Зинаида Николаевна Гиппиус icon

Зинаида Николаевна Гиппиус



НазваниеЗинаида Николаевна Гиппиус
Дата конвертации01.09.2012
Размер178.01 Kb.
ТипДокументы

Зинаида Николаевна Гиппиус

(8 ноября 1869, Белёв Тульской губ. – 9 сентября 1945, Париж)

30 стих.


Песня [акцентный]

Окно моё высоко над землёю,

Высоко над землёю.

Я вижу только небо с вечернею зарёю, —

С вечернею зарёю.

И небо кажется пустым и бледным,

Таким пустым и бледным...

Оно не сжалится над сердцем бедным,

Над моим сердцем бедным.

Увы, в печали безумной я умираю,

Я умираю,

Стремлюсь к тому, чего я не знаю,

Не знаю...

И это желание не знаю откуда,

Пришло откуда,

Но сердце хочет и просит чуда,

Чуда!

О, пусть будет то, чего не бывает,

Никогда не бывает:

Мне бледное небо чудес обещает,

Оно обещает,

Но плачу без слёз о неверном обете,

О неверном обете...

Мне нужно то, чего нет на свете,

Чего нет на свете.

1893


Посвящение [>Ан3жм; Аф3м]

Небеса унылы и низки,

Но я знаю – дух мой высок.

Мы с тобой так странно близки,

И каждый из нас одинок.

Беспощадна моя дорога,

Она меня к смерти ведёт.

Но люблю я себя, как Бога, –

Любовь мою душу спасёт.

Если я на пути устану,

Начну малодушно роптать,

Если я на себя восстану

И счастья осмелюсь желать, –

Не покинь меня без возврата

В туманные, трудные дни.

Умоляю, слабого брата

Утешь, пожалей, обмани.

Мы с тобою единственно близки,

Мы оба идём на восток.

Небеса злорадны и низки,

Но я верю – дух наш высок.

1894


Цветы ночи [>Ан3жм; Аф3ж]

О, ночному часу не верьте!

Он исполнен злой красоты.

В этот час люди близки к смерти,

Только странно живы цветы.

Тёмны, тёплы тихие стены,

И давно камин без огня...

И я жду от цветов измены, –

Ненавидят цветы меня.

Среди них мне жарко, тревожно,

Аромат их душен и смел, –

Но уйти от них невозможно,

Но нельзя избежать их стрел.

Свет вечерний лучи бросает

Сквозь кровавый шёлк на листы...

Тело нежное оживает,

Пробудились злые цветы.

С ядовитого арума мерно

Капли падают на ковёр...

Всё таинственно, всё неверно...

И мне тихий чудится спор.

Шелестят, шевелятся, дышат,

Как враги, за мною следят.

Всё, что думаю, – знают, слышат

И меня отравить хотят.


О, часу ночному не верьте!

Берегитесь злой красоты.

В этот час мы всё ближе к смерти,

Только живы одни цветы.

1894


Любовь – одна [Я4жм]

Единый раз вскипает пеной

И рассыпается волна.

Не может сердце жить изменой,

Измены нет: любовь – одна.

Мы негодуем иль играем,

Иль лжём – но в сердце тишина.

Мы никогда не изменяем:

Душа одна – любовь одна.

Однообразно и пустынно,

Однообразием сильна,

Проходит жизнь... И в жизни длинной

Любовь одна, всегда одна.

Лишь в неизменном – бесконечность,

Лишь в постоянном – глубина.

И дальше путь, и ближе вечность,

И всё ясней: любовь одна.

Любви мы платим нашей кровью,

Но верная душа – верна,

И любим мы одной любовью...

Любовь одна, как смерть одна.

1896


Надпись на книге [Я3дм]

Мне мило отвлечённое:

Им жизнь я создаю...

Я всё уединённое,

Неявное люблю.

Я – раб моих таинственных,

Необычайных снов...

Но для речей единственных

Не знаю здешних слов...

1896


Там [Аф4ж]

Я в лодке Харона, с гребцом безучастным.

Как олово, густы тяжёлые воды.

Туманная сырость над Стиксом безгласным.

Из тёмного камня небесные своды.

Вот Лета. Не слышу я лепета Леты.

Беззвучны удары раскидистых вёсел.

На камень небесный багровые светы

Фонарь наш неяркий и трепетный бросил.

Вода непрозрачна и скована ленью...

Разбужены светом, испуганы тенью,

Преследуют лодку в бесшумной тревоге

Тупая сова, две летучие мыши,

Упырь тонкокрылый, седой и безногий...

Но лодка скользит не быстрей и не тише.

Упырь меня тронул крылом своим влажным...

Бездумно слежу я за стаей послушной,

И всё мне здесь кажется странно-неважным,

И сердце, как там, на земле, – равнодушно.

Я помню, конца мы искали порою,

И ждали, и верили смертной надежде...

Но смерть оказалась такой же пустою,

И так же мне скучно, как было и прежде.

Ни боли, ни счастья, ни страха, ни мира,

Нет даже забвения в ропоте Леты...

Над Стиксом безгласным туманно и сыро,

И алые бродят по камням отсветы.

1900


Последнее [Я5ж]

Порой всему, как дети, люди рады

И в легкости своей живут весёлой.

О, пусть они смеются! Нет отрады

Смотреть во тьму души моей тяжёлой.

Я не нарушу радости мгновенной,

Я не открою им дверей сознанья,

И ныне, в гордости моей смиренной,

Даю обет великого молчанья.

В безмолвье прохожу я мимо, мимо,

Закрыв лицо, – в неузнанные дали,

Куда ведут меня неумолимо

Жестокие и смелые печали.

1900

Как все [>Ан3мм]

Не хочу, ничего не хочу,

Принимаю всё так, как есть.

Изменять ничего не хочу.

Я дышу, я живу, я молчу.

Принимаю и то, чему быть.

Принимаю болезнь и смерть.

Да исполнится всё, чему быть!

Не хочу ни ломать, ни творить.

И к чему оно все — Бог весть!

Но да будет всё так, как есть.

Нерушимы земля и твердь.

Неизменны и жизнь, и смерть.

<1903>


Все кругом [Д4дд; Ам4жж]


Страшное, грубое, липкое, грязное,
Жестко тупое, всегда безобразное,
Медленно рвущее, мелко-нечестное,
Скользкое, стыдное, низкое, тесное,
Явно-довольное, тайно-блудливое,
Плоско-смешное и тошно-трусливое,
Вязко, болотно и тинно застойное,
Жизни и смерти равно недостойное,
Рабское, хамское, гнойное, черное,
Изредка серое, в сером упорное,
Вечно лежачее, дьявольски косное,
Глупое, сохлое, сонное, злостное,
Трупно-холодное, жалко ничтожное,
Непереносное, ложное, ложное!

Но жалоб не надо: что радости в плаче?
Мы знаем, мы знаем: все будет иначе.


^ 1904


Между [Я2ж|Я2жм]

Д. Философову

На лунном небе чернеют ветки...

Внизу чуть слышно шуршит поток.

А я качаюсь в воздушной сетке,

Земле и небу равно далёк.

Внизу – страданье, вверху – забавы.

И боль, и радость – мне тяжелы.

Как дети, тучки тонки, кудрявы...

Как звери, люди жалки и злы.

Людей мне жалко, детей мне стыдно,

Здесь – не поверят, там – не поймут.

Внизу мне горько, вверху – обидно...

И вот я в сетке – ни там, ни тут.

Живите, люди! Играйте, детки!

На всё, качаясь, твержу я «нет»...

Одно мне страшно: качаясь в сетке,

Как встречу тёплый, земной рассвет?

А пар рассветный, живой и редкий,

Внизу рождаясь, встаёт, встаёт...

Ужель до солнца останусь в сетке?

Я знаю, солнце – меня сожжёт.

1905


Святое [Я3жд]

Печали есть повсюду...

Мне надоели жалобы;

Стихов слагать не буду...

О, мне иное жало бы!

Пчелиного больнее,

Змеиного колючее...

Чтоб ранило вернее, –

И холодило, жгучее.

Не яд, не смерть в нём будет;

Но, с лаской утаённою,

Оно, впиваясь, – будит,

Лишь будит душу сонную.

Чтобы душа дрожала

От счастия бессловного...

Хочу – святого жала,

Божественно-любовного.

1905


Перебои [>Ан3гд; Х4мм; >Д/Аф3гд]


Если сердце вдруг останавливается... —

на душе беспокойно и весело...

Точно сердце с кем-то уславливается... —

а жизнь свой лик занавесила...

Но вдруг —

Нет свершенья, новый круг,

Сердце тронуло порог,

Перешло - и вновь толчок,

И стучит, стучит, спеша,

И опять болит душа,

И опять над ней закон

Чисел, сроков и времен,

Кровь бежит, темно звеня,

Нету ночи, нету дня,

Трепет, ропот, торопь, стук,

И вдруг —

Сердце опять останавливается... —

Вижу я очи Твои, Безмерная,

под взором Твоим душа расплавливается... —

о, не уходи, моя Единая и Верная,

овитая радостями тающими,

радостями знающими

Все.

1905


Дьяволёнок [Я4жм]

Мне повстречался дьяволёнок,

Худой и щуплый – как комар.

Он телом был совсем ребёнок,

Лицом же дик: остёр и стар.

Шёл дождь... Дрожит, темнеет тело,

Намокла всклоченная шерсть...

И я подумал: эко дело!

Ведь тоже мёрзнет. Тоже персть.

Твердят: любовь, любовь! Не знаю.

Не слышно что-то. Не видал.

Вот жалость... Жалость понимаю.

И дьяволёнка я поймал.

Пойдём, детёныш! Хочешь греться?

Не бойся, шёрстку не ерошь.

Что тут на улице тереться?

Дам детке сахару... Пойдёшь?

А он вдруг эдак сочно, зычно,

Мужским, ласкающим баском

(Признаться – даже неприлично

И жутко было это в нём) –

Пророкотал: «Что сахар? Глупо.

Я, сладкий, сахару не ем.

Давай телятинки да супа...

Уж я пойду к тебе – совсем».

Он разозлил меня бахвальством...

А я хотел ещё помочь!

Да ну тебя с твоим нахальством!

И не спеша пошёл я прочь.

Но он заморщился и тонко

Захрюкал... Смотрит, как больной...

Опять мне жаль... И дьяволёнка

Тащу, трудясь, к себе домой.

Смотрю при лампе: дохлый, гадкий,

Не то дитя, не то старик.

И всё твердит: «Я сладкий, сладкий...»

Оставил я его. Привык.

И даже как-то с дьяволёнком

Совсем сжился я наконец.

Он в полдень прыгает козлёнком,

Под вечер – тёмен, как мертвец.

То ходит гоголем-мужчиной,

То вьётся бабой вкруг меня,

А если дождик – пахнет псиной

И шёрстку лижет у огня.

Я прежде всем себя тревожил:

Хотел того, мечтал о том...

А с ним мой дом... не то, что ожил,

Но затянулся, как пушком.

Безрадостно-благополучно,

И нежно-сонно, и темно...

Мне с дьяволёнком сладко-скучно...

Дитя, старик, – не всё ль равно?

Такой смешной он, мягкий, хлипкий,

Как разлагающийся гриб.

Такой он цепкий, сладкий, липкий,

Всё липнул, липнул – и прилип.

И оба стали мы – едины.

Уж я не с ним – я в нём, я в нём!

Я сам в ненастье пахну псиной

И шерсть лижу перед огнём...

декабрь 1906, Париж


Всё она [Х4жм]

Медный грохот, дымный порох,

Рыжелипкие струи,

Тел ползущих влажный шорох...

Где чужие? где свои?

Нет напрасных ожиданий,

Недостигнутых побед,

Но и сбывшихся мечтаний,

Одолений – тоже нет.

Все едины, всё едино,

Мы ль, они ли... смерть – одна.

И работает машина,

И жуёт, жуёт война...

1914


«Свободный» стих [Я4жм]

Приманной легкостью играя,

Зовёт, влечёт свободный стих.

И соблазнил он, соблазняя,

Ленивых, малых и простых.

Сулит он быстрые ответы

И достиженья без борьбы.

За мной! За мной! И вот поэты

Стиха свободного рабы.

Они следят его извивы,

Сухую ломкость, скрип углов,

Узор пятнисто-похотливый

Икающих и пьяных слов...

Немало слов с подолом грязным

Войти боялись... А теперь

Каким ручьем однообразным

Втекают в сломанную дверь!

Втекли, вшумели и врылились...

Гогочет уличная рать.

Что ж! Вы недаром покорились:

Рабы не смеют выбирать.

Без утра пробил час вечерний,

И гаснет серая заря...

Вы отданы на посмех черни

Коварной волею царя!

. . . . . . . . . . . . . .

А мне – лукавый стих угоден.

Мы с ним весёлые друзья.

Живи, свободный! Ты свободен –

Пока на то изволю я.

Пока хочу – играй, свивайся

Среди ухабов и низин.

Звени, тянись и спотыкайся,

Но помни: я твой властелин.

И чуть запросит сердце тайны,

Напевных рифм и строгих слов –

Ты в хор вольёшься неслучайный

Созвучно-длинных, стройных строф.

Многоголосы, тугозвонны,

Они полётны и чисты –

Как храма белого колонны,

Как неба снежного цветы.

1915


Ему [Х3д|Х3м]

З. Р.

Радостные, белые, белые цветы...
Сердце наше, Господи, сердце знаешь Ты.

В сердце наше бедное, в сердце загляни...
Близких наших, Господи, близких сохрани!

1915


Непоправимо [>Д3жж]
^

Н. Ястребову


Невозвратимо. Непоправимо.
Не смоем водой. Огнем не выжжем.
Наc затоптал — не проехал мимо!—
Тяжелый всадник на коне рыжем.

В гуще вязнут его копыта,
В смертной вязи, неразделимой...
Смято, втоптано, смешано, сбито —
Все. Навсегда. Непоправимо.

1916


Почему [>Ан3дм]

О Ирландия, океанная,

Мной не виденная страна!

Почему её зыбь туманная

В ясность здешнего вплетена?

Я не думал о ней, не думаю,

Я не знаю её, не знал...

Почему так режут тоску мою

Лезвия её острых скал?

Как я помню зори надпенные?

В чёрной алости чаек стон?

Или памятью мира пленною

Прохожу я сквозь ткань времён?

О Ирландия неизвестная!

О Россия, моя страна!

Не единая ль мука крестная

Всей Господней земле дана?

сентябрь 1917


Веселье [Я6ж/Я5м~Я6м]

Блевотина войны – октябрьское веселье!

От этого зловонного вина

Как было омерзительно твоё похмелье,

О бедная, о грешная страна!

Какому дьяволу, какому псу в угоду,

Каким кошмарным обуянный сном,

Народ, безумствуя, убил свою свободу,

И даже не убил – засёк кнутом?

Смеются дьяволы и псы над рабьей свалкой.

Смеются пушки, разевая рты...

И скоро в старый хлев ты будешь загнан палкой,

Народ, не уважающий святынь!

29 октября 1917


Сейчас [Я4д/Я2м]

Как скользки улицы отвратные,

Какая стыдь!

Как в эти дни невероятные

Позорно – жить!

Лежим, заплёваны и связаны

По всем углам.

Плевки матросские размазаны

У нас по лбам.

Столпы, радетели, водители

Давно в бегах.

И только вьются согласители

В своих Це-ках.

Мы стали псами подзаборными,

Не уползти!

Уж разобрал руками чёрными

Викжель – пути...

9 ноября 1917


Если [акцентный]

Если гаснет свет – я ничего не вижу.

Если человек зверь – я его ненавижу.

Если человек хуже зверя – я его убиваю.

Если кончена моя Россия – я умираю.

февраль 1918


Дверь [Я3жм]

Мы, умные, – безумны,

Мы, гордые, – больны,

Растленной язвой чумной

Мы все заражены.

От боли мы безглазы,

А ненависть – как соль,

И ест, и травит язвы,

Ярит слепую боль.

О чёрный бич страданья!

О ненависти зверь!

Пройдем ли – Покаянья

Целительную дверь?

Замки её суровы

И створы тяжелы...

Железные засовы,

Медяные углы...

Дай силу не покинуть,

Господь, пути Твои!

Дай силу отодвинуть

Тугие вереи!

февраль 1918


Родное [Я4жм]

Т.И.М.

Есть целомудрие страданья

и целомудрие любви.

Пускай грешны мои молчанья –

я этот грех ношу в крови.

Не назову родное имя,

любовь безмолвная свята.

И чем тоска неутолимей,

тем молчаливее уста.

декабрь 1920, Париж


Ключ [Я5ж, строфика]

Струись,
Струись,

Холодный ключ осенний.

Молись,

Молись

И веруй неизменней.


Молись,

Молись

Молитвой неугодной.

Струись,

Струись,

Осенний ключ холодный…

сентябрь 1921, Висбаден


Надежда моя [>Аф3м, 2-3; Аф3м]

Надежда моя, не плачь.

С тобой не расстанемся мы.

Сегодня меня палач

в рассвет поведёт из тюрьмы.

Бессилен слепой палач.

Зарёй зеленеет твердь.

Надежда моя! Не плачь.

Мы вместе сквозь смерть – за смерть.

^ 1921, Висбаден


Идущий мимо [Я5жм; Я6]

У каждого, кто встретится случайно

Хотя бы раз – и сгинет навсегда,

Своя история, своя живая тайна,

Свои счастливые и скорбные года.

Какой бы ни был он, прошедший мимо,

Его наверно любит кто-нибудь...

И он не брошен: с высоты, незримо,

За ним следят, пока не кончен путь.

Как Бог, хотел бы знать я всё о каждом,

Чужое сердце видеть, как своё,

Водой бессмертья утолить их жажду –

И возвращать иных в небытиё.

1924


Мера [>Аф3мж; Д3ж]

Всегда чего-нибудь нет, –

чего-нибудь слишком много...

На всё как бы есть ответ –

но без последнего слога.

Свершится ли что – не так,

некстати, непрочно, зыбко...

И каждый не верен знак,

в решенье каждом – ошибка.

Змеится луна в воде, –

но лжёт, золотясь, дорога...

Ущерб, перехлёст везде.

А мера – только у Бога.

1924


Стихотворный вечер в «Зелёной лампе» [дольник 3д~жм]

Перестарки и старцы и юные

впали в те же грехи:

Берберовы, Злобины, Бунины

стали читать стихи.

Умных и средних и глупых,

Ходасевичей и Оцупов

постигла та же беда.

Какой мерою печаль измерить?

О, дай мне, о, дай мне верить,

что это не навсегда!

В «Зелёную Лампу» чинную

все они, как один, –

Георгий Иванов с Ириною;

Юрочка и Цетлин,

и Гиппиус, ветхая днями,

кинулись со стихами,

бедою Зелёных Ламп.

Какою мерою поэтов мерить?

О, дай мне, о, дай мне верить

не только в хорей и ямб.

И вот оно, вот, надвигается:

властно встаёт Оцуп.

Мережковский с Ладинским сливается

в единый небесный клуб,

словно отрок древне-еврейский,

заплакал стихом библейским

и плачет, и плачет Кнут...

Какой мерою испуг измерить?

О, дай мне, о, дай мне верить,

что в зале не все заснут.

<1927>


Закат1 [Я4мж; Я5м init]

Освещена последняя сосна.

Под нею тёмный кряж пушится.

Сейчас погаснет и она.

День конченый – не повторится.

День кончился. Что было в нём?

Не знаю, пролетел, как птица.

Он был обыкновенным днём,

А всё-таки – не повторится.

июль-август 1928, Thorrenc, Château des 4 Jours


Ей в Торран

1. [Я4жм]

Я не безвольно, не бесцельно

Хранил лиловый мой цветок,

Принёс его длинностебельный

И положил у милых ног.

А ты не хочешь... Ты не рада...

Напрасно взгляд я твой ловлю.

Но пусть! Не хочешь, и не надо:

Я всё равно тебя люблю.

2. [>Аф~Д4мж]

Новый цветок я найду в лесу,

В твою неответность не верю, не верю.

Новый, лиловый я принесу

В дом твой прозрачный, с узкою дверью.

Но стало мне страшно там, у ручья,

Вздымился туман из ущелья, стылый...

Только шипя проползла змея,

И я не нашёл цветка для милой.

3. [>Аф~Д4мж]

В жёлтом закате ты – как свеча.

Опять я стою пред тобой бессловно.

Падают светлые складки плаща

К ногам любимой так нежно и ровно.

Детская радость твоя кротка,

Ты и без слов сама угадаешь,

Что приношу я вместо цветка,

И ты угадала, ты принимаешь.

^ 1928, Торран


За что? [акцентный]

Качаются на луне

пальмовые перья.

Жить хорошо ли мне,

как живу теперь я?

Ниткой золотой светляки

пролетают, мигая.

Как чаша, полна тоски

душа – до самого края.

Морские дали – поля

бледно-серебряных лилий...

Родная моя земля,

за что тебя погубили?

1936


Грех [Я4мж]

И мы простим, и Бог простит.

Мы жаждем мести от незнанья.

Но злое дело – воздаянье

само в себе, таясь, таит.

И путь наш чист, и долг наш прост:

не надо мстить. Не нам отмщенье.

Змея сама, свернувши звенья,

в свой собственный вопьётся хвост.

Простим и мы, и Бог простит,

но грех прощения не знает,

он для себя – себя хранит,

своею кровью кровь смывает,

себя вовеки не прощает –

хоть мы простим, и Бог простит.

1938


===


Часы стоят [Я3ж|Я3м]

Часы остановились. Движенья больше нет.

Стоит, не разгораясь, за окнами рассвет.

На скатерти холодной неубранный прибор,

Как саван белый, складки свисают на ковёр.

И в лампе не мерцает блестящая дуга...

Я слушаю молчанье, как слушают врага.

Ничто не изменилось, ничто не отошло;

Но вдруг отяжелело, само в себя вросло.

Ничто не изменилось, с тех пор как умер звук.

Но точно где-то властно сомкнули тайный круг.

И всё, чем мы за краткость, за лёгкость дорожим, –

Вдруг сделалось бессмертным, и вечным – и чужим.

Застыло, каменея, как тело мертвеца...

Стремленье – но без воли. Конец – но без конца.

И вечности безглазой беззвучен строй и лад.

Остановилось время. Часы, часы стоят!


Игра [Я4мж]

Совсем не плох и спуск с горы:

Кто бури знал, тот мудрость ценит.

Лишь одного мне жаль: игры...

Её и мудрость не заменит.

Игра загадочней всего

И бескорыстнее на свете.

Она всегда – ни для чего,

Как ни над чем смеются дети.

Котёнок возится с клубком,

Играет море в постоянство...

И всякий ведал – за рулём –

Игру бездумную с пространством.

Играет с рифмами поэт,

И пена – по краям бокала...

А здесь, на спуске, разве след –

След от игры остался малый.


Как он [Я4жм]

Георгию Адамовичу

Преодолеть без утешенья,

Всё пережить и всё принять.

И в сердце даже на забвенье

Надежды тайной не питать, –

Но быть, как этот купол синий,

Как он, высокий и простой,

Склоняться любящей пустыней

Над нераскаянной землёй.

1 Вариант названия – «Горное».




Похожие:

Зинаида Николаевна Гиппиус iconДокументы
1. /Гиппиус С. Гимнастика чувств.doc
Зинаида Николаевна Гиппиус iconДокументы
1. /Дерево и лист (пер. Е.Н.Гиппиус).txt
Зинаида Николаевна Гиппиус icon8 «А» класс Классный Уткина Зинаида Михайловна

Зинаида Николаевна Гиппиус iconБезь Елена Николаевна
На начало 2008-09 уч г. Школьная команда представлена следующим составом: Безь Елена Николаевна
Зинаида Николаевна Гиппиус iconДокументы
1. /Писаренко. Солнцеед ЗИНАИДА БАРАНОВА.doc
Зинаида Николаевна Гиппиус iconЕфимова Ольга Николаевна, учитель музыки высшей квалификационной категории муниципального общеобразовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа с. Прималкинского»
Ольга Николаевна в 1982 году окончила Орджоникидзевское педагогическое училище, получив специальность музыкальное воспитание, учитель...
Зинаида Николаевна Гиппиус iconУченицы 3го класса моу кисловская сош неуйминой Валентины
Неуймина Ольга Николаевна. Она родилась 3 декабря 1975 года в селе Клевакинское Каменского района Свердловской области. Родителей...
Зинаида Николаевна Гиппиус iconАлександра Георгиевна Гилянова, Мириам Ильинична Оссовская, Зинаида Яковлевна Тураева
Тематический план издательства «Высшая школа» (вузы и техникумы) на 1973 год. Позиция №127
Зинаида Николаевна Гиппиус iconКулакова Любовь Николаевна, заведующая мдоу «Детский сад №1 «Оленёнок»
Кулакова Любовь Николаевна, заведующая мдоу «Детский сад №1 «Оленёнок» с. Байкит» Эвенкийского муниципального района Красноярского...
Зинаида Николаевна Гиппиус iconКулакова Любовь Николаевна, заведующая мдоу «Детский сад №1 «Оленёнок»
Кулакова Любовь Николаевна, заведующая мдоу «Детский сад №1 «Оленёнок» с. Байкит» Эвенкийского муниципального района Красноярского...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов