Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление icon

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление



НазваниеПричинение вреда при задержании лица, совершившего преступление
страница2/4
Дата конвертации11.09.2012
Размер0.56 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4
1. /Бажанов.О мерах принуждения в уголовно-процессуальном законодательстве.TXT
2. /Вольский.Задержание и доставление лица, причастного к совершению преступления.TXT
3. /ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПОД СТРАЖУ ПО РЕШЕНИЮ СУДА Обобщение практики применения ст. 108 УПК РФ.doc
4. /Кальницкий.Основания задержания.doc
5. /Российская юстиция [Москва], 28_10_2002, ЗАДЕРЖАНИЕ ПОДОЗРЕВАЕМОГО НОВЫЕ ГРАНИ СТАРЫХ ПРОБЛЕМ.txt
6. /Российский следователь [Москва], 28_10_2002, ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В УПК РФ ПРИВОДА УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА.txt
7. /Уголовное право [Москва], 28_9_2002, РАЗГРАНИЧЕНИЕ ФАКТИЧЕСКОГО И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАДЕРЖАНИ.txt
8. /Шумилин.Вред при задержании.DOC
9. /основания задержания.суд.практика.TXT
В. золотых ( ) ``заключение под стражу по решению суда`` Обобщение практики применения ст. 108 Упк РФ
На Ваши вопросы отвечает: в в. кальницкий
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

ства или член дипломатического персонала предста­вительства (ст. 29 Венской конвенции о дипломати­ческих сношениях от 18.04.61)", а также не могут быть подвергнуть! задержанию консульские долж­ностные лица, за исключением случаев преследова­ния за совершение тяжкого преступления (ст. 25 Положения о дипломатических и консульских пред­ставительствах иностранных государств на террито­рии СССР от 23.05.66)23.

Факт уголовно-процессуального задержания фиксируется в протоколе, составляемом в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 122 УПК РСФСР. Прото­кол является основанием для содержания задержан­ного под стражей в изоляторе временного содержа­ния подозреваемых и обвиняемых органов внутрен­них дел и пограничных войск РФ (ст. 5 и 9 ФЗ от 15.07.95 № 103-ФЗ "О содержании под стражей по­дозреваемых и обвиняемых в совершении преступ­лений")24.


Таким образом, по своей природе уголовно- про­цессуальное задержание представляет собой кратко­срочный арест лица, в отношении которого имеются веские доказательства, дающие основания для вы­вода о его причастности к совершению расследуе­мого преступления, однако этих доказательств не­достаточно для предъявления лицу обвинения и вместе с тем по обстоятельствам дела применение данной меры уголовно-процессуального принужде­ния является средством, обеспечивающим дальней­шее установление фактических данных, достаточных и необходимых для принятия решения о предъявле­нии лицу обвинения и применении к обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо иной меры пресечения или об освобождении задер­жанного из изолятора временного содержания по­дозреваемых и обвиняемых с последующим его до­просом в качестве свидетеля либо без такового.

В настоящее время по правилам ст. 122 УПК РСФСР нередко производится задержание скрыв­шихся обвиняемых, в отношении которых была из­брана мера пресечения в виде заключения под стра­жу и объявлен розыск по правилам, установленным в ст. 196 УПК РСФСР, Это имеет место в случаях, когда разыскиваемый обнаружен за пределами райо­на (города) или области (края), па территории ко­торого ведется предварительное следствие или су­дебное разбирательство, и у органа дознания, обна­ружившего разыскиваемого, нет постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. В описываемой ситуации орган дознания задерживает разыскиваемого в порядке ст. 122 УПК РСФСР и уведомляет об этом орган, объявивший розыск, который, в свою очередь, телетайпом или телеграфом подтверждает избрание меры пресече­ния в виде заключения под стражу и направляет ор­

гану дознания, задержавшему подозреваемого, по­становление (определение) об избрании этой меры пресечения и этапировании обвиняемого.

В литературе правильно отмечается, что подобного рода заключение под стражу скрывавше­гося обвиняемого по своей правовой природе отли­чается от задержания лиц, подозреваемых в совер­шении преступления, и практика пошла по этому пути в силу того, что в законе не определен порядок заключения под стражу обвиняемых, объявленных в розыск2'1. К сожалению, этот вопрос не нашел свое­го решения в проекте УПК РФ, внесенном на обсуж­дение в Государственную думу.

С.Ф.Шумилин

' Общая теория права и государства / Под. ред. В. В. Лазарева. М. 1994

2 Уголовное право. Общая часть / Под ред. Н.И. Ветро­ва, Ю.И. Ляпунова. М. 1997.

:< История даконодатсл1>ства СССР и РСФСР по уголов­ному процессу. 1955—1991 гг. // Сборник правовых актов / Отп. ред. Р.Х. Якупоп. Составитель В.Н. Галузо. М. 1997.

л Сборник постановлений пленумов Верховных судоп СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. 1996.

г' А. В. Наумов. Российское уголовное право. Общая часть // Курс лекций. М. 1996.

11 Комментарий к УК РФ. Общая часть / Под общ. ред. генерального прокурора РФ. профессора Ю.И. Скуратова и председателя Верховного суда РФ В.М. Лебедева. М. 1996.

7 Уголовное право России. Общая часть / Отв. ред. док­тор юридических паук Б.В. Здравомыслов. М. 1996.

" Собрание .чакоподательства РФ. 1995. № 5. Ст. 1269. '' Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР. 1991. № 16; История :ыконодател1>ства СССР и РСФСР по уголов­ному процессу.

10 Собрание .чакоподательства РФ. 1994. № 13. Ст. 1447. " Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верхов­ного совета РФ. 1992., № 30. Ст. 1792; 1993. \ 17. Ст. 606;

Российская юстиция. 1995. № 11.

12 Собрание законодательства РФ. 1994. № 2. Ст. 74. 11 Собрание законодательства РФ. 1997. № 9. Ст. 1011. <4 Собрание законодательства РФ. 1995. № 3. Ст. 167. 41 Собрание законодательства РФ. 1994. № 33. Ст. 3406. 111 Собрание законодательства РФ. 1995. № 21. Ст. 1924. 17 Собрание законодательства РФ. 1995. № 26. Ст. 2398. Собрание законодательства РФ. 1996, № 49. Ст. 5497. !!) Собрание законодательства РФ. 1995. № 15. Ст. 1269. ш Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного сонета РФ. 1993. № 12. Ст. 423.

21 Собрание законодательства РФ. 1996. № 22. Ст. 2594. '" Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного сонета СССР. 1964 № 18. Ст. 221; История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу.

21 Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного совета СССР 1966. № 30. Ст. 594; История законодательства СССР и РСФСР но уголовному процессу.

" Собрание законодательства РФ. 1995. № 29. Ст.2759. м Сергеев А. У голодно-процессуальное задержание / Социалистическая .иконность. 1981. № 11.

(Продолжение следует)

"СЛЕДОВАТЕЛЬ" 6 • 1998

47

е Уголовный процесс

Начало в Мб (98)

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление*

§ 3. Условия правомерности причинения вреда при задержании лица. совершившего преступление.

Причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании является обстоятельством, исключающим преступность деяния, если при этом соблюдались все условия, указанные в ст. 38 УК РФ.

1.Врел может причиняться только лицу, совершившему преступление. Содержащаяся в ч. 1 ст. 38 УК РФ формулировка, согласно которой "не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление" даст основание полагат!.. что закон имеет в виду ситуацию, когда в момент задержания конкретного лица у •задерживающих его граждан или должностных лиц нет сомнений в том, что задерживаемый совершил именно преступление, а не административное правонарушение или дисциплинарный проступок. Иначе говоря, как пишет Т. В. Кондрашкова, "задержанию подлежит только явный, очевидный преступник" Осведомленность об этом, по мнению автора, может основываться на различных обстоятельствах и факторах: либо было застигнуто на месте преступления или непосредственно после его совершения, либо на его указали потерпевшие или очевидцы, либо имеется официальная информация (например, сообщение в средствах массовой информации)'

По мнению Э. Ф. Побегайло, твердая уверенность в том, что именно данное лицо совершило преступление возникает тогда, когда лицо застигнуто при совершении преступления, когда очевидцы прямо укажут на него как на совершившего преступление, когда на нем или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления и т. д. Основаниями для задержания, как пишет далее автор, является также наличие обвинительного приговора суда об осуждении задерживаемого за конкретное преступление либо наличие постановления о розыске лица, совершившего преступление .

Нетрудно заметить, что в приведенных суждениях основания для уголовно-процессуального задержания, установленные в ст. 122 У ПК РСФСР, без каких-либо оговорок распространяются на случаи задержания, предусмотренного ст. 38 УК РФ. Однако решение данного вопроса требует взвешенного подхода, основанного на тщательном анализе ситуаций, в которых возможно задержание лица, совершившего преступление, с тем, чтобы при

этом не было допущено превышения необходимых для этого мер.

Ситуация первая - лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения. Для правильного уяснения данной ситуации необходимо прежде всего разграничить понятия "лицо застигнуто при совершении преступления" и "лицо застигнуто на месте преступления". Факт нахождения лица на месте преступления не всегда означает, что данное лицо совершило преступление. На месте преступления могут оказаться лица, которые предпринимали попытки оказать помощь потерпевшему или устранить те или иные последствия преступления. Иначе говоря, на месте преступления могут находиться лица, которые оказались там с общественно полезными целями или случайно. Задержание таких лиц по одному лишь факту нахождения на месте преступления может оказаться незаконным. Тем более недопустимо причинение вреда задерживаемому лицу при наличии лишь предположений о совершении им преступления. Примером тому может служить дело Сажина, который будучи сторожем вневедомственной охраны выполнял обязанности по охране мясокомбината. Охраняя объект, он увидел на территории комбината двух незнакомых мужчин. Пытаясь задержать их, Сажин потребовал чтобы они остановились, и сделал предупредительный выстрел. Однако эти лица (как было установлено позднее, ими оказались Карабанов и Полев) побежали в строну забора, ограждавшего территорию комбината. Сажип сделал предупредительный выстрел вверх, а затем по убегавшим Карабанову и Полеву, в результате чего последний был убит.

Действия Сажина, произведенные до производства выстрела по Карабанову и Полеву суд признал правомерными, соответствующими установленным требованиям. Однако выстрел по Карабанову и Полеву, произведенный в тот момент, когда они находились уже около лаза в заборе, суд признал превышением Сажиным своих служебных полномочий. Сажин был осужден по ст. 105 УК РСФСР 1960 года за убийство при превышении пределов необходимой обороны3, что соответствует ч. 2 ст. 108 УК РФ 1996 года (убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление).

Таким образом, речь может идти о задержании лица в момент совершения им активных действий противоправного характера либо после их совершения, при условии, что факт совершения преступления данным лицом очевиден для задерживающего, поскольку он лично наблюдал событие преступления.

Однако в случае задержания лица при совершении преступления возникает вопрос о том, являются ли действия задерживающего уголовно-правовым задержанием либо его действия подпадают под признаки необходимой обороны?

В литературе по этому вопросу высказано следующее мнение: "... Задержание возможно и в момент совершения преступления (например, в процессе получения взятки), но при

} Ьчало см. "Следователь" № 6- 98 г.

Следователь №7(15)^

31

Уголовный процесс

этом следует иметь в виду, что если преступление насильственное (убийство, причинение тяжких телесных повреждений, изнасилование, разбои и т, п.), то здесь в первую очередь преследуется цель его пресечь, следовательно, применяются правила необходимой обороны, а не задержания преступника"4.

Если проанализировать ситуацию, складывающуюся в связи с тем, что лицо застигнуто непосредственно в момент совершения преступления, то следует признать, что вначале действия лица, осуществляющего задержание, имеют цель пресечения общественно опасного посягательства. Следовательно, причинение задерживаемому лицу вреда в данном случае подпадает под признаки необходимой обороны, поскольку согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ "не является преступлением причинение вреда посягавшему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны".

Необходимая оборона осуществляется до тех пор, пока не закончено общественно опасное посягательство, в том числе и на задерживающего. После того как общественно опасное посягательство закончилось, и лицо его совершившее предпринимает попытку скрыться с места преступления, начинается уголовно-правовос или административное задержание,

На наш взгляд, уголовно-нравовое задержание может "перерасти" в крайнюю необходимость. Так, например, инспектор ГАИ получил по рации приказ задержать лицо, похитившее автомобиль, на котором направляется в его сторону. Лицо, управлявшее автомобилем не только не выполняет требование инспектора ГИЛ остановиться, а напротив, направляет на него автомобиль в результате чего инспектор ГАИ был сбит с ног. Когда инспектор ГАИ вскочил на ноги, то произвел несколько выстрелов из табельного оружия по колесам автомобиля, но безуспешно и автомобиль выехал на улицу, где движение транспортных средств запрещено и в это время находилось очень большое количество пешеходов. Для -юго чтобы устранить опасность, нависшую над ничего не подозревающими пешеходами инспектор ГАИ открыл огонь на поражение у. убил лицо, управлявшее автомобилем.

Нс вдаваясь в решение вопроса о том, были ли в данном случае превышены пределы крайней необходимости отметим лишь то, что одно и то же лицо при определенных условиях может последовательно действовать в состоянии крайней необходимосги. В то же премя уголовпо-пранояос задержание в любой момент может трансформироваться в необходимую оборону.

Четкое раз1раничсние действий, совершаемых в состоянии необходимой обороны и для задержания лица, совершившего преступление имеет очень важное значение для определения средств, применяемых задерживающими в каждом конкретном случае. Так, например, не действует запрет сотрудникам милиции на применение специальных средств в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних, а также на применение огнестрельного оружия в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности и несовершеннолетних, если эти лица оказывают вооруженное сопротивление, совершают вооруженное или групповое нападение и т. п. (ст. ст. 14 и 15 Закона "О милиции"). Вместе с тем применение специальных средств и огнестрельного оружия с целью задержания указанных лиц и доставления их в органы дознания и пресечения возможности совершения ими новых преступлений является превышением мер, необходимых для задержания лиц, совершивших преступления.

В этой связи не совсем точным представляется утверждение В. И. Ткаченко о том, что "необходимая оборона допустима против общественно опасных действий малолетних и невменяемых. Задержание таких лиц недопустимо, т. е. в их деяниях не содержится состава преступления"5. Во-первых, задержание без причинения вреда допускается в отношении любого лица, совершившего преступление, а, во-вторых, допускается причинение преда при задержании невменяемых, если в момент задержания у задерживающих нет сведений о том, что эти лица являются вменяемыми.

Момент с которого начинается уголовно-правовос задержание достаточно четко обозначен в ч.1 ст. 38 УК РФ, где сказано, что "нс является причинение вреда лицу, совершившему преступление (выделено мною - С III.) ..." Буквальное (грамматическое) толкование слов "совершившему преступление" даст основания полагать, что закон имеет в виду ситуацию, когда задержание осуществляется после того как преступление уже совершено. Справедливости ради следует отметить, что приведенная выше формулировка, содержащаяся в ч.1 ст. 38 УК РФ страдает неполнотой, так как в ней не учитывается то, что преступление может быть пресечено на стадии приготовления или покушения и поэтому не доведено до конца по причинам, независящим от желания и воли посягающего.

Задержание лица, застигнутого при совершении преступления или непосредственно после его совершения преступления или непосредственно после его совершения мо!ут осуществлять любые лица, поскольку закон нс устанавливает на оси счет каких-либо ограничений. Однако задерживающий должен быть уверен в том, что было совершено преступление и именно задерживаемым лицом. Как правило. такая уверенность может быть у лица. па которое б1,1ло совершено общественно опасное посягательство, а также у гоаждан и сотрудников милиции, которые имели возможность виде''ь от начала до конца как развивалось событие прссгу^.чсния В противном случае может сложиться ситуация именуемая "мнимое задержание"

Мнимое 1;иср!-..шие может быть дяух видов: }} при ^адсржа!|.1и .«г;!.з сг; с^г.пшшсго действия ошибочно !1рн!1Я!^'с

Следователь №7(15)^

Уголовный процесс

за преступление (например, задержание лица, которое предпринимало попытку оказать помощь потерпевшему в результате причиненного ему огнестрельного или ножевого ранения, и т. п.); 2) при задержании лица, ошибочно принятого за преступника (например, задержание лица, внешне схожего с преступником, покинувшим место преступления и смешавшегося с прохожими).

В случае причинения вреда при мнимом задержании вопрос об ответственности решается по общим правилам фактической ошибки. Если же задерживающий не только не сознавал, но в данной ситуации и не мог сознавать ошибочности своего представления относительно личности преступника и оснований задержания, уголовная ответственность исключается вследствие отсутствия вины. Как правильно пишет в этой связи Э. Ф. Побегайло, налицо случай (казус), невиновное причинение вреда. Если же задерживающий по обстоятельствам дела должен был и мог при более внимательном отношении к создавшейся ситуации не допустить ошибки, ответственность наступает как за неосторожное преступление по ст. 109 или 119 УК6.

Ситуация вторая - очевидцы, и том числе и потерпевшие прямо указали на лицо как на совершившее преступление. Задержание лица в данной ситуации требует особой осторожности, так как чревато негативными последствиями. Одно дело когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, будучи предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, называют во время допроса лицо, совершившее преступление, и совершенно иначе обстоит дело тогда, когда эти лица указывают задерживающим лицо, которое, по их мнению, совершило преступление.

В первом случае следователь (лицо, производящее дознание), проверив полученную информацию принимает решение о задержании в качестве подозреваемого на основании п.2 ч.1 ст. 122 УПК. Реализуя принятое решение, следователь (лицо, производящее дознание) либо водворяет данное лицо в изолятор временного содержания с соблюдение требований закона о составлении протокола задержания либо дает органу письменное поручение о доставлении к нему лица, подозреваемого в совершении преступления, с тем, чтобы в последующем произвести уголовно-процессуальное задержание. В свою очередь сотрудники органа дознания, которым поручено произвести задержание, действуя на основании поручения следователя осуществляют розыск, фактическое задержание, указанного в поручении лица и доставляют данное лицо к следователю (лицу, производящему дознание). Наличие поручения следователя о задержании обусловливает правомерность причинения вреда при задержании. Однако при этом задерживающие должны быть уверены и личности задерживаемого и помнить, что задерживаемый всего лишь

Следователь №7(15) У

подозревается в совершении преступления, а поэтому в соответствии с имеющейся информацией применять такие меры принуждения, которые являются достаточными и необходимыми в данной обстановке.

Сложнее обеспечить правомерность причинения вреда при задержании, осуществляемом на основании информации, полученной от очевидцев и потерпевшего, без соблюдения требований уголовно-процессуального закона, ибо в такой ситуации велика вероятность мнимого задержания. Мнимое задержание не исключается даже в тех случаях, когда задерживающие наблюдали завершающую стадию преступного посягательства и как лицо, совершившее преступление покидает место совершения преступления, так как в последующем может быть установлено, что действия, которые в начале принимались за преступление, на самом деле представляли собой защиту от преступления и были совершены в пределах необходимой обороны.

Вероятность мнимого задержания многократно увеличивается, если основанием для этого являются показания потерпевшего или очевидцев о приметах лица, совершившего преступление. Классическим примером признания преступником на основании того, что потерпевшие указали на данное лицо как на совершившее преступление может послужить дело Адольфа Бека, описанное в книге немецкого публициста Юргена Торвальда "Сто лет криминалистики" (Перевод с немецкого. М.: Прогресс, 1974, с.69-78).

Описание дела начинается так: "Во второй половине дня, около четырех часов, из подъезда дома №139 по улице Виктория в Лондоне вышел усатый, седовласый мужчина лет пятидесяти. Он был в сюртуке и цилиндре. В дверях он задержался на несколько секунд, как бы решая, в какую сторону пойти. Неожиданно ему преградила путь незнакомая женщина. "Господин, я вас знаю!" - воскликнула она.

"Простите, что вам угодно?" - спросил он.

"Мне угодно получить назад две моих часов и кольца ..."

Мужчина отстранил навязчивую особу и перешел на другую сторону улицы. Женщина последовала за ним. Тогда он подошел к констеблю и объяснил ему, что к нему пристает посторонняя женщина, которую он никогда раньше видел. 'Ус временем женщина приблизилась и в большом возбуждении сообщила полицейскому, что разговаривающий с ним мужчина обманул и обокрал ее. Она потребовала тот час арестовать его. Полицейский доставил обоих в участок.

Мужчина назвался Адольфом Веком ..."

Далее события развивались следующим образом. Бек был обвинен в мошенничестве, совершенном в отношении 22 женщин, от которых поступили заявления на пожилого, седовласого мужчину, который, называясь разными именами и пользуясь определенным жульническим приемом завладевал их деньгами и драгоценностями. Подавляющее большинство потерпевших, которым Бек был предъявлен, опознали его как преступника. Несмотря на некоторые неувязки в доказательствах Бек был осужден к 7 годам тюремного заключения. Примерно через 6 лет Бек был отпущен на поруки и тщетно пытался доказать свою невиновность.

Прошло еще три года и однажды Бек пышел из дома па Тоттснгэм-Кортроуд, в котором поселился незадолго до этого. "...Когда он ступил на тротуар, к нему подбежала молодая

1   2   3   4



Похожие:

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление iconДокументы
1. /Info.txt
2. /ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ПРИ ЗАДЕРЖАНИИ...

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление iconДело о гибели заключенного Лободы1
Однако Свердловский областной суд переквалифицировал приговор на ст. 114 ч. 1 Ук РФ (причинение тяжкого вреда здоровью при превышении...
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление iconУчебно-методическое пособие для студентов факультета истории и международных отношений по специальности
Охватывается: 1 причинение легкого вреда здоровью
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление iconКнига «Похудеть без вреда» дополненное и переработанное издание книги «Коррекция веса»
Похудеть без вреда. Теория и практика здорового питания (очерки прикладной физиологии)
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление iconКраткое изложение дела по иску Корнева А. А., Корнева В. А., Дубковой Р. И. к Баркалову М. В., Ано «Редакция газеты «Зори» о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда
Истцы: Дубкова Раиса Ивановна, Корнев Александр Александрович, Корнев Владимир Александрович (частные лица)
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление iconКраткое изложение дела по иску Корнева А. А., Корнева В. А., Дубковой Р. И. к Баркалову М. В., Ано «Редакция газеты «Зори» о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда
Истцы: Дубкова Раиса Ивановна, Корнев Александр Александрович, Корнев Владимир Александрович (частные лица)
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление iconОбязанности лица, ответственного за организацию питания в столовой и буфете моу «Сош№21»
Организует проведение с классными руководителями и обучающимися, не реже 1 раза в полугодие, целевого инструктажа по правилам безопасности...
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление iconКраткое изложение дела по иску Табачникова Б. Я. к Суркову И. М., Муп «Редакция газеты «Берег» о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда
Истец: Табачников Бронислав Яковлевич (деятель культуры, профессор, член Консультативного Совета при главе администрации Воронежской...
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление iconКраткое изложение дела по иску Табачникова Б. Я. к Суркову И. М., Муп «Редакция газеты «Берег» о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда
Истец: Табачников Бронислав Яковлевич (деятель культуры, профессор, член Консультативного Совета при главе администрации Воронежской...
Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление iconАкт о передаче товаров и тары при смене материально ответственного лица

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы