Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») icon

Искушение» (за кадром «Dragon’s heart»)



НазваниеИскушение» (за кадром «Dragon’s heart»)
Дата конвертации11.09.2012
Размер254.19 Kb.
ТипДокументы

Искушение» (за кадром «Dragon’s heart»)


«И если ты смотришь в бездну, знай, что и бездна пристально смотрит в глубину твоей души…»

Фридрих Ницше


-Вообще-то Хранителям запрещено иметь романы с ведьмами, - Крис тщетно попытался воззвать к гласу рассудка, продолжая, впрочем, со страстью отвечать на жаркие поцелуи Натали.
Девушка засмеялась – низко, гортанно, так что от одного звука ее голоса по телу парня пробежала горячая волна возбуждения:
-И это мне говорит протеже Лео, не просто закрутившего роман с одной из Зачарованных, но и умудрившегося на ней женится!
Крис опешил так, что нам миг даже забыл, чем они вообще тут занимаются. Оторвавшись от Натали, он с изумлением уставился на новую Подопечную:
-Протеже?! Что за ерунду ты говоришь?
Теперь недоумение появилось уже в очаровательных голубых глазах белокурой ведьмочки:
-Ну, ты же заменил его на посту Хранителя сестер Холливел. Это такая ответственная должность… Все считают, что Лео к тебе благоволит. Иначе с чего бы Старейшинам назначать к Зачарованным новичка вроде тебя?
Да еще и взявшегося неизвестно откуда… Что ж, Холливел, ты определенно делаешь успехи! Какую репутацию себе заслужил – протеже самого Лео, героя, спасшего от Титанов недобитых при разгроме Небесной Обители ангелов. Есть, чем гордится, Крис! То-то к тебе так липнут юные ведьмочки, колдуньи и даже Хранительницы. Им и невдомек, что причины у этого назначения просты… хммм… как валенок! После уничтожения двух третьих ангельского пантеона выбирать-то было особо не из кого, а на бездемоньи, как известно, и банши – демон. Ну и, разумеется, без корыстного интереса здесь тоже не обошлось – неопытность нового хранителя Зачарованных позволяла Лео с чистой совестью приглядывать за бывшими Подопечными, не нарушая при этом никаких правил. Да уж, папочка всегда был мастером трактовать магические законы в свою пользу…
Впрочем, на этот раз у него ничего не вышло. Крис прекрасно знал, что так и будет, а опека Лео ни в коем разе не вписывалась в его планы. Мама и тетки… нет, не так, Зачарованные должны были научиться доверять ЕМУ, видеть в НЕМ своего Хранителя, следовать ЕГО советам. Ну и, разумеется, научиться, наконец, действовать самостоятельно, а не оглядываться чуть что на Лео, так, словно без его подсказки они не могут ступить и шага. Полюбовавшись на сестер во время нападения Титанов, Крис чуть за голову не схватился. И это великие Зачарованные, гроза Подземного Мира и всех воплощений Тьмы вместе взятых. Даже без Пейдж, в его будущем мама и Фиби составляли вместе такую команду, о которую поломали зубы Силы, победить которые прежде считалось в принципе невозможным. Теперь же Крис видел перед собой трех растерянных женщин, абсолютно неспособных принимать решения без пинка со стороны своего Хранителя.

Это угнетало, больше того, это пугало – а что, если именно из-за подобной безответственности маленький Уайет и попадет в беду? Если, отправляясь на первую встречу с родственниками, Крис еще сомневался, стоит ли отсылать отца в гости к валькириям, то поведение сестер во время атаки Титанов расставило все точки над «i». И все было бы хорошо, не влезь Лео со своим стирающим боль заклинанием! Когда невменяемость Пайпер стала по настоящему пугающей, сестры забегали, как подстреленные гоблины, стремясь, как можно скорее отыскать пропавшего зятя. И ведь нашли же! С помощью того же Уайета, будь он неладен. Чтобы не вызвать подозрений, пришлось помочь им попасть в Вальхаллу (и вспоминать не хочется, чего ему это стоило), а спасенный Лео, не будь дурак, мигом раскусил, кто сосватал его на роль бессмертного гладиатора. Доказательств у него, конечно, нет – Мист умеет держать слово, да и Старейшин она недолюбливает. Однако, тотальный контроль со стороны отца уже сидел у Криса в печенках. Мало того, что постоянная слежка не позволяла ему толком развернуться, из опасений выдать себя, так еще и сестры, по началу вполне нормально воспринимавшие его в роли своего Хранителя, теперь стали прислушиваться к словам Лео, не устававшего твердить, что в Вальхаллу его заслала именно он, Крис. Вообще, это было бы смешно, не будь оно так печально. Смутная надежда начать отношения с отцом с чистого листа благополучно умерла во младенчестве – Лео с первого же взгляда проникся к гостю из будущего подозрениями, и с каждым днем его неприязнь, похоже, только возрастала. Знать бы еще, с какого перепугу отец поручил ему эту новую Подопечную. Неужели лишь за тем, чтобы Крис поменьше проводил времени с Зачарованными?!
-Эй, в каких облаках ты витаешь? – Натали, отчаявшись добиться от словно выпавшего из реальности парня хоть какой-то реакции, затормошила словно плюшевую игрушку, - Это же просто неприлично! Тебя целует красивая девушка, а ты медитируешь… или думаешь о другой?!
-Что ты! – поспешил разубедить обиженную ведьму Крис, хотя, действительно, тут же вспомнил о Бьянке, - Просто я слегка ошалел, когда ты назвала меня протеже Лео. Но давай не будем сейчас о нем говорить. Ты права, я болван, но я обещаю искупить свою вину.
Засмеявшись, Натали снова обвила его руками за шею и неожиданно опрокинула на диван.
-Договорились! Начнем прямо сейчас?
Но «прямо сейчас» не получилось. Под диванной подушкой, на которую упал Крис, по закону подлости оказался пульт от телевизора, который, разумеется, тут же включился. Тщетно пытавшийся расслабиться Хранитель хотел уже было с досадой вырубить навязчивую технику телекинезом, как до его слуха вдруг донеслись последние слова диктора: «многочисленные разрушения и пожары… говорят, что видели, дракона…». Девушка в его объятиях опять оказалась забыта. Нет, Крис честно пытался сделать себе подарок, в конце концов, нельзя же все время думать об одном только долге, да и Натали так и мила, и к тому же очень похожа на Таш… Но его мозги упорно продолжали работать в одном направлении, не желая дать поблажку душе и телу.
Драконы… Эти создания не водились в их мире, и до сих пор Крис видел крылатых ящеров только два раза. Совсем недавно, на экскурсии в личном зверинце Темного Лорда, а до этого, когда ему было двенадцать лет, на Школьном дворе. Уайет, впервые набравшийся в веселой компании одновременно попавший под действием Фелишиного заклинания материализовал этакую зверушку прямо посреди стадиона. Как же тогда шумела мама! Словно не просто рассердилась, а была еще и напугана. Орала на старшего сына почем зря, обвиняя его во всех смертных грехах и, в особенности, в том, что он никогда не учится на собственных ошибках. Как будто прошлого раза ему было недостаточно!
Услышавшая это Фелиша потом спросила мать, когда это Уайет уже создавал дракона. Ответа Фиби Крис не запомнил, хотя бы потому что в нем фигурировали Чистильщики, которых он в свои двенадцать лет по-прежнему считал мифическими созданиями. Это была страшилка, которой их пугали буквально с младенчества – нельзя использовать магию на людях, а то придут злобные Чистильщики и заберут тебя. У смертных для детей, которые плохо себя ведут, тоже есть свои ужастики – бугимены там всякие. И даже тот факт, что в их семействе бугимен оказался отнюдь не выдумкой, не разубедил Криса в сказочности Чистильщиков. Скажете, странно для ребенка с детства имеющего дело с демонами, эльфами, леприконами и прочими мифическими существами? Но ведь те же драконы к ним тоже относятся, а они в нашем мире не водились, пока Уайет не устроил свой зоопарк. Также, как не водились крылатые айраниты или, скажем, шефанго, демоноподобные существа с серой кожей, алыми глазами и наводящими ужас лицами. А вот Чистильщики, стиратели магии и стражи Равновесия, как оказалось… водились! Правда, об этом Крис узнал только год спустя, случайно увидев в какой-то магической энциклопедии параграф «Чистильщики». И задумался – неужели Уайет когда-то настолько зарвался, что эти стоящие над Добром и Злом создания пришли по его душу? А через несколько лет он вообще увидел Чистильщиков воочию – когда те тщетно пытались противостоять его брату, спустившему Силы Тьмы на мир смертных. Конец стражей был весьма и весьма незавидным. Старший Холливел умел убивать так, что кровь стыла в жилах.
Итак, похоже, тот «прошлый раз», о котором говорила мама, наступил. Дракон. Уайет. Чистильщики… Очевидно, они должны прийти за его братом, но Зачарованные сделают что-то, как-то убедят стирателей магии оставить малыша в покое. Иначе как объяснить, что Уайет остался с семьей, и со временем превратился чудовище, поработившее весь мир, и ставшее его, Криса, личным кошмаром? Но что если…
Додумать молодой Хранитель уже не успел. Натали, видя, что ее поцелуи явно не способны вернуть парня на грешную Землю, перешла к более активным действиям. Расстегнула на нем рубашку, запустила пальцы под распущенный ремень. Какие бы мысли не одолевали при этом Криса, после этого он уже не способен был устоять против самого древнего в мире зова - зова плоти. Натали была красива, опытна и не желала упускать своего, а он, как бы там ни было, оставался обычным молодым парнем, не способным противостоять подобному искушению. Может, Лео и прав, может, еще одна Подопечная – это не такая уж плохая идея. Тем более, такая Подопечная… Разве он не имеет права хоть немного расслабиться? Ведь он же не железный!
Так и не оформившаяся до конца мысль о Уайете и Чистильщиках растаяла под лавиной эмоций, а потом и вовсе не осталось ничего кроме жарких объятий Натали, влекущих его в ту бездну, что господин Фрейд вежливо именовал «бессознательным»…
И все-таки, как бы все сложилось, если бы его брата все-таки забрали?!

* * *

Крису было не впервой просыпаться от собственного крика. Такое случалось, даже когда он спал в объятиях Бьянки, хотя близость любимой женщины, как правило, действовала на него умиротворяющее, приглушая самые страшные сны. Здесь же, в Прошлом, он заново возненавидел вечернюю зарю, означавшую неизбежное приближение ночи, возвращение в пустую холодную постель и новую порцию кошмаров, раздиравших на части разум и тело. Сегодня Крис спал не один, но Натали – не Бьянка, ее руки и теплое дыхание на щеке не спасли юношу из плена оживающих воспоминаний, выплеснувшихся наружу полным боли и отчаяния криком.
-Боже, как же ты меня напугал! – нетвердыми шепотом произнесла ведьма, садясь на постели рядом с Крисом, - Что это было? Страшный сон?
Не уверенный, что совладает с голосом, Хранитель слабо кивнул, даже не подумав, что в темноте девушка этого не увидит. Уткнувшись в ладони мокрым от слез лицом, он изо всех сил пытался унять дрожь, сотрясавшую все тело. Крис даже не помнил, что ему приснилось, а выбор в его случае был на редкость богатым. Боль, отчаяние и страх, уж это-то обязательно! Он все еще чувствовал их, все еще переживал, как наяву… и ко всему прочему было ужасно стыдно, что Натали увидела его таким – жалкой развалиной с трясущимися руками. Вернее, еще не увидела, но сейчас… Хранитель быстрее молнии потянулся к лампе – заблокировать, не дать включить, но ведьма его все-таки опередила. Вспыхнул свет, и с губ девушки сорвался полный острой жалости полвздох-полустон:
-Какой ужас… Кто сделал с тобой такое?!
-Какая разница?!
Мысленно проклиная себя за нерасторопность, Крис подхватил с пола футболку и поспешно натянул на себя. Следом последовали джинсы. Наверно, он поставил мировой рекорд по скоростному одеванию, но Натали успел увидеть достаточно – разбегавшуюся по спине паутину страшных, рваных шрамов и уже побелевшие, но все равно уродливые ожоги чуть выше локтей. На других частях тела следов было не так много, но вовсе не потому что им больше повезло. Скорее уж наоборот – им досталось вдвойне во время «сестринских» визитов Фелиши, просто Бьянка, тогда только-только ставшая его тюремщицей, потом залечивала сразу обе раны, и новую, и старую, на которую та приходилась. Другие же «целители» ее терпением не отличались и просто вливали регенератор ему в рот, не заботясь о том, что изуродованное тело заживает, как попало. Оставалось только поблагодарит проведение, что хотя бы все кости срослись правильно.
Испуганная и в то же время заинтригованная Натали продолжала донимать его расспросами (бедняжку жутко интересовало, кто же это оказался способен так разукрасить бессмертного ангела), и Крис не слишком вежливо вытолкал ее за дверь, едва дождавшись пока девушка оденется. Это было невежливо и, наверно, очень обидно для нее, особенно в сочетании с отказом стать ее Хранителем, но юноше уже было все равно. Подойдя к зеркалу, он оттянул ворот футболки, обнажив крестообразный шрам на ключице. След от стрелы. Уайет лично выстрелил из него, посреди очередного спора внезапно материализовав в руках арбалет Темного Хранителя. А потом стоял над корчившимся от боли Крисом, дожидаясь пока подействует яд. И лишь в самый последний момент влил в обметанные болью губы регенератор. Это не урок, это наказание, сказал он тогда. За излишне дерзкие речи…
Привычную после пробуждения усталость и жалость к самому себе внезапно смыло волной обжигающе-холодной злобы. Такой ярости, такой ненависти к брату Крис не испытывал даже после захвата Школы Магии и падения Лиги свободы. На мгновение его парализовало от злости, окаменевшие мышцы загудели от напряжения. Он выдохнул. Хватит! Довольно бессмысленной борьбы и иллюзий!!! Сможет он спасти Уайета от Зла или нет – это вилами на воде писано. Зато сейчас у него есть реальный шанс покончить со всем этим одним ударом. Разрубить узел предопределенности, создать совсем новое, но несомненно лучшее будущее. Будущее без Уайета Мэттью Холливела!
Набросив на плечи куртку, Крис перенесся в особняк на Прейскотт-стрит.

* * *

Ему повезло – он как раз застал конец разговора Зачарованных с Чистильщиками. Стиратели магии согласились дать сестрам шанс решить проблему самостоятельно и испарились. Но накрутившего себя Хранителя это решительно не удовлетворяло, и он, недолго думая, переместился следом за ними. Вообще, место обитания Чистильщиков никому в этом мире известно не было, но Крис-то пришел из другого мира – выплавленного в горниле войны, возникшего на руинах прежнего. Старые законы там не действовали. И, пожалуй, именно тот факт, что юноше были известны координаты убежища между реальностями, послужил лучшим доказательством его слов. Правда, когда он только появился там, его чуть не развоплотили от неожиданности.
Когда же Хранителя спросили: - Почему мы должны тебе верить? – он ответил просто: Потому что я видел будущее!
И рассказал Чистильщикам о мире, из которого пришел. А потом показал им кусочек своей памяти. Не самый личный, но зато один из самых ужасных. Сан-Франциско, каким Крис увидел его в день своего побега из больницы…

* * *

Он удрал из «Сан-Франциско Мемориал» на следующий день, после того, как терпение Уайета, наконец, иссякло, и он обрушил на последние из не покорившихся еще городов все свои темные легионы. Уже задним числом Крис понял, что если бы не хаос, воцарившийся в стране в те страшные сутки, ему не за что не удалось бы скрыться. Джастин, хоть и считал, что его бывший приятель по-прежнему парализован, держал его под неусыпным надзором. Однако, в тот день у него явно нашлись более интересные занятия - полумантихор слишком любил убивать… даже для демона.
С самого начала массированной атаки на город больница буквально стояла на ушах. Раненные прибывали не десятками – сотнями, все палаты, кабинеты и даже коридоры были заполнены под завязку, а «скорые» и машины остальных муниципальных служб, в срочном порядке мобилизованные мэром, продолжали подвозить пострадавших. Людям с легкими повреждениями даже не уделяли внимания, с самыми тяжелыми, впрочем, тоже – рук и медикаментов катастрофически не хватало, и здравый смысл требовал спасать тех, кому еще можно хоть как-то помочь. Медсестер, санитаров и даже пациентов, что-нибудь смысливших в медицине, всех отправили на опустевшую автостоянку, в считанные часы превратившуюся в гигантский «приемный покой». В их числе оказался и Крис, поскольку в полевых условиях инвалидная коляска не считалась достаточной причиной, чтобы отсиживаться стороне. Тем более, как экс-Хранитель, хоть и не владевший Даром Исцеления, а также сын бывшего врача, он знал о первой помощи не понаслышке.
На парковке царил Ад! Во всяком случае, именно так показалось Крису, когда он только выехал туда на своем кресле. Запах крови и горелой плоти вызывал дурноту, а безумные, полные нечеловеческой муки крики раненых резали, словно по живому. И тела, тела кругом - обожженные, изуродованные, лишенные фрагментов. Но все равно живые, шевелящиеся! Пришлось сделать над собой неимоверное усилие, чтобы преодолеть ужас и отвращение, и заняться, наконец, тем, чего от него ждали. А через некоторое время, и это было еще страшнее, он перестал воспринимать всю кошмарность происходящего – окружающая реальность превратилась в фон, жуткий, иррациональный, но уже ставший чем-то само собой разумеющимся. То ли сработал инстинкт самосохранения, то сыграла свою роль дикая усталость. Крис давно уже забыл про инвалидную коляску, он даже не помнил, в какой момент, плюнув на маскировку, вскочил на ноги и стал самостоятельно передвигаться от раненого к раненому, пусть и безбожно хромая. А уж окружающие и подавно не обратили на это внимание. Все они, как и молодой Холливел, пребывали в какой-то странной смеси отупения с лихорадкой, через призму которой мир виделся… просто виделся, а не проникал в тебя, сводя с ума каждой своей гранью – исковерканной, отвратительной, страшной настолько, что человеческий разум не способен себе и вообразить. Апокалипсисы, они, знаете, случаются не каждый день!
Наверно, именно эта холодная отстраненность и спасла Криса, когда после окончания штурма, он пробирался через лежащий в руинах Сан-Франциско. К счастью, милосердная память не отразила всей картины в целом, но и запавших в голову фрагментов более слабому духом человеку вполне хватило бы, чтобы еще на полдороги потерять рассудок… Первая половина города стерта буквально в пыль, превратившись в безжизненную пустыню, вторая - лежит в руинах… В воздухе стоит невыносимый смрад, и даже повязанная на лицо рубашка (не дай Свет кто-то узнает) не спасает от кошмарного зловония… Кругом тела, и выглядят они еще хуже (куда уж хуже?!!!!), чем те в больнице – обугленные до черноты, разорванные на куски… и святы небе, некоторые из них тоже еще шевелятся… Уцелевшие в полной прострации бродят по развалинам, тщетно разыскивая своих близких и добивая их жестокого милосердия распростертые тут и там живые трупы. Ему, Крису, искать некого – Фелиша пропала, возможно, давно мертва, а дедушкино имя он прочел в газетном некрологе еще два месяца назад – рак легких, гипертония и потеря семьи все-таки его доконали… И снова тела, и снова руины… Где-то еще пылают пожары, подобные языческим погребальным кострам, а раскуроченный остов «Золотых Ворот» возвышается над городом, словно сюрреалистическая скульптура… надгробие, символ погибшего мира…

* * *

То, что произошло потом, когда в мертвый город вошли демоны и вампиры, Крис уже не видел – он был далеко. Но члены Лиги, те, что были из Сан-Франциско, поведали ему… отдельные эпизоды. Этого юноша Чистильщикам уже не рассказал. Просто не смог. Но стирателям хватило и того, что они увидели в его памяти. Достаточно сказать, что впервые за тысячи лет на их лицах отразился неприкрытый ужас.


* * *

Чуть заметное движение руки, и Зачарованные, оказались отброшены в сторону, точно котята. Чистильщики исчезли, унеся с собой Уайета, а Крис, издав похожий на стон тяжелый вздох, устало прислонился к косяку и закрыл глаза. Все? Неужели все?!… И что теперь делать?
Хранитель не знал, что поднявшаяся на ноги Пайпер, словно почувствовав что-то, повернулась к дверному проему, где он только что стоял. И не увидела ничего.
А когда Лео, в отличие от Зачарованных, под действием магии Чистильщиков, забывший о существовании Уайета, заглянул в «3С», чтобы узнать, как дела у его «протеже» с новой Подопечной, он не нашел там ни Криса, ни Натали. И что странно, дальнейшие попытки найти юношу обернулись неудачей – Хранителя из будущего просто не было. Нигде.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ….


* * *

Подобрав с грязного пола сломанные солнечные очки со скрученной в спираль душкой, Крис еще раз оглядел пустынное помещение. Нет, он решительно ничего не понимал! Последнее Убежище Сопротивления выглядело так, словно здесь никто никогда не жил. Это было странно. Если лигисты просто перебазировались, на этом старом заброшенном заводе все равно должно было остаться хоть что-нибудь – штаб Подполья, где жило почти полсотни людей, не мог исчезнуть бесследно. И если бы его разгромили демоны – тоже, место, где проходила магическая битва ни с чем не спутаешь. Единственным ответом на эту загадку могло быть соответствующее маскирующее заклинание, но Крис уже раз пять проверил помещение на магию, и не нашел даже остаточных фантомных следов. Все выглядело так, словно в этом конкретном месте штаба Лиги Свободы вообще никогда не было!
Телекинезом раскрутив исковерканную душку очков, юноша надел их на глаза и поглубже натянул на голову капюшон толстовки. Его лицо было слишком хорошо известно, чтобы вот так запросто разгуливать по улицам. Однако, выбора у Криса не было, он должен был разобраться в том, что же здесь происходит, а то ему уже начинало казаться, что он просто-напросто сходит с ума.
Когда после исчезновения Чистильщиков и Уайета, Хранитель на миг устало зажмурился, голова у него внезапно закружилась, а все тело на секунду испытало ощущение полной невесомости. Вцепившись в косяк, он открыл глаза и с трудом подавил крик – реальность вокруг изменилась до неузнаваемости. Крис все еще находился в Холливел-Мэнор, но это уже было не жилище Зачарованных, а недоброй памяти музей, устроенный Уайетом, «дабы напомнить всем о Силе, которая его породила». Он снова оказался в будущем! Подобный перенос, вот так, без всяких Порталов, в результате искажения пространственно-временной паутины мог означать только одно – ход истории изменился настолько, что у него, Криса Холливела, не оказалось веской причины, чтобы отправится в прошлое… именно поэтому он исчез из 2003 года и снова оказался здесь, в 2026.
И все же юноша ничего не понимал – его родной дом и в этом, новой будущем оказался музеем! Если это сделал не Уайет, то кто же? Теория, что в иной, созданной им реальности человечество наконец-то узнало о магии и том, ЧТО ежедневно делают ради их спокойствия и безопасности сестры Холливел, не выдерживала никакой критики. Мама и тетки не за что не позволили бы превратить себя в идолов, и, уж тем более, никогда не покинули бы родной дом.
Как бы там ни было, Крис не рискнул дожидаться объяснений на месте – этим вполне могли заняться и Уайетовы демоны, если его договор с Чистильщиками, который иначе как предательством по отношению к родным и назвать было нельзя, все-таки не увенчался успехом. Поэтому Хранитель, за прошедшую с момента перемещения в будущее минуту уже двадцать раз успевший пожалеть о своем безумной предприятии, переместился из Холливел-Мэнор куда подальше. Выяснить, что же здесь произошло, на его взгляд, можно было и в другом месте.
Однако, через пару часов он уже не был так в этом уверен. Побывав в пяти разбросанных по всей планете Убежищах Лиги, он так и не нашел и следа ни одного из них. Как и в случае с последним, здесь, в Сан-Франциско, куда они ходили когда-то вместе с Бьянкой, военных, жилых и складских объектов Сопротивления как будто и в природе никогда не существовало. Возникало такое ощущение, будто сговорившись с Чистильщиками, он стер из реальности не Уайета, а самого себя, Криса Холливела! Человека, некогда превратившего Подполье из кучки прятавшихся по углам аутсайдеров в реальную силу, попортившую Темному Лорду не мало крови.
Впрочем, изменилось не только это. Выйдя на улицы Сан-Францсико, Крис споткнулся на ровном месте, снова на миг ощутив, что сходит с ума. На первый взгляд все выглядело так, словно он снова вернулся в прошлое! Не страшных, почерневших от огня развалин, ни вездесущих зондов, сканирующих каждого встречного и поперечного, ни даже демонов на лицах… Хотя нет, демоны были! Инстинктивно отступив тень, хоть его лицо и было скрыто очками и натянутым до бровей капюшоном, Крис изо всех сил старался подобрать отпавшую чуть не до земли челюсть. Вампир под ручку с хорошенькой темноволосой девушкой – это еще куда ни шло, вампиры – они и есть вампиры, способны загипнотизировать любого, так что их жертвы сами с улыбкой подставляют горло под укус. Но джавна и гримлок, выпивающие в летнем кафе в компании трех весьма довольных с виду парней – это уже что-то запредельное. А за рулем вон той дорогущей машины – определенно демон высшего уровня. Какого Хозяина здесь творится?! В том будущем, из которого Крис пришел, автомобили на улицах встречались так же редко, как и счастливые лица. И уж тем более на них не ездили демоны…
Город выглядел странно! Это было сильным преуменьшением, но иного слова молодой Хранитель подобрать не смог. Все было как-то… иррационально. Никаких разрушений, так, словно осады, войны и последующего Апокалипсиса никогда и не было, кругом демоны, как будто бы вполне мирно сосуществующие с людьми, а жители Сан-Франциско и вовсе выглядят необычайно довольными, точно все их проблемы разом разрешились, и теперь их жизнь – сплошная сказка, фантазия наяву, где нет места тревогам и несчастьям. Это было ненормально! Это было настолько дико и противоестественно, что у Криса закружилась голова, а к горлу подступила тошнота. Он даже не сразу понял, что это приторное, вызывающее дурноту ощущение во рту, как будто на язык попала плесень, ничто иное, как эффект проснувшихся способностей эмпата. Весь город, а возможно, и весь мир, находился под действием каких-то страшных чар, воздействующих на подсознание. Люди жили рядом с демонами, и не видели в этом ничего странного. Они были счастливы, ненормально счастливы, точно под воздействием магии Аватар, за тем лишь исключением, что это не был мир без Зла. Наоборот, Зло пропитало его настолько, что дышать было нечем, а человечество даже не замечало этого, воспринимая происходящее, как нечто само собой разумеющееся.
Но Свет и Тьма, что за чудовище сотворило все это?! Уайет? Нет, у него было таких способностей, иначе он сделал бы нечто подобное еще в прошлый раз, не утруждая себя террором и не потратив почти год на то, чтобы поставить мир смертных на колени. Значит, не Уайет, кто-то другой. Кто-то, оказавшихся настолько сильным и предприимчивым, чтобы занять освободившийся трон канувшего в Лету Владыки Трех Миров… Свято место, оно знаете ли, пусто не бывает!
Пребывая в полнейшем шок, Крис и сам не заметил, как добрел до уцелевшего в этом чудовищном мире клуба «3С». Помявшись с пять минут на другой стороне улицы, юноша внезапно решил, что если уж кому-то суждено быть повешенным, тот не утонет, и, сделав глубокий вдох, как будто и впрямь перед прыжком в воду, пересек проезжую часть и вошел в клуб.

* * *

Как ни странно, «3С» не сильно изменился за 22 года. Дизайн, конечно, претерпел кое-какие модернизации, но общий стиль остался тем же, задуманным еще Пайпер Холливел. В его, Криса, мире, после смерти хозяйки, клуб остался целиком на совести управляющего, а потом закрутилась вся эта магическая круговерть, и во время штурма Сан-Франциско их семейное предприятие было разрушено. Молодой Хранитель это прекрасно помнил, потому что потом, уже будучи главой Сопротивления, он возвращался в родной город и видел руины. Здесь же клуб был целехонек и, судя по всему, процветал, пользуясь популярностью, как у людей, так и демонов. Вон у стойки сидит целая компания, все одеты одинаково, и вооружены похожими то ли на дубинки, то ли на плети амулетами. Что-то вроде стражников, этакий аналог демонической полиции? А энергетические хлысты означают, что они не имеют права убивать нарушителей – только парализовать. Что ж, может у этой кошмарной реальности и есть свои плюсы!
Забившись за крайний столик, и так и не рискнув снять темные очки, Крис еще раз окинул взглядом зал. Да, людей здесь тоже было полно. Они отдыхали и веселились, как это было бы в нормальном мире, разве что с каким-то нездоровым энтузиазмом и излишним рвением. Разве это плохо, мысленно спросил себя молодой Хранитель. Они счастливы, они не живут в постоянном страхе и унижении, как это было в его будущем, пол планеты не лежит в руинах, а сотни тысяч душ не затерялись в междумирье, лишенные даже возможности отправится на Небеса, потому что и Небес-то как таковых там больше не было… Но тогда у людей был выбор, вот в чем разница! Пусть иллюзорный, пусть навязанный обстоятельствами, но то человечество, частью которого был когда-то Крис, могло, согнутое обстоятельствами, стать жертвами, но не в коем случае не рабами. Оно не желало смириться с судьбой, духом своим оставаясь свободным, и продолжало бороться. Об этом свидетельствовало хотя бы то, что после оглушительного разгрома Сопротивления и массовых показательных казней, он, Крис Холливел, стал для людей не демонстрацией того, что случается с непокорными, а этаким мучеником за идею, привлекшим в ряды восставшей из пепла Лиги (не без помощи Феникса, кстати) сотни новых борцов за свободу.
Перезвон гитарных струн, казавшийся в этом полном демонов баре столь же неуместным, как куртизанка в церкви, вывел Криса из похожей на транс задумчивости. Сцена, где раньше выступали самые популярные группы, и не раз пел он сам, по-прежнему была пуста, но и ди-джей больше не развлекал посетителей грубой, способной понравится только демонам, музыкой, а сидел на краю подиума, перебирая пальцами струны гитары. Что в его наряженной, полной вызова позе, в нервном наклоне головы с первого взгляда показалось молодому Хранителю знакомым, и когда парень запел, Крис так стиснул крышку стола, что по ней едва не побежали трещины.
Энтони! Старина Тони, друг детства, слабенький маг-провидец, однокашник по музыкальной школе и бас-гитарист «Камелота». Младший Холливел не видел его с тех самых пор, как после смерти матери ушел из группы, потеряв всякое желание, если не петь, то, по крайней мере, выступать публично. После этого ансамбль фактически распался, ведь его душой, генератором идей, и также автором большинства песен был именно Крис, так что вполне понято, что трое остальных членов группы страшно на него обиделись, принципиально игнорируя при случайных встречах. И вот теперь Тони пел в «3С», вернее ди-джействовал, хотя в вообще-то голос у парня был неплохой, и у него единственного из бывших «камелотцев» был шанс начать сольную карьеру. Мда, шанс может, и был, но в нормальном мире, где люди предпочитали живую музыку, а не электронный набор звуков.
И все-таки Тони пытался петь! Не рассчитывая, что кто-то его услышит и уж тем более оценит. Или же… Внезапно насторожившись, Крис пробежался взглядом по залу. Все, кто были в клубе, словно превратившись в живые статуи, смотрели на Энтони. Так, как будто он был василиском и вмиг обратил всех в камень. Они слушали. Но не так, как могли бы слушать красивую песню хорошего певца – от них, и Крис это чувствовал всеми фибрами души, исходило нарастающее напряжение, возмущение пополам с отвращением, и еще, со стороны демонов, неприкрытое злорадство. Все дело было в песне, и Хранитель, ничего не понимая, прислушался к переплетавшимся с тревожной, полной эмоций мелодией словам:


…Не хитри, чернокнижник!
Ты известен, как черт,
В самой жалкой из хижин
Твоим песням почет.
Ты купался в отраве,
И летал по ночам,
И приказывать вправе
И зверям и мечам.
Ты и девок красивых,
И свирепых врагов
Околдовывал Силой
Своих клятых стихов!
Погоди-ка, дождешься ты
Приговора судий,
И тогда посмеешься ты
С осиной в груди…

В зале явно происходило что-то странное. То ли песня, которую исполнял Тони, была запретной, то ли еще что, но напряжение, сгущавшееся в воздухе с каждой новой строчкой, казалось, уже можно было потрогать руками. Взглянув на демонов-стражей, Крис понял, что они ждут лишь конца куплета, чтобы напасть на его приятеля. Что ж, очень мило с их стороны. Надо же, какие вежливые пошли демоны… Молодому Хранителю было невдомек, зачем Энтони выкинул сей безумный номер, но больше всего это походило на жест отчаяния. От друга детства исходила какая-то бесшабашная бравада, на которую люди, как правило, становятся способны лишь в полном надрыве эмоций – нечто вроде «в этой жизни мне уже ничего не страшно». В таком состоянии бросаются грудью на амбразуру и совершают прочие глупости, которые чаще всего заканчиваются фатально. Возможно, Тони потерял близкого человека… А может, просто увидел что-то – они, ясновидящие, все немного со странностями. Но, чтобы там не случилось у Энтони, Крис не считал, что его время пришло. В конце концов, его долгом, как мага и Хранителя было защищать людей, пусть даже выдав себя сейчас, он рисковал куда большим, чем сам Тони. Что-то ему да подсказывало, что новый Повелитель мира будет чертовски рад заполучить Криса Холливела живым!
Словно специально выждав, пока Энтони закончит песню, демоны встали из-за стойки и, похлопывая себя дубинками по сжатым в кулаки пальцам, направились к сцене. Ди-джей, бросив на них какой-то полубезумный взгляд, бережно, почти нежно отставил в сторону гитару и спрыгнул с подиума навстречу стражникам. Похоже, он отлично знал, что его ждет, и был даже рад этому. Проклятье, ну что за глупый способ свести счеты с жизнью?! Прекрасно понимая, что выбора в данной ситуации у него все равно нет, Крис взмахнул рукой, телекинезом отбрасывая демонов в сторону, и с места совершил головоломный кувырок по направлению к Тони.
-Живее, уходим! – выдохнул он, оказавшись между стражниками и бывшим приятелем, и протянул руку, чтобы взять того за локоть.
Но Энтони, вместо того, чтобы обрадоваться неожиданному спасителю, вдруг отшатнулся и с каким–то суеверным ужасом посмотрел на молодого Хранителя.
-Тони, это же я, Крис Холливел! – юноша нервно оглянулся на зашевелившихся на полу демонов, - Идем же!
-С ТОБОЙ я никуда не пойду! – в устремленной на мага взгляде Энтони мешались страх и отвращение, - И вообще, что означает все это представление?!
-Какого черта? Сейчас не время вспоминать старые обиды!
Ничего не понимающий Крис с раздражением ухватил бывшего друга за рукав и уже собирался перенестись, когда один из очухавшихся демонов ударил его энергетической плетью. Почувствовав движение за спиной, Хранитель инстинктивно прянул в сторону, и алый луч вместо того, чтобы хлестнуть по позвоночнику, змеей обвился вокруг бедра. Всю правую половину тела ниже поясницы вмиг парализовало, вызвав ну очень неприятные воспоминания, подкрепленные въевшимся до мозга костей паническим ужасом снова оказаться в инвалидном кресле. А страх, как известно, никогда не способствует здравому мышлению. Вместо того, чтобы, прихватив Тони, телепортироваться из клуба куда глаза глядят, Крис зачем-то вступил в схватку с демонами. Половину он снова отбросил телекинезом, вторую – заморозил «фризом». К сожалению, уничтожить их всех Сил молодому Холливелу определенно не хватало, оставалось только ждать, пока хоть один из стражников не выдержит и запустит в него пульсаром – тогда Крис смог бы отразить его Даром эмпата, как это всегда делала Фиби.
Но, увы, у демонов явно был строгий приказ без нужды не применять крайние меры. Невероятно, но факт! И вместо того, чтобы прикончить юного нахала на месте, стражники упорно пытались достать его парализующими хлыстами. Пока Крис успешно отражал их удары телекинезом, но, учитывая, что онемевшая нога мешала ему нормально двигаться, рано или поздно бой должен был закончиться не в его пользу.
Решив, что храбрость не всегда полезна в жизни, юноша, во время схватки успевший все-таки взять себя в руки, уже собирался линять куда подальше и начал отступать к затаившемуся у края сцены Тони, когда одна из плетей все-таки зацепила его за вторую ногу. Потеряв равновесие, Крис с размаху грохнулся на пол, капюшон и солнечные очки дружно слетели с головы, и глазам стражников предстало лицо, так хорошо известное во всех мирах будущего.
Реакция на это последовала, мягко говоря, странная. Демоны, все, как один, сравнялись цветом кожи с гримлоками, а половина так и вовсе бухнулась на колени.
-Повелитель! – подобострастно выдохнул ближайший к Крису стражник и поднял на него взгляд, каким люди могли бы смотреть на спустившегося с Небес Бога.
Пока молодой Холливел, тщетно пытаясь прийти в себя, закрывал и открывал рот, как вытащенная из воды рыба, один из демонов, с офицерскими нашивками на форме, все-таки опомнился.
-Идиоты! – заорал он, хлестнув плетью перед лицами простертых ниц подчиненных, - Это же не Владыка, а просто какой-то безумец, посмевший натянуть на себя его личину! Взять мерзавца!!! Живым!
За спиной послышался полный раскаяния испуганно-изумленный вздох, но затылок Криса уже взорвался ослепляющей болью, а сознание затопила тьма. Магом Тони действительно был слабеньким, зато в школе он играл в футбол, и тяжелые предметы умел метать отменно.

* * *

Очнувшись в камере, Крис даже не удивился. Все к этому шло, да и вообще, судьба его такая – приходить в себя в застенках с разламывающимся от боли телом. Правда, на этот раз, ради разнообразия, болела только приголубленная Энтони голова. Онемение ног уже прошло, что свидетельствовало о том, что в застенках он находится не меньше двух часов. Впрочем, на камеру место, где его содержали, походило мало. Обычная такая себе скромно обставленная комнатка, вроде тех, что можно найти в любом дешевом отеле. Вот только окон нет, да стены заговорены блокирующими заклинаниями. Ни тебе переместиться, ни на помощь позвать. Хотя звать-то все равно некого – друзей у него в этом странном мире явно не наблюдается. Если не сказать больше! Вон как Тони приложил – до сих пор искры из глаз летят. Но за что?! Неужели он тогда так обиделся, что Крис бросил группу? Или просто принял его за кого-то другого… Как те демоны! Что здесь вообще творится, Хозяин все побери?!!!
Долго гадать над ответами Хранителю не пришлось. Щелкнул замок, дверь в камеру для почетного пленника распахнулась, и на пороге возник… возник… юноша, да. Высокий и изящный, почти хрупкий, одетый во что-то средневековое, с длинными, как у высокого лорда-сидхе волосами. Во всяком случае, именно так показалось вмиг утратившему дар речи Крису. Он смотрел и смотрел на гостя, не в силах отвести взгляд, потому что не смотреть на него было нельзя… А еще потому что, хоть и не сразу, но он все-таки узнал пришельца.
…Медно-коричневый бархат его ниспадающего до лодыжек пиджака был таким мягким и тонко выделанным, что напоминал мех. Золотая вышивка пробегала по лацканам и широким манжетам. Узор на воротнике был таким же, как на жилете цвета корицы, а рубашка выплескивалась всего этого шоколадного великолепия ярким потоком кружев цвета ограненных изумрудов. Он подчеркивал янтарную зелень его глаз, превращая их в живые драгоценности, заключенные в меди волос и чистой белизне кожи. Лицо его было безупречным, заставляющим забывать о дыхании. Оно было похоже на сон, ставший явью – слишком прекрасное, чтобы быть реальным. Каштановая с золотыми искрами масса кудрей беспорядочно обрамляла лицо и падала на плечи, спускаясь по спине почти до пояса. Медь волос сливалась с медью бархата, и волосы словно становились живым украшением.
Все это Крис отмечал краем сознания, мимоходом удивляясь как он, пусть и симпатичный парень, мог превратиться в такое… такое… он не знал, как назвать стоявшее перед ним существо – фейри, падший ангел, божество… Темное божество, потому что несмотря на дикую, бьющую по глазам нечеловеческую красоту, а может, и наоборот, благодаря ей, первым, кто вспоминался при взгляде на этого обманчиво хрупкого юношу, дитя пламени и теней, был демон с картин Врубеля. Прекрасный, печальный и глубоко внутри - порочный. Темный Властелин… Грозный, как внезапная буря, устрашающий, как молния на ночных небесах, ослепительный и безжалостный, как солнце в засуху, любимый, боготворимый и опасный, как пламя, холодный, как зимняя звезда…

Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза - прекрасно-бесполезны!
Под крыльями распахнутых бровей
Две бездны...

И глядя в эти глаза, СВОИ глаза, Крис чувствовал, как его затягивает бездонный омут чужой воли, как Сила пришельца подминает его под себя, впитывая его мысли, чувства, потаенные страхи и мечты. И подменяет их новыми… И тогда он закричал.

* * *

Крису было не впервой просыпаться от собственного крика. И, как правило, он долго потом пытался прийти в себя, с трудом воспринимая окружающий мир. Но в этот раз все было по-другому. Вынырнув из омута кошмаров, он резко сел, и, тяжело дыша, телекинезом врубил свет, отчаянно пытаясь понять, на каком свете находится. И даже Натали, которая, кутаясь в простыню, с ужасом смотрела на его шрамы, в данный момент юношу волновала мало. Déjà vu, так его разэтак… Все это уже было! Пробуждение в холодном поту в постели с новой Подопечной, предательская сделка Чистильщиками, а потом… потом путешествие в новое будущее, которое он создал своими руками. Будущее, где нет Темного Лорда Уайета, зато есть Владыка Холливел - он, Крис, в отличие от брата не считавший зазорным использовать в своем титуле фамилию предков.
Что это было? Сон?! Всего лишь ночной кошмар, навеянный ощущением всей безнадежности его попыток спасти Уайета и подспудным, даже не оформившимся в мысли искушением решить проблему раз и навсегда. Разрубить узел, навсегда стерев из истории старшего наследника Холливелов… и обречь себя на повторение его пути?! Старейшины недаром говорили в свое время – каким бы страшным могуществом не обладал Уайет, это предопределено! Сила Благословенного Магией пришла в мир, чтобы исполнить некое предназначение, и не уйдет из него, пока это не произойдет. Не будет старшего сына Зачарованной и Хранителя, Избранником станет младший! Его постигнет предписанная брату судьба, Зло завладеет его сердцем, и он превратится в того, с кем всю жизнь сражался – в Темного Лорда, чудовище, поработившее весь мир. Да нет, хуже того – в монстра, не просто сведшего людей до положения животных, но и захватившего их души, кукловода, своим эматическим даром, помноженным на мощь Избранного, сделавшего своих подданных марионетками, счастливых в их выдуманном мирке, способных только на то, чтобы слепо обожать и боготворить своего Владыку.
На этот раз Крис размышлял недолго. Еще менее вежливо, чем в прошлый раз, вытолкав за двери Натали, он спешно оделся и переместился в Холливел-Мэнор. К сожалению, наяву все было несколько иначе, чем во сне – он опоздал! Чистильщики уже забрали Уайета, а Зачарованные, каким-то образом умудрившиеся не забыть обо всем происшедшем, строили планы по освобождению своего драгоценного малыша. Это был шанс, и Крис решил всего лишь подтолкнуть воз с другой стороны. Юноша знал, как упорны и изобретательны могут быть его мать и тетки во всем, что касается непосредственно их семьи, и был уверен, что Чистильщики будут просто вынуждены принять ультиматум Холливелов. Он же всего лишь даст им информацию к размышлению.
На этот раз Хранитель не стал ничего показывать стирателям магии, он просто напомнил им о Пророчестве, где шла речь об Избраннике, чья Сила пришла в мир, дабы выполнить свою миссию, и раньше этого его не покинет. А еще рассказал, что у Зачарованной и Старейшины родится второй сын, которому суждено стать противовесом первому, стать тем, кто заново перепишет судьбу и создаст мир, где Благословенный Магией как должно исполнит то, что ради чего он был рожден. Иначе же Избранный, лишенный своего Стража, собьется с пути, и вся Вселенная канет во Тьму.
Когда же Хранителя спросили: - Почему мы должны тебе верить? – он с горечью усмехнулся и ответил: Потому что я видел будущее!

* * *
Итак, Уайет вернулся домой, в лоно обожавшей его семьи, а Крис – к миссии Хранителя, Стража, как он сам себя окрестил. И пусть будущее по-прежнему терялось во мгле, заставляя жить в постоянном напряжении, ежедневно, ежеминутно ожидая удара, пусть мама и тетки все еще смотрели на него, как на пустое место, а отец изводил недоверием и постоянным придирками! Все это уже было, по большому счету, не важно. Важен был только Уайет и его безопасность. И будущее, которое Крису предстояло спасти не только от своего брата, но и от самого себя. Он не знал, что за странный кошмар ему приснился, но поверил в него сразу и без колебаний. Младший Холливел, хоть и был эмпатом, не унаследовал от Фиби Дара Предвидения, но иногда, очень редко, ему все же снились пророческие сны.


THE END




Похожие:

Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») iconИскушение для Венесуэлы
Спаник и Адольфо Кубаса – ведущих актеров страны, а в компаньоншы к ним – красавиц, только что отмеченных высокими званиями на национальных...
Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») iconДокументы
1. /A New Era Begins.doc
2. /Appendix (Into...

Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») iconДокументы
1. /dragon.txt
Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») iconДокументы
1. /dragon.txt
Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») iconДокументы
1. /DRAGON CB-94.doc
Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») iconДокументы
1. /dragon-e.txt
Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») iconДокументы
1. /Dragon.doc
Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») iconД. Богославский «А если завтра нет?» Действующие лица
Сергей Антонович – 45 лет, отец Антона, за кадром, слышен только голос из телефонной трубки (С. А.)
Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») iconДокументы
1. /dragon.txt
Искушение» (за кадром «Dragon’s heart») iconДокументы
1. /DRAGON SY-101.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов