Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны icon

Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны



НазваниеНовая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны
Дата конвертации21.09.2012
Размер116.99 Kb.
ТипДокументы





Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны! Поэтому умудрялись содержать армию геологов, которые обеспечивали прирост запасов полезных ископаемых на 20 лет вперёд! Одна «Аэрогеология состояла из 4 000 человек и очень больших промежуточных баз в Елизово, Охотске, Гурьеве, в Якутии, на Кольском полуострове да чёрт, всех и не упомнишь! Короче, по всей стране! Колоссальное материально-техническое обеспечение! Очень приятное чувство, когда понимаешь, что за тобой Страна! Поэтому можно было выбирать: эту ты возьмёшь территорию или другую. Красота!

Отвлёкся я, но не могу остановиться, учитывая, что сегодня в Аэрогеологии осталось геологов человек 30, да и те скоро уйдут! И по регионам такая же картина! Замечательный писатель Юрий Поляков в своём романе «Небо падших» сказал отличную фразу: «Создается впечатление, что власть захватили злые дети». Наверное, я не совсем точно его воспроизвёл, но суть такая

Всё равно, хочется поделиться воспоминаниями, тем более, что мой однокурсник и, по-моему, серьезный писатель, считает, что смысл жизни состоит именно в накоплении воспоминаний и это похоже на правду!

Так вот, работа простая: раздать старшим геологам - съёмщикам задания и носиться по всей территории, а это 3 000 км2 , сбивая результаты их маршрутов в единую геологическую карту. Кроме того, есть ещё поисковый и геофизический отряды. Их тоже надо посетить. Господи! Да сейчас во всей Аэрогеологии не наберётся столько знающих, что надо делать людей, которые могут ходить и, одновремённо думать! А это ведь была одна из 20 партий в экспедиции, а экспедиций было на моей памяти 14!

Да ладно, все хотят сейчас и как можно больше! Приоритетны: нефть, газ, золото, платина, уран (перспективы развития минерально-сырьевой базы на 2002-2010 г.г.), а как же молибден, вольфрам, олово, медь, никель и др.? Из чего мы будем делать танки, да и с чем жить? Почему в программе развития минерально-сырьевой базы России на эти годы не предусмотрены в качестве приоритетных эти металлы? Почему, наряду с этой ситуацией на Южном Урале компании дерутся за медь и вообще за полиметаллы? (Смешно, но в Интернете сейчас нет подлинника этого жизнеутверждающего документа)

Опять отвлёкся! Злость полезла, а это не правильно. Вернёмся к нашим баранам, т.е. к козлам.

В верховьях реки Тылхой (в переводе с местного «медвежья река», а по наблюдениям так оно и есть) составлял я разрез вулканогенно-осадочных отложений. Обрыв метров 30, склон на пределе допустимого, на мне карабин, полевая сумка, рюкзак. Надо лезть вверх, отбивать молотком образцы, их описывать в полевом дневнике. В общем, работа. Метров за 10 до конца, т.е. до верхнего уступа, на меня начали сыпаться камни. Посмотрел наверх, а там козлы! Это не наши козлы, Они большие, с рогами по метру, но глаза такие же.
И вот эти козлы сбрасывают на меня камни, живо интересуясь, попадут или не попадут, при этом вызывая небольшой камнепад! Я, распятый на склоне, посмотрел сдуру вниз, а там - падать соскучишься! Вы, когда-нибудь обзывали козлов козлами от всей души?! Невероятно, но они обиделись и ушли! На последнем уступе я и без козлов чуть не сорвался, а когда вылез наверх, смотрел в небо и ощущал себя абсолютно счастливым человеком! Нам так мало надо!

Эту территорию я выбрал сам. Все отговаривали, утверждая, что там ничего интересного нет. Один дохлый шлиховой ореол золота и маловразумительные коренные проявления. А мне понравилось. Моё хобби - Геоморфология, которую я полюбил благодаря Профессору «с большой буквы, потому, что это профессор» Наталье Петровне Костенко, подсказывало, что там очень хорошо! Просто надо видеть, как всё раньше происходило, что куда текло и что размывалось. В общем, всё получилось, но об этом позже.

Поставили базовый лагерь на притоке Малого Шайбовеема реке Верной. Такая получилась небольшая Венеция. Никаких подтоплений и, тем не менее, у каждой палатки свой водоток. Красота! Прилетел с проверкой начальник экспедиции Александр Сергеевич Рейтлингер и сразу начал меня критиковать: «Палатки должны стоять параллельно в два ряда, чтобы каждый видел друг друга». Типа вдруг медведь. Конечно, ничего я перестраивать не стал, потому как все мы люди и ничто человеческое нам не чуждо. Я уже к тому времени был зрелым и уважаемым геологом. Рабочие называли либо «Дядя Серёжа» либо «Александрыч». Вообще была милая атмосфера. «Плохих», а их видно сразу, я тут же отправлял на материк. Нельзя допускать, чтобы в 180 км от ближайшей хилой цивилизации, кто-то мутил народ. Начальник должен быть один и слово его закон! Это полезно для здоровья всех членов геологической партии, а их больше 50 человек.

Групповая геологическая съёмка с поисками полезных ископаемых выгодно отличается от полистной, при которой тупо по сети захаживается территория. В нашем варианте вся интеллектуальная и техническая мощь направляется на ключевые места. То есть исследуются участки с геологическим строением, соответствующим строению всей территории и, конечно, участки перспективные на полезные ископаемые.

Сделал я зимой палеореконструкции речных долин и нашёл красивый участок, который теперь называется «Узел россыпей Кедровый». В то время ничего там не было кроме единичных знаков золота в редких пробах, как и по всему региону. И работал тогда в партии чудесный мужик Витя Грошев (очаровательный «матрос Папай» царство ему небесное): в Москве пьяница, в поле – серьёзный, непьющий и талантливый мужик. Шлиховщик от Бога, чувствующий золото кожей наверное, а скорее ощущающий реку. Я оконтурил площадь, показал ему и договорился, чтобы кроме него там никто ничего не пытался искать, и, чтобы на очередной связи он сказал: «Есть или нет» безо всяких наших шифровок, предписанных инструкцией. Через два дня Грошев по рации заорал, что есть и ещё как есть! Наверное, такое не забыть никогда! Я пешком, увязывая по дороге результаты маршрутов старших геологов, примчался на Кедровый к Вите. Он показал красивые шлихи. На следующий день пошли в маршрут вместе. Смешно было. Я спрашиваю Грошева: «А брал ли ты пробы вон там в 40 м над водой?», а Витя отвечает: «Ты чего Александрыч с ума сошёл? Никогда на такой высоте мы ничего не брали, а если тебе хочется - сам лезь, бери пробы и скидывай мне. Я промою, но зря это». Это же как раз был участок палеодолины, золотоносный, по моим расчётам, сложенный неогеновыми отложениями. Отобрал два рудных мешка материала, сбросил вниз, сижу - курю, а Грошев моет. Смотрю, что-то его остановило и сразу после этого крик на всю долину: «Господи! Как же много мы пропустили!». Я ссыпался вниз и увидел в лотке «небо в алмазах»: на чёрном фоне магнетита огромное количество крупных знаков золота, которое нельзя спутать с чем-то другим. В настоящее время такие содержания, даже в труднодоступных местах, служат причиной разработки коренных месторождений, а россыпи в СССР разрабатывались при содержаниях в 15 раз меньше. Да вот и коренной источник: гора в рыжих, красных и белых пятнах (остатки древнего вулкана).




Участок «Скалистый» - коренной источник золота на Кедровом.

Началась «Золотая лихорадка». Отчего люди так заводятся? Я воспринимаю этот металл, как продукт моих знаний и работы, но не более того.





Вот этот презренный металл. Ну и что в нём хорошего? Когда эквивалентом валюты были ракушки, а потом соль понятно. Первые красивые, а вторая полезная.

Выбросили на место поисковый и геофизический отряды. Геофизики работали нормально. Искали магнетитовые струи. Миша Прохоров со своей «разновысотной магнитной съёмкой» практически точно их обозначил» Полезники начали заниматься фигнёй -: шлиховать Грошевские места отбора проб. На Кедровом тогда замещал Борю Шарковского Саша Муликов, решивший переместить отряд юго-западнее. Вероятно, хотел найти что-нибудь сам. Мне пришлось опять бежать на Кедровый, тащить Муликова обратно, показывать нужную линию шурфов. В общем, шурфы были пройдены, а результаты замечательны! Сашке это понравилось.

Случилась там маленькая сцена (Спилберг позавидует). Вышли из палаток после завтрака и курим. Вдруг на противоположном берегу ручья появился олень. Не огромный дикий, а мелкий северный полуприручённый, отбившийся от стада совхоза «Полярная звезда». Было жарко, поэтому Сашка Муликов был в одних плавках, похожих на набедренную повязку, загорелый, поджарый, с бородой и лохмами на голове. Конечно, все были с оружием, но после завтрака бежать в палатки за пушками было лень, да и олень как-то вписывался в природу. Короче Муликов, схватив подвернувшийся под руку геологический молоток, помчался за оленем! Бедное животное, увидев это чудовище, окаменело, потом побежало, но Саша его догнал! 1 000 000 лет до нашей эры, Парк Юрского периода, фильм ужасов! Драка с оленем на глазах у изумлённой публики! Возня в рукопашную человека и зверя в пыли, в воде, среди камней! Слава богу, сломался у Сашки молоток об рога и несчастный олень, сбросив эту чуму убежал! Все мы не сахар, но почти все болели за оленя.

Ну, в общем, сделали мы промышленное месторождение, но кроме того ведь нужна и геологическая карта, по которой те, кто за нами придут, что-нибуть найдут, а ещё и поймут чего-нибудь! Кстати, о понимании чего-нибудь! Геология – наука о Земле позволяет раскопать в тебе лично столько всяких мыслей, о которых в будничной жизни не догадываешься! Так, что-то шевелится в мозгу, но сформулировать не можешь. Когда идёшь по базальтовому плато и рассуждать о геологическом строении необязательно, как правило, поёшь во всю глотку (никто ведь не слышит) и думаешь о вечном. А что такое вечное? А очень просто! Это то, что не сильно материально: мысли, воспоминания, накопленные в течение жизни. Это то, что может с тобой улететь, промчавшись через «чёрную дыру»!

Что-то опять я отвлёкся. Прекрасная территория, прекрасный лагерь на р. Верной, прекрасные люди, замечательная геология! Восхищение наполненной жизни, которую подарили папа и мама! Неожиданная острая любовь!

Вообще счастье это состояние, когда просыпаясь бежишь на работу, чтобы воплотить на бумаге, то, что во сне привиделось, а потом, в поле, скачешь молодым пацаном и орёшь на все горы; «Ай да Монтин, ай да молодец!». Ну, Пушкин прямо! Девчонки, надо сказать, очень чутко реагируют на такое вот состояние и влюбляются! Какая-то доброта получается в результате такой вот жизни!

Отчего появляются злые люди? Да очень просто! Кому-то не додали конфет в детстве. Кто-то недолюбил. Кого-то недолюбили. Вот, собственно и все причины! Деньги и богатство здесь ни причём, как, впрочем, и их отсутствие.

Ха! Свалилась чума на мою голову! Вызвали большие начальники и объявили, что я должен пройти какое-то собеседование в министерстве геологии СССР и обследоваться в какой-то специальной клинике. Да караул, что в этой клинике со мною делали, но очень уважительно! Одна девчонка с абсолютно изумрудными глазами чего стоила! Медсестра, не надо думать, что чего-то было! Смотря на портреты Гагарина, я представлял, что это делали и с ним, и мне становилось легче. Ну, подумаешь, вывернули наизнанку, посмотрели, что у меня внутри, а потом сказали, что всё классно, но что-то надо удалить в носу, а то при резком перепаде давления может чего-нибудь случиться. Почему-то все дети тогда хотели в космонавты попасть. Чето хорошего? Слетал, посмотрел на Землю сверху, а потом выступай перед пионерами и восторженными взрослыми. Я, конечно, восхищаюсь героизму космонавтов, тем более, что большая часть их на Земле были лётчиками испытателями (Слава им!). Но в моей прошлой счастливой жизни не хотел я отрываться от Земли, считая, что я начал её понимать! Конечно, все эти вышеобозначенные заморочки стоили мне «1-й формы секретности» и я не мог улучшить своё благосостояние за счёт работы за границей. Да и ладно, хватало!

Что-то не о том я говорю. Наверное, я абсолютно счастливый человек! Честное слово: жизнь удалась! Ничего не страшно, всё что мог сделал и пребываю в эйфории от собственной самодостаточности.

Блин, опять отвлёкся! Да, собственно, в этот период жизни, ничего особенного и не происходио. Всё шло согласно геологическому заданию в течении 3-х лет, как и должно быть. Партия, и я в том числе «пахала» из года в год. Всё нормально. И вдруг всё изменилось!

Несмотря на то, что моя «молодёжная партия» партия № 5 «висела» на доске почёта в объединении «Аэрогеология» на Ленинском проспекте, «Взрослые товарищи» её решили «укрепить». Конечно, я возмутился и заявил (ну молодой совсем), что - либо я начальник партии, либо ухожу в старшие геологи. На «партхозактиве начальство мне популярно объяснило, что «коней на переправе не меняют». Ну, конечно, от «усиления» ничего хорошего не произошло. Так принято было в старой замечательной «Аэрогеологии»: начальник принимает материалы геологов (маршрутные карты, с нанесенными геологическими границами и линиями маршрутов, отдешифрированные аэрофотоснимки, и, конечно, полевые дневники, отличающиеся от не полевых, присутствием грязи и крови от раздавленных комаров). Качество отобранных проб и образцов проверить в поле невозможно, так, как они улетали сразу на промежуточную базу. Наш «усилитель» не предоставил мне ни полевых карт, ни аэрофотоснимков с нарисованными границами геологических тел. Зато показал аэрофотоснимки с дырками от булавки, пронумерованные точками наблюдений, и чистейший полевой дневник, явно написанный в палатке! Эх, «щтатскому » не понять! Мало того, я, увидев пробы этого товарища, высыпал их все в вездеходные колеи под истошные крики: «Я не потерплю, это хулиганство, милицию позову!». Ну, где же ты найдёшь милицию в Манилах?! Вся милиция – люди, которые видели, как, кто работает! Вот и всё.

Стыдно признаться, что «товарищ» была женщина Честно говоря, я Вас обожаю милые девчонки (независимо от лет), но не до такой же степени!

Осенью случилась аттестация сотрудников всего объединения. Начальников партий оценивают главные геологи экспедиций, а геологов, почему-то аттестационная комиссия, члены которой нередко перепутывают геологические термины (выглядит смешно, потому, что очень серьёзные). Да и хрен с ними! Обиделся я! Те, которые, как я считал, геологи 1 категории, оказались геологами 3-й, а просто техники – геологами 2-й.

Пошёл с материалами к главному геологу А.Ю. Егорову. Тот сказал, что мои геологи 3-й категории соответствуют 1-й. Потом пошёл к генеральному директору объединения, но ничего не изменил. Написал рапорт начальнику экспедиции: «Либо всё меняется, либо ухожу из начальников, а если не удовлетворишь, вообще уволюсь» (пацан - чего с меня взять!). А.С. Рейтлингер (наверняка, вспомнив, как я, по поводу возможности повышения оплаты горным рабочим, назвал себя маленьким мыльным пузырём, а его большим) послал меня в геологи 1-й категории, а сам ушёл на следующий день в Министерство геологии (было такое в СССР). Хороший мужик, чего ему париться с мелкими проблемами.

Оставался последний сезон на территории. В общем-то, всё было сделано. Потому и расслабился. Выбрал замену совершенно безответственно. Чуть не погубил красивую работу. В общем-то, и моя партия меня осудила (права партия). Нельзя так делать! Плевать на собственные амбиции!

Прилетаем на базу партии (ну мой же был лагерь!), а там караул! У кухни, бани, палаток геологов нет дров! Мало того, из палаток рабочих, которые прилетели 15 дней назад, сплошная «мать-перемать». Да никогда такого не было! Захожу в палатку, говорю: «пасть закройте, здесь женщины», а мне: «ты кто такой борзый». Малина! В 180 км от ближайшего населённого пункта! Я объяснил, а потом пошёл к начальнику. Спросил, почему нет дров нигде, а мне ответили: «Вы Сергей Александрович относились к людям, как к скоту считая себя и приближённых «белой костью», а я сломал этот порядок! (я, как раз к мужикам относился, как к людям, требуя человеческого поведения, и почти никого не обижал). Повёл «начальник» меня к своей палатке, рядом с которой стояла замечательная поленница дров, и сказал: «Вот я напилил, принёс, расколол и сложил». Я, конечно, «засмущался» и спросил: «Вам 220 плюс коэффициент 1,8 плюс полевые платят, чтобы Вы дрова носили и кололи, а где наши геологические задания, Блин!». Ответ был прост: «Ах, Сергей Александрович, Вы и сами знаете, что тут надо делать».

Дров не было по простой причине. Вездеход сломался, а 200 метров с бензопилой двое рабочих преодолеть никак не могли в течение двух недель. Я пытался объяснить начальнику, что их надо отправлять на материк, но тот, заявив, что знает как обращаться с людьми взял себе и своей жене их в качестве маршрутных рабочих, сказав, что перевоспитает.

Ну и ладно, я в компании с двумя студентами, вездеходчиком (с уважением вспоминаю Сашу Половинского, царство ему небесное) и, ух, с одним геологом, направился на юго-запад территории. Конечно, в течение одной недели, пришлось отправить начальнику обоих студентов, потому как тот отправил своих рабочих на материк. Ребята сразу после выброски забрали чай, сахар и муку, категорически отказавшись ходить в маршруты (что мы сюда работать приехали, в натуре?).

Я не печалился о студентах, хотя 10р. в месяц за каждого и потерял, да и не научил их ничему, что, честно говоря, жалко, потому как уж больно компания осталась замечательная! Сашка, вездеходчик, добровольно взял на себя обузу по заготовлению дров и кухонные заморочки. Много мы хороших дел там натворили относительно геологии. Много задач решили. Да и жизнь была приятная во всех отношениях.

Подъезжая к р. Тылхой, у устья р. Стрелка, увидели странное дно. Всё оно было «расчерчено» какими-то штрихами. Оказалось, что это просто рыба в огромном количестве. Понравилось, встали лагерем. Утром, после радиосвязи с базой, закинул спиннинг, и вода закипела! Голец – очень красивый и сильный, хватал блесну почти над водой. В результате на завтрак бутерброды с красной икрой и кофе. Выше по течению оказалась ещё и кета. Но её любили не только мы, но ещё и Мишки. Стоит красавец на противоположном берегу, (ширина реки – метров 30) и пытается поймать кету. Я, с другого берега бросаю спиннинг и тащу. После пяти моих удачных забросов Мища молча пошёл на мой берег. Я начал крушить тальник, разжигать костёр, короче засуетился. Мишка остановился и начал «хрюкать», а они вообще часто хрюкают. Оставил я ему всех хрычей (самцов кеты), взял икрянок и ушёл. Вот такая пастораль!

В маршрутах – рыба, тушёнка, сгущёнка, икра кабачковая. Ну, надоело через несколько дней, женщине есть одно и то же! Мяса хочу, мяса хочу! Ну, где я его возьму если в маршруте не попадается ничего кроме куропаток, а специально на охоту в не экстремальных условиях я не хожу. Но ведь пошёл и совершил злое дело. Завалил не только сохатого, но и его подругу, превышающую по размеру приятеля в два раза. Не видел в первый момент, что их двое. Не хотел её убивать! Но та на меня попёрла, кстати , совершенно справедливо, а мой инстинкт самосохронения сработал.

Сбегал в лагерь к Сашке, приехали с ним на вездеходе, разделали лосей, загрузили. Полная лодка (это кузов вездехода) мяса - тонна. Злой был, как собака, но потом жареная печёнка и варёный язык наладили настроение. Большая часть людей всё-таки хищники. Главное, что ничего не пропало. Развезли по отрядам и ребята были очень благодарны.

Эх, какой был хороший сезон!




Похожие:

Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны iconЯ хочу, чтобы ты плакал
Ну, что ты! Если ты не будешь сопротивляться, тогда я буду очень нежен. А если ты захочешь помешать моему веселью, тогда я разозлюсь...
Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны iconМеждународная. Населению крупнейшей и богатейшей страны мира
Родины предков. За эту помощь вся территория с оставшимися ресурсами и дешёвыми рабами переходит в частную собственность, кою на...
Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны iconНовый внешнеполитический курс СССР. Окончание "холодной войны". Распад социалистического лагеря и СССР в конце 1980 начале 1990-х. Конец великой страны

Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны icon«Искусство не наука, оно только тогда сильно, когда национально. Общечеловеческое пробивается в искусстве только сквозь национальную форму»
Каждая жизнь – это новая ветвь на большом дереве человеческого рода. Разум человека, его интеллект, способность к речи, культурному...
Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны iconМаевский витольд Михайлович
Главсеврыбпрома. В 1943 году вернулся в тралфлот – начальник отдела, начальник морской инспекции, с сентября 1956 года – начальник...
Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны iconВопросы и надежды
Будущее очевидно, если не будет кардинального изменения в работе партии, то через 4-5 лет она тихо сойдёт со сцены страны. Почему...
Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны iconДоклад на третьей сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1959 года госполитиздат • 1959 Товарищи депутаты!
Центральный Комитет Коммунистической партии и Совет Министров СССР поручили мне выступить перед вами по вопросам международного положения...
Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны iconЦентральному комитету кпрф
И в первую очередь в нашей партии должна быть установлена подлинная власть рядовых коммунистов. Только реальная власть коммунистов...
Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны iconБыстров юрий Николаевич
Мурманского тралового флота и начальник главка «Севрыба». С 1977 года заместитель министра рыбного хозяйства СССР. В конце 1980-х...
Новая территория, я начальник геологической партии. Тогда в СССР очень сильно заботились о минерально-сырьевой базе страны iconИзраильская армия (воспоминания)
Приехав в эту страну в очень маленьком возрасте, я изначально знал, что когда мне исполнится 18 лет, я присоединюсь к рядам армии...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов