Сокра т познайсамогосеб я предисловие icon

Сокра т познайсамогосеб я предисловие



НазваниеСокра т познайсамогосеб я предисловие
страница6/6
Дата конвертации03.09.2012
Размер1.23 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6

^ КРАСОТА ЛЮБВИ ВЕДЁТ К ГАРМОНИИ ДУШ


У солнца есть один недостаток: оно не может видеть самого себя.


Сердце моё вспыхивает, как клок соломы, когда речь идёт о чём-либо прекрасном и добром. Понятия красоты и добра я соединил в одном слове: калокагафия.


С каждым новым днём надо приветствовать не только солнце, но и красоту.


Когда войдёт тебе в кровь познание, что красота есть добро, а добро – красота, когда в сердце твоём и мозгу то и другая сольются воедино, в калокагафию, тогда ты поймёшь, что надо делать.


Красота – недолговечное царство. Красота – это царица, которая правит очень недолго.


Когда женщины и мужчины любят тебя за внешность – это тягостно, а часто даже противно!


Молодым людям следует почаще смотреться в зеркало: красивым, чтобы не срамить своей красоты, безобразным – чтобы воспитанием скрасить безобразие.


Красота человечности в том, что есть в ней изъяны; не будь их, она была бы скучной.


Не люблю я пышности и щегольства ни в одежде, ни в обуви, ни в других жизненных потребностях.


В одежде старайся быть изящным, но не щёголем; признак изящества – приличие, а признак щегольства – излишество.


Одно из средств нравиться состоит в том, чтобы иметь идущий к лицу фасон причёски и одежды.


Мужчине душиться благовониями нет надобности, потому что для мужчин он не станет этого делать, а женщины, которые сами душатся, желают, чтобы мужчина был сильным от гимнастических упражнений, а не надушенным; надушиться может и раб, а упражняться в гимнасии может только свободный.


Высшая красота в высшей степени привлекательна.


Человек создан так замечательно, что являет собою великое творение некоего мудрого и доброго мастера.


Если человек сам следит за своим здоровьем, то трудно найти врача, который знал бы лучше полезное для его здоровья, чем он сам.


Со здоровьем не шутят, неустанно заботься о своём здоровье: учись, чем возможно, у специалистов и сам следи за собою всю жизнь, какая пища, какой напиток, какой труд тебе полезны и как употреблять всё это, чтобы оставаться всегда возможно более здоровым. Трудно найти врача, который знал бы лучше, чем сам человек, с таким вниманием относящийся к себе, что полезно ему для здоровья.


Пекусь не только о душе, но и о теле. Я и сам не оставляю тело без заботы и тех, кто не заботится о нём, не хвалю. Я осуждаю тех, которые чрезмерно наедаются и потом чрезмерно работают, а нахожу полезным есть столько, сколько душа принимает с удовольствием, чтобы переваривать пищу удовлетворительно: такой распорядок я считаю и довольно здоровым и не мешающим заботиться о душе.


Лучшая приправа к пище – голод.



Можно ли вообразить себе кулинарное искусство, дороже обходящееся или больше портящее кушанья, чем то, которое придумывает себе тот, кто сразу берёт в рот всевозможные приправы? Он смешивает разные вещества в большем числе, чем повара, и тем делает кушанья дороже; а кто смешивает такие вещества, которых они не смешивают, как не подходящие одно к другому, тот делает ошибку, если они поступают правильно, и уничтожает их искусство. Но, если в повара берут лучших знатоков такого дела, то не смешно ли, что он, не имея ни малейшего призвания к знанию этого искусства, переделывает их работу?


Кроме того, кто привык есть с хлебом зараз несколько кушаний, с тем бывает ещё такой случай: когда нет нескольких блюд, ему будет казаться, что он терпит недостаток, потому что ему будет скучно без того, к чему он привык. Напротив, кто привык одному куску хлеба давать в провожатые одно кушанье, того и при отсутствии нескольких блюд не огорчит, что у него только одно.


Избегай таких кушаний, которые соблазняют человека есть, не чувствуя голода.


Ты всем изжаловался, что ешь без аппетита? Но ведь есть хорошее лекарство от этого недуга! Перестань есть – и когда перестанешь, жизнь будет и приятнее, и дешевле, и здоровее.


Гораздо больше способствует удовольствию, когда подносишь ко рту пищу, дождавшись аппетита, чем когда употребляешь дорогие продукты, не чувствуя голода, а только потому, что они попались под руку.


Мы живём не для того, чтобы есть, а едим для того, чтобы жить.*


* Другой существующий вариант русского текста: «Мы не для того живём, чтобы есть, а едим для того, чтобы жить».


Ты жалуешься, что питьевая вода у тебя слишком тепла. Вот и прекрасно: ведь зато, когда ты захочешь помыться тёплой водой, она для тебя уже будет готова. Ах, для мытья она холодна? Так что же? и слугам твоим не нравится пить её и мыться ею? Ах, напротив, ты удивляешься, с каким это удовольствием они употребляют её и в том и в другом случае. Так, имей в виду, ты, пожалуй, уж чересчур привередлив: больше всякого слуги и больного!


Кому есть хочется, тому очень мало надобности в лакомых блюдах, и кому пить хочется, тот чувствует очень мало потребности в напитке, которого нет у него.


Пищи употребляй столько, сколько можешь съесть с аппетитом, а к еде приступай с такой подготовкой, чтобы голод служил тебе приправой. И питьё всякое тебе будет вкусно, если ты не будешь пить, когда не чувствуешь жажды.


Огромному большинству людей очень трудно уберечься от чрезмерного пресыщения на званом обеде. Но тем, кто не могут уберечься, я советую избегать таких блюд, которые искушают человека есть и тогда, когда он не чувствует голода, и пить, когда не чувствует жажды: это вредит желудку, голове и душе. Должно быть, и Кирка* [Цирцея] превращала людей в свиней, угощая их такими вещами в изобилии; а Одиссей, благодаря наставлению Гермеса и собственной умеренности, удержался от чрезмерного употребления таких яств и оттого не превратился в свинью.


* Кирка (у римлян Цирцея) и Одиссей (у римлян Улисс) – персонажи поэмы Гомера «Одиссея». Кирка – волшебница с острова Эя, превратившая в свиней спутников Одиссея. В переносном смысле Цирцея – коварная обольстительница. (Й.Р.)


Нужно есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть.*


* Другой вариант текста: «Иные люди живут, чтобы есть, а я ем, чтобы жить».


Свобода и счастье заключаются в деятельной жизни, а не в том, чтобы только есть и спать и ничего не делать.


Говорю вам, дорогие мои: любить – не недуг; недуг – не любить. И нет большего наслаждения, чем любить и быть любимым.


Любовь – прекраснейшее в мире безумие.


Любовь – ни Бог, ни смертный, но великий демон [Великий Дух], управляющий всеобщей любовью.


Любовь – это стремление к наслаждению и к добру. Если отсутствует второе – значит это не любовь. Великий, хотя и маленький, бог Эрот,* дитя и столетний старец в одном лице, желает, чтоб божественное безумие, которое он пробуждает в сердцах людей, проявлялось в красоте любви, ведущей к гармонии душ.


* Эрóт (Эрóс), у римлян Амур или Амор, в древнегреческой мифологии бог любви. Согласно Гесиоду, особое мировое божество стихийного созидающего жизненного начала в природе, порождение Хаоса. По более поздним понятиям, сын Афродиты и Арея (у римлян – Венеры и Марса). Изображался красивым юношей с крыльями, в руках у него была либо лира, либо лук, за плечами – колчан со стрелами любви. (Й.Р.)


Неоспоримо превосходство любви духовной перед любовью плотской.


Для человека, любящего тело больше души, любовная связь ещё и унизительна.


Вожделеющий тела, конечно, будет ходить около него, как нищий: да, он всегда следует за ним, просит милостыню, всегда ему нужен ещё или поцелуй, или другое какое прикосновение.


Я называю порочным человеком того пошлого любовника, который любит тело больше души. Любовь всюду в природе, приглашающей нас упражнять способности нашего ума; её находят даже в движении звёзд. Любовь украшает природу богатыми коврами; она разукрашивает себя и избирает себе жилищем те места, где находит цветы и аромат. Всё та же любовь даёт мир людям, спокойствие морям, тишину ветрам и облегчение страданию.


В делах любви что может быть хуже насилия?


До чего неразумны женщины, воображая, будто мужчинам нравится в них только наружность.


Жена должна быть не просто самкой, но и другом мужа, с которым тот мог бы говорить обо всём, как с мужчинами.


Понастоящему прекрасная женщина обладает и той красотой, которую годы не портят, но делают ещё совершеннее.


Распаляется пламя ветром, а влечение – близостью.


Женская природа нисколько не ниже мужской, только ей не хватает силы и крепости. Поэтому у кого из вас есть жена, тот пусть учит её смело тем знаниям, которые он желал бы в ней видеть.


Зачатие есть божественное деяние, и любовь – жажда бессмертия, и она же – бессмертный дух.


Клянусь Зевсом, люди, производящие детей, должны быть не только хорошими, но и находиться в цветущем возрасте. Или ты думаешь, что семя человека в цветущем возрасте похоже на семя того, кто ещё не достиг этого возраста или уже перешёл его?


Какая кара может быть тяжелее для тех, кто рождает детей, как рождение дурных детей?


Ты не думаешь, что это рискованный поступок – поцеловать красавицу?! О, несчастный! Как ты думаешь, что с тобою может быть после этого поцелуя? Разве не станешь ты сейчас же рабом из свободного человека? Разве не станешь разоряться на вредные удовольствия? Разве будет у тебя время позаботиться о чём прекрасном? Разве не будешь ты вынужден усердно заниматься такими вещами, какими не станет заниматься и сумасшедший?


Для любви нет подтопки опасней, чем поцелуй: он ненасытен и подаёт какие-то сладкие надежды. Вот почему я утверждаю, что тот, кто хочет сохранить самообладание, должен воздерживаться от поцелуев с красавицами.


Любви женщины следует более бояться, чем ненависти мужчины. Это – яд, тем более опасный, что он приятен.


Кто кого должен больше благодарить: мы ли красавицу за то, что она показала нам свою красоту, или она нас за то, что мы на неё смотрели? Не правда ли, если ей полезнее показывать себя, то она должна быть нам благодарна, а если нам полезнее смотреть, то мы ей?


Мне гораздо приятнее слушать о высоких качествах живой женщины, чем если бы Зевксис* показал мне портрет красавицы.


* Зевксис (конец V – начало IV вв. до н.э.) – знаменитый древнегреческий живописец; его работы, разумеется, не сохранились. По свидетельствам современников, в числе лучших его картин были портреты Елены и Пенелопы, в которых воплотился античный образец женской красоты. (Й.Р.)


Наружность жены, когда она, по сравнению с служанкой, и опрятнее и одета более к лицу, бывает привлекательной, особенно когда к этому присоединяется желание угодить мужу, а не служить ему поневоле. А эти сидящие сиднем с важностью дамы* подают повод сравнивать их с разряженными обманщицами.


* Имеются ввиду продажные женщины. (ред.)


Тот, кто за деньги продаёт свою красоту, за что будет любить покупателя больше, чем торговец на рынке?


Человек, обращающий внимание только на наружность, мне кажется, похож на арендатора земельного участка: он заботится не о том, чтобы возвысить его ценность, а о том, чтобы самому собрать с него как можно больший урожай. А кто жаждет дружбы, скорее похож на собственника именья: он отовсюду приносит, что может, и возвышает ценность своего любимца.


Если присмотреться, то найдёшь, что от тех, кого любят за нравственные качества, не исходит никакого зла, а от бесстыдной связи бывает много преступлений.


Относительно любовных увлечений я держусь того мнения, что люди, не чувствующие себя гарантированными от них, должны направлять их на такие объекты, которых, без особенно большой потребности тела, душа не примет и которые, при потребности его, хлопот не доставят.


Так вооружись против извращённых любовных увлечений, чтобы тебе легче было держаться в отдалении от самых цветущих красавиц и красавцев, чем другим от самых отцветших уродов и уродин.


За что это ты наказываешь своего слугу, да ещё так жестоко? Ах, за то, что он большой сладкоежка и вместе с тем нерадив, чрезвычайно жаден до денег и вместе с тем ужасный лентяй. А думал ли ты когда, кого из вас больше бить надо, – тебя или слугу?


Усвоив себе умеренность относительно пищи, питья и любовных наслаждений, ты поймёшь, что удовольствия ты испытываешь достаточно, во всяком случае нисколько не меньше, чем те, которые об этом много хлопочут, а печали испытываешь гораздо меньше.


Досуг превыше обладания девушкою.


Кто находится под властью чувственных наслаждений и из-за них не может поступать наилучшим образом, тот никоим образом не свободен.


Если я не раб чрева, сна, сладострастия, то, очевидно, не существует для этого какой-нибудь другой более важной причины, чем та, что у меня есть иные, более интересные удовольствия, которые доставляют отраду не только в миг пользования ими, но и тем, что подают надежду на постоянную пользу от них в будущем.


Человек, стремящийся к нравственному совершенству, приносит пользу друзьям и словом, и делом, воспитывает в себе воздержание – это драгоценное благо для человека – и удерживает себя от хвастовства.


Желание развивать в себе умеренность в еде, питье, сладострастии, сне и выносливость в перенесении холода, жара, труда и горя – это, думается мне, прекраснейшее из желаний.


Вы хорошо видите то, что я и хотел бы, чтобы вы видели, – опасность! Бороться же с этой опасностью могут лишь те, кто знает её и хочет с ней бороться.


Самое скверное рабство – рабство у скверных господ, а какие господа могут быть сквернее тех, в рабстве у которых находятся люди невоздержные?


Множества людей – рабы, и притом рабы очень суровых господ: у одних это – любовь вкусно поесть, у других – сладострастие, у иных – пьянство, у других – какое-нибудь глупое и разорительное тщеславие; эти господа властвуют над людьми, которыми овладеют, очень сурово: пока люди молоды и в силах работать, они заставляют их платить дань и расходовать весь заработок на свои страсти; когда же заметят, что они работать не в силах от старости, то оставляют их на жертву лихой старости и стараются ещё других сделать своими рабами. Нет, друг мой, с этими врагами надо вести не менее решительную борьбу за свободу, чем с теми, которые стараются поработить нас силой оружия. Но неприятели, если они – люди благородные, поработивши какой-нибудь народ, многих образумят, принудят исправиться и дадут им возможность остальную жизнь прожить легче; а такие госпожи, пока властвуют над людьми, никогда не перестают мучить тело и душу и разорять их хозяйство.


Женишься ты или нет – всё равно раскаешься.


Женитьба для человека то же, что сеть для рыбы. Будь осторожен, чтобы с тобой не произошло того же, что стало с рыбами и сетью: те, что были внутри сети, стремились покинуть её, те, что были вне её, жаждали попасть внутрь.


Брак, если уж говорить правду, – зло, но необходимое зло.


Женись, несмотря ни на что. Если попадётся хорошая жена, будешь исключением, а если плохая – станешь философом.


Сварливая жена для тебя – то же, что норовистые кони для наездников. Как они, одолев норовистых, легко справляются с остальными, так и ты на такой жене учишься обхождению с другими людьми.


^ МОЛИТВА ДА БУДЕТ РАЗУМНОЮ И ДОБРОЮ


Где ходит много людей, там легко оскверниться и отвлечься от религиозного настроения.


Мало полагаться на богов, ведь мы даже не знаем, существуют ли они вообще.


Если отрицать богов, то останется только человек. Но как быть человеку, если он утратил опору, если за ним не стоят боги, не направляют каждый его шаг от рождения до могилы? Как быть человеку, если он должен рассчитывать только на себя? Ведь боги – это какая-то опора для человека. Тот, кто отнимает у него богов, что он даёт ему взамен?


Если ты признаёшь в себе ум, то почему ты думаешь, будто в других местах нигде нет ничего разумного? Ум, которого нигде нет, по какому-то счастливому случаю, думаешь, ты весь забрал себе, а этот мир, громадный, беспредельный в своей множественности, думаешь, пребывает в таком стройном порядке, благодаря какому-то безумию?


Твой ум, пока находится в твоём теле, распоряжается им, как хочет. На этом основании следует думать, что и разум во вселенной устраивает вселенную так, как ему угодно: не думай, что твой взор может простираться на много стадий, а глаз Бога слишком слаб, чтобы сразу всё видеть, и что твоя душа может заботиться и о здешних делах, и о египетских, и о сицилийских, а разум Бога недостаточно силён, чтобы сразу обо всём иметь попечение. Но, оказывая услуги людям, ты узнаешь, кто готов и тебе оказывать услуги; делая им приятное, узнаешь, кто и тебе делает приятное; советуясь с ними, узнаешь, кто умён: подобно этому, если служа богам, ты попробуешь узнать, захотят ли они тебе давать советы о чём-нибудь неизвестном людям, то поймёшь, что божество обладает таким могуществом и такими свойствами, что может сразу всё видеть, всё слышать, везде присутствовать и сразу обо всём иметь попечение.


В отношении к божественным силам для человека верующего преимущественно важно только одно: чтобы сам человек должным образом относился к этим силам, чтобы он не обращался к ним с безумными и недостойными требованиями.


Важно, чтобы молитва человека была разумною и доброю, а исполнят или не исполнят её боги, или как исполнят, это уже касается их и как независящее от воли человека не должно его и занимать.


Для разумной и справедливой молитвы необходимо знание, но не знание как простая осведомлённость или какая-то умелость, а знание той окончательной цели, которой должны служить и сведения и уменья, то есть знание истинного добра.


Умён, полагаю, был тот поэт, который, имея дело с несмыслящими какими-то друзьями и видя, что они и действия свои и молитвы обращают на то, что не было лучшим, а только принималось ими за лучшее, сочинил для них всех одну общую молитву; а говорит он именно так: «Всё благое, о Боже, – мы молим о том иль не молим, – нам дай; а зло отврати, хотя б его мы и просили!»


В молитвах будь прост и естествен. Просто проси богов даровать добро и будь убеждён, что боги лучше всех знают, в чём состоит добро; а просить богов о золоте, серебре, царской власти или о чём-нибудь подобном – это всё равно, думаю я, что просить об игре в кости, о победе в сражении или о чём-нибудь другом, исход чего совершенно неизвестен.*


* Другой вариант текста: «Молиться богам следует, чтобы они просто давали благое, так как боги прекраснейшим образом знают, что есть благо в каждом случае; а вымаливающие золота или серебра, или власти или другого чего из таковых, нисколько не отличаются от тех, кто просил бы об игре в кости, или о сражении, или о чём-нибудь другом, чего исход явно неизвестен».


Моя вера в промысл богов о людях не такова как у тех, которые думают, будто боги одно знают, другого же не знают. Я убеждён, что боги всё знают, – как слова и дела, так и тайные помыслы, что они везде присутствуют и дают указания людям обо всех делах человеческих.


Глупцы те, кто поступает вопреки указанию богов из опасения дурной славы у людей, ибо совет от богов стоит выше всех человеческих отношений.


Кто вопрошает богов о том, что можно знать посредством счёта, меры, веса, и о тому подобных вещах, тот поступает нечестиво. Что боги предоставили людям познать и делать, тому должно учиться; а что людям неизвестно, о том стараться узнать волю богов посредством гаданий: к кому боги милостивы, тому они дают указания.


Только дураки испрашивают предсказания в вопросах, которые люди сами могут разрешить путём познания.


Удаляйся от всяких нечестивых, несправедливых и предосудительных поступков не только когда их могут видеть люди, но и когда ты один, ибо знай, что ни один твой поступок не может остаться скрытым от богов.


Жертвы кто приносит малые от малого достатка, ничем не уступает приносящим многие и великие от многого и большого. Ибо и для богов было бы неладно, если бы великим жертвам радовались они больше, чем малым, так как в этом случае приносимое дурными людьми часто оказывалось бы угоднее им, чем приносимое хорошими; да и людям не стоило бы жить, если бы приношения злых были угоднее богам, чем приношения добрых. Боги, полагаю, наиболее радуются почитанию, воздаваемому им со стороны благочестивейших.


Самые прекрасные молитвы и самые прекрасные жертвы менее угодны Божеству, чем добродетельная душа, стремящаяся Ему уподобиться. Было бы весьма прискорбно, если бы боги оказывали более внимания нашим жертвам, чем нашей душе, ибо таким способом наиболее виновные могли бы умилостивить их. Но это не так, и истинно справедливы и мудры только те, которые словами и поступками отдают должное и богам, и людям.


Чем величественнее божество, которое удостоивает тебя своего попечения, тем больше следует чтить его.


Я пришёл к убеждению, что боги не дали возможности людям жить счастливо без понимания своих обязанностей и старания исполнить их и что разумным и старательным они одним даруют счастье, прочим же нет.


Никто на свете никогда не может воздать достойной благодарности богам за их благодеяния.


^ НЕТ НИКАКОГО ЗЛА НИ В ЖИЗНИ, НИ В СМЕРТИ


Судей, осуждающих на смерть других, осудила на смерть природа.


Мы все приговорены к смерти со дня нашего рождения.


Смерть не всегда враждебна жизни. Разве не помогает нередко смерть большему совершенствованию жизни? Не бывает ли так, что смерть становится родительницей высочайших духовных ценностей?


Мы, как дети, устроим себе какое-нибудь чучело, размалюем его пострашнее и сами же пугаемся его. Как дети боятся пугала, ими же самими устроенного, так и мы устроили себе пугало из страданий и смерти и боимся его.


Бояться смерти – это не что иное, как приписывать себе мудрость, которой не обладаешь, то есть возомнить, будто знаешь то, чего не знаешь. Ведь никто не знает ни того, что такое смерть, ни даже того, не есть ли она для человека величайшее из благ, между тем её боятся, словно знают наверное, что она – величайшее из зол.


Если смерть есть такое же состояние, как то, в котором мы бываем, когда спим, теряя всякое сознание жизни, то мы все знаем, что в этом состоянии нет ничего страшного. Если же смерть есть переход к лучшей жизни, как думают многие, то смерть не зло, а благо.


Если бы кто-нибудь должен был взять ту ночь, в которую он спал так, что даже не видел сна, сравнить эту ночь с остальными ночами и днями своей жизни и, подумавши, сказать, сколько дней и ночей прожил он в своей жизни лучше и приятнее, чем ту ночь, то, я думаю, не только всякий простой человек, но и самый великий царь нашёл бы, что сосчитать такие дни сравнительно с остальными ничего не стоит. Так если смерть такова, я назову её приобретением, потому что таким-то образом выходит, что вся жизнь ничем не лучше одной ночи.


Одно из двух: смерть есть полное уничтожение и исчезновение сознания или же, согласно преданию, только перемена и переселение души из одного места в другое.


Если смерть есть полное уничтожение сознания и подобна глубокому сну без сновидений, то смерть – несомненное благо, потому что пускай каждый вспомнит проведённую им ночь в таком сне без сновидений и пусть сравнит с этой ночью те другие ночи и дни со всеми их страхами, тревогами, неудовлетворёнными желаниями, которые он испытывал и наяву и в сновидениях, и я уверен, что всякий немного найдёт дней и ночей счастливее ночи без сновидений.


Так что если смерть – такой сон, то я по крайней мере считаю её благом. Если же смерть есть переход из этого мира в другой и если правда то, что говорят, будто бы там находятся все прежде нас умершие мудрые и святые люди, то разве может быть благо больше того, чтобы жить там с этими существами? Я желал бы умереть не раз, а сто раз, только бы попасть в это место.


Всем людям, я думаю, следует не бояться смерти и помнить одно: для доброго человека нет никакого зла ни в жизни, ни в смерти.


Человек, в продолжение своей жизни стремившийся к мудрости, не только не огорчается, но радуется приближению смерти.


Человек, всю жизнь стремившийся к покорению своих страстей, в чём препятствовало ему его тело, не может не радоваться освобождению своему от него. А смерть ведь есть только освобождение. Ведь то совершенствование, о котором мы не раз говорили, состоит в том, чтобы отделить, насколько возможно, душу от тела и приучить её собираться и сосредоточиваться вне тела в себе самой; смерть же даёт это самое освобождение.


Так разве не было бы странно, что человек всю жизнь готовится жить так, чтобы быть как можно ближе к смертному бытию, а когда приближение это готово совершиться, недоволен им?


Выкажи силу духа: если ты пришёл к убеждению, что умереть тебе лучше, чем продолжать жить, то, как ты вообще не противился добру, так и перед смертью не выказывай малодушия. Напротив, радостно ожидай её и сверши.


Живи, поддерживая в себе ясное, необыкновенно благодушное настроение, и не ради того, чтоб вызвать всеобщее удивление, но чтобы самому быть хорошим. И если ты живёшь так, то даже и в преддверии смерти продолжай жить совершенно так же, как прежде. Ведь можно ли умереть прекраснее, чем так? Какая смерть может быть прекраснее той, когда человек умирает с таким великим достоинством? Какая смерть может быть счастливее самой достойной? Какая угоднее божеству, чем самая счастливая?


До сих пор я никому не свете не уступил бы права сказать, что он живёт лучше и приятнее меня.


Кого можете вы признать с полным основанием более справедливым, чем того, кто так применился к своему положению, что ни в чём чужом не нуждается?


А мудрым не правильно ли будет назвать того, кто с тех пор, как начал понимать, что ему говорят, непрестанно исследовал и учился, чему только мог хорошему?


Что мой труд не пропал даром, не служит ли доказательством то, что многие граждане, стремящиеся к нравственному совершенству, да и многие иностранцы желают быть в общении со мною более, чем с кем-либо другим?


А если никто не мог бы уличить меня во лжи относительно всего, что я сказал о себе, то разве не справедлива будет похвала мне и от богов и от людей?


Для души смерть – это выздоровление и освобождение от земных невзгод.


Люди полагают, что, для того чтобы это было так, надо быть уверенным, что душа, выходя из тела, не разрушается и не погибает, как какой-нибудь пар или дым; хорошо бы было верить или знать, что это так. Но беда, говорят, в том, что нельзя быть в этом уверенным.


На самом деле есть большое вероятие того, что люди рождаются из умерших, потому что не только люди, но все животные, растения – всё возрождается из умершего. А если это так, то жизнь не может бояться смерти и смерть есть только возрождение к новой жизни.


Подтверждается это ещё тем, что все мы, живя в этом мире, носим в себе как бы воспоминания о прежней жизни души. А воспоминаний не могло бы быть, если бы душа не жила прежде этой жизни. Так что, хотя тело человека и смертно, душа с своей способностью знания, воспоминания не может умереть вместе с телом.


Но мало того, что все наши знания представляют только воспоминания о прежней жизни души, главное доказательство присутствия в нас независимой от тела и неумирающей души – то, что душе нашей не только свойственны вечные идеи красоты, добра, справедливости, истины, но идеи эти составляют самую сущность нашей души. А так как идеи эти не подлежат смерти, то также не подлежит смерти и наша душа.


Перед смертью люди яснее провидят будущее.


Я тот, кого Бог дал вам, чтобы вы сделались лучше. Если вы меня казните, то во второй раз вам такого благодеяния не окажут.


Если вы меня приговорите к смерти, то нанесёте вред не мне, а себе. Не себя я защищаю в эту минуту, я защищаю вас.


С хорошим человеком не бывает ничего плохого ни при жизни, ни после смерти.


Не надо бояться смерти, не делайте ни одного шага, чтобы её избегнуть, но и не ищите её.


Смерть не может быть злом ни для судей, ни для осуждённого. Одни остаются жить, другие покидают живущих. И чья участь лучше, не знает никто, кроме Бога.


Если ты полагаешь, что жил я хорошо, то и завершение моей жизни не должно быть дурным. Если уж должно оно чем-то отличаться от всей моей жизни, то разве тем, чтобы стать лучше её.


Для меня философия, воплощённая в жизнь, – выше всего. Но тот, кто любит философию, обязан согласовывать свои поступки с этой любовью. Моё назначение – быть учителем, и смерть моя будет последним поучением для всех вас.


Сократ – это только тот я, который сейчас беседует с вами, а не тот, кого вы через несколько времени увидите неподвижным и холодным.


Итак, повторяю, одно из двух: или смерть есть уничтожение абсолютное, или это переход души в другое место. Если всё должно уничтожиться, смерть будет подобна одной из редких ночей, проводимых нами без сновидений и без сознания самих себя. Но если смерть есть только перемена существования, переход в место, где мёртвые должны соединиться, какое счастье встретить там тех, которых мы знали! Моим самым большим удовольствием было бы изучать вблизи обитателей этого места и, как и тут, отличать между ними действительно мудрых от тех, которые только считают себя ими.


Но вот уже время итти отсюда, мне – чтобы умереть, вам – чтобы жить, а кто из нас идёт на лучшее, это ни для кого не ясно, кроме Бога.*


* Другие варианты русского текста: «Итак, час разлуки настал: мы расходимся: я – чтобы умереть, а вы – чтобы жить; но что лучше, – знает один лишь Бог».

«Но время нам расстаться: мне – чтобы умереть, а вам – чтобы жить».

«Я иду умирать, вы остаётесь жить, и только Богу ведомо, что лучше».


Поменьше думайте о Сократе, но главным образом – об истине.


* * *

СОДЕРЖАНИЕ


ПРЕДИСЛОВИЕ ....................................................................................................

ВОСПОМИНАНИЯ И СУЖДЕНИЯ О СОКРАТЕ ...........................................


НАШИ ЗНАНИЯ – КАПЛЯ, НАШЕ НЕВЕДЕНИЕ – МОРЕ ...........................

ИЗМЕНИТЕ СЕБЯ, СТАНЬТЕ ЛУЧШЕ ...........................................................

ОДНО ИЗ ВЫСОЧАЙШИХ БЛАЖЕНСТВ .......................................................

ДАЙТЕ СВЕТИТЬ СОЛНЦУ, КОТОРОЕ В ВАС .............................................

ПОЗНАЙ САМОГО СЕБЯ ....................................................................................

ФИЛОСОФИЯ НЕ МУДРСТВУЕТ .....................................................................

ЛЮДЯМ НЕЛЬЗЯ БЕЗ ПРАВДЫ ........................................................................

ХОРОШЕЕ ДЛЯ ДУШИ ........................................................................................

НАШИ ДОБРЫЕ ДЕЛА ЛУЧШЕ ВСЕГО УЧАТ ЛЮДЕЙ ДОБРУ ...............

ОБЩЕСТВЕННОЕ ПОПРИЩЕ ...........................................................................

АФОРИЗМЫ ЖИТЕЙСКОЙ МУДРОСТИ ........................................................

ВЕЛИЧАЙШЕЕ БЛАГО – ЛЮБОВЬ К СЛОВУ ................................................

СМЕХ – НЕ ПОМЕХА СЕРЬЁЗНОСТИ ..............................................................

ВЕЛИЧАЙШЕЕ БОГАТСТВО – В ДОВОЛЬСТВЕ МАЛЫМ .........................

МЫ – ДУШИ, ПЛЕНЁННЫЕ В ТЕЛЕ ................................................................

КРАСОТА ЛЮБВИ ВЕДЁТ К ГАРМОНИИ ДУШ ...........................................

МОЛИТВА ДА БУДЕТ РАЗУМНОЮ И ДОБРОЮ ...........................................

НЕТ НИКАКОГО ЗЛА НИ В ЖИЗНИ, НИ В СМЕРТИ ...................................

1   2   3   4   5   6



Похожие:

Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconПредисловие: от Льюиса Кэррола к стоикам
Предисловие переводчика
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconОглавление издательство Предисловие Предисловие к третьему изданию 6
Вопрос об условиях тождественности фарадеевской и максвелловской формулировок закона электромагнитной индукции 58
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconСодержание предисловие
Предисловие (Йог Раманантата)
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconПредисловие к русскому изданию предисловие I. Чувство направления
Беседа Питера Брука с Питером Робертсом во время репетиций “Короля Лира” в Стратфорде-на-Эйвоне в 1962 году
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconТом Хорнер. Все о бультерьерах Предисловие
Нет ни одной такой книги о бультерьерах, кроме книги, написанной моим старым другом Томом Хорнером, к которой я очень хотел, чтобы...
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconТом Хорнер. Все о бультерьерах Предисловие
Нет ни одной такой книги о бультерьерах, кроме книги, написанной моим старым другом Томом Хорнером, к которой я очень хотел, чтобы...
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconВ. Н. Сагатовский Антропокосмизм мировоззрение для пост-новой эры Оглавление предисловие 4 диагностика 5 Урок
Предисловие 4 диагностика 5 Уроки ХХ века. Конец «новой эры» 5 Разочарование 6 Аксиологическая типология человечества 11 Кто я и...
Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconПредисловие

Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconПредисловие переводчика

Сокра т познайсамогосеб я предисловие iconСодержание предисловие. Раздел I. Задачи государственной власти и основы общественного устройства россии
Предисловие. Раздел I. Задачи государственной власти и основы общественного устройства россии
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов