Сокра т познайсамогосеб я предисловие icon

Сокра т познайсамогосеб я предисловие



НазваниеСокра т познайсамогосеб я предисловие
страница4/6
Дата конвертации03.09.2012
Размер1.23 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6

^ ХОРОШЕЕ ДЛЯ ДУШИ


Есть одно только благо – знание, и одно только зло – невежество.


Человеком правит не удовольствие, а познание или разум. Познание есть нечто прекрасное, чему свойственно управлять человеком, и если кто узнает добро и зло, ничто уж не заставит его делать что-либо другое, чем то, что велит познание. Достаточно разума, чтобы помогать человеку.


Нет чего-либо благого или дурного, полезного или вредного вообще, как нет и чего-либо прекрасного или безобразного вообще. Поступок человека является добродетельным тогда, когда он направлен на благую и полезную цель, а вещь хороша, когда она пригодна для выполнения своего назначения.


Всё губительное и разрушительное – это зло, а хранительное и полезное – благо.


Истинная добродетель заключается в знании; дурные поступки – плоды невежества.


Все люди, начиная с детства, творят гораздо более зла, нежели добра.


Человек сам готовит себе добрую или злую судьбу, и не должен платить за преступление, совершённое его предком.


Не должны ли мы по крайней мере знать, что такое добродетель? Потому что, если мы совсем не знаем и того, что такое добродетель, как могли бы мы советовать кому-нибудь, каким образом всего лучше приобрести её?


Хорошее для души называется добродетелью.


Высшая мудрость – различать добро и зло.


По плодам узнают дерево. Надо судить о каждом поступке по его последствиям; называть его хорошим, если от него происходит добро, и дурным, если он рождает зло.


Всякая добродетель и вообще нравственность неотделима от мудрости.


Кто мудр, тот и добр. Истинная мудрость несовместима с порочностью и злом.


Худшее на свете зло – творить несправедливость.


Неужто, по-твоему, дело – менее убедительное доказательство, чем слово?


Избегать несправедливых поступков – это ведь одно из дел справедливости.


В вопросе справедливости дело – гораздо более убедительное доказательство, чем слово: ведь у многих на языке справедливость, а поступки несправедливые; а кто поступает справедливо, их тех ни один не может быть несправедлив.


Нежелание поступать несправедливо есть достаточное доказательство справедливости.


Не скрывай своего мнения относительно справедливости, но обнаруживай его и на деле. Относись ко всем терпимо и всем будь полезен.


Лучше претерпеть несправедливость, чем причинить её.


Никогда не следует воздавать несправедливостью за несправедливость и причинять зло кому бы то ни было, как бы он ни был неправ относительно нас. Немногие, однако, примут это правило, и люди, разделяемые местью, должны только презирать друг друга.



Не правда ли, платить за добро добром везде признают законным? А кто преступает этот закон, не несёт ли кару в виде того, что его покидают хорошие друзья и ему приходится цепляться за людей, ненавидящих его?


Не правда ли, кто делает добро окружающим его, тот – хороший друг, а кто не платит добром такому человеку, те возбуждают в нём ненависть своей неблагодарностью, но так как им очень выгодно общение с таким человеком, они изо всех сил цепляются за него?


Неблагодарность – это несправедливость без всякой примеси.


Человек будет тем более несправедлив, чем большие благодеяния он получил и не платит за них благодарностью.


Причинение зла другому есть результат собственного бессилия. Поэтому лучше самому подвергнуться несправедливости, нежели совершать её по отношению к другому.


Несправедливый поступок есть зло и позор для совершающего его, и притом во всех случаях.


Верховенство нравственного сознания неограниченно.


Добро нравственное самозаконно.


Не казаться хорошим должно человеку, но быть хорошим и в частных делах, и в общественных, и это главная в жизни забота.


Благородство не даётся рождением, оно определяется нашими поступками.


Блажен тот, кто живёт согласно знанию добра и справедливости.


Хорошими и блаженными делает людей не сознательная жизнь сама по себе, а также не какое-нибудь изо всех частных знаний, а только одно-единственное знание добра и зла.


Знать себя понастоящему человек может и должен только по отношению к тому, что всего важнее – к добру и злу – а не к пустой форме знания, или голому действу мышления.


Справедливостью всякий человек должен заниматься сам. Хоть успех каждый раз и обусловлен волею Божьей, но человек должен своим умом дойти до верного и ясного понятия о том, что правда и что неправда, что добро и что зло, потому что без этого понятья, обращясь к богам с молитвою о помощи, он может вымолить себе зло вместо добра.


Главный вопрос жизни есть вопрос о добре и зле. И человек во всех случаях может и должен выбирать добро.


Справедливость и всякая другая добродетель есть мудрость.


Невежество относительно того, что такое справедливость, – это невежество постыднейшее, грубое и самое зловредное для самого человека и других людей.


Никто не чинит несправедливости по доброй воле, но всякий поступающий несправедливо несправедлив поневоле.


Связь добродетели со знанием тесная, и только лишь знающий может быть добродетельным, и вместе с тем только добродетельный – действительно знающим.


Выказывай силу души и имей, что выказать.


Добродетельный человек есть по преимуществу человек знающий, а, стало быть, если бы он вообще мог делать зло, то он должен бы его был делать заведомо и по своей воле; но так как заведомо и по собственной воле никто зла не делает, то значит добродетельный человек вообще зла делать не может.


Самое быстрое и верное средство прослыть добродетельным человеком – это работать над собой с тем, чтобы быть им. Рассмотрите все добродетели – и вы увидите, что все оне увеличиваются трудом и упражнением.


Когда у людей больше нравственности, – когда они ничего не делают, или когда занимаются полезным трудом? Когда они бывают справедливее, – когда работают, или когда ничего не делают, а только рассуждают о средствах к жизни?


У людей больше нравственности и справедливости тогда, когда они заняты полезным трудом, а не тогда, когда ведут праздный образ жизни.


Между хорошей работой и плохим выполнением её такая же большая разница, как между исполнением дела и полным ничегонеделанием.


Когда я говорю, что быть работником – полезно человеку и хорошо, а быть бездельником – вредно и дурно, и что работать – хорошо, а бездельничать – дурно, то я говорю, что люди, делающие что-нибудь хорошее, работают и что они – работники, а играющих в кости или делающих что-нибудь скверное и вредное я называю бездельниками. И правду сказал Гесиод*: «Дело отнюдь ни одно не позор, а позор лишь безделье».


* Гесиод (VIII – VII вв.до н.э.) – древнегреческий поэт, создатель назидательного эпоса. До нас дошли две поэмы: «Теогония» («Происхождение богов») и «Труды и дни», написанные гекзаметром. (Й.Р.)


Воздержание – основа добродетели.


Есть три добродетели: первая – воздержанность и самообладание, вторая – храбрость, третья – справедливость. Эти добродетели являются частями мудрости.


Мудр тот, кто познал добродетели. Без познания добродетели нельзя поступать добродетельно: знание и действие неотделимы.


Благодаря прекрасной, высокой добродетели процветают и государства и семьи, и поэтому достойно человека, друзья мои, стремиться лишь к ней.


Добродетель может быть изучаема. Нужно философствовать и заботиться о добродетели.


Добродетели научаются, и она в силу прилежания достаётся тому, кому достаётся.


Познать добродетель и значит стать добродетельным.


У того, в ком вера в идеал истины и добра живая, и нравственность не может быть отвлечённою нравственностью. Его нравственные требования, при всей своей высоте и строгости, никогда не являются в форме внешних заповедей. Они живут в глубине его духа, где за голосом его разума ему слышится другой, вещий голос, охраняющий его от зла.


Ценность нравственного добра и правды безотносительна.


Добро есть реальное, истинное благо, потому что оно не только прекрасно, но вместе и полезно и приятно человеку; поведение, согласное с разумом, ведёт к счастью, потому что самый мир управляется Высшим Разумом.


Знающий добро не может сознательно делать зло, или выбирать зло: никто не порочен добровольно.


Преобразование образа мышления людей и всего их нравственного облика суть решающие предпосылки преобразования жизни общества в целом.


Можно понять, зачем корыстный и скупой человек обижает других: он хочет завладеть их имуществом, чтобы самому обогатиться; он вредит людям для своей выгоды. Злой же человек вредит другим без всякой для себя выгоды, мало того: вредя другим, делает и себе вред.


Людей, ни словом, ни делом не приносящих пользы, не способных помочь в случае надобности ни войску, ни государству, ни самому народу, особенно если сверх того они ещё и наглы, необходимо всячески обуздывать как бы богаты они ни были.


Сказано, что война делает людей негодяями. А подумайте: не следует ли из негодяев делать людей? И какое средство дано нам для этого? Назидательная беседа, когда ведётся она без высокомерия и скуки.


Из всех мнений одно остаётся несокрушимым: лучше перенести несправедливость, нежели совершить её, и прежде всего надо стараться не казаться добродетельным человеком, но быть им.


^ НАШИ ДОБРЫЕ ДЕЛА ЛУЧШЕ ВСЕГО

УЧАТ ЛЮДЕЙ ДОБРУ


Голос совести – это божественный голос, что звучит внутри нас и запрещает человеку совершать те или иные неблаговидные поступки.


Порой даже в дурном человеке вспыхивает на минутку искорка совести или стыда.


Во всей моей жизни, в самых важных и самых незначительных обстоятельствах я всегда слышал таинственный голос в своей душе, который предупреждал меня и удерживал от поступков, которые могли принести мне несчастье.


Где стыд, там и страх. В самом деле, есть ли такой человек, который бы стыдился какого-нибудь дела и в то же время не укрывался бы и не боялся дурной молвы?


Разве тот, кто утаился, не делается от этого ещё хуже?


Нравственное значение стыда в том, что он есть ощутительное противодействие нашей душевно-телесной природы тому, что не должно.


Все люди, думаю я, делая выбор из представляющихся им возможностей, поступают так, как находят всего выгоднее для себя. Поэтому, кто поступает неправильно, тех я не считаю ни умными, ни нравственными.


Тот, кто привык к пороку, желает продолжать жить в нём и начинает ненавидеть того, кто пытается отвести его от порока; тот бежит от такого человека, а никоим образом к нему не привязывается, и уж тем более не желает следовать ему в скромности.


Не может быть назван философом тот, кто обладает знаниями и мудростью, но, если судить по его образу жизни, лишён добродетели.


Изо всего того, что может решать человек, нет ничего более божественного, чем воспитание – его собственное и его домашних.


Учить других – значит распространять человеческое самосознание всё дальше и шире.


Наша молодёжь, увы, любит роскошь, она дурно воспитана, она насмехается над начальством, не уважает стариков. Наши дети стали тиранами, они не встают, когда в комнату входит пожилой человек, перечат родителям. Попросту говоря, они очень плохие.


Воспитание – дело трудное, и улучшение его условий – одна из священных обязанностей каждого человека, ибо нет ничего более важного, как образование самого себя и своих ближних.


Если бы я мог взойти на высочайшее место в Афинах, я бы возвысил голос и заявил: «Сограждане, почему вы переворачиваете и скребёте каждый камень, чтобы скопить богатство, и так мало заботитесь о своих детях, которые в один прекрасный день унаследуют всё это богатство?»


Есть учителя мудрости, которые поставили себе задачей разлагать, разрушать, расшатывать. Моё величайшее желание – складывать и наполнять. Скульптор строит. И если я в своё время с тяжёлым сердцем оставил ваяние, то принципу его – строить – я всегда оставался верен. Над этим я тружусь уже довольно долго и не жалею.


Скульптор видит своё изваяние ещё в глыбе мрамора.


Скульпторы берут лучшее от десятка мужчин или десятка женщин и отдают это одной статуе.


Скульптор и живописец должны в своих произведениях выражать состояние души.


Достоверность нравственных истин более мне очевидна, нежели истин фактических и логических.


Я собираю добро, переходя от человека к человеку; всё хочу доискаться, из чего же состоят доброта, человечность и справедливость. Так мыслит любитель мудрости – так же работает ваятель.


Было бы ужасно – не желать помочь кому-нибудь в деле совершенствования.


Если отцы жалуются, что сыновья у них неудачные, то странно с их стороны винить в этом одного-единственного человека, да ещё именно того, кто часами рассуждает с этими юношами о добродетели, да и сам, в жизни своей, не в разладе с нею, и хвалить тех, кто, разглагольствуя о добродетелях, ведёт порочный образ жизни.


Никто не может ничему научиться у человека, который не нравится.


Ты назвал меня учителем? Так слушай же моё поучение. Знаешь, чем отличается мудрый от немудрого? Добрыми надеждами!


Мудрый понимает, а не только знает.


Я стараюсь, чтоб каждый уходил от меня лучшим, чем пришёл ко мне.


Знание не есть нечто готовое, что можно передавать обучением. Знание – это цель, к которой нужно стремиться путём совместной умственной работы, направленной на образование правильных понятий.


Точное логическое определение понятий – главнейшее условие истинного знания.


При правильно поставленном образовании в каждой науке надо доходить только до известного предела, который не следует переступать.


Необходимо самостоятельно размышлять над тем, что общепринято, а не принимать его слепо.


Не знать, что такое добро и что такое зло, значит быть хуже всякого раба.


Ты говоришь, что здоровье ты считаешь добром, а болезнь злом; а затем из предметов, являющихся причиной того или другого, как, например, питьё, пища, образ жизни, те, которые ведут к здоровью, ты считаешь добром, а которые к болезни, – злом. Хорошо, но только это значит, что также и здоровье и болезнь, когда они являются причиной какого-нибудь добра, будут добром, а когда причиной зла, – злом.


Тебе непонятно, когда здоровье может стать причиной зла, а болезнь – добра? Тогда, клянусь Зевсом,* когда люди, принявшие участие благодаря своей силе в каком-нибудь позорном походе, вредном морском предприятии и тому подобном, погибают, а оставшиеся дома по случаю слабости бывают целы.


* Зевс ( у римлян Юпитер) – в греческой мифологии верховное божество, почитавшееся как отец и царь богов и людей, бог неба, грома, молнии и дождя. (Й.Р.)


На каком основании такие вещи, которые то полезны, то вредны, считать добром, а не злом? Клянусь Зевсом, никакого основания для этого не видать.


Счастье – вполне несомненное благо, если не составлять его из сомнительных благ. Но из того, что даёт счастье, ничто не может быть сомнительным, если только мы не будем относить к нему красоту, силу, богатство, славу и тому подобное. Не то, клянусь Зевсом, мы отнесём к счастью много такого, что доставляет людям массу неприятностей: многие вследствие красоты развращаются людьми, которые сходят с ума от страсти к красивым; многие вследствие силы берутся за дело, превышающее их силу, и впадают в немалые несчастия; многие вследствие богатства становятся избалованными, делаются жертвой интриг и погибают; многие вследствие славы и влияния в государстве терпят большие беды.


Никто не может быть господином над душой другого человека, и не в нашей власти принудить человека поступить разумно. Мы должны при случае и по мере сил стараться склонять людей жить разумно; но успех наших слов зависит не от нас, от нас только зависит самим правильно поступать, и это главное; а праведные дела наши уже сами будут учить людей добру.


^ ОБЩЕСТВЕННОЕ ПОПРИЩЕ


Какой образ жизни считать лучшим для человека? Полагаю, что только один: хорошую жизнь, т.е. жизнь и деятельность, направленные на общественное и частное благо.


Если кто, имея возможность своим участием в государственных делах возвеличить отечество и чрез это сам пользоваться уважением, не решается на это, того будет справедливо считать трусом.


Не пренебрегай общественными делами, если можешь способствовать их улучшению: ведь если они будут итти хорошо, то от этого будет немалая польза не только всем гражданам вообще, но и в частности и друзьям твоим, и тебе самому.


У кого есть талант узнавать, какие люди полезны друг другу, и кто может возбуждать в них взаимную страсть, тот мог бы, мне кажется, и город склонять к дружбе, и браки устраивать подходящие: он был бы дорогим приобретением и для городов, и для друзей, и для союзников.


Государство растит людей, прекрасное – хороших, противоположное – дурных.


Невыгодно считаться богатым, храбрым и сильным, не будучи таковым: к ним предъявляют требования, превышающие их силы.


Не следует учить людей политике, не научив их сперва властвовать собою.


Глупо должностных лиц в государстве выбирать посредством бобов, тогда как никто не хочет иметь выбранного бобами рулевого, плотника, флейтиста или исполняющего другую подобную работу, ошибки в которой приносят гораздо меньше вреда, чем ошибки в государственной деятельности.


Если уж нельзя сделаться хорошим мастером в пустых ремёслах без порядочного учителя, то наивно воображать, будто способность к делу такой первостепенной важности, как управление государством, приходит к человеку сама собой.


Странное дело: кто выбирает своей профессией игру на кифаре или на флейте или верховую езду и тому подобное, тот старается как можно чаще практиковаться в области избранной им профессии, и притом не в одиночестве, а в присутствии лучших знатоков; он прилагает все усилия и не жалеет трудов, лишь бы не нарушать их советов, находя, что иным путём не может сделаться крупной величиной. А некоторые притязатели на роль оратора и государственного деятеля думают, что у них без подготовки и старания сама собою вдруг явится способность к этому. Между тем, работа в области государственной деятельности гораздо труднее, чем в области вышеупомянутых профессий, – настолько труднее, что хотя число работающих в этой области больше, число достигающих успеха меньше: отсюда видно, что будущему государственному деятелю нужны и занятия более продолжительные и более напряжённые, чем будущему знатоку в тех профессиях.


Всякий, кто стремится занять какую государственную должность, обязан усвоить себе, что он должен относиться аккуратно к предмету своих стремлений.


Власть должна принадлежать тем, кто умеет властвовать. Там, где знание само по себе не является властвующей силой, последняя должна по крайней мере соединяться со знанием, и властителю, если он желает сохранить свою власть, в особенности нужно итти рука об руку с философом.


Тех, кто желает и сам иметь много хлопот и другим доставлять их, я поставил бы в разряд годных к власти.


Что проку тебе в известности? Ведь и сумасшедших все знают.


Ни один человек не начинает заниматься делом, которое он не изучил, тем не менее каждый считает себя вправе заниматься самым тяжёлым делом из всех – управлять страной.


Управлять государством должны не все, а люди знающие, умелые, лучшие.


Власть может быть достойною желания лишь под условием, чтобы она не была вредною для управляемых и постыдною для управляющего. Прежде всего, стало быть, нужно знать, в чём состоит хороший, или истинно-должный способ управления.


Сколь почётна и благородна задача – править своей страной. Искусство правителя – самое сложное из всех человеческих занятий. Человек, поставленный на первое место в общине, обязан многое знать и уметь, быть рассудительным и отважным, и надо, чтобы в разуме его и в сердце была гармония добра и красоты.


Правитель прежде всего должен быть справедливым. Легко ли это? Добро не птица, летающая в небе; то, что добро для одного дела, может оказаться злом для другого. Точно так же и справедливость. Её тоже нужно рассмотреть со всех сторон прежде, чем определить – на чьей стороне, за какими людьми должна она стоять, чтоб называться справедливостью.


Принуждающий нас силой как бы лишает нас наших прав, и мы потому ненавидим его. Как благодетелей наших, мы любим тех, кто умеет убедить нас.


Не мудрый, а грубый, непросвещённый человек прибегает к насилию. Чтобы употребить силу, надо многих соучастников; чтобы убедить, не надо никаких.


Тот, кто чувствует достаточно силы в самом себе, чтобы владеть умами, не станет прибегать к насилию: к чему ему устранять человека других взглядов, когда в его же интересе дружеским убеждением привлечь его на свою сторону?


Если, живя среди людей, ты не захочешь ни властвовать, ни быть подвластным и не станешь добровольно служить властителям, то, думаю, ты увидишь, как умеют сильные и целые общины, и каждого порознь держать в рабстве.


Нет такого человека, который мог бы уцелеть, если бы стал откровенно противиться большинству и хотел бы предотвратить всё то множество несправедливостей и беззаконий, которые совершаются в государстве.


Будьте уверены, что если бы я попытался заняться государственными делами, то уже давно бы погиб и не принёс бы пользы ни себе, ни вам.


Кто на самом деле ратует за справедливость, тот, если ему и суждено уцелеть на малое время, должен оставаться частным человеком, а вступать на общественное поприще не должен.


Демократия, если она глупая и несправедливая, такое же зло, как глупая и жестокая тирания.


Крайняя демократия, ратуя за неограниченную свободу, подготавливает нужду в тирании.


Когда перестают чтить законы, когда во имя безбрежной свободы сильный угнетает слабого, не встречая ни в чём препон, – тогда, мои дорогие, нет у меня веры, будто в этом, как утверждают некоторые, и заключается сила нашего времени. По-моему, в этом – опасная слабость.


Самое страшное для мудрого несчастье – оказаться во власти человека несравненно худшего, чем он сам, когда сам он отказался управлять.


По отношению к государству положение самых порядочных людей настолько тяжёлое, что ничего не может быть хуже.


Свобода – прекрасное, великое достояние как отдельного человека, так и целого государства.


Свобода состоит в том, чтоб поступать наилучшим образом, а потому иметь людей, мешающих поступать так, является отсутствием свободы.


Невоздержные люди совершенно несвободны.


Невоздержные люди не только не могут поступать благородно, но ещё и вынуждены поступать подло.


Для всякого, кто хочет чем-нибудь прославиться, обладание воздержностью – счастье.


Честолюбие и чувство собственного достоинства, оба этих качества таковы, что они очень сильно побуждают людей бороться за славу и отечество.


Все славные деяния совершают ради хвалы люди, готовые трудиться и подвергаться опасностям, более, чем люди, привыкшие предпочитать удовольствие славе.


Честолюбивый славы ради готов переносить много трудов и много мук.


Ложная слава скоро разоблачается опытом, а истинная добродетель, если Бог не препятствует, своими деяниями приобретает себе всё больший блеск славы!


Честолюбие – качество стратегу необходимое.


Во главе чего бы человек ни стоял, если только он знает, что нужно, и может это добывать, он будет хорошим начальником.


Я и то считаю важным доказательством заслуг правителя, что люди ему добровольно повинуются и в опасности готовы оставаться при нём.


Правители в государствах, – разве ты этого не знаешь? – самые лучшие те, которые являются главными виновниками того, что граждане повинуются законам. Государство, в котором граждане наиболее повинуются законам, и в мирное время благоденствует и на войне неодолимо.


Государство, которое, не зная своих сил, начинает войну с сильными противниками, или подвергается разрушению, или попадает в рабство после прежней свободы.


Кого государство в целом своём составе признаёт более заслуживающим доверия, как не того, кто соблюдает законы?


Государственные законы – это то, что граждане по общему соглашению написали, установив, что должно делать и от чего надо воздержаться.


Надобно хорошо знать законы, потому что без этого невозможно быть свободными гражданами.


Человек, заключающий в оковы другого за недостаток у него образования, может быть на законном основании сам заключён в оковы людьми, знающими то, чего он не знает.


Нельзя повиноваться законам, не зная, что законы повелевают.


Никто, зная, что должно делать, не думает, что должно не делать этого.


Справедливость – добродетель самая бесспорная: храбрость и мудрость иногда кажутся вредными и друзьям и согражданам, а справедливость не имеет ничего общего с несправедливостью.


Законы должны не только определять наказания для виновных и наказывать бесчестных, но и награждать честных: тогда многие, видя, что честные становятся богаче бесчестных, несмотря на своё корыстолюбие, твёрдо станут держаться правила избегать бесчестных поступков.


Ты говоришь: «А разве можно придавать серьёзное значение законам и повиновению им, когда сами творцы их часто отменяют их и переделывают?» Стало быть, ты, помимо того, ещё и невысокого мнения о тех, кто повинуется законам, ввиду того, что законы могут быть отменены. А если бы ты стал порицать тех, кто соблюдает дисциплину на войне на том основании, что может быть заключён мир, была бы тут разница, – как ты думаешь? Или, может быть, ты относишься отрицательно и к тем, кто во время войны готов притти на помощь отечеству?


Во многих случаях люди часто поступают вопреки законам; но, поверь мне, кто преступает законы, установленные богами, тот несёт кару, которой человеку никоим образом нельзя избежать, как избегают кары некоторые, преступающие законы человеческие, – или скрываясь, или прибегая к насилию.


Законы, заключающие сами в себе кару для преступающих их, мне кажется, свидетельствуют о законодателе, более совершенном, чем человек, и, стало быть, идут от Бога.


Тот, кто хочет править государством, обязан быть образцом послушания закону.


Если вы любите свою страну, то, прежде всего, вы должны уважать её законы.


Несправедливо осуждённый гражданин не может уклониться от постановления закона и не имеет права в свою очередь поступить несправедливо, воздать злом за зло, дать пример беспорядка. Зло всегда остаётся злом, и его необходимо избегать.


Чтить закон – долг каждого гражданина.


Назначать себе наказание – это значит признать себя виновным.


Самое великое наказание – это быть под властью человека худшего, чем ты, когда сам ты не согласился управлять.


Четыре качества принадлежат судье: учтиво слушать, мудро отвечать, трезво размышлять и беспристрастно решать.


Война не излечивает болезней народа, она ничему не помогает, ничего не исправляет.


Если б я занялся военным делом и политикой, то, пожалуй, кое в чём и преуспел бы. Но тогда я был бы один. А я хочу трудиться во имя того, чтобы искусством управлять овладело как можно больше людей. Поэтому я посвятил себя не политике, а вам. Таким путём я умножил самого себя. И я сближаю вас с другими, чтобы вы стали добрыми друзьями, чтобы помогали друг другу жить добродетельно, пользуясь при этом всеми дарами жизни.


Я считаю себя самым свободным из людей, потому что я не раб своих страстей, и ещё потому, что подчиняюсь законам, данным Афинам прославленными предками! И если закон хорош – а я убеждён, что афинские законы хороши, – и если сам я, при моём тонком чутье к добру, им подчиняюсь, то это ещё увеличивает мою свободу.


А ещё я утверждаю, что самым свободным из людей меня делает то, что нет у меня почти никаких потребностей, кроме потребности в самом необходимом питании и одежде.

1   2   3   4   5   6



Похожие:

Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconПредисловие: от Льюиса Кэррола к стоикам
Предисловие переводчика
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconОглавление издательство Предисловие Предисловие к третьему изданию 6
Вопрос об условиях тождественности фарадеевской и максвелловской формулировок закона электромагнитной индукции 58
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconСодержание предисловие
Предисловие (Йог Раманантата)
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconПредисловие к русскому изданию предисловие I. Чувство направления
Беседа Питера Брука с Питером Робертсом во время репетиций “Короля Лира” в Стратфорде-на-Эйвоне в 1962 году
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconТом Хорнер. Все о бультерьерах Предисловие
Нет ни одной такой книги о бультерьерах, кроме книги, написанной моим старым другом Томом Хорнером, к которой я очень хотел, чтобы...
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconТом Хорнер. Все о бультерьерах Предисловие
Нет ни одной такой книги о бультерьерах, кроме книги, написанной моим старым другом Томом Хорнером, к которой я очень хотел, чтобы...
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconВ. Н. Сагатовский Антропокосмизм мировоззрение для пост-новой эры Оглавление предисловие 4 диагностика 5 Урок
Предисловие 4 диагностика 5 Уроки ХХ века. Конец «новой эры» 5 Разочарование 6 Аксиологическая типология человечества 11 Кто я и...
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconПредисловие

Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconПредисловие переводчика

Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconСодержание предисловие. Раздел I. Задачи государственной власти и основы общественного устройства россии
Предисловие. Раздел I. Задачи государственной власти и основы общественного устройства россии
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов