София Яковлевна Парнок [Парнох] icon

София Яковлевна Парнок [Парнох]



НазваниеСофия Яковлевна Парнок [Парнох]
Дата конвертации01.09.2012
Размер106.15 Kb.
ТипДокументы

София Яковлевна Парнок [Парнох]

(30 июля 1885, Таганрог – 26 августа 1933, с. Каринское под Москвой)

23 стих.


* * * [Х5м/Х6ж/Х6м/Х5ж]

Снова знак к отплытию нам дан!

Дикой полночью из пристани мы выбыли.

Снова сердце – сумасшедший капитан –

Правит парус к неотвратной гибели.

Вихри шар луны пустили в пляс

И тяжёлые валы окрест взлохматили...

– Помолись о нераскаянных, о нас,

О поэт, о спутник всех искателей!

7 февраля 1915


* * * [>Аф3ж / Д2ж / >Д3ж, 2-3 / Аф1ж]

Он ходит с женщиной в светлом,

– Мне рассказали. –

Дом мой открыт всем ветрам,

Всем ветрам.

Они – любители музык –

В девять в курзале.

Стан её плавный узок,

Так узок...

Я вижу: туманный берег,

В час повечерья,

Берег, холмы и вереск,

И вереск.

И рядом с широким фетром

Белые перья...

Сердце открыто ветрам,

Всем ветрам!

17 июня 1915


Алкеевы строфы [логаэд]

И впрямь прекрасен, юноша стройный, ты:

Два синих солнца под бахромой ресниц,

И кудри тёмноструйным вихрем,

Лавра славней, нежный лик венчают.

Адонис сам предшественник юный мой!

Ты начал кубок, ныне вручённый мне, –

К устам любимой приникая,

Мыслью себя веселю печальной:

Не ты, о юный, расколдовал её.

Дивясь на пламень этих любовных уст,

О, первый, не твоё ревниво, –

Имя моё помянёт любовник.

3 октября 1915


* * * [Ан3ж/Аф3ж]

В этот вечер нам было лет по сто.

Темно и не видно, что плачу.

Нас везли по Кузнецкому мосту,

И чмокал извозчик на клячу.

Было всё так убийственно просто:

Истерика автомобилей;

Вдоль домов непомерного роста

На вывесках глупость фамилий;

В вашем сердце пустынность погоста;

Рука на моей, но чужая,

И извозчик, кричащий на остов,

Уныло кнутом угрожая.

^ 1915


* * * [Я4гм]

Памяти моей матери

«Забыла тальму я барежевую.

Как жаль!» – сестре писала ты.

Я в тонком почерке выслеживаю

Души неведомой черты.

Ты не умела быть доверчивою:

Закрыты глухо А и О.

Воображением дочерчиваю

Приметы лика твоего.

Была ты тихой, незатейливою,

Как строк твоих несмелый строй.


И всё, что в сердце я взлелеиваю,

Тебе казалось суетой.

Но мне мила мечта заманчивая,

Что ты любила бы меня:

Так нежен завиток, заканчивая

Вот это тоненькое Я.

<1916>


* * * [Ан3жм, Ан3+, перебои]

Как в истерике, рука по гитаре

Заметалась, забилась, – и вот

О прославленном, дедовском Яре

Снова голос роковой поёт.

Выкрик пламенный – и хору кивнула,

И поющий взревел полукруг,

И опять эта муза разгула

Сонно смотрит на своих подруг.

В чёрном чёрная, и белы лишь зубы,

Да в руке чуть дрожащий платок,

Да за поясом заткнутый, грубый,

Слишком пышный, неживой цветок.

Те отвыкнуть от кочевий успели

В ресторанном тепле и светле.

Тех крестили в крестильной купели,

Эту – в адском смоляном котле!

За неё лишь в этом бешеном сброде,

Задивившись на хищный оскал,

Забывая о близком походе,

Поднимает офицер бокал.

<^ 1916>


* * * [>Ан/Аф3мж]

С.И. Чацкиной

И всем-то нам врозь идти:

этим – на люди, тем – в безлюдье.

Но будет нам по пути,

когда умирать будем.

Взойдёт над пустыней звезда,

и небо подымется выше, –

и сколько песен тогда

мы словно впервые услышим!

27 октября 1926


* * * [дольник 3жм]

Что ж, опять бунтовать? Едва ли, –

барабанщик бьёт отбой.

Отчудили, откочевали,

отстранствовали мы с тобой.

Нога не стремится в стремя.

Даль пустынна. Ночь темна.

Отлетело для нас время,

наступают для нас времена.

Если страшно, так только немножко,

только лёгкий озноб, не дрожь.

К заплаканному окошку

подойдёшь, стекло протрёшь –

И не переулок соседний

увидишь, о смерти скорбя,

не старуху, что к ранней обедне

спозаранку волочит себя.

Не замызганную стену

увидишь в окне своём,

не чахлый рассвет, не антенну

с задремавшим на ней воробьём,

а такое увидишь, такое,

чего и сказать не могу, –

ликование световое,

пронизывающее мглу!..

И женский голос, ликуя,

– один в светлом клире –

поёт и поёт: Аллилуйя,

аллилуйя миру в мире!..

12 ноября 1926


* * * [Я4мж]

Кончается мой день земной.

Встречаю вечер без смятенья,

И прошлое передо мной

Уж не отбрасывает тени –

Той длинной тени, что в своём

Беспомощном косноязычье,

От всех других теней в отличье,

мы будущим своим зовём.

9 января 1927


* * * [акцентный]

Из последнего одиночества

прощальной мольбой, – не пророчеством

окликаю вас, отроки-други:

одна лишь для поэта заповедь

на востоке и на западе,

на севере и на юге –

не бить

челом

веку своему,

Но быть

челом века

своего, –

быть человеком.

8 февраля 1927


* * * [Х4м,ж]

Ю.Л. Римской-Корсаковой

Тихо плачу и пою,

отпеваю жизнь мою.

В комнате полутемно,

тускло светится окно,

и выходит из угла

старым оборотнем мгла.

Скучно шаркает туфлями

и опять, Бог весть о чём,

все упрямей и упрямей

шамкает беззубым ртом.

Тенью длинной и сутулой

распласталась на стене,

и становится за стулом,

и нашёптывает мне,

и шушукает мне в ухо,

и хихикает старуха:

«Помереть – не померла,

только время провела!»

11 апреля 1927


* * * [акцентный]

Забились мы в кресло в сумерки –

я и тоска, сам-друг.

Все мы давно б умерли,

да умереть недосуг.

И жаловаться некому

и не на кого пенять,

что жить –

некогда,

и бунтовать –

некогда,

и некогда – умирать,

что человек отчаялся

воду в ступе толочь,

и маятник умаялся

качаться день и ночь.

^ 25 апреля 1927, второй день Пасхи


* * * [Я4мж]

Е.Я. Тараховской

Мне снилось: я бреду впотьмах,

и к тьме глаза мои привыкли.

И вдруг – огонь. Духан в горах.

Гортанный говор. Пьяный выкрик.

Вхожу. Сажусь. И ни один

не обернулся из соседей.

Из бурдюка старик-лезгин

вино неторопливо цедит.

Он на меня наводит взор

(Зрачок его кошачий сужен).

Я говорю ему в упор:

«Хозяин! Что у вас на ужин?»

Мой голос переходит в крик,

но, видно, он совсем не слышен:

и бровью не повёл старик, –

зевнул в ответ, и за дверь вышел.

И страшно мне. И не пойму:

а те, что тут, со мною, возле,

те – молодые – почему

не слышали мой громкий возглас?

И почему на ту скамью,

где я сижу, как на пустую,

никто не смотрит?.. Я встаю,

машу руками, протестую –

И тотчас думаю: «Ну что ж!

Итак, я невидимкой стала?

Куда теперь такой пойдёшь?» –

И подхожу к окну устало...

В горах, перед началом дня,

такая тишина святая!

И пьяный смотрит сквозь меня

в окно – и говорит: «Светает...»

12 мая 1927


* * * [свободный]

На Арину осеннюю – в журавлиный лёт –

собиралась я в странствие,

только не в тёплые страны,

а подалее, друг мой, подалее.

И дождь хлестал всю ночь напролёт,

и ветер всю ночь упрямствовал,

дёргал оконные рамы,

и листья в саду опадали.

А в комнате тускло горел ночник,

колыхалась ночная темень,

белели саваном простыни,

потрескивало в старой мебели...

И все, и все собирались они, –

возлюбленные мои тени

пировать со мной на росстани...

Только тебя не было!

^ 17-30 сентября 1927


* * * [Х4жжжм]

Старая под старым вязом,

старая под старым небом,

старая над болью старой

призадумалася я.

А луна сверлит алмазом,

заметает лунным снегом,

застилает лунным паром

полуночные поля.

Ледяным сияньем облит,

выступает шаткий призрак,

в тишине непостижимой

сам непостижимо тих, –

И лучится светлый облик,

и плывёт в жемчужных ризах,

мимо,

мимо,

мимо,

рук протянутых моих.

^ 21-24 сентября 1927


* * * [Я3дм]

Прекрасная пора была!

Мне шёл двадцатый год.

Алмазною параболой

взвивался водомёт.

Пушок валился с тополя,

и с самого утра

вокруг фонтана топала

в аллее детвора,

и мир был необъятнее,

и небо голубей,

и в небо голубятники

пускали голубей...

И жизнь не больше весила,

чем тополёвый пух, –

и страшно так и весело

захватывало дух!

4 октября 1927


* * * [дольник 3жджм]

Об одной лошадёнке чалой

С выпяченными рёбрами,

С подтянутым, точно у гончей,

Вогнутым животом.

О душе её одичалой,

О глазах её слишком добрых,

И о том, что жизнь её кончена,

И о том, как хлещут кнутом.

О том, как седеют за ночь

От смертельного одиночества.

И ещё – о великой жалости

К казнимому и палачу...

А ты, Иван Иваныч,

– Или как тебя по имени, по отчеству

Ты уж стерпи, пожалуйста:

И о тебе хлопочу.

^ 4-6 октября 1927?


* * * [Х5жм; Х6м]

Я гляжу на ворох жёлтых листьев...

Вот и вся тут, золота казна!

На богатство глаз мой не завистлив, –

богатей, кто не боится зла.

Я последнюю игру играю,

я не знаю, что во сне, что наяву,

и в шестнадцатиаршинном рае

на большом приволье я живу.

Где ещё закат так безнадежен?

Где ещё так упоителен закат?..

Я счастливей, брат мой зарубежный,

я тебя счастливей, блудный брат!

Я не верю, что за той межою

вольный воздух, райское житьё:

за морем веселье, да чужое,

а у нас и горе, да своё.

27 октября 1927


Седая роза [Х3жмж / Я2м; Д2м]

Ночь. И снег валится.

Спит Москва... А я...

Ох, как мне не спится,

Любовь моя!

Ох, как ночью душно

Запевает кровь...

Слушай, слушай, слушай!

Моя любовь:

Серебро мороза

В лепестках твоих.

О, седая роза,

Тебе – мой стих!

Дышишь из-под снега,

Роза декабря,

Неутешной негой

Меня даря.

Я пою и плачу,

Плачу и пою,

Плачу, что утрачу

Розу мою!

16-17 июня 1932


* * * [Аф4~Аф5~<Аф5мж]

Она беззаботна ещё, она молода,

Ещё не прорезались зубы у Страсти, –

Не водка, не спирт, но уже не вода,

А пенистое, озорное, певучее Асти.

Ещё не умеешь бледнеть, когда подхожу,

Ещё во весь глаз твой зрачок не расширен,

Но знаю, я в мыслях твоих ворожу

Сильнее, чем в ласковом Кашине или Кашире.

О, где же затерянный этот в садах городок

(Быть может, совсем не указан на карте?),

Куда убегает мечта со всех ног

В каком-то шестнадцатилетнем азарте?

Где домик с жасмином, и гостеприимная ночь,

И хмеля над нами кудрявые арки,

И жажда, которой уж нечем помочь,

И небо, и небо страстнее, чем небо Петрарки!

В канун последней иль предпоследней весны

– О, как запоздала она, наша встреча! –

Я вижу с тобой сумасшедшие сны,

В свирепом, в прекрасном пожаре сжигаю свой вечер!

26 декабря 1932


* * * [Я4д/Я2д]

Ты помнишь коридорчик узенький

В кустах смородинных?..

С тех пор мечте ты стала музыкой,

Чудесной родиной.

Ты жизнию и смертью стала мне –

Такая хрупкая –

И ты истаяла, усталая,

Моя голубка!..

Прости, что я, как гость непрошеный,

Тебя не радую,

Что я сама под страстной ношею

Под этой падаю.

О, эта грусть неутолимая!

Ей нету имени...

Прости, что я люблю, любимая,

Прости, прости меня!

5 февраля 1933


* * * [Х5жм; Х6]

«Будем счастливы во что бы то ни стало...»

Да, мой друг, мне счастье стало в жизнь!

Вот уже смертельная усталость

И глаза, и душу мне смежит.

Вот уж, не бунтуя, не противясь,

Слышу я, как сердце бьёт отбой,

Я слабею, и слабеет привязь,

Крепко нас вязавшая с тобой.

Вот уж ветер вольно веет выше, выше,

Всё в цвету, и тихо всё вокруг, –

До свиданья, друг мой! Ты не слышишь?

Я с тобой прощаюсь, дальний друг.

31 июля 1933, Каринское


===


* * * [Х4жм]

Не хочу тебя сегодня.

Пусть язык твой будет нем.

Память, суетная сводня,

Не своди меня ни с кем.

Не мани по тёмным тропкам,

По оставленным местам

К этим дерзким, этим робким

Зацелованным устам.

С вдохновеньем святотатцев

Сердце взрыла я до дна.

Из моих любовных святцев

Вырываю имена.




Похожие:

София Яковлевна Парнок [Парнох] iconДокументы
1. /София 1. Первая триада. Первые начала.txt
2. /София...

София Яковлевна Парнок [Парнох] iconЭффективность использования электронных средств обучения в преподавании химии софия Борисовна Цыркина, заместитель директора по учебно-воспитательной работе уо «Долгиновская госш»
София Борисовна Цыркина, заместитель директора по учебно-воспитательной работе уо «Долгиновская госш»
София Яковлевна Парнок [Парнох] iconДокументы
...
София Яковлевна Парнок [Парнох] iconДокументы
...
София Яковлевна Парнок [Парнох] iconМодели предпрофильной подготовки в лицее №49 Минина София Иосифовна

София Яковлевна Парнок [Парнох] iconАлександра Георгиевна Гилянова, Мириам Ильинична Оссовская, Зинаида Яковлевна Тураева
Тематический план издательства «Высшая школа» (вузы и техникумы) на 1973 год. Позиция №127
София Яковлевна Парнок [Парнох] iconДокументы
1. /София Павлова - Дорога к Единорогу.doc
София Яковлевна Парнок [Парнох] iconЧалая Ирина Яковлевна Директор, учитель русского языка и литературы Высшее, Адыгейский государственный педагогический институт, 1988 г., русский язык и литература
Ккидппо, «Современный образовательный менеджмент», уд №1860 от 18. 03. 2010 года
София Яковлевна Парнок [Парнох] iconДокументы
1. /Эми София Марашински - Магия русалки.doc
София Яковлевна Парнок [Парнох] iconСтори Уотерс Ты Мессия
У65 Ты — Мессия / Перев с англ. — М.: Ооо издательский Дом «София» 2005. —144 с
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов