Вадим Габриэлевич Шершеневич icon

Вадим Габриэлевич Шершеневич



НазваниеВадим Габриэлевич Шершеневич
Дата конвертации01.09.2012
Размер102.89 Kb.
ТипДокументы

Вадим Габриэлевич Шершеневич

(25 января 1893, Казань — 18 мая 1942, Барнаул)

12 стих.

* * * [акцентный]


Послушайте! Я и сам знаю, что электрической пылью

Взыскриваются ваши глаза, но ведь это потому,

Что вы плагиатируете фонари автомобильи,

Когда они от нечего делать пожирают косматую тьму.

Послушайте! Вы говорите, что ваше сердце ужасно

Стучит, но ведь это же совсем пустяки;

Вы, значит, не слыхали входной двери! Всякий раз она

Оглушительно шарахается, ломая свои каблуки.

Нет, кроме шуток! Вы уверяете, что корью

Захворало ваше сердце. Но ведь это необходимо хоть раз.

Я в этом убежден, хотите, с докторами поспорю.

У каждого бывает покрытый сыпною болезнью час.

А вот когда вы выйдете в разорванный полдень,

На главную улицу, где пляшет холодень,

Где скребут по снегу моторы свой выпуклый шаг,

Как будто раки в пакете шуршат, —

Вы увидите, как огромный день, с животом,

Раздутым прямо невероятно от проглоченных людишек,

На тротуар выхаркивает с трудом

И пища, пищи излишек.

А около него вскрикивает пронзительно, но скорбно

Монументальная женщина, которую душит мой горбатый стишок,

Всплескивается и хватается за его горб она,

А он весь оседает, пыхтя и превращаясь в порошок.

Послушайте! Ведь это же, в конце концов, нестерпимо:

Каждый день моторы, моторы и водосточный контрабас.

Это так оглушительно!

Но это необходимо,

Как то, чтобы корью захворало сердце хоть раз.

<1914>


Содержание минус форма [акцентный 4—3ж~дм; Ан4дм]

Для того, чтобы быть весенней птицей,

Мало два крылышка и хвостом вертеть,

Еще надо уметь

Песней разлиться

От леса до радуги впредь.

Вот открою я рот свой багровый пошире,

Песни сами польются в уши раскрытые дней...

Скажите, в какой вы волшебной Кашире

Столько найдете чудесных вещей?

И сегодня мне весело,

Весело,

Весело!

Я от счастья блаженненько глуп,

Оттого, вероятно, что жизнь мою взвесила

Ты на точных весах твоих губ.

Все мы, поэты — торгаши и торгуем

Строфою за рубль серебряных глаз,

И для нас лишь таким поцелуем

Покупается подлинный час.


Для того, чтобы стать настоящим поэтом,

Надо в минуту истратить века,

И не верить ребячливо, что станешь скелетом,

И что бывает такая тоска,

Что становится сердце дыбом,

А веки весят сто пуд,

И завидуешь допотопным рыбам,

Что они теперь не живут!

...Ах! удрать бы к чертям в Полинезию,

Вставить кольца в ноздрю и плясать,

И во славу веселой поэзии

Соловьем о любви хохотать!

май 1918


Последнее слово обвиняемого [акцентный 3-4-5мд, жм]

Не потому, что себя разменял я на сто пятачков

Иль, что вместо души обхожусь одной кашицей рубленной, –

В сотый раз я пишу о цвете зрачков

И о ласках мною возлюбленной.

Воспевая Россию и народ, исхудавший в скелет,

На лысину бы заслужил лавровые веники,

Но разве заниматься логарифмами бед

Дело такого, как я священника?

Говорят, что когда-то заезжий фигляр,

Фокусник уличный, в церковь зайдя освящённую,

Захотел словами жарче угля

Помолиться, упав перед Мадонною.

Но молитвам не был обучен шутник,

Он знал только фокусы, знал только арийки,

И перед краюхой иконы поник

И горячо стал кидать свои шарики.

И этим проворством приученных рук,

Которым смешил он в провинции девочек,

Рассказал невозможную тысячу мук,

Истерзавшую сердце у неуча.

Точно так же и я... мне до рези в желудке противно

Писать, что кружится земля и поёт, как комар.

Нет, уж лучше перед вами шариком сердца наивно

Будет молиться влюблённый фигляр.

август 1918


Эстрадная архитектоника [дольник 3+, жм, дм]

Мы последние в нашей касте

И жить нам недолгий срок.

Мы коробейники счастья,

Кустари задушевных строк!

Скоро вытекут на смену оравы

Не знающих сгустков в крови,

Машинисты железной славы

И ремесленники любви.

И в жизни оставят место

Свободным от машин и основ:

Семь минут для ласки невесты,

Три секунды в день для стихов.

Со стальными, как рельсы, нервами

(Не в хулу говорю, а в лесть!)

От двенадцати до полчаса первого

Будут молиться и есть!

Торопитесь же, девушки, женщины,

Влюбляйтесь в певцов чудес,

Мы пока последние трещины,

Что не залил в мире прогресс!

Мы последние в нашей династии,

Любите же в оставшийся срок

Нас, коробейников счастья,

Кустарей задушевных строк!

сентябрь 1918


Сердце частушка молитв [дольник~акцентный4-3дм]

^ Я. Блюмкину

Другим надо славы, серебряных ложечек,

Другим стоит много слез, —

А мне бы только любви немножечко

Да десятка два папирос.

А мне бы только любви вот столечко

Без истерик, без клятв, без тревог.

Чтоб мог как-то просто какую-то Олечку

Обсосать с головы до ног.

И, право, не надо злополучных бессмертий,

Блестяще разрешаю мировой вопрос, —

Если верю во что — в шерстяные материи,

Если знаю — не больше, чем знал Христос.

И вот за душою почти несуразною

Широколинейно и как-то в упор,

Май идет краснощекий, превесело празднуя

Воробьиною сплетней распертый простор.

Коль о чем я молюсь, так чтоб скромно мне в дым уйти,

Не оставить сирот — ни стихов, ни детей.

А умру — мое тело плечистое вымойте

В сладкой воде фельетонных статей.

Мое имя попробуйте, в Библию всуньте-ка.

Жил, мол, эдакий комик святой,

И всю жизнь проискал он любви бы полфунтика,

Называя любовью покой.

И смешной, кто у Данте влюбленность наследовал,

Весь грустящий от пят до ушей,

У веселых девчонок по ночам исповедовал

Свое тело за восемь рублей.

На висках у него вместо жилок по лилии,

Когда плакал — платок был в крови,

Был последним в уже вымиравшей фамилии

Агасферов единой любви.

Но пока я не умер, простудясь у окошечка,

Все смотря: не пройдет ли по Арбату Христос, —

Мне бы только любви немножечко

Да десятка два папирос.

Октябрь 1918


Квартет тем [акцентный]

От 1893 до 919 пропитано грустным зрелищем:

В этой жизни тревожной, как любовь в девичьей,

Где лампа одета лохмотьями копоти и дыма,

Где в окошке кокарда лунного огня,

Многие научились о Вадиме Шершеневиче,

Некоторые ладонь о ладонь с Вадимом Габриэлевичем,

Несколько знают походку губ Димы,

Но никто не знает меня.

...Краску слов из тюбика губ не выдавить

Даже сильным рукам тоски.

Из чулана одиночества не выйду ведь

Без одежд гробовой доски.

Не называл Македонским себя иль Кесарем.

Но частёхонько в спальной тиши

Я с повадкою лучшего слесаря

Отпирал самый трудный замок души.

И снимая костюм мой ряшливый,

Сыт от манны с небесных лотков,

О своей судьбе я выспрашивал

У кукушки трамвайных звонков.

Вадим Шершеневич перед толпою безликою

Выжимает, как атлет, стопудовую гирю моей головы,

А я тихонько, как часики, тикаю

В жилетном кармане Москвы.

Вадим Габриэлевич вагоновожатый веселий

Между всеми вагонный стык.

А я люблю в одинокой постели

Словно страус в подушек кусты.

Губы Димки полозьями быстрых санок

По белому телу любовниц в весну.

А губы мои в ствол нагана

Словно стальную соску сосут.

сентябрь 1919


Лирический динамизм [акцентный]

Звонко кричу галёркою голоса ваше имя,

Повторяю его

Партером баса моего.

Вот ладоням вашим губами моими

Присосусь, пока сердце не навзничь мертво.

Вас взвидя и радый, как с необитаемого острова,

Заметящий пароходного дыма струю,

Вам хотел я так много, но глыбою хлеба чёрствого

Принёс лишь любовь людскую

Большую

Мою.

Вы примите её и стекляшками слёз во взгляде

Вызвоните дни бурые, как пережжённый антрацит.

Вам любовь, – как наивный ребёнок любимому дяде

Свою сломанную игрушку дарит.

И внимательный дядя знает, что это

Самое дорогое ребёнок дал.

Чем же он виноват, что большего

Нету,

Что для большего

Он ещё мал?!

Это вашим ладоням несу мои детские вещи:

Человечью поломанную любовь и поэтину тишь.

И сердце плачет и надеждою блещет,

Как после ливня железо крыш.

Март 1919


Отщепенец греха [Я4жм]

– Как поводырь еще незрячих

– Дремать довольно наяву.

– Ты изодрал подошвы строчек

– О камни острые любви.

– Давил ты много виноградин

– К тебе протянутых грудей.

– Базар страстей тебе же вреден,

– Ленивец тщетно молодой.

– Ты, ставший выкрестом порока,

– Тряхнувший сердцем, как мошной,

– Иль ты не видишь дырья крика

– В подоле русской тишины.

И голос сходен был с ожогом,

И брёл, отщепенец греха,

Я заикающимся шагом,

Чтоб с солнцем встретиться вверху.

Был песней каждый шаг отмечен,

Я солнцем был отмечен сам,

И было солнце схоже очень

С моей возлюбленной лицом.

Так в красном знамени, плывущем

Как парус, над волною рук,

Восторженно мы часто ищем

Целованный румянец щёк.

Так часто видят капитаны,

Сквозь штормный вихрь, к рулю припав,

В бегущей за кормою пене

Улыбку милую зубов.

И, оступясь с уступа с всхлипом,

Как с уст срывается аминь,

С лучом скатился вместе с трупом

В ладони нижних деревень.

На сотни вёсен эти песни

Торжественно ликуют пусть!

Слепцы, слепцы! Какое счастье,

Как на постель, в могилу пасть!

1923


Слава пораженья [Я6жм, Я5, Я2, Я4]

Свободе мы несём дары и благовонья,

Победой кормим мы грядущую молву,

И мило нам валов огромных бушеванье.

Победе – песни, но для пораженья

Презрительно мы скупы на слова.

Татарский хан

Русь некогда схватил в охапку,

Гарцуя гривою знамён, –

Но через век засосан был он топкой

Российскою покорностью долин.

А ставленник судьбы, Наполеон,

Сохою войн вспахавший время оно, –

Ведь заморозили посев кремлёвские буруны,

Из всех посеянных семян

Одно взошло: гранит святой Елены.

Валам судьбы рассыпаться в дрожанье,

С одышкой добежать к пустынным берегам.

И гибнуть с пеной слёз дано другим.

Победы нет! И горечь пораженья

Победой лицемерно мы зовем.

15 июля 1923


Белый от луны, вероятно [Ан3жм]

Жизнь мою я сживаю со света,

Чтоб, как пса, мою скуку прогнать.

Надоело быть только поэтом,

Я хочу и бездельником стать.

Видно, мало трепал по задворкам,

Как шарманку, стиховники мук.

Научился я слишком быть зорким,

А хочу, чтоб я был близорук.

Нынче стал, как будто из гипса,

Так спокоен и так одинок.

Кто о счастье хоть раз да ушибся,

Не забудет тот кровоподтёк.

Да, свинчу я железом суставы,

Стану крепок, отчаян, здоров,

Чтобы вырваться мог за заставу

Мной самим же построенных слов!

Пусть в ушах натирают мозоли

Песни звонких безвестных пичуг.

Если встречу проезжего в поле,

Пусть в глазах отразится испуг.

Буду сам петь про радостный жребий

В унисон с моим эхом от гор,

Пусть и солнце привстанет на небе,

Чтоб с восторгом послушать мой ор.

Набекрень с глупым сердцем, при этом

С револьвером, приросшим к руке,

Я мой перстень с твоим портретом

За бутылку продам в кабаке.

И в стакан свой уткнувши морду –

От луны, вероятно, бел! –

Закричу оглушительно гордо,

Что любил я сильней, чем умел.

15 октября 1925


* * * [Я6жм; Я5]

Ах, верно, оттого, что стал я незнакомым,

В такой знакомой и большой стране,

Теперь и белый снег не утишает бромом

Заветную тоску и грустный крик во мне.

Достались нам в удел года совсем плохие,

Дни непривычные ни песням, ни словам!

О муза музыки! О ты, стихов стихия!

Вы были дням верны! Дни изменили вам!

Поэтам говорю я с несолгавшей болью:

Обиды этих дней возможно ль перенесть?

Да, некий час настал. Пора уйти в подполье,

Приять, как долгий яд, луну, и ночь, и звездь!

Поэт, ведь в старину легко шёл на костёр ты,

Но слушал на костре напев своих же од,

А нынче ты один, ты падаешь простёртый,

И истиной чужой глумится вкруг народ.

Дарованы нам дни, друзья, как испытанье.

Без песен пересох язык и взгляд потух.

Пусть многим лёгок был час страшный расставанья

И отреклись стихов, хоть не пропел петух.

Как шпаг не сберегли, они сломали перья,

И святотатствуют молчанием они!

За это отомстят в грядущем изуверье,

Опять пленясь стихом, податливые дни.

А как до той поры? А что ж до той расправы?

О, как истратить нам пышнее день за днём?

Иль в путь, где пить и петь, теряя право славы,

И лишь безумствовать об имени твоём?

Да, знаю, день придет, он будет не последний,

Я лишь назначить час строками не берусь.

И влюбится народ, как прежде, в наши бредни

И повторит в любви седое имя Русь!

И к нам они придут, покорные народы,

Лишь голову свою тогда, поэт, не сгорбь!

Ведь пьянствовать стихом не перестанут годы.

И может ли без рифм удача жить и скорбь?!

1926


Прощай [Я4мж]

Ты изменила, как жена,

Ну что ж, язви, хули, злорадствуй,

О нищая моя страна

Неисчислимого богатства!

Ты хорошеешь с каждым днём

Таким солёным и жестоким,

Мы, очарованные, пьём

Заздравье годам краснощёким.

Ты позабыла навсегда,

Ты накрепко, страна, забыла

Всклокоченные те года,

Когда меня ты так любила!

О, та ли ты? Иль я не тот?

Но ясно после расставанья,

Что говор твой не так поёт,

Как горькое моё молчанье...

Прими ж последнее прости,

Спеша, смеясь и не краснея,

Но урну с пеплом помести

Ты в залу лучшего музея.

Ведь не совсем уж всё мертво

В твоей душе невольно братской,

Я был любовник верный твой,

И трогательный, и дурацкий!

14 сентября 1931




Похожие:

Вадим Габриэлевич Шершеневич iconТушнин вадим Борисович
Тушнин вадим Борисович, заместитель начальника Мурманского мореходного училища в 1984 году. Родился в 1938 году. Образование высшее....
Вадим Габриэлевич Шершеневич iconЖуков Вадим Викторович главный специалист по вопросам прочности ру типа бн. Поступил в университет в 1954 году, закончил в 1959. Учебу в ггу вадим Викторович совмещал с занятием музыкой. Был известным музыкантом
Жуков Вадим Викторович главный специалист по вопросам прочности ру типа бн. Поступил в университет в 1954 году, закончил в 1959....
Вадим Габриэлевич Шершеневич iconВадим леванов

Вадим Габриэлевич Шершеневич iconСлова: Вадим Крищенко

Вадим Габриэлевич Шершеневич iconСлова: Вадим Крищенко

Вадим Габриэлевич Шершеневич iconДокументы
1. /Вадим Зеланд - Сновидения наяву.doc
Вадим Габриэлевич Шершеневич iconДокументы
1. /Вадим Пономарев. ДА ЗДРАВСТВУЮТ ПИРАТЫ.doc
Вадим Габриэлевич Шершеневич iconДокументы
1. /Вадим Нестеров. Извините.достали.doc
Вадим Габриэлевич Шершеневич iconДокументы
1. /ВАДИМ КОЖИНОВ-"Черносотенцы" и Революция .doc
Вадим Габриэлевич Шершеневич iconВадим Леванов я умею рисовать лодку
Действие происходит в провинциальном городе С., в районной больнице имени Н. А. Семашко
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов