Внимание читателей! icon

Внимание читателей!



НазваниеВнимание читателей!
Дата конвертации12.10.2012
Размер303.53 Kb.
ТипДокументы
1. /Сесил_Скотт_Форестер_Лорд_Хорнблауэр_глава_1__вар_2.1.docВнимание читателей!

Внимание читателей!

Для того чтобы в полной мере пользоваться возможностями этого документа откройте его в Word XP и запустите панель рецензирования (вид / панели инструментов / рецензирование). При выборе в панели рецензирования закладки «исходный документ» Вы сможете прочесть первоначальный вариант перевода; при выборе в панели рецензирования закладки «измененный документ» Вы сможете прочесть вариант перевода 2.0; при выборе в панели рецензирования закладки «исправления в измененном документе» Вы сможете увидеть поправки, внесенные в первоначальный вариант перевода.

Если Вы желаете внести в текст изменения, пожалуйста, проследите, чтобы в окне сведения о пользователе (сервис / параметры / пользователь) был указан Ваш Ник. Не забудьте прокомментировать Ваши исправления в файле «Примечания»

В случае если исправления отображаются у Вас внизу экрана, а не на полях (в правой части экрана) – проверьте в разделе «выноски» (панель рецензирования / показать / параметры) наличие галочки «использовать выноски в режиме разметки и веб-документа». Соответствующая галочка должна стоять. Так же, отожмите на панели рецензирования кнопку «область проверки».

Пожалуйста, не забудьте отправить файл с вашими замечаниями переводчику по адресу RiserS@Rambler.ru


Сесил Скотт Форестер


Лорд Хорнблауэр


Глава I


Церковная скамья из резного дуба, на которой сидел сэр Горацио Хорнблауэр, была предельно неудобной, а проповедь, которую читал Настоятельдекан1 Вестминстерского собораВестминстера читал, - была смертельно унылой. Хорнблауэр волновался как дитяребенок, и как дитяребенок разглядывал часовню и прихожан, чтобы отвлечься от телесных неприятностейневзгод. Над его головой парили изысканные своды здания, которое узоры того, что Хорнблауэр трезво здраво оценивал как самое красивое здание в мире; было что-то математически совершенное в том, как шли, то, встречаясь, то, расходясь, то, вновь сплетаясь линии узора - своего рода вдохновленнаявдохновенная логика. Безвестные рабочие, которые сделали этот орнамент, должно быть, были дальновидными, творческими людьми.

Проповедь все продолжалась, ино больше Хорнблауэр боялся, что, когда она закончится, будет еще пение опасался завершающего её пения: облаченные в стихари2 певчие будут мучить его своим визгливым шумом куда сильнее, чем проповедь или дубовая скамья. Это было ценой, которую он должен был заплатить за право, чтобы носить ленту и звезду, за праводля того, чтобы стать рыцаремыцарем Досточтимейшего Ордена Бани.
Посколькуоскольку он, как известно, находилсянаходился в Англии в отпуске по болезни в Англии - и полностью выздоровел - он не мог уклониться от участия в этой, самой важной важнейшей церемонии Ордена. Несомненно, часовня выглядела достаточно эффектно - тусклый свет, пробиваясь сквозь окна, отражался и множился в блеске орденов, разжигая темно-красные мантии рыцарей. Даже если не обращаться к историческим ассоциациям, церемония поражала своеобразной красотой и давала повод, по меньшей мере, для гордости и тщеславияЭто было, по меньшей мере, поводом для гордости и тщеславия; безусловно, это было красиво странным, эффектным образом, даже без отношения к историческим ассоциациям. Возможно скамья, на которой он сидел, ранее причиняла такие же неудобства Хоку3 или Энсону4; возможно Мальборо5, в малиновом и белом, как и он сейчас, нервничая и волнуясь, слушал подобную проповедь.

Важно выглядящий человек невдалеке, с серебряной с позолотой короной на голове и в бархатном плаще вышитом королевским гербом, был простовсего-навсего Оружейным оружейным королем Ордена Бани.6 (высшее звание герольда), однимСей весьма обросшимобросший связями субъектомсубъект, который заполучил этузаполучивший хорошо оплачиваемую синекуру, и мог, несомненно, успокоитьуспокаивать себя, сидя на проповеди, мыслью, что он зарабатывает на своюсебе на жизнь, делая такэто лишь раз в год. Рядом стоял принц-регентринц-Регент, Суверен Ордена, чьё багровое лицо превосходило яркостью его темно-красную мантию. И были солдаты,армейские генералы и полковники, с чьими лицами он был незнаком. Однако, в стороне от них находились людиНо в другом месте часовни были мужчины, с которыми он был горд разделить братство Ордена: лорд Сент-Винсент7, огромный и мрачный, человек, который провел свой флот через сердце в два раза более сильной испанской эскадры; Дункан8, который разгромилразгромивший голландский Флотфлот при Кампердойне9; и еще больше дюжины адмиралов и капитанов, некоторыекое-кто из них стоял даже ниже него в капитанскомКапитанском списке: - ЛидиардЛидъярд10, кто захватилзахвативший «Помону» и Гавануу Гаваны; Сэмюэль Худ11, который командовал «Рьяным» на Ниле12; и Ео13, кто штурмовалштурмовавший форт в Эль-Mуро. Было приятно и волнующе стать членом одного с ними рыцарского Ордена - нелепо, но верностранное ощущение, но верное. На церемонию собрались лишь те, кто нес службу на берегу или находился в отпуске. Втрое большее число таких же героев как они, братьев-рыцарей, находилось все еще в море и прилагало последнее отчаянное усилие, необходимое для разрушения Наполеоновской ИмперииИ было в три раза больше таких же героев как они, братьев-рыцарей, находящихся все еще в море, (на церемонию собрались лишь те кто нес службу на берегу или находился в отпуске) предпринимающих последнее отчаянное усилие необходимое для разрушения Наполеоновской Империи. Хорнблауэр почувствовал приливволну патриотизма, его дух взлетел, и тогда он немедленно начал анализировать эту бурю эмоций, и задаваться вопросом стремясь определить, в какой мере это чувство продиктовано романтичной красотой окружающей его обстановкизависело от романтичной красоты обстановки его окружавшей.

Одетый в военно-морскую форму лейтенант пробился в часовню, застыл, колеблясь, на мгновение, перед тем как обнаружить Лорда Сент-Винсента и поспешил к нему, протягивая большой пакет (чьи печати были уже нарушены), который он держал в руке. Теперь на проповедь никто не обращал никакого внимания - сливки Королевского флота вытягивали шеи, глядя, как Сент-Винсент читает депешу, которая, понятно, прибыла из Адмиралтейства, находящегося на другом конце Уайт-холла. Голос Настоятеля декана дрогнул, затем окреп и, преодолевая глухой шум, продолжил натужно зудеть в ушах, бессильный привлечь внимание, прикованное к морщинистому лицу Сент-Винсента, который невозмутимо прочитав депешу, тотчас же вернулся к её началунемедленно вернулся к началу и перечитал её вновь. . Сент-Винсент, который так смело рисковал судьбой Англии, мгновенно приняв единственно верное решение в сражении, которое далопринесло ему его титул, был, однако, не тем человеком, чтобы торопливо ринуться действовать тогда, когда было время подумать.

Он закончил повторное чтение, свернул депешу и затем пристально оглядел собравшихся в часовне. Рыцари Ордена Бани взволнованно застылинапрягались, надеясь поймать его взгляд. Сент-Винсент поднялся, на ноги и застегнул свой темно-красный плащ;, бросивбросил пару слов слово ожидавшему лейтенанту и, подхватив шляпу с плюмажем, он скованно захромал из часовни. Внимание немедленно переместилось на лейтенанта, которого можно было видеть отовсюду, поскольку он шел поперек трансепта.14 и Хорнблауэр напрягся, от возбуждения его сердце забилось быстрее, так как он понял, что лейтенант направляется прямо к нему От возбуждения сердце Хорнблауэра забилось быстрее, он напрягся, так как понял, что лейтенант направляется прямо к нему.

"Поздравления Его Светлости, сэр", - сказал лейтенант, - "и он хотел бы переговорить с Вами немедленно".

Теперь была настала очередь Хорнблауэра скреплять мантию и не забыть подобрать свою шляпу с плюмажем. Он должен любой ценой должен казаться беспечным и не дать собравшимся Рыцарямрыцарям ни одного шанса для насмешки над его взволнованностью вызовом Первого Лордалорда. Он должен выглядеть так, как будто подобные вещи случалисьслучаются с ним каждый день. ХорнблауэрОн ступил небрежно со своей скамьи; его меч запутался между ногами, и только милосердием провидения он был спасен от кувырка головой вперед. Он устоял, звеня шпорами и ножнами, и сосредоточилсявнутренне собрался, чтобы проследовать с неторопливым достоинством через проход между рядами. Все смотрели на него; армейские офицеры должны были чувствовать просто обычное незаинтересованное любопытство, но Флот - ЛидъярдЛидиард и другие - будут задаваться вопросом, какой новый фантастический оборот приняла морская война, и завидовать возможностям отличиться, которые должны былимогли ждать его. В задней части церкви, на местах, предназначенных для привилегированной публики, Хорнблауэр заметил Барбару, пробирающуюся со своей скамьи, чтобы встретить его. Он нервно улыбнулся ей, не доверяя своему голосу пока все смотрят на него, и подал руку. Он чувствовал почувствовал крепкое пожатие ее руки, и слышал услышал ее чистый, острый резкий голос; конечно же, Барбару не смутило то, что их все виделиБарбара не была испугана тем фактом, что каждый видел их.

"Какие-то неприятности, я полагаю, дорогой?" - спросила Барбара.

"Я полагаю да", - пробормотал Хорнблауэр.

За дверьми их ждал Сент-Винсент, слабый ветер покачивал страусиные перья его шляпы и морщинил малиновый шелк плаща. Его толстые ноги колесом распирали белые шелковые панталонычулки; он прохаживался взад-вперед на своих огромных, подагрических, искривленных ногах, вид которых ещё более искажали белые шелковые ботинки. Но фантастический костюм никоим образом не умалял мрачного достоинства этого человека. Барбара отпустила руку Хорнблауэра и предупредительнопредусмотрительно отстала, чтобы позволить двум мужчинам поговорить наедине.

"Сэр?" - сказал Хорнблауэр, и затем, вспомнив - все же он редко общался с людьми обладающими званием пэра - "МилордМой лорд?"

"Вы готовы к активной службе тотчас же, Хорнблауэр?"

"Да, милорд мой лорд".

"Вы должны будете начать сегодня вечером".

"Да даЕсть, сэр - милорд мой лорд".

"Когда они подадут моюмой проклятую карету, я отвезу Васвас в Адмиралтейство и передамдам Вамвам ваши приказыраспоряжения". Сент-Винсент поднял голос до рева, которым окликал грот-мачту в вест-индский ураган. "Они же приведут этих чертовых лошадей в конце - концов, Джонсон?"

Cент-Винсент заметил Барбару за плечом Хорнблауэра.

"Ваш слуга, мадам", - сказал он, снял шляпу и, прижав ее к груди, поклонился. старостьСтарость и подагра, и целая жизнь, проведенная в море, не ллишилаишили его изысканных приличийманер, но дела страны все еще привлекали занимали его внимание в первую очередь, и он тотчас женемедленно обернулся к Хорнблауэру.

"Что за служба, мой лордмилорд?" - спросил последний.

"Подавление мятежа", - сказал Cент-Винсент мрачно. "Проклятый кровавый мятеж. Как в 1794-м.15 Вы когда-либо знали Чадвика - Лейтенанталейтенанта Огастина Чадвика?"

"Он был мичманом вместе со мной под началом Пелью16, милордмой лорд".

"Хорошо, он - ах, вот, наконец, моя проклятая карета, наконец. Леди Барбара?"

"Я вернусь на моемсвоем собственном экипаже на Бонд-стрит", - сказала Барбара, - "и пришлю его обратно за Горацио в Адмиралтейство. Сейчас его подадут".

Экипаж, с Брауном и кучером на козлах, остановился позади кареты Cент-Винсента, и Браун спрыгнул вниз.

"Очень хорошо. Залезайте, Хорнблауэр. Ещё раз Вашваш слуга, мадам, вновь".

Cент-Винсент тяжело поднялся в карету, Хорнблауэр присоединился к нему, копыта лошадей застучали по булыжнику, и нагруженный экипаж двинулся вперед. Бледный солнечный свет, проникая сквозь окна, мерцал на морщинистом лице Cент-Винсента, ссутулившемся ссутулившегося на кожаном сиденье. несколькоНесколько мальчишек на улице заметили ярко одетых людей в карете и завопили «Ура», махая драными кепками.

"Чадвик командовал «Пламенем», бригом с восемнадцатью орудиями", - сказал Cент-Винсент. "Команда подняла мятеж в бухте Сены17 и захватила его и остальных офицеров в заложники. Они отослали помощника капитанаштурмана и четырех оставшихся вернымилояльных матросов в гичке с ультиматумом, адресованным Адмиралтейству. Гичка дошла до Бембридджа вчера вечером, и бумаги только что попали ко мнедостигли меня – вот они здесь".

Cент-Винсент потряс скрюченной рукой толстый пакет, который он сжимал с тех пор как получил его в Вестминстерском аббатстве.

Скрюченной рукой Cент-Винсент потряс толстым пакетом, который сжимал с тех пор, как получил его в Вестминстерском аббатстве.

"Что гласит ультиматумом, милордмой лорд?"

"Амнистия - помилованиезабвение. И виселица для Чадвика. Иначе они поворачивают бриг во Францию".

"Проклятые дуракиПсихованные идиоты!", - сказал Хорнблауэр.

Он смогсумел вспомнить Чадвика на «Неутомимом»; тот был старыйстар для мичмана уже тогда, двадцать лет назад. Теперь ему должно быть за пятьдесят, и только лейтенант. Он был умеренно-гнуснымсволочным мичманом; после столь медленного продвижения по службе он должен был стать ещё более гнуснымпоганым лейтенантом. Он мог создать на небольшом судне вроде «Пламени», где, вероятно, он был единственным офицером, совершеннейший ад, если бы только захотел этого. Это могло стать послужить основанием для мятежа. После ужасных уроков Спитхеда18 и Норы19, после Пиготта20, убитого на «Гермионе»в Эрмайоне, некоторые из худших особенностей военно-морской службы были устранены. Это по-прежнему была все еще трудная, жестокая жизнь, но она одна уже не могла довести команду до самоубийственного безумия мятежа, если только его не провоцировали какие-то иные, дополнительные обстоятельства. Жестокий и несправедливый капитан с одной стороны, решительный и сообразительный лидер среди команды с другой - эта комбинация могла бы вызвать мятеж. Но, безотносительноне взирая на причины, мятеж должен быть подавлен немедленно, наказание должно быть скоро, неотвратимо и ужасно. Оспа или чума были не более заразны и не более фатальны, чем мятеж на военной службе. Позвольте одному мятежнику избежать наказания, и его помнил бы каждый следующий обиженный матрос, и действовал бы по его примеру.

Англия находиласьбыла в самом кульминационном моменте ее борьбы с французским деспотизмом. Пятьсот военных кораблей в море - двести из них линейные - стремились удержать моря свободными от врагов. Сто тысяч солдат под командой Веллингтона21 прорывались через Пиренеи в южную Францию. Все разноплеменные армии Восточной Европы, Русских и Пруссаков, Австрийцев и Шведов, Хорватов и Венгров и Голландцев русские и пруссаки, австрийцы и шведы, хорваты, венгры и голландцы, одевались и, питались и вооружались благодаря Англии. Казалось, будто Англия напрягла все силы до последнего в борьбе; даже, как будто она колеблется и может сломаться под ужасным давлением. Бонапарт боролся за свою жизнь, со всей хитростью и свирепостью, которую только можно было ожидать от него. Еще несколько месяцев стойкости, еще несколько месяцев жестоких усилий, могли бы низвергнуть его и вернуть покой обезумевшему мирупринести ему триумф и вернуть мир к безумному устройству; минутное колебание, дыханиетень сомнения, и тирания могла бы закабалить человечество на целое поколение, на бессчетное число поколений вперед.

Карета подкатила к Адмиралтейству, и два ветеранавоенно-морских гвардейца морской пехоты строевымрубящим шагом на негнущихся ногах подошли, чтобы открыть двери. Cент-Винсент поднялся и, вместе с Хорнблауэром, в блеске темно-красного и белого шелка, двинулся к кабинету Первого Лордалорда.

"Вот их ультиматум"- сказал Cент-Винсент, бросая бумаги на стол.

Написан неумелой рукой - было первой мыслью Хорнблауэра - не работа какого-нибудь разорившегося торговца или адвоката, пойманного отрядом вербовщиков.

На борту Его Величества судна «Пламя» у Гавра

7-ого октября 1813

Мы - все здесь верные и преданные сердца, но Лейтенант Огастин Чадвик порол нас и морил нас голодом, и поднимал всю команду дважды в час в течение месяца. Вчера он сказал, что сегодня будет пороть каждого третьего человека из нас и всех остальных, как только те излечатся. Так что мы посадилизаперли его под ключ и замок в его каюте, и гордень уже перекинут через нок рея и петля ждет его, поскольку он должен быть вздернут, после того, что он совершил с юнгой Джеймсом Джонсом, он убил его, хотя мы предполагаем, что он сообщил в своем рапорте, будто Джонс умер от лихорадки. Мы хотим, чтобы их Светлости в Адмиралтействе обещали нам от их Светлостей в Адмиралтействе, обязательств судить его за его преступления и дать нам новых офицеров и, что было, то прошло. Мы хотим бороться за свободупривилегии Англии, поскольку мы ей преданы и верны, как мы уже говорили, но Франция находится с подветренной стороны, и мы - все в этом заодно, - мы не собираемся быть повешены как мятежники и если Вывы попробуете захватить судно, мы повесим его на ноке рея и уйдём к французам. Мы все подписываем это.

Со скромностьюКротко и с уважением к вам.

Повсюду по краям письма были стояли подписи, семь обычных, и множество крестов, с примечанием против каждого креста – «Генри Вильсон, его подпись»; «Уильям Оуэн, его подпись», и так далее; они показывали обычную пропорцию грамотных и неграмотных в команде среднего судна. Закончив читать письмо, Хорнблауэр взглянул на Cент-Винсента.

"Мятежные собаки"- сказал Cент-Винсент.

Возможно, они и были ими - думал Хорнблауэр. Но они имели право ими быть, подумал он также. Он мог совершенно отчетливо представить стиль обращения, которому они подвергались,: бесконечная необузданная жестокость, которая добавляется к обычным трудностям жизни на судне при службе в блокаде; страдания, окончить которые могли только смерть или мятеж - иного выхода не было.

Столкнувшись с угрозой телесного наказания в ближайшем будущем, они подняли мятеж, и он не мог винить их. Он видел достаточно спин, исполосованных в клочья; он знал, что сам сделал бы все что угодно, буквально все, чтобы избежать подобной пытки для себя, если бы столкнулся с этой перспективой. Его пробрала дрожь, когда он заставил себя всерьез представить, что бы он чувствовал, если бы знал, что его будут пороть на следующей неделе. Справедливость была на стороне матросов; однако то, что они должны быть наказаны за их могущее быть оправданным преступление, было вопросом не справедливости, но только целесообразности. Национальное существование страны напрямую зависело от захвата мятежников, повешения главарей, телесного наказания остальных;. Следовалоследовало прижечь этот свежее пятно чумы, которое появилось свежий чумной бубон, появившийся на правой руке Англии, прежде, чем болезнь могла распространиться дальше. Они должны быть повешены, виновны они на самом деле или нет - это было частью войны, как и убийство французов, которые, возможно, были замечательными мужьями и отцами. Но будет лучше, если Cент-Винсент не узнает было бы плохо позволить Cент-Винсенту догадаться о его мыслях - Первый Лорд лорд очевидно ненавидел мятежников просто как мятежников, не беспокоясь, чтобы задумываться глубже об их случае.не утруждая себя рассуждениями о подоплеке этого случая.

"Какие распоряжения будут относительно меняприказы Вы имеете для меня, милордмой лорд?"- спросил Хорнблауэр.

"Я дам Вамвам карт-бланш"- ответил Cент-Винсент, -. "Свободусвободу действий. Приведите «Пламя» обратно целым и невредимым, и мятежников вместе с ним, и Вывы можете приступить приступать к этому любым способом, какой выВы только выберете".

"Вы дадите мне полные полномочия - например, вести переговоры, милордмой лорд?"

"Я не это имел в виду, черт побери" - ответил Cент-Винсент. - "Я подразумевал, что Вывы получите любые силы, какие пожелаете. Я могу высвободить для вас три линейных корабля, если Вы хотите ихвам будет угожно. НесколькоПару фрегатов. Бомбардирские корабли22. Есть даже ракетное судно, если Вывы полагаете, что оно пригодится - этот парень, Конгрив23, хочет видеть свои ракеты опятьснова в действии".

"Кажется, это не та ситуация, в которой большая сила была бы очень полезной, милордмой лорд. Линейные корабли, представляется, будут лишними".

"Я знаюПроклятье, я это тоже понимаю, проклятье". Противоречия, раздиравшие Cент-Винсента, ясно читались Борьба мнений Cент-Винсента ясно отражалась на его массивном лице. "Эти наглые мошенники могут в два счета проскользнуть в устье Сены при первом же признаке опасности для себя. Здесь необходимы мозги, я полагаю. Именно поэтому я послал за Вамивами, Хорнблауэр".

Лестный комплимент. Хорнблауэр немного гордился собой; он говорил практически на равных с одним из самых великих адмиралов, которые когда-либо поднимали свой флаг, и это ощущение было необычайно приятно. И тут растущее внутреннее напряжение, которое испытывал Первый лорд, внезапно подвиглоИ внутреннее напряжение, которое росло в Первом Лорде, внезапно вынудило его на еще более удивительное заявление.

"И матросы любят Васвас, Хорнблауэр"- взорвался Cент-Винсент. "Черт побери, я не знаю матроса, который бы вас не любитлюбил. Они будут следовать за Вамивами и слушать Васвас. Вы - один из тех офицеров, о которых матросы говорят между собой. Они доверяют вам и надеются на вас - так же, как и ятак действуйте, черт побери, это очевиднопоскольку Вы видите".

"Но если я стану разговорюговаривать с матросами, это будет подразумевать, что я веду переговоры с ними, милордмой Лорд".

"Никаких переговоров с мятежниками!"- взревел Cент-Винсент, колотя стол кулаком, похожим на бараний окорок. "Мы достаточно имели этого в 1794".

"Тогда карт-бланш, который Вывы даете мне - не больше, чем обычные приказы военно-военно-морскому офицеру, милордморского офицера, мой лорд" - сказал Хорнблауэр.

Это было серьезным вопросом; он посылалсяего отправляли на чрезвычайно трудное задание, и он должен будет вынести все бесчестье провала, если не добьется успеха. Он никогда не представлял себя перебрасывающимся аргументами с Первым Лордомлордом, но все же сейчас он фактически делал это, подталкиваемый явной необходимостью. Он осознал вВ момент откровения он осознал, что спорил не от своего имени себя, в конце концов;, он не пробовал пытался защищать свои собственные интересы. Он дебатировал просто безлично;. офицеромОфицером, который должен был быть послан, чтобы которого отправляли возвратить «Пламя» и чье будущее могло бымогло зависеть от полномочий, данных ему, был не Хорнблауэр, сидящий в этом резном кресле, одетый в малиновый и белый шелк, но некий бедняга, о котором он сожалел и чьи интересы он принял близко к сердцу, потому что они отождествлялись с национальными интересами. Теперь эти два существа вновь слились вместе, и именно он, муж Барбары, тот человек, что был на званом обеде Лордалорда Ливерпуля24 вчера вечером и заполучил в результате легкую головную боль в центре лба на сегодня, стал тем, кто должен был найти выход из этой неприятной ситуации., Ситуации, где на полпенса славы или награды в случае выигрыша и самый серьезный риск, состоящий в том, чтобы избежать фиаско, которое могло бы сделать его посмешищем Флота и объектом для насмешек целью для высмеивания на всю странудля всей страны.

Он вновь внимательно изучил выражение лица Cент-Винсента; Cент-Винсент вовсе не был дураком: за этими скалистыми бровями скрывался острый ум и имел мыслящий мозг позади этих скалистых бровей - он боролся против его предубеждений, готовясь обойтись безстремясь избавиться от них в ходепо ходу исполнения своих обязанностей.

"Ну что ж, Очень хорошоладно, тогда, Хорнблауэр"- протянул Первый Лордлорд. "Я дам Вам вам полные полномочия. Я особо укажу на это в ваших приказах. Разумеется, вы будете назначены на Вы будете занимать вашу должность как Коммодор, конечнокоммодор".

"Спасибо, милордмой Лорд"- сказал Хорнблауэр.

"Вот - список команды судна"- продолжил Cент-Винсент. "Мы ничего не имеем против любого из них. Натаниэль Свит, боцманский помощник, вот - его подпись - был одно время первым помощником капитана угольного брига в Ньюкастле - уволен за пьянство. Возможно он - главарь. Но это может быть и любой другой из них".

"О мятеже известно публике?"

"Нет. И дай Бог, они не узнают об этом до тех пор, пока не будет поднят флаг военного трибунала. У Холдена в Бембридже хватило здравого смысла, чтобы не раскрывать рта. Холден в Бембридже имеет достаточно здравого смысла, чтобы держать рот закрытым. Он заперпосадил под замок помощника капитана и матросов в тоже мгновениетот же момент, как только услышал их сообщение. «Дротик» отплывает в Калькутту на следующей неделе - я пошлю их на нем. Пройдут месяцы прежде, чем история просочится".

Мятеж был инфекцией, которую разносят разговоры. Чумное пятно должно быть изолированоЧумной бубон следовало изолировать, до тех пор, пока его не прижгут.

Cент-Винсент подтянул к себе стопку бумаги и поднял ручку - красивое перо индейки с одним из новомодных золотых перьев.

"Какие силы Вы потребуете?"

"Что-нибудь легко управляемое и маленькое"- сказал Хорнблауэр.

Он не имел ни малейшего представления, как разобраться с этой проблемой возвращения судна, которому достаточно было только отойти на две мили в подветренную сторону, чтобы стать недоступным, но гордость заставила его надеть маску уверенности в себе. Он с удивлением поймал себя на мысли, что, вероятно, все люди когда-либо поступали также, выставляя напоказ свою неустрашимость и бодрость духа, когда на самом деле они чувствовали себя слабыми и беспомощными - он помнил замечание Светония о Нероне, который полагал, что все люди в глубине души порочны, хотя и не признают этого открыто25.

"Есть «Порта Коэли»"- сказал Cент-Винсент, поднимая свои седые брови. "Бриг с восемнадцатью орудиями, фактически, сестраоднотипный с «Пламенеми». Она Он - в Спитхеде, готова готов к отплытию. Под командой Фримена - он был капитаном на тендере «Моллюск» под Вашим вашим началом на Балтике. Он доставил вас домой, не так ли? "

"Да, милордмой лорд".

"Она подойдет?"

"Я думаю так, мой лордда, милорд".

"Пелью командует центральной Ла-Маншской эскадрой. Я пошлю ему распоряжение оказывать вамраспоряжения, предоставляющие Вам любую помощь, которую Вывы можете запроситьзатребовать".

"Спасибо, милордмой лорд".

Он настоял на своем, принимая на себя труднейшую, быть может, невыполнимую задачу, без каких-либо попыток оставить для себя подготовить пути к отступлению, пренебрегая возможностью посеять семена предлоговоправданий, которые можно было бы использовать для оправданий в случае неудачи. Это было весьма опрометчиво, и лишь крайняя самоуверенностьгордыня, как он понимал, заставляла его решиться на этот шаг. Он не мог себе позволить, обсуждая эту операцию, говорить при обсуждении этой операции "если" или "но" людям, подобным Cент-Винсенту или кому-либо вообще. Он задавался вопросом, не была ли тому причиной недавняя похвала Первого лорда, всё ещё звучавшая в его голове, или, возможно, случайное замечание, что он может «затребовать» было ли это потому, что недавняя похвала Первого Лорда всё ещё звучала в его голове, или, возможно, это было из-за случайного замечания, что он может "запросить" помощь у Пелью, Главнокомандующего, который был его капитаном двадцать лет назад, когда он был мичманом. Ни то ни другое такой причиной не являлось, решил он. Он решил, что ни то ни другое не было причиной. Только его безумная самоуверенностьгордыня.

"Ветер к северо-западу западный и устойчивый"- сказал Cент-Винсент, глядя какбросив взгляд на циферблат, показывающий положение вращаются крылья флюгера на крыше Адмиралтейства. "Тем не менее, барометрБарометр падает, тем не менее. Чем скорее вы отправитесь, тем лучше. Лучше бы Вы поскорее ступали. Я пошлю Ваши ваши приказы Вам вам домой, - ловите шанс сказать «до свидания» Вашей жене. Где находятся ваши вещи?"Где - Ваше снаряжение?"

"В Смоллбридже, милордмой Лорд. Почти напо дороге в Портсмутк Портсмуту".

"Хорошо. Нынче полдень. Допустим, Вы вы выедете в три; почтовым дилижансом до Портсмута - Вывы не сможете ехать на перекладных с вашим матросским сундучком. Семь-восемь часов, - дороги не должно развезти в это время года - Вывы сможете сняться с якоря в полночь. Я пошлю Фримену его приказы почтой сейчас же. Я желаю ВамЖелаю вам удачи, Хорнблауэр".

"Спасибо, милордмой лорд".

Хорнблауэр завернулся в плащ, подтянул меч, и взял пропускпопрощался. Прежде, чем он оставил кабинет, вошел клерк, которого бренчанием звонка вызвал Cент-Винсент, чтобы надиктовать приказы. Снаружи дул свежий северо-западный ветер, о котором говорил Cент-Винсент, и он почувствовал себя замерзшим и жалким в своем пестром темно-красном и белом шелке. Но экипаж уже ждал его там, как Барбара и обещала.


1 Dean: а) церк. декан (ранг следующего по старшинству после епископа духовного лица в католической и англиканской церкви) б) церк. настоятель собора; старший священник ­ rural dean. (ABBYY Lingvo 7.0).

2 Surplice сущ.; церк. стихарь (длинное облачение с широкими рукавами) — священная одежда, прямая, длинная, с широкими рукавами. Наименование свое С. получил от греческого слова στιχος — стих, строка, прямая линия. В древности одежда эта известна была под многими наименованиями, напр.: στιχαριυν, alba, tunica. Почти все эти наименования означали обычную нижнюю одежду, которую в древности носили мужи и жены. Церковь христианская приняла эту одежду в число священных по образцу ветхозаветной священнической одежды, известной под именем хитона, или у первосвященников — подира. С. находился во всеобщем употреблении во всех древних церквах. В древности С. изготовлялся из льна и был белого цвета, на что указывает одно из его наименований — alba (белая одежда). Этому цвету С., как цвету одежд ангельских, соответствует и то таинственное знаменование, какое соединяют с ним учители церкви. С. знаменует светлую жизнь облачающихся в него, напоминает о той чистоте и непорочности, с которою служители Божии должны проходить свое высокое служение, и выражает их духовную радость о Господе, внушаемую чистотою жизни. Это знаменование выражается в молитве, читаемой при облачении в С.: "возрадуется душа моя о Господе, облече бо мя в ризу спасения и одеждою веселия одея мя". Эта одежда усвоена всем трем степеням священства, так как от них требуется одинаковая чистота жизни. В нее облачаются также иподиаконы и, по благословению епископа, чтецы и певцы. У архиерея и священников С. делается шире и просторнее диаконского и называется подризником, так как находится под другими ризами, ими надеваемыми. Иногда нашиваются ленты на боках и рукавах С., знаменующие собою те узы, которыми был связан Спаситель пред Каиафою и Пилатом, и кровь, истекшую из ребра Его. Разрезы под рукавами С. напоминают о прободенном ребре Спасителя. Оплечья на С., из других материй или других цветов, означают язвы от биения на раменах Спасителя. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

3 Хок, или Хоук, Эдвард. (Hawke) (1705-1781) – английский адмирал. Участник ряда крупнейших войн 18 века. Особенно прославился победой над французским флотом в заливе Киберон 20 ноября 1759 г. во время Семилетней войны. В 1766-1771 – Первый лорд Адмиралтейства. (From Wikipedia, the free encyclopedia).

4 Ансон Джордж (или Энсон Джордж, лорд Anson) — британский адмирал, род. 23 апр. 1697 в Шебери в Стаффордшайре; служил лейтенантом в 1716 под начальством Нориса в эскадре, отправленной в Вост. океан; в 1717 и 1718 под начальством сэра Джорджа Бинга принимал участие в войне с испанцами, в 1723 был произведен в капитаны и 1739 получил командование над эскадрой, которой поручено было тревожить испанские торговые суда и колонии на берегах Южного океана. С тремя большими и четырьмя малыми, плохо снабженными судами вышел он из Англии 18 сент. 1740, обогнул мыс Горн, сжег город Пайту, направился к Филиппинским островам, отбил крупную добычу и 15 июня 1744 г. возвратился в Англию. Это опасное плавание имело важное значение и для морских, и для географических исследований неизвестных морей и берегов; результаты путешествия были изданы под руководством морского священника Вальтера и математика Робена в "Voyage round the World" (Лондон, 1748); переведены на немецкий язык Тоцце (Геттинген, 1763). В 1744 г. А. был уже контр-адмиралом, 3 мая 1747 одержал победу у Финистерского мыса над французским адмиралом Жонкьером, за что получил звание барона Собертона, а четыре года спустя сделан был первым лордом адмиралтейства. В 1758 г. А. командовал флотом у Бреста и сопровождал вылазку англичан у Сен-Мало и Шербурга. В 1761 г. он был произведен в адмиралы флота и † 1 июня 1762 г. в своем имении Моор-Парке. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

5 Мальборо Джон Черчилль (Marlborough), позже граф и герцог М. — англ. полководец и государственный деятель (1650-1722); был пажом герцога Йоркского (позже короля Иакова II), служил во Фландрии, потом пять лет состоял на французской службе и по возвращении в 1678 г. женился на фрейлине принцессы (позднейшей королевы) Анны, Саре Дженнигс (см. ниже). Этот брак, а еще больше — связь сестры Черчилля, Арабеллы, с герц. Йоркским — много способствовали его успеху. При Иакове II он сделался генералом и бароном Сендриджем, сражался против Монмута, но, поссорившись с королем, в 1688 г. передался со своими войсками Вильгельму Оранскому, в 1689 г. сделавшему его графом М. В 1689 г. М. сражался в Нидерландах, в 1690 г. — в Ирландии, но за участие в замыслах иаковитов (см. соотв. статью) против Вильгельма был удален от должностей и арестован (1692). В 1698 г. он снова был приближен ко двору, но, хотя Вильгельм и дал ему главное начальство во Фландрии, блестящая перспектива открылась перед ним лишь со вступлением на престол его покровительницы Анны (1702), назначившей его главнокомандующим всеми английскими войсками в войну за испанское наследство (см. соотв. статью), между тем как преданный ему друг, лорд-казначей Годольфин (см. соотв. статью), руководил внутренним управлением. В течение восьми лет оба деятеля работали вместе с беспримерным успехом; расположение королевы было на их стороне, благодаря влиянию графини М. Возведенный в сан герцога, М. вместе с принцем Евгением Савойским разбил французов и баварцев при Бленгейме (Гохштедте), 13 августа 1704 года. Дипломатическое искусство М. подготовило кампанию 1706 г., в которой он разбил наголову французов при Рамильи (см.); в это время М. достиг апогея своей славы. Кабинет М. и Годольфина, вследствие нерасположения ториев к войне, получал более и более вигистскую окраску; но именно в это время Гарлей (см. соотв. статью), начал, при помощи придворной дамы Машам, интриговать у королевы против могущественного герцога и его супруги. М. еще раз одержал блестящую победу в кровопролитной битве при Мальплаке (1709); но, пока он находился в походе, в Англии произошел кризис: Годольфин должен был оставить свой пост и Гарлей, вместе с Сент-Джоном (см. Болингброк), образовал торийское министерство. М. удержал начальство над войсками, но ему мешали во всех его предприятиях. Несмотря на его нежелание, было заключено перемирие 8 октября 1711 г., сам он был обвинен в растратах и лишен должностей, в 1712 г. Он отправился в Голландию и Германию и вернулся в Англию лишь после смерти Анны (авг. 1714). Георг снова назначил его главнокомандующим, но он уже не имел прежнего значения. М. был одинаково неутомим как полководец и как дипломат, смел, настойчив и хладнокровен. Страсть к деньгам сильно повредила его репутации. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

6 Оружейный король - высшая степень (звание?) герольда. Обычно оружейный король является главой геральдической марки – определенной отдельной части государства. (Более подробно см. ст. Герольд в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона или других источниках).

7 Вероятнее всего, имеется ввиду Сен-Винцент Джон (Jervis барон Meaford, граф Saint-Vincent, 1734—1823) — британский адмирал. В 1782 г. овладел франц. линейным кораблем с 74 пушкам. После заключения мира в 1783 г. С. сделался членом палаты депутатов и примкнул к оппозиции. В 1794 г. С. овладел франц. колониями Мартиникой и С.-Люцией. В 1797 г. во главе флота из 15 линейных кораблей и 4 фрегатов разбил близ мыса С.-Винцента сильный испанский флот, состоявший из 27 линейных кораблей и 10 фрегатов, и завладел 4-мя испанскими кораблями. В министерстве Аддингтона С. сделался в 1801 г. первым лордом адмиралтейства и занимал эту должность до 1805 г.; в 1806 г. назначен командующим британским флотом в канале Ламанш. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

8 Дункан Адам (Duncan, виконт Camperdown, 1731—1804) — англ. адмирал. В 1795 г. назначен главнокомандующим соединенной русско-англ. эскадры в Северном море; в 1797 г. заставил сдаться голландского адмирала Винтера. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

9 Кампердойн или Камп (Camperduin) — нидерландская деревня в пров. Сев. Голландии, на дюнах. зап. берега, между Алькмаром и Гельдером; известна победой английского вице-адмирала Дункана над батавским адмиралом Де-Винтером 11 окт. 1797 г. Битва называется и по другой близлежащей деревне, Эгмонд-аан-зее (Egmond a an Zee). (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

10 Капитан Чарльз Лидъярд (Lydiard) 23 августа 1806 г. командуя фрегатом «Энсон» (44 орудия) захватил близ Гаваны испанский фрегат «Помона» (34).( Naval History of Great Britain by William James, стр. 257-258).

11 В «Военно-морской истории» Джеймса упоминается Худ (Hood), который во время Абукирской битвы был капитаном ЛК «Рьяный». (Naval History of Great Britain by William James).Вероятнее всего, имеется ввиду Гуд Самуэль (Hood, виконт Витлей, 1724-1816) — известный англ. адмирал. В сев.-амер. войне дважды разбил франц. адмирала Грасса, при о-ве С. Христофора и Гваделупе (1782), и захватил затем 4 франц. корабля. Возведенный Георгом III в звание ирландского пэра, Г. в 1784 г. вступил в нижнюю палату, где принадлежал к оппозиции, а в 1786 г. назначен лордом адмиралтейства. В войне с Францией Г., будучи главнокомандующим в Средиземном море, взял в 1793 г. Тулон, а в 1794 г. завоевал Корсику. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт")

12 Сражение на Ниле произошло 1 — 2 августа 1798 г. у мыса Абукир (Египет) между английским флотом под командованием адмирала Горацио Нельсона и французскими кораблями, которыми командовал адмирал Франсуа — Поль Брюэс. Поражение французского флота лишило армию Наполеона во время ее Египетской экспедиции морских коммуникаций. (Ссылка взята: Патрик О'Брайан — Командир и штурман (Хозяин морей — 1) Patrick O'Brian. Master & Commander (1970) Библиотека Старого Чародея — http://www.oldmaglib.com/ Сканирование, распознавание и вычитка — Ustas. С. 3.)

13 Ео (Yeo), сэр Джеймс Лукас, британский военно-морской офицер, родился в Саутгемптоне, Англия, в 1782 г.; умер недалеко от побережья Африки в 1819 г. В раннем возрасте он поступил на флот в распоряжение адмирала Косби (Cosby). В 1797 г. он был повышен до лейтенанта, и назначен на "Луару" ("La Loire") под командование капитана Фредерика Л. Мэйтланда (Frederick L. Maitland). В июне 1805 г. его направили на испанское побережье для сбора данных о вражеских судах в порту Эль-Муро (El Muro). Штурмуя форт, он преуспел в захвате и выводе из порта всех судов, как вооруженных, так и невооруженных. После этого достижения он был назначен командиром "Конфианс" ("Confiance") - одного из кораблей, которые он захватил. В 1809 г. он вместе с португальцами захватил Кайенну (Cayenne), получил, впоследствии, звание капитана, и был возведен принцем-регентом Португалии в звание рыцаря ордена Святого Бенито Д'Ависа (knight's commandery of St. Benito d'Avis), будучи единственным протестантом удостоенным этой чести.

(Edited Appletons Encyclopedia, Copyright © 2001 VirtualologyTM. Virtual American Biographies http://www.famousamericans.net/sirjameslucasyeo/ и Naval History of Great Britain by William James, стр. 134-138).

14 Трансепт (transept) - поперечный неф или несколько нефов, пересекающих продольный объем в крестообразных по плану зданиях. (ABBYY Lingvo 7.0). Таким образом, лейтенант шел через центр церкви. (Прим. переводчика).

15 Вероятнее всего, автор имел в виду 1797 год, когда, 16 апреля -15 мая произошел мятеж на кораблях военно-морского флота Великобритании на Спитхедском рейде, а 12 мая – 13 июня на военно-морской базе в Норе. (Прим. переводчика).

16 Пелью, Эксмоут, виконт (Edward Pellew Exmouth, 1757—1883) — британский адмирал. Принимал участие в войне против восставших американских колоний, потом против Франции. Во время революционных войн, командуя западной эскадрой, рассеял в 1795 г. французскую эскадру. В 1799 г. блокировал Рошфор. В 1802 г. избран в палату общин, где примкнул к ториям. В 1804 г. получил командование английскими морскими силами в Ост-Индии, где завоевал датские колониальные владения и уничтожил много неприятельских судов. В 1810 г. запер вход в Шельду, потом командовал флотом в Средиземном море. В 1814 г. возведен в достоинство пэра. В 1816 г., соединив свою эскадру с нидерландской, принудил алжирск. бея освободить христианских рабов в своих владениях, признать Ионические о-ва независимой республикой и отказаться от покровительства морским разбойникам. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

17 Сена, река (франц. Seine, лат. Sequana) — река в сев. Франции, берет начало в дпт. Кот-д'Ор в 30 км к СЗ от Дижона ок. М. Шансо на высоте 471 м над ур. м., течет в сев.-зап. направлении через д-ты Кот-д'Ор, Об, Сены-и-Марны, Сены-и-Уазы, Сены, Эр и Нижней Сены (см. соотв. ст.). Начиная с Парижа течение С. становится извилистым и местами, разветвляясь на несколько рукавов, образует о-ва. Впадает после протяжения 776 км в Ламанш между Гавром и Гонфлером, образуя бухту 10 км ширины. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

18 16 апреля - 15 мая 1797 года произошел мятеж на кораблях военно-морского флота Великобритании на Спитхедском рейде. (Прим. переводчика). Спитхедский рейд (Spithead) — у южного берега Англии в графстве Хантс (Hants) между островами Портсю и Уайт; на западе соединяется с Солентским и Соутгамптонским заливами; служит местом сбора английского флота. На противоположных сторонах его находятся города Портсмут и Райд. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

19 12 мая – 13 июня 1797 года произошел мятеж на военно-морской базе в Норе. (Прим. переводчика).

20 Хью Пиготт (Pigott), капитан фрегата «Гермиона» (32) был известен как один из самых жестоких капитанов.. 22 сентября 1797 г. команда взбунтовалась и перебила всех офицеров. Фрегат они сдали испанским властям (дело происходило на Карибском море). (Прим. переводчика).

21 Веллингтон, Артур-Коллей Веллеслей (герцог Wellington) — 3-й сын лорда Гаррет-Коллей; графа Морнингтона. Род. в 1769г. в Дунканкестле (Ирландия); воспитывался в Итоне, а потом в Анжерском военном училище, во Франции. В 1787 г. он вступил в военную службу, в 1794 г. участвовал в Нидерландском походе, а в 1797 г. отправился со своим полком в Индию, где отличился в войне с Типпо-Саибом, особенно при штурме Серингапатама (1799). После взятия этого города В. назначен был губернатором его, а через год после того он успешно действовал против мараттов и принудил их заключить выгодный для Англии мир. В 1806 г., по возвращении в Европу, В. был избран городом Нью-Портом (на о-ве Вайт) депутатом в нижнюю палату; в 1807 г. В. участвовал в походе против Копенгагена, а в июле 1808 г. отправлен в Португалию, принял там начальство над британскими войсками, и, после нескольких удачных дел с французскими отрядами, совершенно разбил маршала Жюно при Вимиейре. Затем он возвратился в Англию, но в апреле 1809 г. опять прибыл в Португалию, где, совершив смелый переход с союзными войсками через р. Дуро (11 мая,), взял г. Опорто и принудил маршала Сульта к отступлению. 1810 г. ознаменовался делом при Бузако, обороной Торрес-Ведрасской укрепленной позиции, осадой Альмеида и взятием Сиудад-Родриго, при чем действия В. постоянно были успешны. Испанские кортесы сделали его маркизом Торрес-Ведрасским, испанским грандом и герцогом Сиудад-Родригским, а принц-регент возвел его в звание графа В. В 1812 г. В. взял Бадахос, разбил маршала Мармона при Саламанке и вступил в Мадрид. После неудачного приступа к Бургосу В. отступил в Португалию; но когда в 1813 г часть французск. войск выступила из Испании, то он снова занял Мадрид и 21 июня одержал блестящую победу при Виттории (см. это сл.). За это сражение, освободившее Испанию от французов, В. был произведен в фельдмаршалы. В октябре 1813 г. В. вступил во Францию, одержал несколько побед над марш. Сультом и занял Тулузу, где узнал о заключении мира в Париже. За подвиги свои В. был щедро награжден английским правительством: принц-регент пожаловал ему титул герцога, а парламент назначил 300 тыс. фунтов стерл. на покупку имения. По возвращении Наполеона с о-ва Эльба В. принял начальство над союзною англо-голландскою армиею и вместе с Блюхером одержал решительную победу при Ватерлоо (см. это сл.), после которой вторгнулся во Францию и занял Париж. По заключении 2-го Парижского мира он был сделан главным начальником союзных войск во Франции и оставался там до конца оккупации. В 1818 и 1822 гг. он принимал участие в конгрессах Аахенском и Веронском; в 1826 г. был послан в Россию для поздравления императора Николая с восшествием на престол; в 1828 г. сделался первым министром. Его министерство имело решительно торийский характер, но, уступая обстоятельствам, приняло на себя в 1829 г. инициативу эмансипации католиков. Впечатление, произведенное французской июльской революцией, и вступление на английский престол Вильгельма IV повлекли за собою в ноябре 1830 г. падение министерства В. Со своим обычным упорством он противился парламентской реформе и этим возбудил в народе такое негодование, что подвергся публичному оскорблению. По увольнении министерства вигов в ноябре 1834 г., В. принял в кабинете Роберта Пиля управление министерством иностранных дел; но уже при открытии сессии 1835 г. министерство принуждено было удалиться. Когда Пиль в сентябре 1841 г. снова составил министерство, В. еще раз вступил в кабинет, но не взял в нем никакого определенного портфеля. К немалому огорчению коренных тори, он, под влиянием Пиля, высказался за отмену хлебных законов. После падения Пиля (1846) В. удержал за собою место главнокомандующего войсками, вместе с должностями губернатора Тауэра, лорда-хранителя пяти гаваней и канцлера Оксфордского университета. Держась в стороне от партий, он действовал в качестве посредника, и сама королева обращалась к его советам в затруднительных вопросах. В. не был гениальным человеком, но обладал недюжинным умом, живым сознанием долга и, в особенности, непреклонною твердостью. Его прежняя непопулярность была забыта, и он пользовался любовью и уважением народа, когда его застигла смерть 14 сентября 1852 г. Тело его было предано земле с королевскими почестями в соборе св. Павла. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

22 Бомбардирский корабль (bomb-vessel) — мелкосидящее судно для бросания бомб из мортир при бомбардировании крепостей с моря. Первый Б. корабль построен во Франции при Людовике XIV и был двухмачтовым; мортиры помещались впереди фок-мачты, что давало возможность действовать по длине судна. Такие суда наз. Б. галиотами. Но вследствие невыгодного расположения оснастки они не имели хороших морских качеств, почему англичане начали строить трехмачтовые Б. кор., и мортиры располагались между фок— и грот-мачтами, при чем действие становилось по ширине Б. корабля. У нас во флоте употреблялись Б. корабли английского образца. Теперь Б. кораблей не строят. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

23 Конгрив, Вильям, инженер (Congreve, 1772 — 1828) — английский инженер и артиллерийский генерал, выдвинулся многими улучшениями в деле постройки шлюзов и каналов, а также своим деятельным содействием герцогу Йоркскому в предпринятой последним реорганизации английских военных сил. Главным изобретением К. является известный род ракет (см.), которые впервые применены были под Булонью в 1806 г., затем при бомбардировке Копенгагена в 1807 г., так же как и во многих битвах 1813 г., между прочим и под Лейпцигом, и в разное время введены были во всех почти европейских армиях. Другим крупным изобретением К. является способ одновременного печатания несколькими красками (см. Печатное дело). В 1816 и 1817 гг. К. прикомандирован был состоять при особе великого князя Николая Павловича во время его путешествия по Англии. В 1824 г. К. стал во главе общества, учрежденного для устройства газового освещения на континенте, но по причине этого предприятия денежные дела его запутались, а в 1828 г. он удалился в Тулузу, где и умер. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт"). Можно предположить, что В. Конгрив устанавливал свои ракеты и на корабли военно-морского флота Великобритании. (Прим. переводчика).


24 Роберт-Банкс-Дженкинсон, 2-й гр. Ливерпуль (Liverpool). (1770-1828); в 1791 г. был выбран в палату общин; в министерстве Аддингтона был м-ром иностранных дел, во втором министерстве Питта — внутренних дел. Занимал разные министерские посты в министерствах Портланда и Персиваля, а по смерти последнего, в 1812 г., сам сформировал кабинет. Цвет его министерству, державшемуся целых 14 лет (до 1827 г.), придавал, однако, не он, а сперва Кэстльри, потом Каннинг. Он не обладал ни выдающимися способностями, ни образованием, отличаясь только уменьем ладить с людьми и мирить между собою разнородные элементы своей партии. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. (Р) 2002 IDDK (C) 2002 Мультимедиа-издательство "Адепт").

25 Светоний писал о Нероне: «От некоторых я слышал, будто он твердо был убежден, что нет на свете человека целомудренного и хоть в чем-нибудь чистого, и что люди лишь таят и ловко скрывают свои пороки: поэтому тем, кто признавался ему в разврате, он прощал и все остальные грехи». (Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей // Перевод М. Л. Гаспарова. - М.: "Наука", 1993 - Книга шестая, «Нерон», 29). – Прим. переводчика.



Похожие:

Внимание читателей! iconО. Л. Абышко Главный редактор
«классического психоанализа», а также «Очерк истории психоанализа» о первых десятилетиях возникновения и развития психоаналитического...
Внимание читателей! iconВнимание! Внимание! Внимание!
В школе в течение года проходили Всероссийские молодежные чемпионаты. Известны результаты некоторых из них
Внимание читателей! iconПринят
Газета "Х" – городская общественно-политическая газета. Она информирует читателей о жизни города Х, х-кой области, России, политических...
Внимание читателей! iconГубарев иван Иванович
Капитан ртл «Рыбак» в начале 1970-х годов. Активный внештатный автор газеты «Рыбный Мурман». Рыбацкая газета так писала о своем авторе:...
Внимание читателей! iconВнимание! внимание! внимание! По итогам соревновательной программы 9 сентября «дня здоровья»
«Моё здоровье – здоровье моей страны» и спортивная викторина. Победителями в викторине стали
Внимание читателей! iconФ. М. Достоевский кроткая фантастический рассказ
Я прошу извинения у моих читателей, что на сей раз вместо "Дневника" в обычной его форме даю лишь повесть. Но я действительно занят...
Внимание читателей! iconС. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ
В них рассматриваются фундаментальные вопросы научного познания, которые и сегодня привлекают острое внимание как специалистов естествоиспытателей...
Внимание читателей! iconВнимание развивающие игры и упражнения
Внимание – это направленность и сосредоточенность нашего сознания на определенном объекте
Внимание читателей! iconБезрукий
А если загар на теле ляжет со следами от купальника? Все! трандец. Мыль пеньку. И все это ради одной, единственной цели: чтобы привлечь...
Внимание читателей! iconВикторина «Подружись с книгой» Для учащихся вторых классов
Внимание! Внимание! Начинаем наше состязание умных и смекалистых, умелых, знающих, книги читающих!
Внимание читателей! iconПредисловие ко 2-му изданию интерес читателей к первому изданию книги «Двуликий Янус (о природе творческой личности)»
Интерес читателей к первому изданию книги «Двуликий Янус (о природе творческой личности)», опубликованной в 1996 г малым тиражом...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов