы». (См. «Книгу путешествий. Т. II. М.: Наука, 1979, с. 140).

О биологическом отце знали писатель А. Толстой, И. Сталин, а до них Я. Р. Рейтенфельс, еще в 1680 г. доносивший во всех подробностях тосканскому герцогу Козме III о поведении грузинского царевича при московском государе и о его привилегированном поведении. На свадьбе царя Алексея Николай был в старшем свадебном чине - тысяцким, по сути, посаженным отцом жениха. Распоряжался свадебными церемониями и свадебным эскортом. Его мать Елена Леонтьевна была тут как тут. Ее на равных с государыней обслуживали стольники.

Через 1,5 года, 30 мая 1672 г., появился чернявый наследник, внешностью и темпераментом похожий на Николая Давидовича. О деянии «самого доверенного друга семьи» узнали не только Алексей Михайлович, холодно в 1674 году расставшийся с грузинским царевичем, но и дипломаты, ученые, в частности швед Хенрик Бреннер, общавшийся и с его родственником - Александром Арчиловичем Багратиони (Имеретинским), другом Петра I, почти его сверстником, участником баталий в потешном полку в селе Преображенском, а потом и соратником в овладении военным искусством в Голландии, Англии. Александр стал первым артиллеристом России, генералом-фельдцехмейстером. Петр I стажировался, в первую очередь, в морском деле, а его друг, соратник и родственник - в гаубичном и пушечном деле. Но до вояжа в 1696 году в составе знаменитого «Великого посольства» в Западную Европу с целью овладеть артиллерийскими секретами, совершил неудачную попытку силой вернуть престол в Имеретии. В 1689 году вернулся в Москву, участвовал с Петром I в Азовском походе 1695 года, потом в подавлении заговора полковника Цыклера. Тогда же сочетался браком с княжной Гликерией (Марией) Давиташвили. После штудий в Европе апробировал с Петром I свои навыки в бою с армией Карла XII под Нарвой. В сражении под Нарвой из-за стечения ряда обстоятельств: холода, из-за несоответствия калибра снарядов и пушечных отверстий, несогласованности в командовании и других причин, весь штаб и, в первую очередь, высшие чины артиллерии попали в плен.

А в это время его родственник Николай Давидович Багратиони (он же Ираклий I) правил в Картлийском царстве с 1688-1703 г., пойдя на унижение, отступив от православия, под диктатом персидского шаха Сулеймана вынужден был принять мусульманство и наречься Назар Али-ханом. Но это ради праформы. В душе он оставался христианином, как отмечал французский путешественник Жозеф Турнефор (1656- 1708). Принять ислам пришлось и его жене, и детям: Елене, Давиду (Имамкули-хану), Константину (Мамадкули-хану), родившемуся в Персии. В том году, когда Петр I и Александр Арчилович сражались под Нарвой, у их родственника Ираклия I родился в 1700 г., но уже в Грузии, сын Теймураз, будущий Кахетинский и Картлийский царь Теймураз II (похоронен в Астрахани вследствие смерти в 1762 г. в Петербурге во время официального визита в Санкт-Петербург. А в Москве похоронена в Донском Монастыре его дочь - Елизавета (Елена), она же супруга царя Иесея Левановича).

Как мы выше отмечали, сестрой Николая Давидовича (он же Ираклий I) была Кетеван - мать Александра Арчиловича Имеретинского - соратника Петра I. У Александра была старшая сестра Дареджан Арчиловна (Дарья), разница в возрасте была 5 лет. У этой милой, мудрой и доброй женщины судьба сложилась очень драматично. Еще в детстве, когда ей было 7 лет, из-за политических интересов было выгодно, во имя упрочения позиций отца - Арчила Вахтанговича в качестве кахетинского правителя, дед Вахтанг V постарался породниться с могучим владетелем Мегрелии Леваном Дадиани. Согласно историку Вахушти, именно Вахтанг V (он же Шахнаваз) настоял, чтобы Леван Дадиани женил своего сына Манучара на дочери сына Арчила, т.е. на вахтанговой внучке. Понятно, что это делалось во имя породнения правящих фамилий Карталинии и Менгрелии, во имя упрочения маленьких царств-княжеств. Но, к сожалению, история свидетельствует, что это было тщетно, так как судьба уготовила Дареджан эмиграцию вместе с братом Александром, матерью Кетеван и отцом Арчилом. Так и осталась эта образованная с нежной, поэтически настроенной душой женщина «замужней невестой»- старой девой, «пустоцветом». Всем она помогала, устраивала чужие судьбы, стала, по сути, главой грузинской эмиграции в России, до своей смерти в 1740 году. Строила вновь храм «Во имя Святых отцов» во Всесвятском. После смерти в 1711 году ее брата в плену в Швеции она унаследовала село со своей племянницей Софьей Александровной (по матери Давиташвили, по мужу - Дадиани). Она наблюдала политическое противоречие ее деда Вахтанга и отца с дядей Николаем Давидовичем. Дареджан училась дипломатии на примере собственной семьи. Кстати сказать, что ее пророчили и в невесты к Петру I. Но, увы, фортуна была против нее.

До сих пор приходится разгадывать загадки, которые преподнесла история. Почему не дали Николаю Давидовичу жениться на сестре московского царя Алексея Михайловича - Татьяне? Почему Дареджан осталась незамужней? Но почему так дружбой с ней дорожил Петр I, разве только из-за угрызения совести и потому, что не смог вызволить из шведского плена ее брата Александра (1674-1711) и своего соратника и друга детства? По Москве ходили слухи, что их хотели поженить в юном возрасте. Но потом бракосочетание расстроилось: мать Петра - Н. К. Нарышкина срочно его женила на Е. Ф. Лопухиной (30.VI. 1670-27.VIII. 1731), испортив судьбу последней. Вспомним, как Петр отправил нелюбимую Евдокию Федоровну в монастырь, где она и умерла под именем Елена. Наталья Кирилловна знала, что Дареджан (Дарья) и Петр являлись двоюродными сестрой и братом. Вечным скитальцем был ее дядя - Николай Давидович: после 20 лет прожитых при царском дворе в Москве, при его вроде исключительном положении, оказался все-таки неудобным и ненужным Алексею Михайловичу (1629-1676) из-за ревности последнего к царице Наталье Кирилловне (1651-1694). Ведь сам Романов уже не мог иметь детей.

Рос сын - толковый и мощный царь России, могущий все-таки уже выдворить персов и турок из грузинских земель. А Николаю Давидовичу пора отправляться восвояси, что он и сделал. Да и маячили в России другие Багратиони, семья сестры Кетеван. Уж очень были похожи друг на друга Николай и Петр. До нашего времени дошел его портрет в книге Н. К. Витсена «Noord en Oost Tartarien.» Были и другие архивные документы, которые изучал в ЦГАДА автор романа «Петра I» Алексей Толстой. И. В. Сталин запретил писателю использовать их в своем произведении, а директора архива В. Н. Шумилова, давшего секретные материалы, отправил в «психушку» - тайное не должно быть явным! Уж очень это не ко времени.

Но вернемся к вопросу, кто стал продолжателем и наследником Александра Багратиони? Его дочь от второго брака - Софья Имеретинская Багратиони - Дадиани (18 сентября 1691(3) - 4 января 1747) . После смерти ее родной тети Дареджан она унаследовала все имущество Багратионов в России вместе со своим мужем князем Егором (Георгием) Леоновичем (Леонтьевичем) Дадиани (Дадиановым, Дадьяновым) в вечное потомственное владение. Но, к сожалению, через 7 лет после смерти Дареджан (Дарьи) в мир иной отошла и Софья в 1747 году, а ее муж генерал-майор Дадианов получил имения в Нижегородской губернии деревню Акузову со всеми ее угодьями и село Красная Пахра в Подмосковье. Примечательно, что Егора Леоновича Дадиани еще мальчиком вывезли из Менгрелии. Он был сыном Левана IV Дадиани – владетеля Менгрелии из I династии и имеретинской Тинатин, дочери Баграта IV. Его воспитывали при доме Александра Арчиловича с 7 лет. Он стал сподвижником Петра I, генерал–майором артиллерии. А в начале исполнял обязанности переводчика при сношении московских грузин с петербургским двором, через него велась переписка с Грузией. Егор пережил Софью на 18 лет, в 1765 году скончался. Род Багратиони-Дадиановых обрусел, но продолжался в детях Егора и Софьи. Дети:

  1. Князь Николай Егорович (15 ноября 1712-20 марта 1752г., Москва) – подполковник, I муж княжны Д.В. Голицыной (1709-1762);

  2. Князь Петр Егорович (15 июня 1716 – 7 декабря 1784, Москва) артиллерии капитан, женат на княжне Анне Александровне Багратион (1723 – 1780);

  3. Князь Михаил Егорович (1724 – 16 февраля 1768, Москва) артиллерии майор;

  4. Княжна Елизавета Егоровна, девица.

Супруги Дадиановы и их сыновья похоронены в Сретенской церкви Донского монастыря в Москве, как и многие Багратиони.

Перечисленные выше дети - Дадиановы поддерживали связи с троюродными братьями их матери Софии: с царевичами Бакаром, Вахушти, Георгием Багратиони- сыновьями знаменитого «ученого царя» Вахтанга VI, племянника Арчила (прославленного царя-поэта). Это были настоящие культуртрегеры, их называли просвещеннейшими. Велики их заслуги перед грузинской и русской культурами. Бакар с Дарьей занимались книгопечатанием. (Кстати сказать, первый грузинский шрифт изготовил в Швеции пленный генерал-фельдцехмейстер Александр и переслал в Москву); Вахушти серьезно занялся историко-географическими исследованиями, его труды издавались в России и Франции. Георгий заботился о просвещении: пожертвовал МГУ 10 тысяч рублей - весьма крупную сумму по тем временам, чем заслужил восторженный отклик в среде русской интеллигенции. Георгий Вахтангович (1712-1786) - генерал-аншеф Российской армии, герой Рейнского похода (1747-1748) и Семилетней войны с Пруссией (1756-1763) по благословлению архиепископа Платона в храме Всех Святых соорудил роскошный пятиярусный иконостас.

Дадиановы были преданы и военному делу, в первую очередь, своей любимице артиллерии, следуя завету первого фельдцехмейстера А. А. Багратиони (Имеретинского). Теперь будут понятны читателям мои огорчения и возмущения, когда я узнала из средств массовой информации, что 08. 08. 2008 года грузинская армия начала обстрелы и сбивать российские самолеты, другую технику, убивая при этом россиян - своих побратимов. В этом виноват президент Грузии Михаил Саакашвили, забывший вехи истории.

Показывая сделанные мной снимки могил великих грузин во Всесвятском, а точнее на территории, прилегающей к храму «Всех святых» в Москве, я риторически повторяла в Ярославском отделении Ассамблеи народов России: «Как такое можно?», - обращаясь, в первую очередь, к руководителю ярославской грузинской общины Роману Бакрадзе, а в его лице ко всем грузинам?

Род Багратиони-Дадиановых был боголюбивый и поэтически настроенный. Арчил Вахтангович уже в 1703 году построил церковь во имя святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова в Красном селе на высоком берегу речки Отраданки, недалеко от ее впадения в реку Пахру, примерно в пяти километрах от нынешнего города Троицка. А его потомок - Александр Петрович Дадианов, внук внучки Софьи расширил церковь, достроил правый придел во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла вновь, а также пристроил левый придел во имя преподобного Александра Свирского. До дня своей кончины 26 января 1811 года артиллерии отставной капитан майорского чина князь Александр Петров сын Дадиан неустанно стремился благоустраивать и расширять храм, испрашивая разрешения у преосвященнейшего Серафима на ремонтные и строительные работы. А правнук его внука - Егор Александрович купил в 1817 году у Хованского Боблово и устроил там чудеса зеленой архитектуры – разбил уникальные цветники, аллеи. Эстетический вкус был безупречен. Об оазисе Е. А. Дадианова, расположенном на стыке 3 уездов: Солнечногорского, Дмитровского и Клинского, слава дошла и в Европу. Из Франции и Германии он выписывал семена. Усадьба, расположенная между Питером и Москвой, привлекала внимание многих. Но особенно - великолепный парк, с чистым зеркалом проточного пруда. После его кончины в 1861 году (наследников не было), имение с парком были приобретены учеными Дмитрием Менделеевым (на паях с его другом Ивановым).

Вот какие чудные незаурядные личности Багратиони и Дадиани! Как они любили, украшали и обустраивали Россию! Они продолжали «сеять вечное и разумное», что взрастили в их душах кавказские предки и русские воспитатели.

А что бы было, если бы неоднократно осетины не спасали грузин от погибели, не шли часто им на выручку? Это невозможно даже вообразить. Часто горские старшины по фамилии Дадиановы (Дадьяновы), с незапамятных времен проживавшие в Даргавском ущелье, (как они отмечали в своем заявлении в Комиссию по разбору сословных прав горцев Терской и Кубанской областей от 26 декабря 1841г. с целью причисления их к дворянскому сословию), оказывали ценные услуги грузинским и русским царям, имея от тех и других поощрения и грамоты. На эти факты они указывали в своем обращении, приложив посемейный список мужского населения фамилии Дадиановых (Дадьяновых) в количестве 11 дворов и 62 человек на то время. (См. в архиве г. Владикавказа). Жители Даргавского ущелья прекрасно владели и осетинским, и грузинским языками.

Во времена царицы Тамары (1184-1213) осетины, своими ратными подвигами и даже ценой жизни, расширили границы грузинского государства от Каспийского до Черного морей. Потомки героических алан знали и помнили, как царь Давид переселил в 1118-1120 годах в Грузию почти 40 тысяч семей осетин. (См. об этом у М. Вачнадзе, В. Гурули, М. Батадзе. История Грузии с древнейших времен до наших дней.)

Семья царя Имеретии и Кахетии Арчила II Багратиони около одного года (1681-1682) со свитой прятались в Осетии, спасаясь от персидского шаха и от турецкого султана, остерегаясь пленения. Арчил, проведя переговоры об условиях эмиграции в Россию с приехавшим московским чиновником Семеном Дмитриевым от русского царя, под строгой охраной осетин, потом со своими беженцами прибыли в русский город – крепость Терки 30 июля 1682, а через месяц отправились в Астрахань, где в течение 3 лет ожидали официального приглашения в Москву. И в Осетии, и в Астрахани Арчил, сменив саблю на перо, создал значительные произведения: «Нравы Грузии», «Беседы между Теймуразом и Руствели». Как отмечал французский грузиновед М. Ф. Броссе, в «Беседе …» имеется 1087 четверостиший, а первые 667 написаны именно в Осетии. В предисловии к ней грузинский поэт и царь отмечал, что в Осетии и Двалетии (где живут осетины – туальцы) он сочинил 9 поэм, пробыв там год (1679). Все его труды составили книгу «Арчилиани». А что бы было, если бы и в другой раз 15 января в 1689 оставленные Арчилом Вахтанговичем в осетинском селении Зарамаг (Зромаги) сыновья Александр и Мамука (Матвей) вместе с сопровождающим их князем Б. Блиновым погибли? Если бы их не укрыли осетины? Они понимали надо выручать, должна быть взаимовыручка. Арчил II отправился в Нагорную часть Западной Грузии – Рачу к поджидавшему его брату Георгию XI, свергнутому Александром IV, с целью водворения его на престол. Увы, их союзники: имеретинские дворяне и абхазский князь Шервашидзе изменили им. Спасибо осетинам, целый год Арчил II с детьми спасались в Осетии в Зарамаге. Его благодетельница и родственница сноха - Софья Милославская со своим фаворитом В. В. Голицыным были уже в опале и даже наказаны. Весной 1690 года братья вышли из окружения и 30 сентября возвратились в Москву в сопровождении свиты из 42 человек,- как пишет исследователь Н. М. Гегелишвили. в своей кандидатской диссертации, посвященной Арчилу II.

Впереди были огорчения, любовь, надежды – жизнь. Юный царевич, очень рано женившись на Феодосии, вскоре ее потерял. Потом была любовь: он приглянулся ее двоюродным сестрам, но родным Софье Милославской, в частности, Марии Алексеевне (1660-1723). Есть предположения, что она могла бы быть матерью Софьи Арчиловны Багратиони, об этом дает намек знаток русско-грузинских связей и московской старины Н. Молева. Следует заметить, что дочери Марии Ильиничны: Евдокия (1650-1712) умерла незамужней в возрасте 62 лет; Марфа (1652-1707), насильно отправленная в монастырь, в 46 лет приняла постриг; Софья (1657-1704), регентша России 1682-1689, незамужняя; упомянутая ранее Мария, находившаяся в близких отношениях с Александром Арчиловичем, официально была незамужней и прожила не короткую жизнь - 63 года; Феодосия (1662-1713), проживавшая в Москве, а в 1708 году переехавшая в Санкт- Петербург, умерла на 51 году жизни. Екатерина (1658-1718) - незамужняя, прожила 60 лет. Успела крестить в православие вторую жену своего брата Петра I – Екатерину (Марту Скавронскую).

Пять принцесс оставались пустоцветами?! При ближайшем родственном и политическом контакте, где столько холостых статных, темпераментных, с царской родословной грузинских юношей? Да и сами могли быть зачатыми от кавказцев! Ведь Алексей Михайлович, по отзывам многих, в интимном отношении был слаб, а некоторые свидетельствовали, что не мог иметь детей.

А вот кто является истинным, биологическим отцом его дочери Натальи от Н. К. Нарышкиной. Про отца Петра I мы уже уяснили. Между прочим, царь Петр I в созданной им столице для погребения сестры Натальи Алексеевны распорядился у алтаря деревянной Благовещенской церкви соорудить небольшую каменную «палатку», освященную в 1717 году во имя праведного Лазаря. Кстати сказать, там покоится Дадиани Нина Фарнавазовна (1802-1828), княгиня, внучка царя Иверии Ираклия II, жена камер–юнкера князя А. П. Дадиани. Там же находится напольная плита князю Дадиани Платону Григорьевичу (1817-1838) - князю, корнету лейб-гвардии уланского полка, внуку Кация - владетеля Менгрелии и Симона – владетеля Гурии. Менгрельское княжество после смерти побратимов Петра I и Александра Арчиловича вступило под покровительство России только в 1803 и сохраняло некоторую автономность до Менгрельского восстания (1857). После его подавления оно вошло в Кутаисскую губернию. Гурия, после присоединения Грузии к России (1801), была объявлена автономным владением гурийского князя. В 1829 году автономия была упразднена.

Разгадке истинной мотивации поведения царя Николая I, в 1837 году распорядившегося сорвать тифлисскому генерал–губернатору Брайко флигель-адъютантские аксельбанты с молодого полковника, командующего Эриванским карабинерским полком с А. Л. Дадианова, отличного боевого офицера, кавалера золотой шпаги, орденов святой Анны III и II степени с алмазными знаками к этому ордену, но все-таки разжалованного императором в солдаты, лишенного чинов, орденов, княжеского и дворянского достоинств, и отправленного самодержцем в ссылку в Бобруйск и Вятку на 20 лет, я посвятила другое исследование. Но это уже другая история.

Екатерина Александровна Дадиани, сестра Нины Чавчавадзе (Грибоедовой), после смерти мужа ставшая владетельницей Менгрелии, была приглашена на коронование русского царя Александра II, где ей «величайшим рескриптом» было предложено переселиться в Санкт-Петербург и стать статс-дамой. Что она и сделала. Но в 1868 уехала навсегда в Париж. Ее сын Андрей Давидович окончил пажеский корпус в СПб, юридический факультет в Гейдельбергском университете Германии, служил в лейб-гвардейском полку в Царском селе, работал в русском посольстве в Риме. Через два года продолжил военную карьеру в полку. Он дослужился до чина генерала русской армии. Был блистательным шахматистом, играл и переписывался с крупнейшими мастерами мира: шахматистами Чигориным, Стейницем, Ласкером и др. Журнал «British Chess Magasine» в 1897 г. отмечал: «Партии менгрельского князя Дадиани прекрасны, они останутся в истории шахмат как шедевры». В 1903 г. издал сборник на французском языке, где опубликовал окончания 100 партий, игранные им с виднейшими шахматистами. Занимался благотворительностью, в частности, помог капелле Бродского еврейской синагоги Киева. Там же он и скончался в 1910 г. в чине генерал-майора в возрасте 60 лет и был похоронен в фамильной усыпальнице Мартвильского монастыря (село Горди). Его сестра – Саломе Дадиани, жена потомка Наполеона, Ашиля Мюрата, соорудила надгробие брату: «Надгробный мрамор положила я – сестра Андрея, принцесса Саломе Мюрат».

В заключении хочу подчеркнуть, если бы ни удачно завершившаяся зарамагская эпопея и другие походы-побеги из Грузии в Россию через Осетию, не было бы ни первого фельдцехмейстера России - Александра Арчиловича Багратиони; не было бы, конечно же, его плена, но и не было бы его контактов со шведскими историками и трудами оных о русско–грузинских отношениях. Не было бы и впервые в Швеции созданного им грузинского шрифта, не были бы отпечатаны в Москве первые грузинские книги, опубликованные Дареджан и Вахушти во Всесвятском; не было бы поэтических произведений первого в России генерала–артиллериста и грузинского поэта; не было бы поэтического сборника «Арчилиани, не было бы многих построенных ими в Подмосковье православных храмов и др. Это все состоялось благодаря Его величествам - Дружбе, Сопереживанию, Взаимопомощи! Даже в холодной Швеции к грузинскому царевичу относились в течение 10 лет сносно, сама вдова Карла XII души не чаяла в имеретинском царевиче Александре. Да разве только она одна? Но его продолжали удерживать, так как Карл XII был в сговоре с турками. В качестве наследника имеретинского престола он им был не нужен. А Николай Давидович, в образе Назар Али-хана царил в Картли, но умер все-таки, как известно, в Москве?!



На примере рода Багратиони-Дадиани видно, как тесно связаны народы не только Кавказа и России. Именно культура является двигателем прогресса, а дружба – вечным источником духовного взаимообогащения наций.

Февраль, 2010 г.


© Т.В.Дадианова





Похожие:

Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе iconЕще раз о проверке на дисплазию
Польши, Эстонии, Литвы и всех других республик бывшего СССР. Дисплазию, сделанную в этих странах, лкф не признает. Так как не все...
Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе iconВнешняя политика Империи
Россия становится слишком сильной, чтобы кто-либо из соседей дерзнул нарушать спокойствие российских границ. К чему теперь стремится...
Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе iconЛекция №39 (№74). Еще раз об эмиграции. "Доживающие"
...
Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе iconПожар в квартире
Пожар — самое распространенное бедствие. Подсчитано, что в нашей стране в среднем один пожар происходит раз в две минуты. И каждый...
Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе iconОпросник «соп» (Склонность к отклоняющемуся поведению)
Отнеситесь к работе внимательно и серьезно. Небрежность, а также стремление «улучшить» или «ухудшить» ответы приводят к недостоверным...
Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе iconСтатья в целом понравилась
Не вникая в конкретные поступки этих людей, можно сказать, что там, где большие деньги и власть и нет сдерживаюзего эгоизм общественного...
Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе iconПервый раз в цамо. Советы новичку
Центральном архиве Министерства Обороны. Тех, кто никогда не работал в архивах, обычно интересуют самые простые вопросы: как доехать...
Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе iconПервый раз в цамо. Советы новичку
Центральном архиве Министерства Обороны. Тех, кто никогда не работал в архивах, обычно интересуют самые простые вопросы: как доехать...
Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе iconТолько горы “c богом!” – говорю каждый раз, как решаюсь на решительный шаг или авантюру
Наш автобус, то есть мой и еще двух десятков спортсменов, примерно в 00 мягко двинулся вверх по ул. Чкалова. В веренице из двадцати...
Как русские и осетины спасали грузинских царей или еще раз о дружбе iconИные деяния поместного Собора Русской Православной Церкви 1971 года
Ещё раз о патриархе Пимене и его избрании. Соборность или демократия? Несколько слов об архиепископе Василии Кривошеине
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов