Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному icon

Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному



НазваниеПрограммное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному
страница1/3
Дата конвертации12.09.2012
Размер0.59 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3


(ПРИНЯТО с учётом высказанных замечаний на Второй межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в КПСС в Москве 3 октября 1992 г.)


ПРОГРАММНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ПЛАТФОРМЫ В КПСС

К XX КОНФЕРЕНЦИИ И ЧРЕЗВЫЧАЙНОМУ ВНЕОЧЕРЕДНОМУ

XXIX СЪЕЗДУ КПСС


СТОРОННИКИ Большевистской платформы исходят из того, что большевизм является вершиной развития мировой коммунистической мысли и революционной практики. Среди всех коммунистических идейных и практически-политических течений большевизм - единственное, которое смогло добиться воплощения поставленных им целей и задач, в их общих очертаниях, в жизнь. Это произошло в СССР в период 30-х - 50-х годов. Наиболее законченное выражение теория и практика большевизма получили в научных трудах и в непосредственной политической деятельности В.И.Ленина и И.В.Сталина как руководителей Коммунистической партии и Советского государства.

На протяжении 30-х - 50-х годов в Советской стране был в основном, "контурно" построен социализм как первая, низшая фаза коммунистического общества. Социализм есть строй, при котором место человека в обществе, в производственном процессе, в процессах присвоения жизненных благ, в политической сфере определяется соответственно его трудовому вкладу, его способности к добросовестному высокоэффективному труду. Полностью "трудовой" характер социалистического строя означает, что при нём, в принципе, нет места эксплуатации человека человеком, нет места частной собственности на средства производства и иным разновидностям общественного паразитизма. Собственность на крупные средства производства (т.е. такие, для запуска которых в действие требуется наёмный труд) при социализме может быть только общественной.

К середине 50-х годов Советский Союз, одержав Победу над немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне и в кратчайший срок восстановив народное хозяйство после вражеского нашествия, превратился в могучую мировую сверхдержаву, всецело независимую политически и технико-экономически, с прочной индустриальной базой, огромным научно-техническим и культурным потенциалом. Страна нашла свой путь в развитии мировой цивилизации и уверенно ступила на него. СССР имел непререкаемый авторитет на международной арене, выступая политическим средоточием обширного союза дружественных ему государств социалистической ориентации. Быстро повышалось материальное и культурное благосостояние советского человека. Трудящиеся пользовались всей полнотой жизненно важных социально-экономических гарантий. Исключительное значение для государства с крайним многообразием этнического состава населения имело уравновешенное решение национального вопроса на основе выдвижения на первый план всепроникающей классовой солидарности людей труда.

Вне всяких сомнений, в развитии социалистического общественного устройства в СССР наличествовали свои трудности и проблемы.
Часть из них, как всегда, зависела от субъективных причин, часть - от внешних факторов, часть определялась объективными внутренними противоречиями самого социализма.


^ ЧТО И ПОЧЕМУ С НАМИ ПРОИЗОШЛО?


СРЕДИ внешних осложняющих факторов кардинальную роль продолжало играть объективно обусловленное классовое противоборство двух мировых общественно-производственных систем: социалистической и капиталистической. Это противоречие периодически меняло свои формы.

В
Противоречие

двух мировых

общественно-производственных систем
сегда в истории при параллельном сосуществовании более прогрессивной и отживающей, уходящей в прошлое формаций некоторое время наблюдается характерная "подпитка" старой формации достижениями новой. Примером может служить Россия эпохи петровских реформ, в которой на фоне общего ужесточения крепостничества успешно ассимилировался передовой капиталистический опыт, включая и опыт научно-технический, развивались горнодобывающая, металлургическая, обрабатывающая промышленность, причём по выплавке чугуна страна вышла на первое место в мире и удерживала его вплоть до завершения промышленного переворота в Англии, быстро росло число крупных мануфактур, сохранялся стабильно активный внешнеторговый баланс.

Аналогичным образом, в эпоху строительства социализма в СССР капиталистический Запад не просто стремился нам помешать, но впитывал, как губка, новейшие советские до-стижения в области планового ведения хозяйства, стимулирования научно-технической, производственной, организационно-управленческой активности низовых масс трудящихся (социалистическое соревнование и др.), развития системы социальных гарантий населению и т.д. Можно сделать общий вывод, что заимствование исторических приобретений социалистической формации, интенсивное их использование для своих нужд, при одновременном стремлении дискредитировать, опорочить и по возможности разрушить соответствующие явления в их первоисходном, советском варианте,- это основная стратегическая линия "мирной" (невооружённой) классовой борьбы капитализма против социализма почти на всём протяжении их сосуществования в нынешнем столетии.

Именно эта стратегия обеспечила лагерю капитала временную победу в третьей мировой ("холодной", так называемой) войне. Практически полностью покончив у себя с пресловутым "свободным" рыночным ценообразованием, перейдя во внутрифирменных, внутрикорпоративных отношениях на командно-административное управление и жёсткое централизованное планирование, кооперируя и субсидируя сельское хозяйство, на полную мощь используя государственные рычаги для вмешательства в экономику в интересах господствующего класса, создав в ряде стран огромный чисто государственный аппарат прогнозирования и планирования социально-экономического развития, стремясь утвердиться в пост-индустриальной фазе технико-технологического прогресса,- мировой империализм приложил колоссальные усилия для развязывания катастрофической по своим масштабам деиндустриализации промышленности и дезинтеграции аграрного сектора у нас в стране, организации направленно-"стихийного" ценового ограбления масс, уничтожения национального научно-технического и кадрового потенциала, выведения из строя системы нормального государственного планового управления целостностью социально-экономических процессов.

Страна скатилась в "дикий" криминальный протокапитализм, попытки внедрения которого в любом из современных "цивилизованных" буржуазных государств были бы расценены как национальное предательство и пресечены всеми доступными средствами, включая призыв к вооружённой помощи союзников по международным договорам.

Отсюда ясно, насколько важно на будущее уметь воспринимать политику "охаивают и стремятся разрушить у нас - втихомолку заимствуют и укореняют у себя" как единую в двух своих ипостасях и притом опаснейшую форму классовой борьбы на мировой арене, как важно уметь своевременно отслеживать, сопоставлять и разоблачать всегда "парные" её проявления ("нас подбивают отбросить то-то и то-то, а сами у себя вводят совершенно то же самое, в незначительной модификации и под другим названием").

Т
"Мирное" сосуществование

и его последствия
аким образом, сосуществование двух антагонистических систем на планете, даже если оно протекает без военного конфликта, по своему глубинному содержанию отнюдь не является "мирным". При этом, строго говоря, нельзя даже утверждать, будто классовый противник стремится реставрировать у нас капитализм.

Реставрировать тот капитализм, который имел место в России до 1917 года, невозможно, история не паноптикум, а что касается того капитализма, который имеет место ныне в развитых странах Запада, то они не только не станут "реставрировать" его в СССР, но приложат все силы, чтобы здесь ничего подобного никогда не было. Так что реальная судьба, которая ожидает нашу страну в случае бесповоротного, окончательного проигрыша в этом "мирном соревновании",- это вовсе не полноправное вселение в процветающий "общеевропейский дом", но откат надолго на задворки цивилизации, на положение резервуара дешёвых материальных и людских ресурсов и гигантского мусоросборника чужих отходов.

Такой тип межформационного взаимодействия, когда государство с более прогрессивным общественно-производственным укладом помогает менее продвинутому государству сделать шаг вперёд, а не назад, миновать недостающие ступени, возможен только в рамках уже собственно социалистического (коммунистического) развития.


^ СЛЕДУЮЩИЙ ВОПРОС,- каким способом можно что-либо в другой стране разрушить?




"Пятая колонна" в СССР

в 30-е годы

и в наше время



Первое - путём открытого вооружённого нападения, второе - путём создания в стране разветвлённой, хорошо подготовленной и обильно снабжаемой всем необходимым "пятой колонны", которая, маскируясь под носителей законной власти, на самом деле проводила бы политику извращения и подрыва мероприятий этой власти, дискредитации её начинаний. Оба способа могут сочетаться, т.е. "пятая колонна" всесторонне готовит военное поражение.

Именно по такому сценарию развёртывались события в СССР в предвоенные годы. Большевистская платформа выступает решительно против того, чтобы продолжать характеризовать эти события как якобы неоправданные, предпринятые в интересах борьбы за личную власть "сталинские репрессии", как "уничтожение ленинской гвардии" и т.п. Об этом можно было сколь-либо всерьёз говорить лишь до тех пор, покуда перед нашими глазами, наяву не начали разворачиваться те чудовищные, непредставимые, казалось бы, вещи, в подготовке которых и обвинялись, собственно, так называемые "жертвы сталинского террора" 30-х годов: направленное, продуманное, планомерное истребление промышленной, оборонной, интеллектуальной мощи государства, планомерно организуемый геноцид советского народа, развал СССР, отторжение от государственно-национальной целостности жизненно значимых территорий, откровенная и наглая ликвидация Советской власти, закабаление страны по частям зарубежными "доброжелателями", разжигание первобытной этнической розни и т.д. Пора сказать со всей твёрдостью: и тогда, и теперь эти планы вынашивала и осуществляла никакая не "ленинская гвардия", но именно "пятая колонна" транснационального капитала, и разница лишь в том, что в 30-е годы предателям Родины, наймитам чужого денежного мешка партия и Советское государство сумели дать по рукам, а сегодня они торжествуют, покамест, свою гнусную "победу".

В этой борьбе безвинно пострадало и какое-то количество честных людей. Мы скорбим об этом, как о любой человеческой трагедии, и считаем, что по отношению к этим людям справедливость должна быть безусловно восстановлена. Но надо отдавать себе отчёт, что эти ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ жертвы жестоких классовых столкновений были понесены как результат не каких-то сознательных преступлений тогдашнего партийно-государственного руководства как такового, но как результат и заранее запланированный элемент преступной деятельности всё тех же предателей и изменников, за что многие из них в конце концов и поплатились. Недопустимо ставить на одну доску этих палачей, выявленных Советской властью и получивших от неё возмездие по заслугам,- и погибших от их руки честных коммунистов, загубленных предателями с таким расчётом, чтобы преступления были взвалены на партию и советскую систему в целом.


ОДНАКО, новый общественный строй не мог бы так крупно "споткнуться" на своём историческом пути, если бы объективно неизбежное внешнее противоборство не налагалось на развитие собственных внутренних противоречий начального этапа коммунистической формации.


Ч

Внутренние противоречия

социализма.

Социализм как переходный период от капитализма

к полному коммунизму
асто употреблявшийся у нас в прежние времена термин "переходный период" затемнял то фундаментальное обстоятельство, что социализм весь В ЦЕЛОМ, по самой своей природе является "переходным периодом" от капитализма к полному коммунизму. Видимая политическая и экономическая стабильность социалистического государства, которой оно может достичь, не должна заслонять того факта, что на более глубоком уровне общественно-исторической диалектики социализм есть существенно НЕРАВНОВЕСНАЯ фаза развития, которая совмещает в себе активно противостоящие друг другу элементы уходящего, капиталистического, и наступающего, полностью неэксплуататорского, коммунистического способа производства. Это своеобразный исторический "велосипед", который жизнеспособен лишь в движении, в динамике, в процессе непрерывного интенсивного "перемалывания" элементов прошлого и параллельного наращивания элементов будущего.

Социализм утверждает господство труда, первенство трудового вклада и трудовой заслуги во всех сферах общественной жизнедеятельности. Но сам труд здесь берётся ещё в исторически устарелой, унаследованной от предшествовавших веков эксплуататорства и частной собственности форме рабочей силы. "Рабочая сила" есть такое отношение, когда человек рассматривает свою способность к труду как некий принадлежащий ему объект, отчуждаемый в обмен на потребительские жизненные блага. Этому соответствует распределение по труду, - привычно называемое у нас так, хотя в действительности оно есть распределение не "по труду", а по стоимости воспроизводства затраченной рабочей силы.

При коммунизме способность к труду должна реализоваться в форме творческой способности - неотчуждаемого и ни на что не обмениваемого ЖИЗНЕННОГО ПРИЗВАНИЯ индивида, естественного самоосуществления всех созидательных возможностей человеческой личности. "Распределение по труду" вытесняется свободным удовлетворением разумных жизненных потребностей человека ("распределением по потребностям").

Социализм движется между двумя этими диалектическими пунктами, и остановка в любой точке движения означает быстро нарастающий регресс и развал системы,- подобно тому, как остановившийся велосипед не может просто стоять, он тут же валится.

П

Товарно-денежные отношения,

закон стоимости, рынок

при социализме
оскольку существует "рабочая сила", продолжают существовать и товарно-денежные отношения, как орудие общественного контроля за мерой труда и мерой потребления. Учёные-"антитоварники", категорически отрицающие существование товарно-денежных, стоимостных отношений в социалистической экономике чуть ли не с первых шагов её становления, не учитывают именно того, что продолжение функционирования закона стоимости при социализме коренится не в чём ином, как в характере труда. И пока общественный труд не превратился в массовую беспрепятственную реализацию творческой способности людей, рассуждать об исчезновении и т.п. товарно-денежных отношений - значит плодить вредные утопии, маскируя разной псевдокоммунистической демагогией фактические стоимостные связи, мешая тем самым их ДЕЙСТВИТЕЛЬНОМУ, а не мнимому удалению из жизни общества.

Суть проблемы заключается в другом,- в отыскании той конкретно-исторической формы (модификации), в которой товарно-денежные отношения имеют место и действуют в социалистическом общественном устройстве.

Но что такое, вообще говоря, стоимость?

Стоимость - это сумма затрат на производство и чистого дохода от производственной деятельности. При любом способе производства общественная функция закона стоимости - выявлять соотношение между затратами и доходами и обеспечивать передачу чистого дохода, через определённые конкретно-исторические механизмы, в руки господствующего в обществе класса.

Стоимость - такое же классовое, исторически изменчивое отношение, как и все другие в классовом обществе. В разные исторические эпохи действие закона стоимости проявляется по-разному. Так, при феодальном строе правящий класс присваивает общественный чистый доход в форме феодальной ренты. При капитализме - в форме прибыли на капитал. Совершенно очевидно, что точно так же, как в капиталистическом обществе невозможно взимать с кого-либо оброк, так и экономика феодализма ничего не знает о законе средней нормы прибыли. Т.е., в этих двух формациях действуют ^ КАЧЕСТВЕННО РАЗЛИЧНЫЕ модификации отношения стоимости.

Но ведь то же самое совершается и при переходе от капитализма к социализму: закон стоимости обретает качественно новый вид. Открытие социалистической модификации закона стоимости, а тем самым и секрета эффективного функционирования плановой экономики, основанной на общественной собственности на средства производства,- одна из ярчайших всемирноисторических заслуг советского большевизма 30-х - 50-х годов.

Социалистическая модификация закона стоимости (хотя и без прямого упоминания этого термина) фактически описана в "политическом завещании" И.В.Сталина - его произведении "Экономические проблемы социализма в СССР", вышедшем в свет в конце 1952г. и подведшем итоги поистине титанической работы, которую проделали советская экономическая мысль и хозяйственная практика на протяжении трёх предшествовавших десятилетий. Поскольку сфера действия стоимостных, товарно-денежных отношений - это и есть не что иное, как рынок, то сталинский труд, по существу, содержит и классический ответ на вопрос о судьбе рынка в социалистических условиях.

Итак, рынком (сферой действия закона стоимости) в собственном смысле слова был признан при социализме лишь рынок предметов народного потребления. На рынки капитала (основных средств производства) и труда был наложен категорический запрет. Было установлено, что формой передачи общественного чистого дохода трудящимся, как господствующему классу, должны служить регулярное снижение розничных цен на базовые потребительские товары, а также наращивание общественных фондов бесплатного потребления.

Не могла не измениться,- причём резко, качественно,- и форма АККУМУЛЯЦИИ общественного чистого дохода по сравнению с капиталистическим хозяйственным механизмом. Ведь чистый доход, по самому его определению, может содержаться лишь в цене того, что является ТОВАРОМ. Если средства производства при социалистическом хозяйствовании товарами не являются, то в их цене (хотя она и калькулируется) чистый доход присутствовать в сколь-либо значительных размерах не должен.

О

Двухуровневая ("двухмасштабная") система цен.

Снижение розничных цен

как критерий (регулятор)

народнохозяйственной эффективности
тсюда возникла специфическая система ценообразования, когда цены на все нетовары (т.е., практически почти на всю продукцию производственно-технического назначения) устанавливались на уровне, близком к себестоимости, с минимальной, причём предельно усреднённой по народному хозяйству прибылеобразующей компонентой в них. Основная же масса общественного чистого дохода "закачивалась" в цены на товары - т.е., на предметы народного потребления, принимая там форму централизованного чистого дохода государства, по старинке именуемого (неправильно) "налогом с оборота". Часть ЦЧДГ тут же передавалась рядовому потребителю в виде снижения цен, часть уходила на расширение фондов общественного потребления.

Эта ценовая конструкция получила название двухуровневой ("двухмасштабной") системы цен. В сущности, она выражает тот ныне общепринятый в "цивилизованном мире" принцип, что чистый доход должен взиматься с цены только КОНЕЧНОГО, но никоим образом не ПРОМЕЖУТОЧНОГО продукта. Такие "двухмасштабные системы" действуют сегодня в рамках любой капиталистической корпорации. У нас эта схематика впервые в экономической истории человечества была применена на государственном "этаже", в границах всего народнохозяйственного комплекса. Это явилось огромным шагом вперёд в развитии экономической цивилизованности.

Мерилом эффективности всякой экономики служит величина извлекаемого в ней чистого дохода. Поскольку,- как уже было сказано,- при социализме общественный чистый доход присваивается трудящимися в форме снижения розничных цен, то величина ("лаг") периодического снижения потребительского ценового уровня и выступает критерием (регулятором) народнохозяйственной эффективности в социалистическом экономическом механизме, или, что то же самое, критерием (регулятором) эффективности социалистической общественной собственности на средства производства.

С открытием этой закономерности экономика социализма приобрела ЦЕЛОСТНЫЙ вид. Благодаря возникновению этой качественно новой хозяйственной целостности советский народ экономически выиграв войну с фашизмом и совершил старательно замалчиваемое нынче послевоенное "русское чудо", вызвавшее серьёзнейшую озабоченность классового противника за рубежом. Страна могла уверенно двигаться дальше, к полному, причём естественному (по мере снижения цен и наращивания объёма неоплачиваемого потребления) отмиранию товарно-денежных отношений, достижению изобилия материальных благ, превращению труда в первую жизненную потребность.

Н

Экономическое значение

системы МТС

а первый взгляд может показаться парадоксальным, почему при перемещении существеннейшей доли доходообразующей нагрузки в цены на товары народного потребления эти цены не росли астрономически, а могли планомерно снижаться. Это происходит при "двухмасштабном" ценообразовании за счёт опережающего снижения себестоимости (и цены) средств производства, участвующих в изготовлении конечного потребительского продукта.

Потребительские товары, в первую очередь продукты питания, изготовляются в огромной своей части из сельскохозяйственного сырья. И здесь, на этой "финишной прямой" общественно-технологической цепочки, предпринимался ещё один "хитрый" экономический ход: благодаря отнесению сельскохозяйственной техники на баланс МТС (а не колхозов), стоимость средств производства как бы вовсе изымалась из себестоимости сырья, идущего непосредственно на изготовление потребительской продукции.

Существование МТС имело, таким образом, чрезвычайно важное экономическое, а не только технико-технологическое значение.


И

Разрушение

советской социалистической

экономической модели.

Первая волна "реформ" (1953-1965 гг.)

и её уроки.

Неприемлемость идеи

"советизации экономики"


з сказанного ясно и то, как была разрушена социалистическая планово управляемая экономика в СССР, и - одновременно - то, как надлежит её восстанавливать.

Чтобы её разрушить, нужно было демонтировать её именно как конкретно-истори-ческую экономическую ЦЕЛОСТНОСТЬ, а для этого перерубить, "перепилить" ту главную, системообразующую структурную связку, на которой эта целостность держалась и благодаря которой она вообще и возникла: сочленение ФОРМА СОБСТВЕННОСТИ (общественная) - КРИТЕРИЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ (снижение затрат и цен).

Мы далеки от мысли, что классовый враг так уж хорошо понимал сущность советской экономической системы в научном плане. Скорее, ему просто обострённый классовый инстинкт в отчаянной борьбе за выживание безошибочно подсказывал: у русских там-то и там-то "работает", и именно туда, в эти пункты, надо направлять удар. А главный такой пункт - это исторически достигнутая взаимоадекватность общественной формы собственности и политики снижения затрат и цен как механизма её эффективности. Вот сюда и надо бить.

И вот сюда-то и били, начиная чуть не с первых же месяцев после смерти И.В.Стали-на.

Следует сказать, что если подходить с крупной исторической меркой, то ведь новая экономическая система едва-едва успела образоваться. Она не могла ещё получить глубокого и всестороннего научного осмысления, поскольку формировалась в основном не в кабинетах, а "в буднях великих строек", в живой созидательной практике. Её всемирноисторическая новизна, её прорывной характер, нацеленность в будущее, концептуальная смелость, с которой она была создана, многими,- как всякое подлинное новаторство,- попросту ещё не воспринимались. Развёрнутого, детального научного изложения её не существовало. Не было и необходимого в данном случае единомыслия среди учёных. Достаточно напомнить, какого размаха и сколь накалённая дискуссия предшествовала появлению сталинских "Экономических проблем социализма в СССР".

С 1953 г. эти дискуссии,- ещё не успев остыть,- разгорелись с новой силой. Но теперь уже не было сталинского интеллекта, чтобы направить их ход в разумное русло и интегрировать их итоги в мощный непререкаемый "позитив". Почувствовала долгожданную непод-контрольность "пятая колонна", которая на идеологическом и научном фронте выступала в облике антимарксистского, антиленинского (и, естественно, антисталинского) ревизионизма. "Пятиколонники" из научной среда принялись на разные лады доказывать, будто двухмасштабная ценовая система - это некая чуть ли не "химера", что от снижения цен выигрывают-де "более обеспеченные", что перенос доходообразующей нагрузки в цены на потребительские товары - это "нарушение закона стоимости" и т.д., и т.п. Ревизионистская вакханалия нарастала, как снежный ком. В потоках квазинаучного словоблудия тонули голоса честных, марксистски грамотных учёных. Вполне поправимые, объясняемые элементарными трудностями роста недостатки существующей системы раздувались до апокалипсических размеров.

Во второй половине 50-х годов был предпринят ряд пока ещё относительно разрозненных ударов по "сталинской" (назовём её условно так) экономической модели. Среди них - попытка перехода от отраслевого принципа хозяйственного управления к территориальному ("совнархозовщина") и ликвидация МТС, продажа техники колхозам.

В результате первого мероприятия оказался существенно раздроблен народнохозяйственный комплекс, нарушено единство и управляемость общественно-технологической цепочки "от угля и руды - до готового потребительского продукта". Эффективность цепочки зиждется на том, что продукция движется от звена к звену,- безразлично, где они находятся территориально,- по низким трансфертным, т.е. почти "себестоимостным" ценам, а чистый доход "выдавливается" в цену конечного потребительского товара, где тут же отдаётся потребителю в виде снижения розничной цены. Очевидно, что это возможно только при отраслевом управлении, когда цепочка свободно пересекает границы территорий. Если же в управлении главную роль начнут играть территории, то они будут стремиться не "придержать", а вздуть цены на изготовляемую у них продукцию, чтобы извлечь из этого узко эгоистическую, местническую выгоду. Общехозяйственной же, общенародной выгоды уже не получится, а вместе с тем и узко понятая местная выгода обратится в иллюзию, в дым. Именно поэтому неприемлема приобретшая последнее время большую популярность в наших социалистических кругах идея "советизации экономики" - т.е. передачи всей полноты экономического управления территориальным Советам. Это явное возрождение "совнархозовщины",- с которой, собственно, и начинался развал экономического организма страны.

В

Истоки нынешней

"либерализации"

результате продажи колхозам техники стоимость средств производства (овеществлённого труда) "влезла" в себестоимость сельскохозяйственной продукции (тогда как раньше её себестоимость определяли затраты живого труда колхозников). Это сделало фактически невозможным проведение политики снижения цен на продукты питания и основные товары ширпотреба. Ряд колхозов тут же попал в положение безнадёжных должников, требующих для продолжения своей деятельности постоянного безвозвратного кредитования или дотирования. Возник дотационный "волдырь". В дальнейшем, когда сама по себе техника начала систематически дорожать, себестоимость сельскохозяйственной продукции резко поползла вверх, закупочные цены по ряду позиций превысили розничные, и образовался второй дотационный "волдырь" - по поддержанию стабильного уровня базовых розничных цен. Наступило дотационное "опрокидывание" экономики,- подобно тому, как слишком низко надетый спасательный круг опрокидывает утопающего, вместо того чтобы держать на плаву.

Ещё через один виток вредительских "реформ",- забегая несколько вперёд,- положение стало вовсе нетерпимым. Поправить его можно было только через решительное прекращение роста цен на технику, возврат к политике снижения затрат и освобождения колхозов, за исключением отдельных экономически мощных гигантов, от бремени содержания крупных и дорогостоящих технических средств. Но "пятиколонники" в экономической науке и правительстве подняли вой о необходимости, якобы, "отпустить" цены на продукты питания и ширпотреб, чтобы "сравнять" их с безбожно завышенными ценами на средства производства. Так родилась пресловутая "либерализация". Одновременно усердно выли и о том, что-де все эти беды постигли нас из-за "проклятых колхозов" и вообще представляют собой "наследие сталинизма". Между тем,- как исчерпывающе явствует даже и из нашего краткого анализа,- все вышеочерченные порочные явления (ненормальный рост себестоимости в аграрном секторе, перехлёстывание закупочных цен через розничные, дотационные "волдыри" и пр.) к сталинской модели, в том числе и в аграрном её аспекте, никакого отношения не имеют. Они возникли как результат не её функционирования, а её разбалтывания и сознательного разрушения.

В

Брежневско-косыгинская

реформа 1965-1967 гг.,

горбачёвская

"радикальная экономическая реформа",

ельцинский

"переход к рынку"

ходе "хозяйственной реформы" 1965-1967гг. доныне относительно разрозненные атаки схлестнулись в один узел, и предательская цель была достигнута. "Пятиколонникам" удалось изменить ^ ПРИНЦИП ДОХОДООБРАЗОВАНИЯ в экономике, т.е. перерубить связку "форма собственности - критерий эффективности". Критерий снижения издержек и цен (вернее, то, что от него к этому времени ещё оставалось) был заменён "рентабельностью к фондам", т.е. формированием прибыли в цене пропорционально стоимости производственных основных фондов и материальных оборотных средств,- по аналогии с буржуазной, частноэксплуататорской "прибылью на капитал".

Целостность, системность экономики социализма оказалась развалена: форма собственности по видимости осталась социалистической, но к ней,- вместо объективно присущего ей критерия снижения цен,- пристряпали чуждый ей, взятый напрокат из другой экономической системы критерий "фондовой прибыли", "прибыли на капитал". Эта подмена критерия эффективности и явилась глубинной социодиалектической причиной всех наших экономических злоключений конца 60-х - середины 80-х годов, которые многократно и многоаспектно описывались в экономической литературе и публицистике, так что мы не будем здесь повторяться.

Искусственно созданный дисконтакт, разлад между формой собственности и критерием эффективности мог иметь два исхода. Первый - нормальный, подлинно конструктивный: убрать не соответствующий социалистической государственной собственности принцип прибылеобразования, вернуть на прежнее его место принцип снижения издержек и цен. По этому пути не поздно двинуться и сейчас, о чём далее у нас пойдёт речь. Второй путь - в угоду и под давлением фактически буржуазного принципа прибылеобразования ломать социалистическую государственную собственность, покуда она не будет докорёжена до собственности частнокапиталистической. Этим путём пошла "радикальная экономическая реформа" Горбачёва.

Сегодня только слепому не ясно, что идёт никакая не "реформа", а под словоблудие о реформе - беспардонная ломка социалистического общественного строя, погром всех экономических, демографических, инженерно-технических, культурных, организационно-управленческих завоеваний социализма. Подлинные хозяева и кукловоды "пятой колонны" - администрация США, штабные структуры транснационального империалистического капитала, как Международный валютный фонд и др.,- бросив притворяться и маскироваться, с разнузданной наглостью вмешиваются в дела страны, тычут в спину "суверенных" марионеток так называемого СНГ, всё развязней и нетерпеливей диктуя им свою волю. Подгоняемые и подстёгиваемые властными хозяйскими окриками из чужих столиц, марионетки во главе с Ельциным истерически вопят о "безальтернативности", якобы, затеянного ими "перехода к рынку". И надо сказать, в какой-то мере они в этих своих "доказательствах" преуспели, т.е. определённой части народа удалось внушить убеждённость в том, что-де в "рынке" - всё наше спасение и наша надежда на лучшее будущее.

В

Действительно ли

"рынку" нет альтернативы?


действительности всё это скорее смахивает на то, как если бы шайка разбойников, напав ночью на прохожего, уверяла его, что у него "нет иной альтернативы", кроме как быть ограбленным. В принципе "альтернатива" любому творящемуся преступлению - это сохранение самообладания, энергичное и бесстрашное сопротивление преступникам.

Собственно о "рынке",- если говорить более конкретно,- то мы разобрали уже, что при социализме рынок должен существовать в форме однокомпонентного рынка товаров народного потребления. На социалистическом рынке категорически не могут являться товарами (предметами купли-продажи) ни средства производства, ни - тем паче - земля, ни рабочая сила. Вот к ТАКОМУ рынку нам и впрямь нужно перейти, или, точнее, вернуться,- поскольку он у нас, в общих его очертаниях, был создан на рубеже 40-х - 50-х годов и вполне доказал свою экономическую плодотворность и своё соответствие коренным жизненным интересам широчайших масс трудового населения.

Что же касается рынка, на котором продаются и покупаются средства производства, земля и живой труд, то такой рынок свойствен исключительно и только одной определённой общественно-экономической формации - капитализму, и разглагольствования о переходе к ТАКОМУ рынку - это дешёвый камуфляж совершающегося под прикрытием подобной болтовни "перехода" от исторически более развитого, социалистического общественного устройства к исторически менее развитому, частнособственническому, капиталистическому. А поскольку движение вспять - это процесс ненормальный, противоестественный, означающий уничтожение уже достигнутого, то ожидать, что творимое варварство приведёт ко всеобщему благоденствию, есть сущий идиотизм. Ничего, кроме повального одичания, погружения страны во тьму и гражданскую смуту, из таких "переходов" воспоследовать не может. И расценивать всё это вместе взятое нужно не как какие-то "реформы", а как беспрецедентное по своей катастрофичности и наглости преступление против советского народа, созданной им уникальной мировой державности, накопленных им богатств материальной и духовной культуры, сделанного им великого и бесповоротного исторического выбора.

  1   2   3




Похожие:

Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному iconРезолюция третьей Межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в кпсс
Положение о Большевистской платформе в кпсс, представленное Московским центром бп в кпсс и редакционной комиссией Конференции
Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному iconКпсс: большевизировать, но теперь придётся ещё и воссоздать доклад Т. Хабаровой на Второй межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в кпсс
Кпсс. Были образованы руководящие органы Платформы. Прошу обратить внимание, что они собой представляли. Это были: Оргкомитет по...
Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному iconРезолюция третьей Межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в кпсс
Документ "Большевистская платформа в кпсс 2001", представленный Московским центром бп в кпсс
Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному iconИнформационный бюллетень №13 /спецвыпуск/ Сентябрь 1992 г
Московский центр Большевистской платформы в кпсс проводит 3 октября 1992г в Москве Вторую межрегиональную конференцию сторонников...
Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному iconРезолюция третьей Межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в кпсс

Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному iconРезолюция третьей Межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в кпсс

Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному iconВыписка из протокола третьей Межрегиональной конференции сторонников Большевистской платформы в кпсс

Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному icon3аявление оргкомитета большевистской платформы в кпсс по итогам ХХ конференции кпсс
Восстанавливаются в глазах широких народных масс честь и достоинство партии, очищается от многолетних извращающих наслоений её истинный...
Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному iconВеликого октября совместное заявление Исполкома Съезда граждан СССР и Оргкомитета Большевистской платформы в кпсс восемьдесят лет назад
Восемьдесят лет назад свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция в России одно из значительнейших событий XX века...
Программное заявление большевистской платформы в кпсс к XX конференции и чрезвычайному внеочередному iconОргкомитета большевистской платформы в кпсс
В печати появились сообщения о начавшейся деятельности Оргкомитета по подготовке съезда коммунистов России под руководством В. А....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов