Николай Макарович Олейников icon

Николай Макарович Олейников



НазваниеНиколай Макарович Олейников
Дата конвертации02.09.2012
Размер107.84 Kb.
ТипДокументы

Николай Макарович Олейников

(5 июля 1898, станица Каменская области Войска Донского – 24 ноября 1937, Ленинград)

12 стих.


Карась [Х3ж~дм]

С. Болдыревой

Маленькая рыбка,

Маленький карась,

Где ж ваша улыбка,

Что была вчерась?

Жареная рыба,

Дорогой карась,

Вы ведь жить могли бы,

Если бы не страсть.

Что же вас сгубило,

Бросило сюда,

Где не так уж мило,

Где – сковорода?

Помню вас ребёнком:

Хохотали вы,

Хохотали звонко

Под волной Невы.

Карасихи-дамочки

Обожали вас –

Чешую, да ямочки,

Да ваш рыбий глаз.

Бюстики у рыбок –

Просто красота!

Трудно без улыбок

В те смотреть места.

Но однажды утром

Встретилася вам

В блеске перламутра

Дивная мадам.

Дама та сманила

Вас к себе в домок,

Но у той у дамы

Слабый был умок.

С кем имеет дело,

Ах, не поняла!

Соблазнивши, смело

С дому прогнала.

И решил несчастный

Тотчас умереть.

Ринулся он, страстный.

Ринулся он в сеть.

Злые люди взяли

Рыбку из сетей,

На плиту послали

Просто, без затей.

Ножиком вспороли,

Вырвали кишки,

Посолили солью,

Всыпали муки...

А ведь жизнь прекрасной

Рисовалась вам.

Вы считались страстными

По промежду дам...

Белая смородина,

Чёрная беда!

Не гулять карасику

С милой никогда.

Не ходить карасику

Тёплою водой,

Не смотреть на часики,

Торопясь к другой.

Плавниками-пёрышками

Он не шевельнёт.

Свою любу «корюшкою»

Он не назовёт.

Так шуми же, мутная

Невская вода!

Не поплыть карасику

Больше никуда.

1927


* * * [Х4жм, дд]

Половых излишеств бремя

Тяготеет надо мной.

Но теперь настало время

Для тематики иной.

Моя новая тематика –

Это Вы и математика.

1930


Классификация жён [акцентный 2, 3жж]

Жена – кобыла –

Для удовлетворенья пыла.

Жена – корова –

Для тихого семейного крова.

Жена стерва –

Для раздраженья нерва.

Жена – крошка –

Всего понемножку.


1930


Деве [Я4~5~6жм]

Ты, Дева, друг любви и счастья,

Не презирай, не презирай меня,

Ни в радости, тем более ни в страсти

Дурного обо мне не мня.

Пускай уж я не тот! Но я ещё красивый!

Доколь в подлунной будет хоть один пиит,

Ещё не раз взыграет в нас гормон игривый.

Пусть жертвенник разбит! Пусть жертвенник разбит!

^ 1930


Чревоугодие [Аф2жм]

(Баллада)

Однажды, однажды

Я вас увидал.

Увидевши дважды,

Я вас обнимал.

А в сотую встречу

Утратил я пыл.

Тогда откровенно

Я вам заявил:

– Без хлеба и масла

Любить я не мог.

Чтоб страсть не погасла,

Пеките пирог!

Смотрите, как вяну

Я день ото дня.

Татьяна, Татьяна,

Кормите меня.

Поите, кормите

Отборной едой,

Пельмени варите,

Горох с ветчиной.

От мяса и кваса

Исполнен огня,

Любить буду нежно,

Красиво, прилежно...

Кормите меня!

Татьяна выходит,

На кухню идёт,

Котлету находит

И мне подаёт.

...Исполнилось тело

Желаний и сил,

И чёрное дело

Я вновь совершил.

И снова котлета.

Я снова любил.

И так до рассвета

Себя я губил.

Заря занималась,

Когда я уснул.

Под окнами пьяный

Кричал: караул!

Лежал я в постели

Три ночи, три дня,

И кости хрустели

Во сне у меня.

Но вот я проснулся,

Слегка застонал.

И вдруг ужаснулся,

И вдруг задрожал.

Я ногу хватаю –

Нога не бежит,

Я сердце сжимаю –

Оно не стучит.

...Тут я помираю.

Зарытый, забытый

В земле я лежу,

Попоной покрытый,

От страха дрожу.

Дрожу от того я,

Что начал я гнить,

Но хочется вдвое

Мне кушать и пить.

Я пищи желаю,

Желаю котлет.

Красивого чаю,

Красивых котлет.

Любви мне не надо,

Не надо страстей,

Хочу лимонаду,

Хочу овощей!

Но нет мне ответа –

Скрипит лишь доска,

И в сердце поэта

Вползает тоска.

Но сердце застынет,

Увы, навсегда,

И жёлтая хлынет

Оттуда вода,

И мир повернётся

Другой стороной,

И в тело вопьётся

Червяк гробовой.

октябрь 1932


Неблагодарный пайщик [Аф4~3жм]

Когда ему выдали сахар и мыло,

Он стал домогаться селёдок с крупой.

...Типичная пошлость царила

В его голове небольшой.

1932


Генриху Левину по поводу влюбления его в Шурочку Любарскую

[Х4жм, мж, дд, жж]

Неприятно в океане

Почему-либо тонуть.

Рыбки плавают в кармане,

Впереди – неясен путь.

Так зачем же ты, несчастный,

В океан страстей попал,

Из-за Шурочки прекрасной

Быть собою перестал?!

Всё равно надежды нету

На ответную струю,

Лучше сразу к пистолету

Устремить мечту свою.

Есть печальные примеры –

Ты про них не забывай! –

Как любовные химеры

Привели в загробный край.

Если ты посмотришь в сад,

Там почти на каждой ветке

Невесёлые сидят,

Будто запертые в клетки,

Наши старые знакомые

Небольшие насекомые:

То есть пчёлы, то есть мухи,

То есть те, кто в нашем ухе

Букву Ж изготовляли,

Кто летали и кусали

И тебя, и твою Шуру

За роскошную фигуру.

И бледна и нездорова,

Там одна блоха сидит,

По фамилии Петрова,

Некрасивая на вид.

Она бешено влюбилась

В кавалера одного!

Помню, как она резвилась

В предвкушении его.

И глаза её блестели,

И рука её звала,

И близка к заветной цели

Эта дамочка была.

Она юбки надевала

Из тончайшего пике,

И стихи она писала

На блошином языке:

И про ножки, и про ручки,

И про всякие там штучки

Насчёт похоти и брака...

Оказалося, однако,

Что прославленный милашка

Не котёночек, а хам!

В его органах кондрашка,

А в головке тарарам.

Он её сменил на деву –

Обольстительную мразь –

И в ответ на все напевы

Затоптал ногами в грязь.

И теперь ей всё постыло –

И наряды, и бельё,

И под лозунгом «могила»

Догорает жизнь её.

...Страшно жить на этом свете,

В нём отсутствует уют, –

Ветер воет на рассвете,

Волки зайчика грызут,

Улетает птица с дуба,

Ищет мяса для детей,

Провидение же грубо

Преподносит ей червей.

Плачет маленький телёнок

Под кинжалом мясника,

Рыба бедная спросонок

Лезет в сети рыбака.

Лев рычит во мраке ночи,

Кошка стонет на трубе,

Жук-буржуй и жук-рабочий

Гибнут в классовой борьбе.

Всё погибнет, всё исчезнет

От бациллы до слона –

И любовь твоя, и песни,

И планеты, и луна.

И блоха, мадам Петрова,

Что сидит к тебе анфас, –

Умереть она готова,

И умрёт она сейчас.

Дико прыгает букашка

С бесконечной высоты,

Разбивает лоб бедняжка...

Разобьёшь его и ты!

^ 1932


Послание [Я5жм, Я4, Я6, Я6+, Я7]

Ольге Михайловне

Блестит вода холодная в бутылке,

Во мне поползновения блестят.

И если я – судак, то ты подобна вилке,

При помощи которой судака едят.

Я страстию опутан, как катушка,

Я быстро вяну, сам не свой,

При появлении твоём дрожу, как стружка...

Но ты отрицательно качаешь головой.

Смешна тебе любви и страсти позолота –

Тебя влечёт научная работа.

Я вижу, как глаза твои над книгами нависли.

Я слышу шум. То знания твои шумят!

В хорошенькой головке шевелятся мысли,

Под волосами пышными они кишмя кишат.

Так в роще куст стоит, наполненный движеньем.

В нём чижик водку пьёт, забывши стыд.

В нём бабочка, закрыв глаза, поёт в самозабвенье,

И всё стремится и летит.

И я хотел бы стать таким навек,

Но я не куст, а человек.

На голове моей орлы гнезда не вили,

Кукушка не предсказывала лет...

Люби меня, как все любили,

За то, что гений я, а не клеврет!

Я верю: к шалостям твой организм вернётся.

Бери меня, красавица, я – твой!

В груди твоей пусть сердце повернётся

Ко мне своею лучшей стороной.

^ 1932


Таракан [Х4жм, жж, мм, Х2м]

Таракан попал в стакан.

Достоевский

Таракан сидит в стакане,

Ножку рыжую сосёт.

Он попался. Он в капкане.

И теперь он казни ждёт.

Он печальными глазами

На диван бросает взгляд,

Где с ножами, с топорами

Вивисекторы сидят.

У стола лекпом хлопочет,

Инструменты протирая,

И под нос себе бормочет

Песню «Тройка удалая».

Трудно думать обезьяне,

Мыслей нет – она поёт.

Таракан сидит в стакане,

Ножку рыжую сосёт.

Таракан к стеклу прижался

И глядит едва дыша...

Он бы смерти не боялся,

Если б знал, что есть душа.

Но наука доказала,

Что душа не существует,

Что печёнка, кости, сало –

Вот что душу образует.

Есть всего лишь сочлененья,

А потом соединенья.

Против выводов науки

Невозможно устоять.

Таракан, сжимая руки,

Приготовился страдать.

Вот палач к нему подходит,

И, ощупав ему грудь,

Он под рёбрами находит

То, что следует проткнуть.

И проткнувши, набок валит

Таракана, как свинью.

Громко ржёт и зубы скалит,

Уподобленный коню.

И тогда к нему толпою

Вивисекторы спешат.

Кто щипцами, кто рукою

Таракана потрошат.

Сто четыре инструмента

Рвут на части пациента.

От увечий и от ран

Помирает таракан.

Он внезапно холодеет,

Его веки не дрожат...

Тут опомнились злодеи

И попятились назад.

Всё в прошедшем – боль, невзгоды.

Нету больше ничего.

И подпочвенные воды

Вытекают из него.

Там, в щели большого шкапа,

Всеми кинутый, один,

Сын лепечет: «Папа, папа!»

Бедный сын!

Но отец его не слышит,

Потому что он не дышит.

И стоит над ним лохматый

Вивисектор удалой,

Безобразный, волосатый,

Со щипцами и пилой.

Ты, подлец, носящий брюки,

Знай, что мертвый таракан –

Это мученик науки,

А не просто таракан.

Сторож грубою рукою

Из окна его швырнёт,

И во двор вниз головою

Наш голубчик упадёт.

На затоптанной дорожке

Возле самого крыльца

Будет он, задравши ножки,

Ждать печального конца.

Его косточки сухие

Будет дождик поливать

Его глазки голубые

Будет курица клевать.

<1934>


========


О нулях [Я4д~жм]

Приятен вид тетради клетчатой:

В ней нуль могучий помещён,

А рядом нолик искалеченный

Стоит, как маленький лимон.

О вы, нули мои и нолики,

Я вас любил, я вас люблю!

Скорей лечитесь, меланхолики,

Прикосновением к нулю!

Нули – целебные кружочки,

Они врачи и фельдшера,

Без них больной кричит от почки,

А с ними он кричит «ура».

Когда умру, то не кладите,

Не покупайте мне венок,

А лучше нолик положите

На мой печальный бугорок.


Супруге начальника [Х4жж, Х4+ fin]

(на рождение девочки)

На хорошенький букетик

Ваша девочка похожа.

Зашнурована в пакетик

Её маленькая кожа.

В этой крохотной канашке

С восхищеньем замечаю

Благородные замашки

Её папы-негодяя.

Негодяя в лучшем смысле,

Негодяя в смысле – гений,

Потому что много мысли

Он вложил в одно из самых

Лучших своих произведений.


Чарльз Дарвин [Аф3ж~дм, Аф4]

Чарльз Дарвин, известный учёный,

Однажды синичку поймал.

Её красотой увлечённый,

Он зорко за ней наблюдал.

Он видел головку змеиную

И рыбий раздвоенный хвост,

В движениях – что-то мышиное

И в лапах – подобие звезд.

«Однако, – подумал Чарльз Дарвин, –

Однако, синичка сложна.

С ней рядом я просто бездарен.

Пичужка, а как сложена!

Зачем же меня обделила

Природа своим пирогом?

Зачем безобразные щёки всучила,

И пошлые пятки, и грудь колесом?»

...Тут горько заплакал старик омрачённый.

Он даже стреляться хотел!

Был Дарвин известный учёный,

Но он красоты не имел.




Похожие:

Николай Макарович Олейников iconЧухин юрий Макарович
Чухин юрий Макарович, капитан бмрт «Планета» Мурманского тралового флота во второй половине 1980-х годов. Умер в январе 1987 года...
Николай Макарович Олейников iconБлагая весть л. М. Кравчука на днях прочитал Ваше, Леонид Макарович, открытое послание в адрес нынешнего президента от символической даты 7 апреля (!)
На днях прочитал Ваше, Леонид Макарович, открытое послание в адрес нынешнего президента от символической даты — 7 апреля (!)
Николай Макарович Олейников iconЛекция №31 (№66). " Послехрущевская"
Новое “русское направление” – будущие “деревенщики”. Их предтеча – Василий Макарович Шукшин (1929 – 1974 годы)
Николай Макарович Олейников iconИсточник: газета "Рыбный Мурман" №152 1964 года
Каневский александр Макарович, в 1960-е годы капитан срт-123, срт-16. Добивался успеха на промысле
Николай Макарович Олейников iconДемитриенко николай Ильич
...
Николай Макарович Олейников iconБушев николай Федорович
Бушев николай Федорович (1924 – 1972), капитан рыбной промышленности. Работал в Мурманском морском рыбном порту. Умер и похоронен...
Николай Макарович Олейников iconШилков николай Николаевич
...
Николай Макарович Олейников iconТарасов николай Анатольевич
Тарасов николай Анатольевич, начальник отдела безопасности мореплавания администрации Мурманского морского рыбного порта во второй...
Николай Макарович Олейников iconКалмыков николай Батович
Калмыков николай Батович, капитан-промысловик. Трудовой морской стаж начался в 1950-х годах. В середине 1980-х руководил экипажами...
Николай Макарович Олейников iconСивашов николай Иванович
Сивашов николай Иванович, капитан на судах Мурмансельди. В начале 1970-х годов руководимый им экипаж срт «Пеша» добивался хороших...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов