В. А. Очерки по истории пятидесятничества icon

В. А. Очерки по истории пятидесятничества




НазваниеВ. А. Очерки по истории пятидесятничества
страница1/4
Дата конвертации12.09.2012
Размер0.71 Mb.
ТипСеминар
  1   2   3   4
1. /Глава 4,5,6,7,заключение.doc
2. /гл 1,2(часть 2).doc
3. /гл. 3,4,5,содержание(часть2).doc
4. /предисловие, глава1,2,3(готово).doc
13. распространение пятидесятничесгва за пределы одессы
Заканчивая первую часть данных "Очерков по истории пятидесятничества", мы обратили особенное внимание на то, в чем заключается та притягательная сила, которая привлекает и удерживает людей в пятидесятничестве
Исцеление
В. А. Очерки по истории пятидесятничества


Слободяник В. А.


ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ

ПЯТИДЕСЯТНИЧЕСТВА


(с комментариями)


В книге использованы ссылки на Синодальное издание Библии.

© 2000 Ирпенская Библейская Семинария ВСО ЕХБ


ОБ АВТОРЕ



Слободяник Виктор Антонович родился 26 декабря 1916 года в верующей семье в Куйбышевской области. В юные годы он сознательно уверовал в Гос­пода и стал членом церкви. В 1934 году семья брата переехала в город Крюков-на-Днепре Полтавской области, где Виктор Слободяник сразу ревностно включился в труд церкви как проповедник, хорист, а затем в качестве реген­та. В двадцать семь лет В. А. Слободяник был единодушно избран пресвите­ром церкви, в которой нес служение более двадцати лет. С 1966 года Слобо­дяник В. А. был избран членом Пресвитерского Совета и ревностно продол­жал трудиться не только в церкви, но и в Запорожской области. Виктор Анто­нович всегда был добрым советником братьям Я. К. Духонченко, А. Г. Бринзе, старшим пресвитерам по Запорожской области.


В. А. Слободяник имел дар проповеди от Бога. Глубокое знание Слова Божия делали его проповеди насущными, надолго запоминаю­щимися. В продолжение своего служения, да и всей жизни, Виктор Антонович особенно следил за чистотой Евангельского учения, по­стоянно проповедуя о Духе Святом и духах заблуждения. Именно этим В. А. Слободяник снискал большое уважение среди верующих в Запорожской области и всего Евангельско-Баптистского Братства. Правилом служения брат Слободяник избрал слова: "Служить так, чтобы совесть моя была спокойна и чиста". Именно так он служил Господу и Церкви Его до конца дней своей земной жизни.

Еще один дар имел наш брат В. А. Слободяник. Он писал толко­вания, исследования и комментарии к трудным местам Священного Писания. Несмотря на жестокие преследования атеистического ре­жима нашей страны и строгий запрет на распространение религиоз­ной литературы, Виктор Антонович находил способы передавать свои работы служителям церкви. Осталось огромное литературное насле­дие В. А. Слободяника. Он написал следующие труды: "Лепта" 1,2, 3 (о Духе Святом, заблуждениях и других серьезных вопросах); Биб­лейский словарь "Кодрант"; "Дух, душа и тело"; "История пятидесятничества в 2-х частях"; "Крещение Святым Духом, глоссолалия и языки, видения и голос Божий"; "Вопросы семейной жизни". Многие статьи В. А. Слободяника печатались в журналах "Братский вестник".


28 мая 1986 года на семидесятом году жизни Слободяник Виктор Антонович отошел в вечность, оставив добрый пример верного служителя Христова.

ЧАСТЬ 1


ПРЕДИСЛОВИЕ


Внимательно присматриваясь к событиям нашего времени, мы говорим, что "ветви у смоковницы уже мягкие и пускают листья", и мы уже "близко при дверях" (Матф. 24:32-33), и пришествие Господ­не уже очень близко. Однако мы не знаем одного, - сколько еще про­длится долготерпение Божие (2 Пет. 3:9), и, следовательно, сколько еще пробудет Церковь Христова на земле. Хорошо, если восхищение Церкви совершится в наши дни. Но, паче чаяния, если Божье долго­терпение еще продлится, и если нашим потомкам придется еще сколь­ко-то пожить после нас, а мы не оставим им никаких сведений об истории нашего Братства, а особенно об истории пятидесятничества, имеющего очень важное отношение к жизни и истории нашего Братства вообще, то эти потомки будут на нас за это обижаться; да и перед Богом похвально это не будет.

И вот, сознавая важность этого положения и ответственность за него, уже на склоне моих дней мне положилось на сердце не оста­ваться к этому равнодушным, но внести свою "лепту" и принять уча­стие в столь важном и серьезном деле. Этому способствовали и на­стоятельные просьбы моих друзей.

Назвать этот скромный труд громким словом "История пятидесятничества" я не дерзаю, потому что не располагаю достаточным количеством данных, составляющих какую-то неразрывную цепь событий; видимо это сделают другие. Но, тем не менее, будучи по возрасту примерно ровесником этого движения в нашей стране, я дерзаю все же что-то сделать и назвать этот труд просто "Очерками по истории пятидесятничества". Очерки будут иметь характер ме­муаров, с внесением в них некоторых сведений и из различных источников, рассказывающих об этом движении, его деяниях и деяте­лях в нашей стране и за рубежом.

Как известно, пятидесятническое движение в нашей стране вна­чале было очень бурным, но я тогда знал о нем только понаслышке, а также из того, что мог прочитать о нем в наших журналах и другой духовной литературе, имевшейся в очень ограниченном количестве. Однако и к этому малому я не был безразличен.


Но когда в 1940 году в пятидесятничество уклонился один проповедник, ко­торый для меня с раннего моего детства постоянно был примером и настав­ником в духовной жизни, и стал убеждать меня последовать его примеру, я, в силу необходимости, начал неотступно заниматься исследованием этого уче­ния. Я стал тщательно изучать литературу по данной теме, практическую духовную жизнь самих пятидесятников, разумеется, сопоставляя со Словом Божиим и здравым смыслом, основываясь на повелении: "Держись образца ЗДРАВОГО УЧЕНИЯ" (2 Тим. 1:13). Передо мной стоял один вопрос: "ГДЕ ИСТИНА?" Переходить ли и мне в пятидесятничество или оставаться в сво­ем родном Евангельско-Баптистском Братстве?

Разумеется, поиски порою были очень трудными; были и колебания, и со­мнения, и нерешительность. Я много молился, переживал, но зато благодаря этому у меня формировались и утверждались определенные убеждение, оп­ределяющее мое положение в нашем братстве и в служении Господу.

Не буду таить и того, что в первые годы этих исканий были моменты, когда мне казалось, что я вот-вот заговорю на "ином языке" или начну пророчест­вовать, к чему у меня тяги было гораздо больше. Но поскольку я умолял Гос­пода о том, чтобы Он даровал мне истинные духовные дары, то Господь не давал мне ни того, ни другого. И для того, чтобы у меня сформировалось определенное и устойчивое убеждение, конечно, потребовались годы... А когда убеждение сформировалось по-настоящему, то проявилось неотрази­мое желание передать это и другим в устной и письменной форме. Результа­том были многие проповеди, беседы и письменные труды о Духе Святом, Его дарах и действиях в свете Слова Божьего.


Однако жизнь - это движение, и она порождает все новые и но­вые вопросы в отношении жизни в Духе Святом, которые необходи­мо тщательно изучать; и этим я занимался и занимаюсь вот уже свы­ше сорока лет. Многое пришлось изучить и исследовать особенно при несении пресвитерского служения в церквах, где значительная часть членов была из пятидесятников. Это помогало подробнее уз­нать тонкости не только их учения, но и личную духовную жизнь, во что доступнее всего проникнуть только пресвитеру.

Именно обо всем этом и хочется рассказать в данной книге, разу­меется, правдиво и беспристрастно. А читающие непременно увидят и извлекут полезное.

Напоследок скажу, что когда сложилось устойчивое намерение писать данные очерки, то потребовалось решить принципиальный вопрос о том, как писать. Писать ли так, как обычно пишутся худо­жественные книги, в которых положительное выпячивается и даже преувеличивается, а отрицательное замалчивается и затирается? Или же писать объективно, не преувеличивая положительного, но, не скры­вая и не затирая отрицательного? Рассуждая об этом всесторонне и советуясь с друзьями, пришлось решить так: писать правдиво (а не­правдиво вообще писать грешно). Следовательно, надо все события и факты описывать так, как оно было, как оно есть. Иначе говоря, все факты и события описывать не так, как рисует картину художник, а так, как фотографирует фотоаппарат: что есть, то и есть. Это и будет соответствовать словам "правдиво" и "объективно". Но если, как за­мечает И. Барчук, "открытая правда всегда колкая", то все равно прав­дивое, хотя оно и будет колким, останется правдивым и полезным, и из него многие извлекут уроки.


Жизнеописания многих праведников Ветхого Завета, помещенные в Библии, - это тоже своего рода ОЧЕРКИ. Но важно то, что они изложены беспристра­стно. Положительное описывается положительно и похвально. А отрицатель­ное (например, у Ноя, Авраама, Лота, Иакова, Давида и других) описывается не художественным, а "фотографическим способом". Вот такого метода мы и будем держаться при изложении фактов, которые будут упоминаться в дан­ных "Очерках по истории пятидесятничества". Вещи придется называть свои­ми именами. Но если это кому-то придется не по душе, то таковые пусть сетуют не на описание, а на свои собственные поступки и действия, заслужи­вающие не одобрения, а справедливого обличения.


Для данных очерков мы не намерены изыскивать какие-то новые, неизвестные факты, а собрать общеизвестное, использовать расска­зы очевидцев и то, что описано в нашей христианской литературе, а по мере необходимости и в других источниках, если они соответст­вует действительности. Только при таком методе наши "Очерки" бу­дут отражать жизненную правду и действительность такими, каковы они были в прошлом, и есть теперь.

Хотелось бы, чтобы каждый читающий или исследующий пра­вильно понял изложенное. И Господь да поможет в этом каждому.


Глава 1


Возникновение пятидесятничества


1. ПРЕДЫСТОРИЯ ПЯТИДЕСЯТНИЧЕСТВА

Как правило, у всякого движения, имеющего свою историю, име­ется еще и предыстория. Это тот период, из которого берет истоки данная история. И как нет следствия без причин, породивших его, то, следовательно, нет и истории без предыстории, породившей ее. А потому и истоки пятидесятничества надо искать не от его рождения, а раньше, в том, что предшествовало и способствовало возникнове­нию самой идеи и породило ее.

Итак, если рождение пятидесятничества исследователи относят к началу 20-го столетия, на чем подробнее мы остановимся ниже, и обычно от этой даты начинают излагать историю этого своеобразно­го движения, то его предыстория уходит далеко в седую глубь веков. В данном случае мы имеем в виду не само пятидесятничество как таковое, а его основную отличительную черту - языки, без которых пятидесятника никто из этого движения пятидесятником не призна­ет. "Крещение Духом Святым со знамением иных языков" - такова отличительная особенность, принятая у пятидесятников вообще.

Здесь очень уместно заметить то, что языки, а вернее глоссола­лия,1 в языческом мире существовала еще до Рождества Христова. Так известный проповедник и глубокий знаток истории Н. Салов-Астахов приводит следующие сведения:


"Древнеримский поэт Вергилий (19-70 г. до Р.Х.) в своей знаменитой поэме "Энеида" изображает очень яркую картину о древней языческой пророчице, ГОВОРИВШЕЙ ЯЗЫКАМИ. Он описывает ее с растрепанными, всклоко­ченными волосами, быстро меняющимися красками лица, тяжело дышащей из-за наполнения духом, которое тогда назвалось "божественным вдохнове­нием". Это было еще до христианской эры в языческой стране".2


Безусловно, нас поражает, что еще до Рождества Христова гово­рение языками уже существовало. Но если это было лет за 50-70 до Рождества Христова, то тот же исследователь приводит и другое сви­детельство:


"Клемент Александрийский, один из первых отцов церкви, писал: "Платон, родившийся за 427 лет до Рождества Христова, приписывает богам особый диалект, который они сообщают спящим оракулам и бесноватым. Тогда эти люди не говорят на своем диалекте, но только на диалекте демонов, которые вошли в них. Платон понимал, что говорение языками может быть действием демонов, употребляющих язык своей жертвы, или обманутого тела, которым они владеют".3


Здесь надо особенно подчеркнуть, что подобное имело место не в народе израильском, не в христианстве, а в самых глубоких дебрях древнего язычества. Эти же сведения приводит и другой исследова­тель, Иван Барчук.4

Существовала ли глоссолалия до времен Платона? Хотя прямы­ми сведениями об этом мы не располагаем, но, судя по тому, что вол­хвы-чародеи, находившиеся при фараоне в Египте, своими чарами делали почти такие же знамения, какие делал и Моисей, то и глоссо­лалией владеть они могли с успехом. То же самое можно сказать и о чародеях, тайноведцах Вавилонских (Исх. 7-8 гл.; Дан. 4:22).

Все это служит прямым основанием того, чтобы утверждать, что глоссолалия действительно берет свое начало не от апостолов, как это нередко пытаются утверждать недалекие люди, пристрастные к ней, а ее начало где-то в самой глубине веков, за много столетий до Рождества Христова, в древнейшем язычестве.


К изложенному полезно привести еще одно сведение, извлеченное из энцик­лопедии: "Пифия - пифийская жрица - жрица-прорицательница в храме древ­негреческого языческого бога Аполлона в Дельфах. Пифия после предварительных обрядов "очищения" садилась на треножник над расщелиной "святой скалы", вдыхая исходившие из расщелины испаре­ния, приходила в состояние ЭКСТАЗА и ПРОИЗНОСИЛА чаще всего БЕС­СВЯЗНЫЕ СЛОВА, которые облекались дельфийскими жрецами в форму про­рицаний бога Аполлона".5

Годы происходящих событий, к сожалению, в энциклопедии не обозначены, но это еще одно свидетельство о распространении глоссолалии в древнем язычестве до Р.Х., и факт этот, видимо, не последний.


Но это более далекая предыстория глоссолалии вообще. И чем ближе к Рождеству Христову и после него, то о глоссолалии сведе­ний добавляется все больше и больше.


Если древнеримский поэт Вергилий в поэме "Энеида" сообщает о какой-то языческой пророчице, говорившей языками где-то близко к Рождеству Христову, то доктор X. У. Парнелл сообщает следующее: "В Средиземноморье в Новозаветные времена Божественные откровения были небезызвестны, а ГОВОРЕНИЕ ЯЗЫКАМИ знали и в языческом мире".6

У того же автора находим и такое: "Возьмите племя Зулу. Сандлер пишет: "Различные формы говорения языками ИЗВЕСТНЫ С НЕЗАПАМЯТНЫХ ВРЕМЕН среди племен Зулу".7


Как известно, в буддизме говорения языками и пророчества сре­ди лам (священнослужителей этой религии) - явления вполне обыч­ные, а буддизм, как языческая религия, возник на несколько столе­тий раньше Рождества Христова. В шестом столетии н. э. возникло магометанство, и среди дервишей (мусульманских или магометан­ских монахов) говорение никому непонятными языками также стало и поныне остается обычным. То же самое наблюдается и у еврейских хасидов.8

Разумеется, что ни дервиши, ни хасиды, как одно из религиозных течений в иудаизме, к христианству никакого отношения не имеют, а языки имеют с успехом.

Итак, чем ближе к нашим временам, тем все более распростра­ненной становится глоссолалия в язычестве и среди нехристиан. У того же д-ра Парнелла находим и такое:


"Американский миссионер (видимо Сандлер) был первым, принесшим слав­ное Евангелие Святого Духа в Южную Африку в 1908 году, а ЭКСТАТИЧЕ­СКОЕ ГОВОРЕНИЕ ЯЗЫКАМИ уже практиковалось среди язычников". И далее: "Говорение на этом виде "языков" выделено не только среди племен зулу, но и в других племенах, такое как мацона. Д-р П. Кришна на упрек, что он не говорит языками, отвечал: "Говорить языками? Я должен лишь зайти в обычный храм хинди (языческий) и услышу говорение языками".9


А из трудов А. И. Мицкевича видно, что глоссолалия или непо­нятные звуки распространены не только в языческих религиях Аф­рики, но и у шаманов10 языческой религии северных народов.11

Так обстояло и обстоит дело с глоссолалией у язычников, где она считается вдохновением или языком их богов, которым они поклоня­ются и слепо служат. Но кроме перечисленных языков среди будди­стов, мусульман и еврейских хасидов, глоссолалия успешно прижи­вается у духоборов, хлыстов, прыгунов, мормонов и пятидесятников всех разновидностей. А с возникновением на Западе харизматического движения, глоссолалия перешагнула рамки буквально всех деноминаций.12 "Она проникает в места, которые и не предполагали и не ожидали этого".13


В последнее время глоссолалия уже появляется даже в среде православных и у некоторых членов из нашего братства. Одним словом, эта черная туча не обходит никого, и никакие разновидности в вероучениях и пониманиях, ни­какое различие в духовной жизни ей не помеха. Больше того! В городе Мели­тополе был случай в 1979 году, когда женщина-алкоголичка Клава Б. допи­лась, как говорят, "до белой горячки" и заговорила непонятным языком -типичной глоссолалией. А узнавший об этом проповедник пятидесятников В. Б. от всей души восхищался, посчитав это за "крещение духом..." Выхо­дит, что и такое безобразное состояние для глоссолалии не помеха!


Конечно, это ужасно. Но мы не умолчим о еще более ужасном. Всем известно, что в странах Запада широко распространено занятие спиритизмом. Спириты, думая, что они общаются с духами умерших людей, фактически общаются с демонами посредством своих медиу­мов; однако глоссолалия не обходит и их. Так, совершенно нейтраль­но относящийся к глоссолалии исследователь религиозных культов, распространенных в Латинской Америке, И. Р. Григулевич сообщает следующее:


"Считается, что в Сан-Паулу (столица Бразилии) около 20 процентов жите­лей являются сторонниками спиритизма. Спириты также УПРАЖНЯЮТСЯ В ГЛОССОЛАЛИЯХ, и это роднит их с ПЯТИДЕСЯТНИКАМИ".14


Но еще более того! В Сан-Франциско, в США, есть так называе­мая "церковь сатаны", в которой ее участники молятся и служат не­посредственно, вполне сознательно, сатане! И по свидетельству А. Н. Пятохи - председателя Западного Союза баптистов Канады, в этом болоте процветает ГЛОССОЛАЛИЯ, пророчество и исцеление от болезней! С чем это сравнимо???

Вот как эта черная туча не обходит никого, кто ее принимает; ко­нечно, кроме тех, кто ее обходит, понимая ей цену.


2. БОЛЕЕ БЛИЗКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ ПЯТИДЕСЯТНИЧЕСТВА

Итак, мы сделали довольно широкий обзор глоссолалии от ее древних проявлений и заканчивая последними, поистине страшны­ми. Но это предыстория более далекая. А нам нельзя не обратить внимания на предысторию более близкую, времен нашей эры. Несо­мненно, что более близкая предыстория пятидесятничества и глоссолалии начинается не от дня Пятидесятницы, как в один голос ут­верждают пятидесятники всех разновидностей и харизматы,15 а от Коринфской церкви в дни Апостола Павла. Это наглядно видно в трех главах 1-го Послания к Коринфянам 12,13 и 14 главы, в которых ни о языках Пятидесятницы, ни о самой Пятидесятнице нет и намека. Чтобы лучше понять это, надо обратить внимание на то, что Апостол Павел до обращения к этой церкви о языках никогда не писал, ни проповедовал. Эту идею внес кто-то другой, а Апостолу Павлу при­шлось столкнуться с готовым фактом.

Как видим из указанных выше трех глав, ему пришлось иметь дело не с одной, а с двумя категориями языков: с "РАЗНЫМИ" (гл. 12:10) и "НЕЗНАКОМЫМИ". "РАЗНЫЕ" были от Духа Святого, по­тому числились в списке даров, производимых Духом Святым (гл. 12:7-11). А "НЕЗНАКОМЫЕ" (гл. 14:14) были отдуха человеческого (или человеческой психики). Даром духовным они не назывались, а потому и в списке даров от Духа не числились. Доказательства этого в план данной книги не входят, а нуждающиеся могут прочесть об этом в книгах "Глоссолалия и языки" и "Крещение Духом Святым и языки" этого же автора. А здесь мы скажем коротко, что современ­ные языки пятидесятников, будучи настоящей копией коринфских незнакомых языков, именно оттуда и берут свое начало.

Но как же и откуда они попали в Коринфскую церковь? Ответ на этот довольно актуальный вопрос содержится в реферате Р. П. Вызу, имеющего хорошее духовное образование и опыт Он пишет в своей работе: "Известно, что недалеко от Коринфа в языческом храме Дельфа были пророки бога мудрости Аполлона, ГОВОРИВШИЕ НЕПО­НЯТНЫМ "ЯЗЫКОМ БОГОВ", который они же и переводили".16 Вполне очевидно, что такие пророки, обратившись в христианство, вошли в Коринфскую церковь, и свои языки захватили с собою, а от них эти языки перенимали члены этой церкви. И получалось, что па­раллельно с разными языками, имевшимися в церкви, стали прояв­ляться и эти непонятные, получившие название "незнакомые". По­вторяем, что языки "разные" были от Духа Святого (1 Кор. 12:10-11), а "незнакомые" (1 Кор. 14:14) - от человеческого духа или психики человека. И поскольку в этом же реферате Р. П. Вызу дважды повто­ряет, что языки незнакомые не считались христианским явлением (стр. 3), а, кроме того, имевшие их рвались к руководству церковью, то, конечно, как сами языки, так и говорящие ими вносили много неуст­ройства в церковь.


О том, что в Коринфскую церковь языки были перенесены обращенными из язычников, может служить такой исторический факт: "Во втором столетии восстал некто Монтан, бывший языческий жрец из Фригии, обращенный в христианство. Он и его последователи говорили непонятными языками, ут­верждая, что это исполнение пророчества пророка Иоиля, о котором Ап. Петр говорил в день Пятидесятницы".17 Глоссолалию, которой Монтан владел до обращения, будучи жрецом, он применил и в христианстве. Несомненно, что таким же путем глоссолалия была перенесена и в Коринфскую церковь из храма Дельфа. Потому-то ее и не считали явлением христианским.

И вот, поскольку в день Пятидесятницы в доме Корнилия и в Ефесе языки были понятными, а непонятные "незнакомые" появились только в Коринф­ской церкви, то из этого мы утверждаем, что современная непонятная глос­солалия берет свое начало не от Пятидесятницы, не из дома Корнилия, не из Ефеса, а из Коринфской церкви, которая была в то время единственной, где открыто проявлялись непонятные "незнакомые языки". Несомненно, что и монтанисты продолжали коринфскую традицию; оснований для этого доста­точно. И, несмотря на то, что эта пагубная ересь в 235 году была осуждена Синодом в Иконии, а потом в 381 году Константинопольским собором, она все же просуществовала до пятого столетия, пока угасла окончательно.18 Следовательно, глоссолалия и коринфская, и у монтанистов была происхож­дения не Божественного, не христианского, а ЯЗЫЧЕСКОГО.


Кстати, у нас сейчас под руками солидная статья С. В. Белоусова, редактора журнала "Баптист" 20-х годов.


В ней имеется следующее: "Учение пятидесятников не ново; оно тождест­венно с учением хлыстов и малеванцев. Свое начало оно берет, по-видимому, от ЯЗЫЧНИКОВ. Наряду с христианством, язычество тянется до наших дней".19 И еще: "Вообще трясунство (пятидесятничество) известно не более сорока лет. Оно АВСТРАЛИЙСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ; оттуда перене­сено в Германию и другие страны. В Россию занесено через Финляндию аме­риканцем Бартельманом и норвежцем Шмидтом".20 И поскольку в Австра­лии в те времена процветало язычество, то исследователи и заключают, что трясунство и его языки - хотя и с христианской окраской - в своей сущности языческие по происхождению. Да и плоды их не христианские, а языческие. Но об этом скажем ниже, а особенно во второй части.


Вспышки такой языческой глоссолалии в христианской окраске в истории христианства, хотя и не часто, но проявлялись, и сведения об этом мы приведем из книги Н. Салона-Астахова, этого выдающе­гося знатока истории вообще.

Во времена реформации между 1517-1648 годами в Германии появилась секта, члены которой ГОВОРИЛИ "ЯЗЫКАМИ" и совер­шали "исцеления". Это движение отличалось крайней безнравствен­ностью. Фанатики бродили по лесам совершенно нагие. Среди них свободно практиковалось многоженство".21


Приблизительно в 1650 году появились "французские пророки". Они пре­тендовали на апостольские дары и "говорили ЯЗЫКАМИ". В их среде царил дикий беспорядок. С пеной, струящейся изо рта, они катались по полу во время довольно длительных припадков "святого смеха". Члены этой секты утверждали, что 15-месячные дети получали "духа" и пророчествовали. Это движение отмечено также повальным развратом. Места сборищ этих сектан­тов были известны, как дома публичного разврата. Можно ли допустить, что­бы все перечисленные факты имели хоть какую-то связь с Духом Святым? Не кощунство ли это на Духа Святого? Не на лицо ли здесь деятельность духов тьмы - демонов? А ведь все эти секты утверждали, что имеют дары Духа Святого и крещены Им".22


Разве не говорят приведенные исторические факты, что эти вспышки глоссолалии, как и сама она, были именно ЯЗЫЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ, действовали демоническими силами, хотя и в христианской окраске? Вот как сатана приходит в виде "ангела све­та" (2 Кор. 11:14).


Кстати, послушаем определение д-ра X. У. Парнелла: "Мы видим, что совре­менное говорение языками - это не то же самое явление, которое произошло в день Пятидесятницы, когда был разрушен языковой барьер, но Коринфское переживание было обычным проявлением ЭКСТАТИЧЕСКОГО ВДОХНОВЕ­НИЯ В НЕЗНАКОМЫХ ЯЗЫКАХ, а не говорением на известном языке".23


Экстаз, а не действие Духа Святого был источником незнакомых языков, как в Коринфской церкви, так и у монтанистов, да и у всех, у кого "языкоговорение" проявилось в прошлом и теперь проявляется. И вот, в тридцатые годы 19-го столетия в Англии и Шотландии рож­дается и довольно быстро развивается так называемая Новоапостоль­ская церковь.


Ее основатели Ирвинг и Кемпбелл проповедовали о необходимости "Новой Пятидесятницы" и ее даров. В результате особых молитв в этой церкви поя­вились "иные языки", "исцеления" и "пророчества", которые к истинным дарам Пятидесятницы отнести было просто невозможно.24 Но эти бедные люди радовались и тому, потому что о настоящих проявлениях Духа Святого они были просто в неведении.25


Но такое положение существовало испокон веков. Так, еще в 1-ом веке коринфяне в изобилии имели незнакомые языки, а о дарах духовных, настоящих, были в НЕВЕДЕНИИ (1 Кор. 12:1). Народная мудрость гласит: "Кто новины не видел, тот и ветоши рад". Так полу­чалось и с этими бедными людьми. В Коринфской церкви было так­же 12 апостолов. Но, конечно, с Апостолами Христовыми у них ни­чего общего не было. Безусловно, что и это было результатом того же неведения.

В двадцатых годах того же 19-го столетия родилась еще одна "цер­ковь", именуемая "Церковь Иисуса Христа святых последних дней". Название - куда громче, но состояние - совершенно противополож­ное. И в этой церкви непонятных языков было предостаточно, но ха­рактер ее был языческий.26 В данном движении наблюдается смесь христианства с многобожием. А многобожие - это и есть язычество со своей низкой моралью, существующее испокон веков.

Сделав довольно пространный обзор предыстории более далекой и более близкий, мы подходим к самой истории современного пяти­десятничества. Если обобщить все изложенные нами исторические факты, то, прежде всего, видим, что глоссолалия, как более древняя, так и более близкая, по сути одного происхождения - языческого. Разница если и встречается, то только в окраске, а основная сущность одинаковая, и этого доказывать не требуется. Факты, изложенные выше, говорят сами о себе; не видеть этого может лишь тот, кто не хочет, кто ни во что не вникает.

Но возникает вопрос: "Почему же люди так стремились к этому говорению (глоссолалии)? Разве они не хотели сами для себя лучше­го?" На это можно ответить только таким примером: если вода все­гда устремляется туда, где ниже и занимает постоянно такие места, то душа человеческая всегда устремлялась туда, где выше, к лучше­му и более высокому. Не секрет, что и плоть, которая постоянно рвет­ся к самовозвышению, тоже в этом помогала не меньше, чтобы воз­выситься, чем-то блеснуть. Это факт. Таковы закономерности вооб­ще. С одной стороны это хорошо, потому что если человек находится под Божьим водительством. Бог ведет его не к низшему, а к высшему. Но, к сожалению, пользуясь свободной волей, свободой выбора, люди в поисках высшего при искушении диавола, попадают в низшее. Ева с Адамом, поверив змею больше, чем Богу с целью достижения выс­шего положения - стать как боги - по сути, упали так низко, что по­теряли и то, что имели. И таких примеров в Библии много.

Так в свое время коринфские верующие, монтанисты, мормоны, ирвингианцы и другие, перечисленные нами выше, достигая языков, хотели достичь даров Пятидесятницы, но... увы! Вместо высшего получалось низшее: они получали языческую глоссолалию лишь в христианской окраске; вместо настоящего пророчества-лжепроро­чество; вместо крещения Духом Святым - обман чувств и заблужде­ние. Вся история глоссолалии от седой древности и до 20-го столетия, до зарождения современного пятидесятничества - все это глос­солалия языческого происхождения. В том числе и коринфская, как об этом уже не раз сказано выше. Если в древности, при Платоне, ее считали "диалектом" (говором) демонов, то позже стали считать "языком богов". А когда ее занесли в Коринфскую церковь, а после и в монтанизм, то тут ее стали считать языком Духа Святого. Однако, как бы ее ни именовали, какими бы способами ни достигали, она была, есть и остается глоссолалией, и природа ее остается та же, что и в далеком и близком прошлом - ЯЗЫЧЕСКАЯ.

Но такой вывод для имеющих глоссолалию не убедителен. Обычно в порядке возражения они говорят: "Если я просил этого дара у Гос­пода, то разве Он может вместо просимого хлеба подать мне камень?" Такое слышится постоянно и повсеместно. На такое возражение Ос­вальд Смит, проповедник мировой известности, отвечает таким при­мером: "Вторая опасность - действовать, искать, но слепо, не думая и не остерегаясь ошибок, а это может привести к печальным резуль­татам ... Вы не должны принимать так, как принимает воду ДОЖДЕ­ВАЯ БОЧКА. Дождевая бочка пассивна. Она принимает в себя оди­наково все, что в нее попадает. Если вы будете ждать и искать, если будете получать таким образом, ТО МОЖЕТЕ БЫТЬ ЖЕСТОКО ОБ­МАНУТЫ, ибо сатана всегда готов подражать делу Божиему и даст вам ЛОЖНОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ. О нет, возлюбленные! НЕ УПОДОБ­ЛЯЙТЕСЬ ТАКИМ ДОЖДЕВЫМ БОЧКАМ".27 Далее этот же про­поведник пишет: "Если просимое вами Бог вам не дает, то это не значит, что вам ложного не даст другой".28

Конечно, апостолов, говоривших языками, понятными чужестран­цам, домочадцам Корнилия и верующим в Ефесе, таким дождевым бочкам уподобить нельзя. Полученные от Бога языки понимали и они сами, и слушающие их. Если бы такие языки Бог продолжал давать, то кто бы посмел возражать против них? Но, когда такие понятные языки по слову - "ЯЗЫКИ УМОЛКНУТ..."(1 Кор. 13:8) - УМОЛКЛИ, а несогласные с этим любыми путями и методами продолжали достигать их, то, конечно, достигали, но каких? Этому хорошо помо­гали и языческие жрецы, обращенные в христианство, вроде Монта­на и др. Языки заговорили снова, но не языки, а глоссолалия, чем-то похожая на языки. Но разве людям, пристрастным к таким языкам, было не все равно? Если Адама и Еву "на повышение" Бог не подни­мал, то нашелся другой, который, обещая поднять, по сути, толкнул вниз. Так и с языками: если настоящие по определению Божьему к тому времени и впредь умолкли, и Бог их уже никому не давал, то нашелся другой, который в этом не отказывал ни христианам, ни не христианам, ни язычникам, - ни вообще никому.

Вот такова предыстория глоссолалии, а, следовательно, и пятидесятничества, к очеркам о котором мы переходим.

Но, к сожалению, по причине недостаточности информации в нашей христианской литературе (видимо, потому что этому мало кто придавал должное значение), нам придется некоторые данные поза­имствовать у неверующих исследователей, если в их достоверности нет основания сомневаться. Притом, сами эти исследователи приво­дят большинство таких сведений, ссылаясь на наши христианские журналы того времени, или на некоторые наблюдения за ходом са­мих исторических событий. И если неверующие исследователи чер­пали сведения у нас, то почему же нам нужное не почерпнуть у них? Главное не в том, откуда почерпнуто, а в том, чтобы оно соответство­вало историческим фактам, действительности. А вообще в данном направлении эти исследователи поработали, видимо, даже больше, чем наши, поскольку за пятидесятническим движением они также наблюдали довольно внимательно.

Да и теперь, если бы мы не занимались "Очерками", то подобные очерки все равно будут написаны или неверующими, или самими пятидесятниками. Важно не это, а то, как они будут написаны. Собы­тия ведь не останутся без написания истории. Вот почему этим трудом занимаемся и мы. Но только жаль, что мы в какой-то мере опоздали, и некоторые факты уточнить стало труд нее. Мы верим, что с Божией помощью сделаем, что сможем. А по­томки наши, если им придется еще жить, всем этим хорошо восполь­зуются, как пользуемся мы теперь тем, над чем потрудились наши предшественники.


3. РАСПРОСТРАНЕНИЕ ПЯТИДЕСЯТНИЧЕСТВА В МИРЕ

Поскольку пятидесятничество зародилось не в нашей стране, а пришло из-за рубежа, то нам необходимо проследить его начало и место возникновения. И если оно, как таковое, очень различно, то это говорит о том, что единого начала данное учение не имело и иметь не могло. Одним словом, единого "Адама-родоначальника" оно не имеет, как не имеет его, например, харизматическое движение на За­паде, о котором мы поговорим особо.

Но все же, большинство исследователей вопроса о пятидесятничестве сходятся к тому, что место и время его возникновения - США, исход 19-го и начало 20-го столетия. Притом, оно не "упало сверху", мгновенно, а, по сути, вобрав в себя идеи, стремления и действия своих предшественников, к этому времени лишь сформировалось, как своеоб­разное движение, стремящееся возродить якобы забытую Пятидесятни­цу с ее дарами. К числу таких предшественников относятся мормоны, квакеры, духоборы, "церковь святых" и особенно ирвингианцы, о ко­торых мы говорили выше. Понимания и действия их были очень раз­личны, но основа приблизительно единая - идея возрождения Пяти­десятницы и апостольских даров в том виде, кто как их понимал.


Прямое подтверждение сказанного о таких предшественниках мы находим и в других письменных источниках, в частности в труде Ю. Терещенко, где он пишет: "Пятидесятничество находится в ГЕНЕТИЧЕСКОЙ (наследственной) связи не только с "движением святости" ("церковь святых"), но и с вероуче­нием квакеров, прыгунов, духоборов, которые, спасаясь от преследований, почти целыми общинами переселялись в США и Канаду, где их уже никто не беспокоил".


Однако установлено и много раз проверено, что НЕТ СЛЕДСТ­ВИЯ БЕЗ ПРИЧИНЫ, ПОРОДИВШЕЙ ЕГО. Так получилось и при возникновении пятидесятничества. А причина такая: различные вет­ви протестантского направления, такие как менониты, пресвитериане, методисты и значительная часть баптистов, которые в своем пер­воначальном положении стояли на должной духовной высоте, со вре­менем стали опускаться на низменность формального и обрядового образа жизни в вере и служении Богу. Буква стала вытеснять дух; живое служение Богу постепенно превращалось в традицию.

Все больше и больше наблюдалось омертвение, общий спад или состояние "ни холоден, ни горяч". Некоторую часть равнодушных христиан это устраивало; значительная же часть тосковала о живом и настоящем служении Богу. Но выхода из создавшегося положения не было видно. Традиция поглотила саму жизнь. Поскольку люди в своем духовном складе вообще не одинаковы, то из среды таких рев­нителей выделялись особые ревнители - "ревнители чересчур" - ис­кавшие острых ощущений и переживаний, желающие чего-то необыч­ного, сверхъестественного, бурного... С одной стороны, это была ревность благочестивая, а с другой - "ревность не по рассуждению". А к этому непременно приплеталось и чисто плотское стремление превзойти других, блеснуть собой; однако под предлогом "достичь совершенства", в котором духовное и плотское идут вперемешку. Такие настроения побуждали отдельных ревнителей объединяться в особые группы, где они совершали особые моления, часто выходя­щие за пределы благопристойности: о "новом излиянии Духа Свято­го и Его силы". Такие молитвы обычно сопровождались изнуритель­ными постами, непомерным нервно-психическим перенапряжением и даже самоистязанием.

Хотя Новоапостольская церковь, основанная Ирвингом и Кемпбеялом, со своими языками и пророчествами, существовала и в Европе, и в самой Америке, расширяя свои пределы,29 "ревнителей черес­чур" это не устраивало. Они искали чего-то большего, и в результате "нашли"... Так в штате Теннеси, США, в 1896 году, в "святой церк­ви", возглавляемой проповедниками Р. Спелингом и В. Бриантом в результате долгих и страстных молитв верующие получили "дар Свя­того Духа" и заговорили "иноязыками". Это было воспринято, как "божественное чудо Пятидесятницы",30 и весть об этом стала быст­ро распространяться по другим штатам Америки.

Однако и эта новинка почему-то не всем "ревнителям" пришлась по душе; они не стремились воспользоваться готовым достигнутым, а продолжали искать и достигать большего. В это время в основных церквях евангельского направления (бап­тистов, методистов и подобных) пошла волна пробуждения от фор­мального и традиционного к живому служению Богу. Восстала целая плеяда высоко духовных и одаренных проповедников, таких как Чарльз Финней, Дуайт Муди, Рубен Торрей, Чарльз Инвуд, Пенн Луис, Эван Роберте, Эрнст Модерзон, Фредерик Мейер и наш И. В. Каргель, проповедовавших об "освящении" и "крещении Духом Святым" как явлении особом, отличном от "возрождения".31 Цель этих пропо­ведников, разумеется, заключалась в том, чтобы такими проповедя­ми поднимать верующих людей из состояния формальной обрядно­сти и духовного омертвения на уровень настоящей духовной жизни, жизни в Духе Святом.

Несомненно, что в то время многие верующие, правильно поняв эти проповеди, действительно пробуждались и поднимались на бо­лее высокий уровень духовного состояния, действительного освяще­ния, настоящей жизни во Христе, в Духе Святом. Проповеди в силе Духа Святого вызывали общий подъем в среде верующих и большие пробуждения грешников, такие как в Уэльсе и других местах.

Но... если при обильном дожде хорошо растут полезные расте­ния, то рядом же непременно растет и сорная трава. Точно так же получилось и в те времена на ниве Божией. Если одни получали обиль­ные благословения от Господа и несли их другим, жаждущим спасе­ния и настоящей жизни во Христе, то находились и такие, кому этого было мало, и они искали еще большего, как себе это представляли.


В числе таких искателей "истинного крещения Духом Святым" оказался пас­тор небольшой методистской общины в Лос-Анджелесе (штат Калифорния, США) негр Сеймур. Эта община состояла из белых и черных членов, отли­чающихся повышенной восприимчивостью и впечатлительностью. Каждый день Сеймур вместе со своей общиной страстно молился о "крещении Духом Святым" (несомненно, в такой форме, как сам понимал), а результатом таких молитв было то, что в апреле 1906 года в общине группа верующих заговори­ла непонятными языками.


Конечно, это было не начало, а просто продолжение того, что произошло в "святой церкви" штата Теннеси 10 лет назад, в 1896 году. Если оно было и не точно таким, то в лучшем случае - подража­нием тому.

Из Лос-Анджелеса явление говорения непонятными языками пе­реносилось и в другие места США, главным образом в среду методи­стов и баптистов. Впоследствии оно было перенесено в Европу, в Норвегию и Швецию, но подробнее об этом скажем ниже.

Однако такие авторитетные исследователи вопроса о пятидесятничестве, как д-р X. У. Парнелл,32 Иван Барчук33 и И. С. Силич34 утверждают, что "отцом современного пятидесятничества считается Чарльз Ф. Пархам, проживавший в городе Топика, штат Техас, США, заговоривший непонятными языками зимой в 1900 году. Пархам и его приверженцы объявляли всех, кто такими языками не говорил, соблюдающими "неполное" Евангелие. Эту же версию позднее рас­пространял и Воронаев и все пятидесятники за самым малым исклю­чением, но об этом потом.

Но вот одна весьма важная деталь: за языки и за "полное" Еванге­лие Пархам ратовал весьма рьяно. Но его духовная жизнь была на­столько низкой, что он даже был изгнан властями своего штата, - но не за учение, а... за распутство и другие злодеяния.35 Как мог Пар­хам совмещать это с Евангелием "полным", просто непонятно. Ви­димо по этой же причине издатели нашего журнала "Братский вест­ник" выдвигают на первое место не Пархама, а Сеймура, который хотя и позднее заговорил языками, зато вел более пристойный образ жизни.

А вообще в этом отношении Пархам не единственный в своем роде. Так в 1918 году Эйми С. Макферсон основала "Международ­ную церковь истинного Евангелия". По свидетельству американских авторов эта основательница отличалась крайне нравственной распу­щенностью и необузданностью характера, побывав трижды замужем, разумеется, при живых мужьях. Однако эти нравственные качества не мешали ей вести проповедь в "духе истинного Евангелия", кото­рое якобы только она одна сумела постичь с помощью "божествен­ного откровения".36 Не кощунство ли это над Евангелием вообще?


"Не обошлось без подобного и на Украине", - пишет И. Барчук. Почти одно­временно появились два "пархама" - это вышеупомянутые нами преслову­тый изувер Мурашко и ужасный развратник Момонтюк. Надо добавить, что оба "деятеля" были в духе антихриста, потому что Мурашко называл себя "отцом Сиона" и имел 12 апостолов, подобных "хиппи", и чужую жену, кото­рую называл "Матерью Сиона". А Момонтюк называл себя "Христом", имея тоже двенадцать, но не апостолов, а апостолок, называя их "духовными же­нами", живя с ними по плотскому.37


Мы несколько отвлеклись. Но для более объективного изучения истоков пятидесятничества, не касаться этого просто нельзя. Чтобы лучше узнать учение новоявленных "учителей", надо показать их плоды, чтобы "ПО ПЛОДАМ ИХ УЗНАТЬ ИХ" (Матф. 7:15-16).

А вообще исследователи заявляют, что точную дату возникновения современного пятидесятничества в виду его разновидности и разноре­чивости, установить просто невозможно, и потому принято считать на­чалом рубеж, разделяющий девятнадцатое и двадцатое столетия.


  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт



Похожие:

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconБасин Е. Я. Искусство и коммуникация: Очерки из истории философско-эстетической мысли
Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли). М.: Московский общественный научный фонд; ООО «Издательский...

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconДокументы
1. /Воробьев А.Н. Тяжелоатлетический спорт. Очерки по физиологии и спортивной тренировке....

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconДокументы
1. /ОЧЕРКИ ИСТОРИИ.doc

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconДокументы
1. /(Карташев АВ) Очерки по истории Русской Церкви.txt

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconДокументы
1. /Успенский.Очерки по истории Трапезундской империи.doc

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconДокументы
1. /Киевская Русь (Очерки соц-экон. истории).doc

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconДокументы
1. /Шестаков В.П. - Очерки по истории эстетики.От сократа до Гегеля.txt

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconДокументы
1. /Муравьев,Сахаров.Очерки истории русской культуры IX-XVII вв..doc

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconДокументы
1. /История пятидесятничества.doc

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconДокументы
1. /История пятидесятничества.doc

В. А. Очерки по истории пятидесятничества iconОтрывок из книги У. И. Франкфурта "Очерки по истории специальной теории относительности"
Экспериментально до настоящего времени очень трудно получить однозначное значение для скорости света, и принцип постоянства скорости...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы