Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения icon

Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения



НазваниеАллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения
страница1/5
Дата конвертации03.09.2012
Размер0.68 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5


Аллан Кардек


ПРОРОЧЕСТВА «ЕВАНГЕЛИЯ»


В ОБЪЯСНЕНИИ СПИРИТИЗМА

ТЕОРИЯ ПРЕДВИДЕНИЯ


Каким образом возможно знание будущего? Речь, разумеется, идёт о предвидении событий, которые составляют следствия настоящего положения, но не тех, которые не имеют к нему никакого отношения, и ещё менее о тех, которые приписываются случаю. Говорят, будущее не существует, оно – ничто; каким же образом узнать, что это ничто настанет? Однако, примеры осуществившихся предсказаний довольно многочисленны, отсюда следует заключить, что это есть явление, ключ к которому ещё не найден, так как нет следствий без причины; вот эту-то причину мы и попробуем отыскать, и здесь опять Спиритизм, ключ столь многих тайн, даст нам во всём разобраться и, кроме того, покажет нам, что самый факт предсказания не выходит из законов Природы.

Возьмём, как сравнение, пример самый обыкновенный; он поможет нам объяснить мысль, которую мы намереваемся развить.

Представим себе человека, стоящего на высокой горе и обозревающего обширную равнину. В этом положении расстояние одной мили ничтожно, и ему легко будет одним взглядом охватить все неровности с начала и до конца дороги. Путешественник, в первый раз идущий по этой дороге, знает, что, подвигаясь вперёд, он дойдёт до конца; это просто предвидение; но неровности пути, подъёмы и спуски, переправы через реки, переходы через леса и пропасти, в которые он может упасть, разбойники, которые могут его обокрасть, гостиницы, в которых он может отдохнуть, – всё это не зависит от него: это для него неизвестное будущее, потому что взор его не простирается за ограниченный круг открывшегося горизонта. Что же касается продолжительности, он её измеряет тем временем, которое употребляет на прохождение пути; возьмите у него эти приметы – и продолжительность сглаживается. Для человека же, который с горы следит глазами за путешественником, всё это есть настоящее. Предположим, что этот человек сойдёт к путешественнику и скажет ему: "В такой-то момент ты встретишь то-то, ты подвергнешься нападению и найдёшь защиту", – он тем самым предскажет ему будущее; т.е. будущее для путешественника; для человека же на горе это будущее есть настоящее.

Если мы выйдем теперь из круга вещей чисто матерьяльных и проникнем мысленно в область духовной жизни, мы увидим то же явление, происходящее в более обширной области. Дематерьялизованные духи – как человек на горе; пространство и время сглаживаются для них. Но дальновидность и проницательность их взгляда пропорциональны их чистоте и высоте в Духовной Иерархии; они по отношению к низменным духам подобны человеку, вооружённому могущественным телескопом, рядом с тем, который смотрит простым глазом.
У низших духов зрение ограничено не только потому, что они лишь с трудом могут удаляться от земли, к которой привязаны, но потому, что грубость их перисприта скрывает от них далёкие предметы, как туман, заволакивающий зрение телесных глаз.

Понятно, что, смотря по степени совершенствования, дух может обнять период в несколько лет, несколько столетий и даже несколько тысяч лет, потому что перед вечностью – что такое столетие? События не развёртываются перед ним постепенно, как перед странником события его пути: он видит одновременно начало и конец периода; все происшествия, которые в этот период составляют будущее для земного человека, для него – настоящее. Таким образом он мог бы притти и сказать нам с уверенностью: такое-то событие произойдёт в такую-то эпоху потому, что он видит его, как человек на горе видит, что ожидает путешественника на его пути; если он этого не делает, то потому что знание будущего было бы вредно человеку; оно смущало бы его свободную волю; оно парализовало бы его в тех трудах, которые он должен исполнить для своего прогресса; добро и зло, ожидающие его, находясь в неизвестном, служат ему испытанием.

Если такая способность, даже ограниченная, может быть принадлежностью творения, то до какой степени могущества она должна доходить у Творца, Который объемлет вечность? Для Него не существует времени: начало и конец мира для Него – настоящее. В этой обширной панораме что значит срок жизни человека, поколения, народа?

Тем не менее, так как человек должен содействовать общему прогрессу и поскольку известные события суть следствия этого содействия, может быть, полезно в каких-то особых случаях, чтобы было предчувствие этих событий, для того чтобы человек мог приготовить пути и быть готовым действовать, когда настанет минута; вот почему Бог позволяет иногда, чтобы край завесы приподнялся; но это всегда в видах пользы, а не удовлетворения пустого любопытства. Такая миссия может быть дана не всем духам, потому что есть такие, которые знают будущее не лучше людей, но лишь некоторым из них, достаточно совершенным для этого; достойно замечания, что этого рода откровения бывают всегда произвольны и никогда, или, по крайней мере, весьма редко, является в ответ на прямой вопрос.

Эта миссия может одинаково быть назначена и некоторым людям вот каким образом:

Тот, кому вверяется труд сообщения какой-нибудь тайны, может без ведома своего получить внушение от знающих её духов, и тогда он передаёт её машинально, не отдавая себе в том отчёта. Известно к тому же, что во сне, или в состоянии бодрствования, в экстазе двойного зрения, душа отделяется и обладает в большей или меньшей степени способностями свободного духа. Если это развитой дух, если он, в особенности, как пророки, получил особую миссию на этот счёт, он пользуется в минуты свободы души способностью проникать более или менее обширный период времени и видеть, как в настоящем, события этого периода. Он может тогда, сохранив память о них при своём пробуждении, тотчас же открыть их другим. Если же эти события должны остаться в тайне, он потеряет память о них, либо у него останется лишь смутное сознание их, достаточное для того, чтобы инстинктивно им руководить.

Таким образом мы видим, как эта способность по воле Божьей развивается в некоторых случаях, как, например, при угрожающей опасности, при больших бедствиях или революциях; так у большинства преследуемых сект явились многие ясновидцы; так знаменитые полководцы решительно идут навстречу врагам, не сомневаясь в победе; так, гениальные люди, как Христофор Колумб, преследуют свою цель, как бы предсказывая минуту её достижения; это оттого, что они видят эту цель, известную их духу.

Итак, дар предсказания не более сверхъестествен, чем множество других явлений; он основывается на свойствах души и законе двух миров – видимого и невидимого, с которыми знакомит нас Спиритизм.

Эта теория предвидения, может быть, не вполне разрешает все случаи, которые могут представить откровения будущего, но нельзя не согласиться с тем, что она полагает главные основания их.

Часто лица, одарённые даром предвидения, в состоянии экстаза или сомнамбулизма, видят события, как бы рисующимися на картине. Это могло бы объясняться фотографией мысли. Событие находится в мысли духов, работающих над его исполнением, или в мысли тех людей, действия которых должны будут вызвать его, и эта мысль, проходя через пространство, как звук, пересекающий воздух, может отразиться в образе для ясновидящего; но так как исполнение может быть ускорено или замедлено каким-нибудь случайным вмешательством, он видит событие, не имея возможности точно определить минуту его исполнения. Иногда даже эта мысль может быть только проектом, желанием, которое не будет иметь никаких последствий; отсюда заблуждения, встречающиеся в фактах и сроках предвидения.

Чтобы понимать духовные вещи, т.е. чтобы составить себе о них столь же ясное понятие, как, например, о находящемся перед нашими глазами пейзаже, у нас недостаёт одного чувства, совершенно так же, как у слепого не хватает чувства, необходимого для того, чтобы воспринимать свет, цвета или пользоваться зрением без прикосновения. Поэтому мы достигаем их понимания лишь усилием воображения и благодаря сравнению с известными нам вещами. Но матерьяльное может дать лишь самое несовершенное представление о духовном; вот почему не следует принимать сравнения в буквальном смысле и верить, например, что развитие способности ясновидения духов зависит действительно от высоты их положения над землёй и что они должны быть на горе или за облаками, чтобы охватить время и пространство.

Эта способность присуща состоянию духовности (в буквальном смысле данного слова), или, иначе говоря, дематерьялизованности; это значит, что духовность создаёт состояние, которое можно сравнить, хотя далеко несовершенно, с точкой зрения человека на горе. Это сравнение просто имело целью показать, что события, которые для одних помещаются в будущем, для других – в настоящем и таким образом могут быть предсказаны, это однако вовсе не даёт возможности предполагать, чтобы эти явления происходили одним и тем же способом.

Чтобы обладать этим чувством, духу не надо переноситься на какую-нибудь другую точку пространства; тот, который возле нас на земле, может обладать им во всей полноте совершенно так же, как если бы он был за тысячу вёрст, тогда как мы не видим ничего вне горизонта, окружающего нас. Так как зрение у духов происходит иначе и другими средствами, чем у людей, то их видимый горизонт совершенно иной; этого-то чувства и недостаёт нам; рядом с воплощённым дух есть в этом отношении то же, что зрячий рядом со слепым.

Надо также хорошенько уяснить себе, что это чувство у духов не ограничивается одним протяжением, но обнимает собою проникновение всех вещей. Повторяем, это есть способность, присущая дематерьялизованному состоянию и пропорциональная ему. Эта способность ослаблена воплощением, но она не уничтожена окончательно, потому что душа не заперта в теле, как в ящике. Воплощённый может обладать ею, хотя всегда в меньшей степени, чем в состоянии полного освобождения; вот это-то и даёт некоторым людям силу проницательности, которой совершенно нет у других, и вместе с нею – большую верность морального взгляда, большее понимание вне матерьяльных предметов.

Воплощённый дух не только чувствует, но он вспоминает то, что видел в бесплотном состоянии, и это воспоминание, как картина, рисуется в его мысли. В состоянии воплощения он видит смутно, как сквозь покрывало; в свободном состоянии он видит и понимает ясно. Способность зрения не вне его, но в нём самом; вот почему он не нуждается в нашем внешнем свете. Посредством морального развития расширяется круг идей и познавательных способностей; перисприт, постепенно дематерьялизуясь, очищается от грубых элементов, которые вредили тонкости чувств; отсюда легко понять, что расширение всех способностей следует за развитием духа.

Именно расширение способностей духа делает его более или менее восприимчивым к духовному познанию. Тем не менее, эта способность вовсе не есть необходимое следствие умственного развития; обыкновенное знание не даёт её: вот почему мы видим людей с большими познаниями, которые так же слепы в духовном, как другие в матерьяльном; они упорствуют в этих вопросах, потому что не понимают их; это происходит от того, что они ещё не развились в этом направлении; и вместе с тем мы видим людей с самым обыкновенным умом и образованием, которые схватывают эти вещи совершенно легко, что показывает их предварительное знакомство с ними. Это у них историческое воспоминание того, что они видели и знали, или в развоплощённом состоянии скитания, или в прежних существованиях; точно так же у других бывает врождённая способность к языкам и наукам, с которыми они были знакомы раньше.

Что касается будущности Спиритизма, то духи, как известно, единодушно подтверждают его близкое торжество, несмотря на препятствия, которые ему ставят; предвидеть это им легко прежде всего потому, что распространение Спиритизма есть их личное дело: содействуя движению и направляя его, они знают, что должны делать; во-вторых, им стоит только охватить ближайший период времени, чтобы увидеть в нём на пути его тех могущественных помощников, которых воздвигает ему Бог и которые не замедлят проявиться.

Не будучи даже бесплотными духами, пусть спириты перенесутся мысленно на тридцать лет вперёд, ко времени возрастающего поколения; пусть оттуда наблюдают, что происходит теперь; пусть проследят за прогрессом движения и увидят, как бесплодно пропадают усилия тех, кто считают себя призванными уничтожить Спиритизм; они увидят, как мало-помалу уходят со сцены эти противники, а дерево всё растёт, и корни его с каждым днём распространяются дальше.*


* Увы, жизнь не подтвердила правильности этих оптимистических прогнозов. Автор был слишком уж хорошего мнения о человечестве и недооценил силу людской глупости. И всё же это горизонты, которые неминуемо раскроются перед нами в будущем. (Й.Р.)


Обыкновенные события частной жизни бывают по большей части последствиями образа действий каждого; одному всё удаётся благодаря его способностям, его уменью, его настойчивости, осторожности и энергии там, где другой по своей неспособности терпит неудачу; таким образом, можно сказать, что каждый есть строитель собственного будущего, которое никогда не бывает подчинено слепой судьбе и независимо от его личности. Зная характер данного человека, можно легко предсказать судьбу, каковая ожидает его на том пути, по которому он идёт.

События, касающиеся общих интересов человечества, начертаны Провидением. Когда что-нибудь предусмотрено в планах Божиих, оно должно свершиться так или иначе. Люди содействуют исполнению этого, но никто не необходим, иначе Сам Бог был бы в зависимости от Своих созданий. Если тот, кому досталась миссия, не выполняет её, её поручают другому. Роковых миссий нет; человек всегда свободен исполнить ту, которая ему вверена и которую он принял по доброй воле; если он не исполняет её, он вредит себе и увеличивает свою ответственность за те запаздывания, коие являются следствием его небрежности или злой воли; если он становится препятствием к исполнению миссии, Бог уничтожает его одним дуновением.

Таким образом, конечный результат какого-нибудь события может быть обеспечен, потому что он предусмотрен Богом; но так как по большей части детали и способ исполнения подчинены обстоятельствам и свободной воле человека, пути и способы исполнения могут быть случайны. Духи могут внушить нам предчувствие об общем ходе дела, если будет полезно нас предупредить; но для того, чтобы с точностью определить срок и место исполнения, было бы необходимо, чтобы они знали наперёд, какое решение примут известные лица, а если в мыслях их ещё нет этого решения, то в зависимости от того, каким оно будет, оно может замедлить или ускорить развязку, изменить какие-нибудь второстепенные действия, но в то же время приведёт всё к тому же результату. Так, например, духи могут, на основании общих условий, предвидеть, что такая-то война более или менее близка, что она неизбежна, не имея притом возможности предсказать день, в который она начнётся, ни подробностей тех событий, которые могут быть изменены волей человеческой.

При определении времени будущих событий не нужно забывать одного обстоятельства, нераздельного с самой природой духов.

Время, как и пространство, может быть определено только при помощи сравнения или каких-нибудь знаков, разделяющих его на периоды, которые можно сосчитать. На земле естественный счёт времени, дней и годов отмечен восходом и заходом солнца и продолжительностью поступательного движения Земли. Единицы мер времени должны видоизменяться сообразно мирам, так как астрономические периоды различны; так, например, на Юпитере день соответствует нашим десяти часам, а год двенадцати земным годам.

Таким образом, для каждого мира существуют различные способы вычисления продолжительности времени, смотря по природе астральных движений, которые в них совершаются; поэтому духам, незнакомым с нашим миром, затруднительно определять наши сроки. А вне миров этих способов определения и вовсе не существует. Для духа в пространстве не существует ни восхода, ни захода солнца, обозначающих дни, ни периодических переворотов, обозначающих годы; для него существуют только пространство и бесконечность. Для духа, который никогда не воплощался бы ни в каком мире, не существовало бы никакого понятия о делении времени. Если проявляется дух, не живший на Земле, он не может определить срока каких-либо событий, если не сообразуется с нашими понятиями, что, конечно, в его власти; но сделать это он по большей части считает бесполезным.

Духи, составляющие незримое население нашего земного шара, уже жили и продолжают жить среди нас, и они, конечно, слились с нашими привычками, воспоминание о которых уносится ими с собой в пространство. Они могли бы, следовательно, легче определять сроки будущих событий, если они их знают; но, кроме того, что это им не всегда разрешается, они стеснены ещё тем, что всякий раз, когда побочные обстоятельства подчинены свободной воле и случайному решению человека, точный срок события определяется лишь тогда, когда оно уже свершилось.

Вот почему обстоятельные предсказания не могут почитаться достоверными и должны быть приняты лишь как возможные, даже тогда, когда они не дают повода для справедливого подозрения. Поэтому духи, действительно мудрые, никогда ничего не предсказывают в определённые сроки; они ограничиваются тем, что знакомят нас с исходом тех событий, которые нам полезно знать. Настаивать на точных подробностях – значит подвергаться обманам легкомысленных духов, которые предсказывают всё, что угодно, не заботясь о правде, и забавляются тем страхом и разочарованием, которые вызывают.

Наиболее употребительная до сего времени форма предсказаний создаёт настоящие загадки, часто не разрешимые. Эта мистическая и кабалистическая форма, полнейший тип которой находим у Нострадамусa, имеет в глазах народа известное обаяние, которое делает предсказания тем более ценными, чем менее они понятны. По своей двусмысленности они допускают самые различные толкования до такой степени, что, смотря по аллегорическому значению, приписанному известным словам, или по условности выражений, смотря по способу вычислений странно запутанных чисел, можно при доброй воле найти в них приблизительно всё, что угодно.

Несмотря на это, однако, есть много серьёзных предсказаний, подавляющих своей правдивостью. Весьма вероятно, что эта форма, облекающая их, в известное время имела смысл и была даже необходима.

Теперь обстоятельства уже не те; позитивизм века плохо мирится с языком предсказаний. Поэтому предсказания наших дней уже не принимают таких странных и вычурных форм и, сделанные духами, не представляют ничего мистического. Духи говорят общепринятым языком, как говорили бы при жизни, потому что они не перестали принадлежать человечеству; они знакомят нас с будущим, личным или общим, когда это может быть полезно, по мере прозорливости, какою они наделены, как это делали бы друзья или наставники. Таким образом, их предвидение служит скорее уведомлением, ничего не отнимающим от свободы воли, чем предсказанием в собственном смысле слова, подразумевающим роковую неизбежность. Их сообщение, к тому же, всегда мотивировано, так как они не хотят, чтобы человек уничтожил свой рассудок слепою верою, что не позволяло бы ему оценивать их правдивость.

Современное человечество также имеет своих пророков; немало писателей, поэтов, литераторов, историков или философов предчувствовали в своих писаниях будущий ход вещей, исполнение которых мы теперь видим.*


* Воистину так. Пророком не хуже Нострадамуса был, например, и русский поэт Лермонтов, написавший в 1830г. своё знаменитое «Предсказание»: «Настанет год, России чёрный год, когда царей корона упадёт; забудет чернь к ним прежнюю любовь, и пища многих будет смерть и кровь...»

Даты событий не указаны, но сами события довольно точно описаны вплоть до деталей. «И будет всё ужасно, страшно в нём, как плащ его с возвышенным челом». Действительно, всё в Ильиче было ужасно: дела, слова и мысли; включая сюда и мифический плащ, в котором более 70 лет любили малевать его совецкие иконописцы. «Возвышенное чело» на этих плакатах, маячившее все эти годы на просторах России, было и впрямь ужасно в своей чудовищности. (Й.Р.)


Эта способность, без сомнения, зависит от верности суждения, которое выводит логически последствия настоящего; но часто также это результат специального бессознательного ясновидения или постороннего внушения. То, что делали люди при жизни, они могут делать с большим ещё основанием и с большей точностью в состоянии духа, когда духовное зрение не затемнено материей.


* * *

^ ПРОРОЧЕСТВА «ЕВАНГЕЛИЯ»


НЕ БЫВАЕТ ПРОРОКОВ В ОТЕЧЕСТВЕ СВОЁМ


«И пришед в отечество Своё, учил их в синагоге их; так что они изумлялись и говорили: откуда у Него такая премудрость и сила? Не плотников ли Он сын? не Его ли мать называется Мария, и братья Его Иаков и Иосий, и Симон, и Иуда? и сёстры Его не все ли между нами? откуда же у Него всё это? И соблазнились о Нём. Иисус же сказал им: не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своём и в доме своём. И не совершил там многих чудес по неверию их». («Еванг. от Матф.», гл.13, ст.54-58.)

Здесь Иисус возвестил истину, ставшую пословицей во все времена и которой можно было бы дать более широкое толкование, сказав: никто не пророк при жизни своей.

На обычном языке это правило означает то уважение, которым пользуется человек среди своих близких и окружающих его, то доверие, которое он внушает им превосходством своих знаний и ума. Если оно терпит исключения, они редки и, во всяком случае, не безусловны. Эта истина есть следствие обыкновенной слабости человеческой и может выразиться так:

Привычка видеть друг друга с детства, в обыкновенных обстоятельствах жизни, устанавливает между людьми что-то вроде матерьяльного равенства, благодаря которому люди часто отказываются различать нравственное превосходство в том, который был их товарищем и застольником, который вышел из одной среды с ними и первые слабости которого всем известны; гордость страдает от того превосходства, которое она должна признать. Всякий, возвышающийся над обыкновенным уровнем, подвергается всегда зависти и ревности; те, которые чувствуют себя неспособными достигнуть его высоты, стараются унизить его презрением, злословием и клеветой; они кричат тем сильнее, чем сами мельче, думая, что возвысятся, заглушив его своим шумом. Такова была, такою будет история человечества, пока люди не поймут своей духовной природы и не расширят свой нравственный горизонт; и подобное предубеждение всегда будет принадлежностью узких и вульгарных умов, которые всё относят к своей личности.

С другой стороны, если знают людей только по их уму, то создают себе из них идеал, возрастающий с отдалённого времени и пространства. Их почти выделяют из человечества, – считая, что они не должны ни говорить, ни чувствовать как все, что их речь и их мысли должны быть всегда высоко настроены, как будто разум может быть постоянно напряжён и всегда находиться в состоянии возбуждения. В ежедневных соприкосновениях частной жизни бывает слишком виден матерьяльный человек, который ничем не отличается от обыкновенных людей. Человек телесный, действующий на чувства, почти заслоняет в нём человека духовного, который действует только на дух; издали видны лишь вспышки гения; вблизи же – отдых его ума.

После смерти, когда не существует больше сравнения, остаётся лишь один духовный человек и он кажется тем больше, чем больше отдаляется воспоминание о человеке телесном. Вот почему люди, отметившие свой земной путь делами, имеющими действительное значение, оцениваются больше после своей смерти, чем при жизни. Тогда судят о них с большим пристрастием, потому что нет ни ревнивцев, ни завистников и личного антагонизма с ними уже не существует. Потомство – это беспристрастный судья, оценивающий создания духа; оно принимает их без слепого энтузиазма, если они хороши, отбрасывает без ненависти, если они дурны, не смотря на того, кто был их создателем.

Иисус тем менее мог избегнуть последствий этого свойства, присущего человеческой природе, что он жил в среде, мало просвещённой, в которой люди были всецело поглощены матерьяльной жизнью. Его соотечественники видели в нём только сына плотника, брата людей столь же невежественных, как они сами, и спрашивали себя, что могло поставить его выше их и дать ему право их обличать. Поэтому он, видя, что слова его имеют меньшую цену среди своих, которые его презирают, чем среди посторонних, ушёл проповедовать к тем, кто его слушал и между которыми он находил сочувствие.

Можно судить о тех чувствах, какими его ближние руководились по отношению к нему, из того, что его братья и его мать «пошли взять его, ибо говорили, что он вышел из себя». (Марк, гл.3, ст.21). (См. «Евангелие от Спиритизма», гл.XIV.)

Таким образом, с одной стороны, священники и фарисеи обвиняли Иисуса в том, что он действует силою дьявола; а с другой, ближние его хотели «взять его». Не так ли и в наши дни поступают со спиритами, и должны ли они жаловаться на то, что их сограждане смотрят на них не лучше, чем тогда смотрели даже на Иисуса? Но что не было удивительно две тысячи лет тому назад у невежественного народа, то странно теперь, в девятнадцатом веке, среди культурных наций.*


* Но в конце ХХ века это уже не выглядит так странно, ибо ясно, что культура этих наций зашла куда-то не туда. (Й.Р.)

  1   2   3   4   5




Похожие:

Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения iconАллан Кардек чудеса «евангелия» возвышенность природы христа факты, сообщённые в «Евангелии»
Одного лишь факта воспроизведения явлений в тождественных условиях достаточно для доказательства их возможности и их подчинения известному...
Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения iconПрообразование и пророчества
Прообразование и пророчества, читаемые в церкви накануне господских и богородичных праздников и других святых дней1
Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения iconРусской культуры в мире (К 950-летию Остромирова евангелия)
Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого совместно с Российским обществом преподавателей русского языка и литературы...
Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения iconДокументы
1. /А.Конан-Дойль. ИСТОРИЯ СПИРИТИЗМА.doc
Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения iconДокументы
1. /Методичка по ДМ теория/DISKR_01.DOC
2. /Методичка...

Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения icon1. Мешающие факторы возникновения новых знаний
Теория сжатия Вселенной, теория с изменяющейся скоростью света. Теория «непопулярная», по многим причинам, некоторые из них, и самые...
Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения iconДокументы
1. /А.Кардек. СПИРИТИЗМ В САМОМ ПРОСТОМ ЕГО ВЫРАЖЕНИИ.doc
Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения iconАллан Пиз
«Язык телодвижений. Как читать мысли окружающих по их жестам»: Эксмо; Москва; 2003
Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения iconДокументы
1. /Теория графов и комбинаторика/Lecture01.doc
2. /Теория...

Аллан Кардек пророчества «евангелия» в объяснении спиритизма теория предвидения iconДокументы
1. /Роберт Аллан Монро.ПУТЕШЕСТВИЯ ВНЕ ТЕЛА.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов