Сущностное противоречие социализма icon

Сущностное противоречие социализма



НазваниеСущностное противоречие социализма
страница1/7
Дата конвертации13.09.2012
Размер0.87 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7


СУЩНОСТНОЕ

ПРОТИВОРЕЧИЕ СОЦИАЛИЗМА

(к истории вопроса)


(Письмо в редакцию "ВОПРОСОВ ФИЛОСОФИИ")


Кандидат философских наук

Т.Хабарова


Москва, ноябрь 1982 г.


Главному редактору журнала "ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ" тов. В.С.СЕМЁНОВУ.


Тов. Семёнов,

беззастенчивость, с которой Вы заимствуете (если не сказать откровенней и точнее – крадёте) чужие разработки, прямо-таки поражает. В своей "постановочной и поисковой",– как Вы её характеризуете,– статье "Проблема противоречий в условиях социализма", появившейся в седьмом номере Вашего журнала за нынешний, 1982-й год, Вы излагаете определённую трактовку вопроса об основном, или главном противоречии социалистического общественного устройства; а именно,– в общем и целом,– "старую" марксистскую трактовку, которая, действительно, была у нас практически общепринятой примерно до второй половины 50-х годов, но потом долгое время (слишком долгое!) совершенно неоправданно и непростительно на разные лады затиралась, дискриминировалась и "репрессировалась", под тем тартюфовым предлогом, что она-де "сталинская" (т.е., как подразумевалось, "догматическая", "не обоснованная научно", не отвечающая "новейшим веяниям" и т.д. и т.п.).

Следовало бы, несомненно, лишь приветствовать тот факт, что "Вопросы философии" (чуть ли не впервые почти за тридцать лет) вдруг и всерьёз заговорили по данной фундаментальнейшей проблематике, хотя бы отчасти, на "сталинском" – то-бишь, марксистско-ленинском – языке; но, безусловно, при этом наиболее существенные предшествующие и сопутствующие обстоятельства столь знаменательного "прозрения" должны быть освещены в согласии с объективной истиной, с реальным, действительным положением вещей.


Существеннейшим же в разбираемой связи является следующее:

во-первых, то, что концепция, о которой идёт речь, в определяющих своих чертах сформировалась не "в результате обсуждений"1 истекшей четверти века, а задолго до них (и совершенно независимо от них);

во-вторых, что на протяжении указанной четверти века этот классический, в известном смысле "ортодоксальный" для марксизма-ленинизма подход пребывал в очевидном "простое" и "загоне", как по исследовательской линии, так и по линии практически-политического его применения, использования его воистину неисчерпаемых практически-рекомендательных возможностей; и, к великому сожалению, как раз это, а не что-либо иное,– как раз этот затяжной и не имеющий сколько-нибудь разумных оправданий "творческий простой" ведущей, по существу, социально-философской и экономико-философской концепции марксизма – и приходится ныне признать наиболее непосредственным, выпуклым и неоспоримым "результатом" тех обсуждений, на которые Вы ссылаетесь в Вашей статье;

в-третьих,– и из песни слова, увы, не выкинешь,– приходится вновь и вновь задерживаться и на таком в высшей степени неприглядном аспекте рассматриваемой коллизии, как не прекращавшееся всё это время третирование, замалчивание, дискриминация тех научных трудов (а заодно, естественно, и их авторов), в которых твёрдо, последовательно отстаивалось и позитивно разрабатывалось, среди прочего, надлежащее – "сталинское", если угодно,– истолкование закона соответствия производственных отношений характеру и уровню продвинутости производительных сил; т.е., истолкование его именно как центрального, сущностного противоречия любого общественно-экономического уклада, в том числе и социализма,– и, стало быть, как методологического ключа к решению стратегических проблем нашего общественного развития2;

в-четвёртых, никакого "оригинального" мнения по поднятым вопросам, которое чем-то превосходило бы отправную так называемую "догматическую" (т.е., повторяю, подлинно-марксистскую) версию, являло бы себя мало-мальски дееспособным на практике и убедительным теоретически,– ничего этого в итоге всех вышеупомянутых дебатов выработать, как и надо было ожидать, не удалось;

и,– наконец,– в-пятых: после всех добросовестных или недобросовестных блужданий, виляний и пр. почти тридцатилетний круг замкнулся (сколько же можно толочь воду в ступе!), и возвращение к марксистскому, без всяких дальнейших экивоков, взгляду на вещи – или, что то же, к "сталинскому", это абсолютнейшие синонимы,– сделалось самоочевидной, непререкаемой внутренней неизбежностью в развитии как коммунистического философского и политэкономического учения, так и базирующейся на нём практической партийной политики.

Между тем, общественная необходимость, тем более необходимость прогрессивная, не вызревает,– как известно,– не кристаллизуется и не реализуется "сама собой", помимо конкретных людей и их сознательных усилий; она,– как учит марксизм,– именно "пробивает" себе дорогу в борьбе, сквозь хаос отклонений от неё, хотя и объективно-обусловленных. И если обратиться к той длительной и напряжённой идейной борьбе (а это несомненная идейная борьба), которая минувшие десятилетия шла и всё ещё идёт вокруг вопроса о внутренней противоречивости социализма, об объективных источниках его диалектического "самодвижения" и жизненности, то и тут,– как всегда и везде,– были и есть такие её участники, которые представляли, "олицетворяли" собою сторону разума, исторической логики и грядущей исторической неизбежности,– а были и такие, кто по разным причинам, но представлял и олицетворял, увы, именно вышеупомянутый "хаос отклонений". Причём, продолжительное время перевес был как раз на стороне этих последних, и они зачастую (коль скоро это "технически" оказывалось возможно) отнюдь не церемонились с выразителями "противоположных", т.е. правильных взглядов,– вплоть до откровенной научной и гражданской их дискриминации, как о том уже говорилось выше. Так что, если мы теперь спросим, благодаря чьим же усилиям необходимость возвращения на исконно-марксистские позиции, на данном отрезке нашего идейно-теоретического фронта, забрезжила нынче столь внятно и определённо,– благодаря ли упорству тех, кто все эти годы излагал в своих трудах, защищал и разрабатывал правильное понимание проблемы, или "благодаря" тем, кто это правильное понимание замазывал, запутывал, да ещё дискриминировал,– ответ, по-видимому, не потребует дополнительных разъяснений.

Но есть, к сожалению, ещё и третий "сорт": это те, кто – изрядно "потрудившись" в пользу всевозможных отклонений от правильного курса и почувствовав, что ветер начал каким-то образом меняться,– не желают, тем не менее, честно и самокритично проанализировать ни заблуждения, прежде столь безоговорочно поднимаемые на щит, ни своё собственное, подчас многолетнее, недобросовестное и дискриминационное отношение к разумной постановке дела, полностью соответствовавшей,– как постепенно подтверждается,– общественному интересу. Мало того, сии свежеиспечённые "новаторы" без всякого стеснения пытаются теперь присвоить, приписать себе результаты чужой принципиальности, чужой стойкости, чужой выдержки и последовательности в затяжных "дискуссионных" перипетиях,– в то время как в действительности именно сами же они десятилетиями и создавали в этих дискуссиях для марксистской точки зрения воистину "проскрипционный" фон; причём, создавали нередко при помощи "методов", которые по-настоящему не должны бы иметь места в социалистической стране (а то, что "методы" эти вдобавок практиковались и практикуются в системе, отвечающей за разработку марксистско-ленинской науки,– вообще своего рода скверный анекдот и позор).

Вот этот-то третий, малопочтенный "разряд" Вы, тов. Семёнов,– как видно,– для себя и облюбовали; ибо в данных обстоятельствах, во всей этой истории с "противоречиями в условиях социализма" Вы выступаете не как "теоретик", а как безнравственный компилятор и ловкач, спекулирующий на нынешней правовой "беззащитности" получаемых редакциями (а равно,– замечу, кстати,– и некоторыми другими официальными адресатами) научных материалов. И впрямь, любой печатный орган у нас сегодня,– не в силах будучи, как это неоднократно и по разным поводам с тревогой констатировалось, поставить заслон потоку серой и никчёмной печатной продукции,– тем не менее, может с завидной оперативностью, прочно и надолго "заслонить" от читающей общественности первоклассную научную работу по узко-групповым (а то и "вкусовым"), т.е. совершенно неделовым и негосударственным соображениям. В редакцию поступает статья (бывает, что и не одна), содержащая развёрнутый критический анализ тех или иных проповедуемых журналом воззрений, открытое "приглашение" к полемике и альтернативное положительное решение дебатируемого вопроса; но критические доводы открыто никто не считает нужным разобрать по существу,– ни доказательно встретить их, ни признать их справедливость; конституционно-узаконенные принципы реагирования на критику,– как выясняется,– неведомо для кого писаны, на них преспокойно плюют. В "ответ" на обширнейшую, тщательнейше выверенную научную аргументацию сочиняется канцелярская отписка, оскорбительная по всей своей сути,– или вообще могут мертвецки молчать месяцами, годами; а тем временем работа гуляет по рукам, беспрепятственно мусолится и "обсасывается", и в итоге в один прекрасный день ты с удивлением (не очень-то,– нетрудно догадаться,– приятным) обнаруживаешь, что главный редактор журнала, ничтоже сумняшеся, выдаёт за плоды своих собственных "творческих исканий" постановку проблемы, давно предложенную, поистине самоотверженно "обороняемую" и развёрнуто аргументируемую тобой.


Сейчас,– таким образом,– мы и поговорим немного о действительных, подлинных, а не выдуманных источниках Ваших "творческих поисков"; ибо "искали" Вы, в основном, в чужих непубликуемых рукописях, а не там, где положено искать честному исследователю-марксисту и попросту порядочному человеку.

С 1978 по 1980 год мной,– как известно,– были представлены руководству Отделения философии и права АН СССР (а параллельно и в "Вопросы философии") четыре разработки по проблемам практически-методологической – или партийно-методологической – роли материалистической диалектики в современных условиях, естественно скомпоновавшиеся под конец в единое исследование под общим заголовком "Материалистическая диалектика и позитивистская схоластика".3 По ходу событий исследование дополнительно "обросло" немалым количеством разного рода обращений и писем, которые в значительнейшей своей части являют собою, по существу, те же научные работы, лишь принявшие – волею обстоятельств – специфический и непривычный внешний облик.

Не буду на сей раз останавливаться на критических и иных аспектах предпринятого мной рассмотрения, ибо им довольно внимания уделялось в другой связи; но что касается положительной, собственно-рекомендательной стороны моего анализа, то вот её лейтмотив, пронизывающий и группирующий вокруг себя все четыре статьи:

диалектика есть учение о сущностном противоречии, о "противоречии в самой сущности предметов" (В.И.Ленин), развитие же – это "экспозиция" сущностного противоречия, это сущностное противоречие, взятое в процессе его "работы";

следовательно, чтобы познать и предвидеть перспективу прогрессирования нашего общественного строя, во всех его плоскостях и разрезах, надо отправляться от его сущностного противоречия, от основного противоречия всякой общественно-экономической эпохи: "между непрерывно, спонтанно развивающимися производительными силами и их периодически закрепляемой социально-экономической формой, производственными отношениями"4;

диалектическим "противочленом" производственных (базисных) отношений в составе производительных сил,– т.е. тем элементом производительных сил, с которым устаревающий базис периодически входит в потенциально-конфликтное "тормозное" сцепление,– является не техника, а главный их элемент и субъект их развития – класс-производитель, трудящиеся массы;

в составе же базисных отношений таким "противочленом",– в необходимость "обновления" которого периодически упирается развитие производительных сил,– выступает форма собственности на средства производства или способ соединения со средствами производства фактического производителя – трудящегося5;

"срабатывание" основного социодиалектического противоречия как внутренней пружины общественно-исторического развития заключается в том, что производящий класс при помощи революционной надстройки словно бы "выталкивает" закостеневшие базисные отношения "вверх", придаёт им новую "структурную высоту",– и вот эта-то реорганизованная, обновлённая форма соединения массового производителя со средствами производства как раз и служит тем самым "главным двигателем" , который на определённое время вперёд обеспечивает дальнейшее всестороннее наращивание производительных сил6;

зона "соответствия" (как такового) в развёртывании основного противоречия – это и есть время, в течение которого обновлённый базис способен выполнять, касательно производительных сил, роль их "главного двигателя";

чрезвычайно важно понять, что поскольку производственные отношения не существуют в некоем абстрактно-"чистом" облике, а лишь будучи концентрированно выражены в отношениях надстроечных, то закон соответствия без активного "вмешательства" надстройки сработать не может и решающие события тут разыгрываются всегда на политико-правовом, политико-институциональном уровне, где усовершенствование, качественное изменение формы собственности на средства производства выглядит как её демократизация (или деэлитаризация), как очередное этапное по своему значению расширение и углубление массового доступа к управлению производительным – а отсюда и всяким иным – аппаратом общества.

Социометодологические, политико-методологические "подсказки" – при этом разнообразнейшие и полезнейшие – из вышеобрисованной марксистской схемы можно извлекать буквально безгранично, в изобилии,– что и продемонстрировано подробно у меня в статьях.

Самоочевидно,– прежде всего,– что внутренняя "работа" закона соответствия в любых конкретно-исторических условиях естественно членит "траекторию" общественного развития на объективно-сущие циклы ("базисные циклы", как они у меня названы) и что последовательность развёртывания, чередования, взаимоналожения и т.д. указанных циклов как раз и образует ту глубинную структуру, "хребет", "сетку" объективного общественно-экономического процесса, на которую должен ориентироваться всякий разумный планировщик экономического и политического социального будущего.

Если по исчерпании очередного крупномасштабного структурного цикла (когда устаревшие отношения собственности "сели" на производительные силы и тормозят дальнейший их прогресс) обществу не удаётся избежать экономического кризиса и новое "соответствие" может быть достигнуто лишь путём ожесточённой классово-политической борьбы на институциональном "этаже",– а в пределе путём политической революции,– то перед нами антагонистическая форма основного противоречия и антагонистическое его разрешение, свойственные элитарно-эксплуататорским общественным устройствам.

А если общество поставило перед собой задачу искоренить эксплуататорство и элитаризм? С точки зрения закона соответствия в таком общественном организме надстройка – иначе говоря, политическая власть – должна настолько гибко, адекватно "следовать" за развитием трудящихся как главной производительной силы, настолько оперативно выражать глубинные сдвиги в их сущностных, субъектных потребностях и запросах, чтобы суметь и успеть решительно модифицировать, демократизировать наличный способ присвоения тружениками средств производства, в тот периодически повторяющийся момент, когда он начинает устаревать, "окостеневать" и тем самым в массовом масштабе глушит жизненную энергию рядового производителя.

Стало быть,– как мною подчёркивалось, наверное, десятки раз,– в категориях закона соответствия водораздел между антагонистическим и неантагонистическим, эксплуататорским и антиэксплуататорским общественным строем пролегает по линии: срабатывает ли основное социодиалектическое противоречие в данном обществе стихийно, конфликтно, "спазматически" – или же плавно, упорядоченно, институционально .

Хотя при социализме нет эксплуататорских классов, но определённые общественные группы или элементы, которые используют доступ к управлению средствами производства "не по назначению", в своекорыстных целях,– такие явления не только имеются, но и составляют серьёзнейшую общественную проблему, и на это нечего закрывать глаза. А постольку назревающая время от времени деэлитаризация формы собственности – или, что то же самое, "бесконфликтный", институционально-регулируемый подъём устаревших базисных отношений в положение "соответствия", периодическое возвращение их к роли главного двигателя производительных сил – это и в социалистических условиях далеко не простая вещь. Сколь не простая, в этом лишний раз убедил печальный опыт Польской Народной Республики, где надстройка, система управления и власти именно "отстала" от спонтанного саморазвития масс как безоговорочного субъекта , "суверена" национальной истории, оторвалась от народа, "элитаризовалась", тяжело сковала и "затормозила" этим нормальное функционирование социалистического базиса (а значит, и прогресс производительных сил),– а в результате спровоцировала открытый, антагонистический базисный конфликт, т.е. не смогла (и всё ещё никак не может) разрешить предельно обострившееся противоречие "базис – производительные силы" путём марксистски-обоснованных, логичных и назревших структурных реформ.

И это,– как я опять-таки без устали твержу,– беда отнюдь не одной лишь Польши, но вообще гигантская, поистине всемирноисторическая задача, объективно стоящая нынче перед всем социалистическим лагерем и знаменующая собою его окончательное, бесповоротное размежевание с эпохой, когда взаимоотношения власти и народа в государстве "выясняются" при помощи классово-политического катаклизма: необходимо создать систему , механизм (а не просто набор спорадически применяемых рычагов),– систему, которая полностью институционировала бы действие сущностного социодиалектического противоречия, нацеливала бы всю общеполитическую и народнохозяйственную программирующую и планирующую деятельность в стране на овладение именно этой могущественнейшей закономерностью и движущей силой общественного прогресса и надёжно исключала бы кризисные ситуации (типа польского срыва) в момент, когда надо из неизбежно наступающей фазы "торможения" в структурном цикле вернуться в фазу собственно "соответствия".

Способно ли общество строить всю свою предстоящую жизнедеятельность на основе и в рамках сущностной закономерности всемирноисторического процесса (т.е., в рамках закона соответствия, противоречия "производственные отношения – производительные силы"), и способно ли оно направить "работу" этой сущностной закономерности целиком в институциональное русло, т.е. переходить от одного базисного цикла к следующему, более высокому, без экономико-политических неурядиц, путаницы и потрясений,– вот что такое сегодня социализм и вот чем он подлинно, радикально отличается от предшествующих укладов. Во всех и всяких человеческих деяниях научно лишь то, что опирается на познание сущностных законов объективной реальности, и если в социалистической стране политические проектировщики не видят и не понимают, в каком именно базисном цикле и в какой точке данного цикла общественная целостность объективно находится,– такое руководство, безусловно, как марксистски-научное квалифицировано быть не может. Фактически это значит бесконтрольно плавать по волнам социодиалектической противоречивости и дожидаться, пока взрывоопасная "тормозная" фаза цикла застанет врасплох, "накроет с головой",– что, собственно, и получилось у бывших польских руководителей.

Свод конкретных предложений по институционализации объективной, сущностной противоречивости социалистического развития (по институционализации закона соответствия как основной, движущей закономерности развивающегося социализма) неоднократно мною выдвигался, в частности и в упоминавшихся выше тезисах Марксистская диалектика как теоретическое обобщение и систематизация "метода исторического творчества" рабочего класса.7

Сознавая, что несколько "утяжеляю" изложение, я всё-таки даже в данном специфическом контексте не могу обойти молчанием ту совершенно исключительную плодотворность, какой обладает адекватно истолкованная схема закона соответствия для марксистской политэкономической ("экономико-философской") науки и теории планирования. (См. подробнее Марксистская диалектика как теоретическое обобщение и систематизация "метода исторического творчества" рабочего класса, стр. 13-26: тезисы 13-ый – 19-ый.)

Скажем, в наши дни – на фоне интенсивного выдвижения и опробования в странах Запада всевозможных проектов регулирования экономических и экономико-политических процессов в крупных масштабах, попыток их прогнозирования, программирования и т.д.– острейшую актуальность приобрёл вопрос о самой природе планомерности в условиях социалистического и капиталистического (государственно-монополистического) обобществления средств производства. Непрояснённость в этих материях влечёт за собой,– сплошь и рядом,– некритическое превозношение, а то и прямое заимствование типично-эксплуататорских, бесперспективных и "тупиковых" по своей сущностной потенции методов управления и хозяйствования как якобы скрыто-"социалистических", лишь "случайно" возникших не у нас, а в мире капитала, как прирождённых "союзников социализма и коммунизма" и пр. "Союзники" этого сорта оттягивают на себя,– подчас длительное время,– немалое внимание и ресурсы, а отдача оказывается не только равна нулю, но измеряется отрицательной величиной, к тому же весьма внушительной.

С позиций же закона соответствия капиталистическая (статическая) и социалистическая (динамическая) системы планомерности разграничиваются вполне чётко и даже, можно сказать, эффектно: планомерность в частнособственническом обществе –
  1   2   3   4   5   6   7




Похожие:

Сущностное противоречие социализма iconФрагменты из "оптики" Г. С. Ландсберга (М.: Наука, 1976) стр. 451 Отрывок из § 130. Электродинамика движущихся сред
Лоренца. Отрицательный результат его противоречит гипотезе неподвижного эфира и мог бы быть истолкован как доказательство полного...
Сущностное противоречие социализма iconРасширение сознания учёного и использование идей живой этики в научных исследованиях
Способность к расширению сознания и её реализация ― это сущностное качество человека, проявляющееся в процессе развития и интеграции...
Сущностное противоречие социализма iconДокументы
1. /Противоречие и сверхдетерминация.doc
Сущностное противоречие социализма iconДокументы
1. /Непреодолимые противоречие.doc
Сущностное противоречие социализма iconVon max dvořÁk münchen 1924
Благодаря этому впервые было не только ясно осознано и сформулировано внутреннее противоречие
Сущностное противоречие социализма iconВопрос №12. Критический анализ проблем воспитания и образования в педагогических идеях французского утопического социализма Сен-Симон, Ш
Вопрос №12. Критический анализ проблем воспитания и образования в педагогических идеях французского утопического социализма (Сен-Симон,...
Сущностное противоречие социализма iconДокументы
1. /Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке.txt
Сущностное противоречие социализма iconДокументы
1. /Экономические проблемы социализма в СССР.doc
Сущностное противоречие социализма iconДокументы
1. /Экономические проблемы социализма в СССР.doc
Сущностное противоречие социализма iconСсср в 1945-1991 гг. I. Работа с хронологией
Конституции «развитого социализма» избрание Н. С. Хрущева Первым секретарем ЦК кпсс
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов