П. А. Гелев а максимы и рефлексии icon

П. А. Гелев а максимы и рефлексии



НазваниеП. А. Гелев а максимы и рефлексии
страница1/5
Дата конвертации30.08.2012
Размер0.76 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5


П. А. Г е л е в а

МАКСИМЫ И РЕФЛЕКСИИ


Всё постепенно снова огрубляется: сатира опять стала пасквилем, музыка – отвратительным шумом, и там, где ещё недавно говорили «Будьте любезны», сегодня просто дают затрещину. (1)


В тяжкие времена живём, други: мудрые молчат, а глупцы говорят; мудрые безмолвствуют, а голоса недоумков слышны во всех домах и на крышах. (2)


Голоса лжепророков всегда в чести, потому что они льстят и говорят угодное многим. Слова истины никого не интересуют, потому что настоящий пророк не стремится никому понравиться, он обличает и говорит неугодное многим. (3)


В жизни всё есть урок и наставление для того, кто способен наблюдать и делать выводы. (4)


Если у тебя есть время для раздумий и ты не размышляешь, то ты совершенно напрасно считаешь себя человеком. (5)


Как ни тих голос, вещающий истину, всё же он слышен всем, кому нужен. (6)


Истинный мудрец не мыслит в одиночку, он приглашает к этому и других. (7)


Существенное различие между правдой и истиной состоит в том, что правда очевидна всем, а истина – лишь немногим. (8)


Надо реально, здраво смотреть на вещи, т.е. видеть их такими, каковы оне суть, а не такими, какими кажутся нам, или какими мы желали бы их видеть. (9)


Как правило, мы видим не то, что есть, а лишь то, что у нас есть установка видеть. И это бесспорное доказательство тому, что зрение – не столько физический, сколько психический процесс. (10)


О существовании воды рыбы обречены узнать последними или не узнать совсем. (11)


Когда два человека смотрят на одну и ту же вещь, они видят не одно и то же. И очень редко бывает, что хоть один из них видит то, что есть на самом деле. (12)


Честность и знание состоят в том, чтобы видеть то, что есть, и таким, каково оно есть, а не каким кажется, или каким бы мы хотели или должны были его видеть. Видеть его таким, каким оно кажется, – невежество и глупость; таким, каким нам хочется или каким мы должны его видеть, – извращённое чувство долга, т.е. нечестность. (13)


Смелый ум может придти к правильным выводам, даже исходя из ложных данных. (14)


Человек сам по себе может быть никуда не годен, но его сила будет в том, что его упрёки справедливы. (15)


Невозможно создать ничего нового, не зная того, что было раньше. Так вы рискуете снова изобрести велосипед, приделав ему вместо колёс ходули, и вместо педалей – стремена. (16)


В результате всех прогрессов механической (материалистической) медицины люди только здорово насобачились продлять агонию умирающих, но ни на йоту не приблизились к тому, чтобы сделать жизнь живущих более осмысленной и человечной. (17)


Громадность усилий как правило хорошо маскирует их тщету.
(18)


Пока человек не занялся глубоко и основательно философией, жизнь есть для него бессмысленное бедствие. Но философия не должна быть нудной и бесплодной болтовнёй, как это часто бывает, но должна соответствовать своему назначению: глаголом жечь сердца людей, т.е. открывать человеку глаза и вносить смысл и ясность в его голову. Без этого человек не живёт, а только спит и видит кошмары. (19)

Сколь часто потребности на деле оказываются излишествами. Избавляясь от излишеств, человек избегает ненужных лишений. Сколь часто привычки оказываются цепями. Чем больше у человека привычек, тем он несвободнее. (20)


Создавать себе привычки – ошибка. Чем меньше у человека привычек, тем он (во-первых) свободнее, тем острее (и это во-вторых) сознаёт он окружающее и тем (это, наконец, в-третьих) лучше работают у него внимание и память. Всё это неизбежно означает, что время для него течёт субъективно медленнее, чем для остальных смертных, а, стало быть, он и успевает больше, и жизнь его оказывается насыщеннее, интереснее и богаче. (21)


Нет иной обязанности по отношению к самому себе кроме стремления поступать по всякому поводу наилучшим образом. (22)


Путь к добру мучительно труден, он идёт меж провалов и круч, сквозь зло, сквозь кривду к правде, сквозь тьму к свету. Но выстраданная таким путём радость только тем ценней и дороже. (23)


Точно так же как добро не постигают для того, чтобы его не претворить, так и зло постигают для того, чтобы в него не впасть. (24)


Превратно понятое добро много зла утворяет. (25)


Очень часто величайшие на земле злодеяния совершались ради достижения благих целей, но ещё ни разу такие цели не были подобными средствами достигнуты. (26)


Парадокс: когда человек начинает служить идее, когда идея становится его движущей силой, то пусть бы даже это была идея о всеобщей любви, человек становится способен во имя её ненавидеть и способен за эту идею убить и убивать. (27)


Абстрактный гуманизм – это всегда вполне конкретное человеконенавистничество. (28)


Поставьте себе целью счастье всего человечества и идите к ней через убийство всех инакомыслящих. В итоге вы обязательно будете иметь лишь кровавые зверства и собственную глупость. В этом трагедия большевиков. (29)


Душа у человека есть, но не у каждого, и в каждом случае критерий выяснения прост: душа есть – человека интересует всё, что до души касается. А если не интересует, то души и нет, вернее, есть ещё только какой-то абрис, набросок человеческой души, дегенерировавшая душа собаки, которая, воплотившись в человеческую оболочку, так и не смогла стать человеком в здешних нечеловеческих условиях. (30)


Наказание глупостью – первая расплата за отказ от духовности. (31)


Люди действительно, без всякой агитации и пропаганды, перестанут быть злыми, когда поймут, что вся их злоба происходит лишь от их собственной глупости, их собственного непонимания и незнания своих настоящих интересов и означает их действительное ущемление. (32)


Грубая, хотя и весьма распространённая ошибка, состоит в том, чтобы думать, будто тот или иной выдающийся подлец, пусть хоть и подлец, но зато умён необычайно. Для того чтобы быть большим негодяем, мерзавцем или подлецом, особенно сильного ума совсем и не требуется. Ум требуется как раз для противоположного, а у подлеца не хватает ума даже на то, чтобы понять и знать собственные настоящие интересы. Никто из мудрецов или подлинно великих людей никогда мерзавцем не был. Путать ловкость и пронырство с умом – в лучшем случае, свидетельство известной наивности, а точнее сказать, человек, который не понимает таких различий или нуждается по сему пункту в разъяснениях, безнадёжно глуп и, уж разумеется, непорядочен. (33)


Люди делятся не по отношению к собственности на средства производства, т.е. не на капиталистов и пролетариев (что такое деление вздор и к какой скверной практике и плачевным последствиям оно приводит, свидетельствуют два прошедших века человеческой истории), а по морально-умственному признаку: на людей порядочных (или просто людей) и мерзавцев (двуногих или человекообразных животных). Такая классификация абсолютна и безусловна, и никакое образование здесь не поможет. По той простой причине, что если человек порядочен, то он и так уже знает достаточно, а если он мерзавец, то никакие знания не пойдут ему впрок. Обе категории сравнительно малочисленны, и между ними находится промежуточный класс обывателей, составляющий подавляющую массу человечества. У этих последних нет ни своих мыслей, ни своих представлений, ни своих идей, т.е. идеологии. Всё это исходит от представителей двух других классов – от людей и от мерзавцев. На протяжении всей человеческой истории любая идеология вела жестокую борьбу с конкурентами за симпатии именно обывателя. Потому как между людьми и мерзавцами ни симпатии, ни понимания, ни сотрудничества быть не может, никакое убеждение или переубеждение, никакой нейтралитет невозможны. Когда обыватель равняется на высокие стандарты людей, человечество развивается, в нём совершается культурный и нравственный прогресс (научно-технический прогресс – лишь его составляющая, не имеющая самостоятельной ценности). Когда же толпу обывателей удаётся соблазнить мерзавцам (как оно и происходит теперь) с их идеологией потребления, вседозволенности и пестования всяческой мерзости и посредственности, начинается катастрофа: задыхается и гибнет культура, нравственность исчезает, обыватель также превращается в человекообразное животное, т.е. мерзавца, жизнь делается скотством, а само человечество вырождается не только морально, но и физически и ставит себя на край пропасти, в каковую оно вполне в состоянии свалиться, если бы не героические, отчаянные усилия противящихся этому людей. (34)


В наших условиях Добро должно быть что называется «с кулаками», т.е. уметь постоять за себя. Я также считаю, что соображения вежливости и хорошего тона в сфере мышления и творчества недопустимы: этак всё хорошее и прекрасное необходимо будет растоптано тупоумным стадом посредственностей, которые и без того всё время провозглашают себя критериями истины и красоты. Яркие примеры тому мы можем наблюдать не только в сфере мышления и исследования, но и в сфере творческой, прежде всего в музыке и поэзии: всюду бездарность превозносится и провозглашается эталоном, тиражируется и процветает. Вольтер говорил, что лучшее враг хорошего, мы же, в стране нашей, до таких вершин, к сожалению, ещё не доросли, наш лозунг куда скромнее: хорошее – враг дерьма, и, соответственно, наоборот. (35)


Важно понимать, что резкость порядочного человека проистекает от его презрения к чванству и глупости. Когда они мешают его делу, он злится, а случается, и приходит в ярость. (36)


Если не знаешь, чего тебе искать, то найти можешь только то, чего не следовало иметь. (37)


Зловещая страсть к обогащению неизбежно ведёт к распаду семейных и традиционных человеческих связей. Эта страсть заставляет, казалось бы, вполне законопослушных и респектабельных буржуа итти на преступления. Все эти истины стары, но новейшие россияне переживают их на себе как нечто неслыханно новое и не перестают удивляться. (38)


Сейчас всем, кто не ворует и не разбойничает, несладко приходится. Жаловаться на свою долю – занятие всё-таки не очень плодотворное. Лучше по мере сил стараться делать какое-то полезное и вполне конкретное дело. (39)


Если умеешь лучше многих делать что-то полезное людям, то нисколько не зазорно быть богатым и тем более – бедным. (40)


Каждый должен заниматься лишь тем делом, которое он делает хорошо. В этом и состоит судьба. (41)


Одобрение толпы чревато деньгами и властью. Всё это вполне выражается словом талант, которое в древности было одним из названий денег. Безразличие или презрение толпы чревато нищетой и бесправием и вполне выражается словом гений, которое в древности служило указанием на индивидуальное, духовное существо, несовместимое с интересами и вкусами толпы, и к которому, по этой причине, она относилась безразлично или враждебно. (42)


Гений делает то, что считает совершенно необходимым; талант – то, за что платят деньги. В первом есть что-то от судьбы, во втором – от проститутки. (43)


Хочешь узнать, как Бог относится к деньгам? Это нетрудно: посмотри лишь, каковы те, у кого их больше всего. (44)


Трудно испытание изобилием, достатком и богатством. Но аристократ духа в нём ещё более облагородится. Фантазии же плебея хватит лишь на золотые унитазы да на то, чтобы оскотиниться ещё сильнее. (45)


Бедность бывает двух родов: благородная и постыдная. Причиной первой всегда является честность; причиной у второй неизменно оказывается глупость. (46)


Бог даёт лёгкую жизнь лишь тем, кого пока что не предназначил для вечного блаженства. (47)


Многие имеют деньги, но немногие сохраняют при этом достоинство. (48)


Практика показывает, что человек, по искренности привыкший жить скромно, не может отказать себе в этой привычке даже разбогатев. (49)


У человека власти, как и у богача, своя, особая нищета. Они могут её мучительно чувствовать, но постичь не в силах. Состояние, достойное жалости ничуть не менее, чем страдания обыкновенного нищего. (50)


Жрать да спать, пить и блудить – это стандарт поведения тех, у кого в жизни нет (да и не может быть) ничего важного. (51)


В той действительности, которую насозидали «новые» «русские», весь смысл богатства сводится к тому, что у богатого водка почище, да колбаса помясистее, но в конечном счёте всё это добро точно так же сливается в общую канализацию. А дальше – стоп! (52)


Естественно, что фантазии такой культурной элиты хватает только на золотые унитазы, пользуясь коими остаётся только злорадствовать по поводу того, как здорово ты всех имел в виду. Вряд ли может быть что-нибудь грустнее подобной радости. (53)


Дороговизной своего имущества и могуществом власти люди панически пытаются прикрыть собственную духовную нищету, но тем только подчёркивают своё несоответствие. (54)


Есть люди, которые вполне искренне верят, что Бог гораздо больше любит владельцев дорогих автомобилей, чем тех, кто ходит пешком. (55)


На деньгах лежит проклятие. Всё, что пронизано духом наживы, испускает зловоние. Это только по расхожей поговорке деньги «не пахнут», а на самом деле деньги не просто пахнут, оне смердят и воняют. (56)


Бедным следует считать того, кто всеми средствами стремится увеличить свой доход и своё состояние, потому что такое умонастроение верный признак самой страшной нищеты духовной. (57)


Где нехватка ума – там нехватка всего. Поскольку человечество претендует, что эквивалентом всего являются деньги, то получается, что там, где не хватает денег, не хватает именно ума. Эта неуёмная жажда денег всё возрастает по мере того, как человек становится всё богаче. Стало быть, безмерно богатые люди безмерно и глупы. Что и требовалось доказать. (58)


Деньги не пахнут, деньги воняют. Воняют кровью, потом, дерьмом. Чтобы не чувствовать этого, надо быть неодушевлённым и бесчувственным предметом. (59)


По сути дела, ремесло бухгалтера – это любовь считать чужие деньги. Страсть поистине загадочная, потому что от пересчёта чужих денег сам богатым не станешь. (60)


Убытки – обычное вознаграждение тех, кто исполняет свой долг. Нищета – естественная участь того, кто следует своему призванию. (61)


Уважают того, что знает себе цену. А знать её может лишь тот, кому ведомы истинные ценности. (62)


Нищий обречён считать, что счастье сводится к деньгам. (63)


Человеку всегда кажется, что счастье в том, чего у него нет. Лишь обретя желаемое, он видит, что счастья нет и там. (64)


Понять, что счастье не в деньгах, может только тот, у кого оне есть. (65)


Как для голодного счастье сводится к тому, чтобы поесть, так и у нищего оно заключается единственно в том, чтобы разбогатеть. (66)


Никто столько не говорит о деньгах, как бедные, а о здоровье – как больные. И нет ничего естественнее: бедные и больные уже просто не могут ни думать, ни говорить ни о чём ещё. (67)


Современная жизнь так устроена, что, для того чтобы много иметь, надо стать ничем, быть полным ничтожеством. А если ты стал ничем (или никем не стал), то сколько бы ты ни имел, тебе всё будет мало. (68)


Кто рубль не бережёт, тот сам и копейки не стоит. (69)


Чем сам человек ничтожнее, тем значительнее его аппетиты и амбиции; чем он сам значительнее, тем меньше ему нужно и от других, и от мира в целом. Он самодостаточен, и мир уже не может ему ничего дать. (70)


Вещи, имеющие цену, в действительности не представляют собой ценности. (71)


Чем ничтожнее человек, тем непомернее его аппетиты. Наиболее ненасытны полнейшие ничтожества. Люди же значительные и подлинно великие всегда непритязательны и поразительно скромны. Это неопровержимые признаки, по которым легко можно узнать одних и изобличить других. (72)


Нищета либо делает человека патологически расчётливым, либо доводит его до полной глупости. (73)


Гераклит говорит: «Ослы предпочитают золоту солому». Он мог бы ещё при этом добавить: «И они совершенно правы». (74)


Настырность коммивояжёра, пытающегося сбыть свой пылесос марки «Кирби» или чудо-сыворотку от лысины, мало чем отличается от навязчивости изобретателя вечного двигателя. Всё это достойная публика для приёмной психиатра. (75)


Улыбаться не можешь – в торговлю не суйся. (76)


В суетливой обходительности, в неожиданном и робком хамстве просматривается вся биография человека, зависимого от любых превратностей судьбы. (77)


Занятие куплей-продажей не требует особых талантов и задатков и потому унизительно для человека, обладающего достоинством и достоинствами. (78)


Он гордо именует себя дилером да ещё воображает, будто это уродливое слово осеняет его ореолом благородства и таинственности. Да хоть бы величал себя вандёром или феркойфером, всё равно, кто он есть? Продавец, торгаш, ничтожество! (79)


В конечном счёте, жизнь даёт вам то, что вы от неё хотели, и лишь после этого вы сможете узнать, что всегда хотели не того, что вам в самом деле нужно. И это ещё, если вам действительно повезёт. Потому что скорее всего вы так и останетесь коснеть в своём тупом самодовольстве, воображая себя всего добившимися и удачливыми. (80)


Настоящие сокровища украсть у нас нельзя: они в нашей душе. Это и есть духовные ценности. Оставаться всегда при нас – в этом их истинная природа. (81)


Всё материальное – хлам, но и среди идеального больше мусора, чем действительных ценностей. (82)


К отъезду в последнее путешествие, т.е. вон из этого мира, следует основательно подготовиться, избавившись от всего лишнего и второстепенного. Правильно в эту дорогу собрался тот, кто соответствует словам древнего мудреца: ”Omnia mea mecum porto.” И действительно, то, что не можешь взять с собой в дорогу туда, настоящей ценности не представляет и тебе не принадлежит. (83)


Смерть у нас ничего не отбирает, и рождение – ничего не даёт: на входе и выходе нас обыскивает и обирает только жизнь. Всякое стяжательство и суета – печать глупости: голым в этот мир пришёл, голым из него и уйдёшь. (84)


Если б не человеческая глупость, т.е. если б у людей были правильные, а не превратные мнения, то серьёзных общественных трагедий в жизни бы не происходило. От этого бы, конечно, понесли урон литература и искусство, но едва ли это повод для сожалений. (85)


Увы, не все люди способны к мышлению, основная масса их лишь произрастает и суетится. Но и это не всё. Беда большинства «думающих» в их неспособности мыслить самостоятельно. Как правило, такого рода «мыслители» находятся под сильным влиянием последней прочитанной книги, и, как следствие, их убеждения кидаются из одной крайности в другую. Управлять такими людьми нелегко, но ещё труднее, добиться от них какого-то толку. (86)


Ум не ждёт бороды, и глупость не изживается сединой. (87)


Молодость – это единственный недостаток, который бесследно исчезает сам по себе. (88)


Характер, степень ума и культуры человека можно узнать по его развлечениям. (89)


Есть и пить – общая участь всех людей, но говорить и рассказывать об этом – занятие глупцов и развлечение невежд. (90)


В сущности любое застолье – это съедание несъедобных вещей и разговоры никого ни о чём. (91)


Детский ум ищет себе и детских занятий – развлечений. У взрослого ума нет на это времени, он чужд праздности и скуки. Только дурак не знает, чем себя занять, и уж совсем конченый дурак себе глупостями голову сушит. (92)


Ценность человека в значительной мере определяется тем употребленьем, какое он даёт своему времени. (93)


Боязнь остаться на некоторое время наедине с собою – верный признак, по которому можно безошибочно узнать глупца. (94)


Значимость и ценность каждого определяются значимостью и ценностью его досуга. (95)


Закон общения: подобно тому, как двое попутчиков проходят свой путь со скоростью того из них, кто идёт медленнее, так и любое общение происходит на уровне того из участников, чей уровень ниже. Иными словами, тот, чей умственный и культурный уровень достаточно высок, всегда будет общаться лишь на нижних пределах своих возможностей, ибо уровень общности с другими у него внизу. (96)


Лучше уединиться с книгой, чем пировать с глупцами. Прекрасные мысли питают душу, а несъедобная снедь разрушает тело. (97)


Видел ли кто когда-нибудь, чтобы умный человек не молчал за обеденным столом? (98)


Как часто приходится прикидываться дураком, чтобы казаться умным. В понятии обывателя мудрость – это салат из банальностей с парадоксами. (99)


Общаясь с неинтересными людьми, и сам тупеешь и становишься неинтересен и противен себе самому. (100)


Гораздо лучше узнаешь человека, если вместо того, чтобы задавать ему вопросы, предоставишь это сомнительное право ему самому. (101)


Нескромный вопрос провоцирует бесстыдный ответ. Желаете, чтобы беседа шла в благопристойном русле, – сами прежде всего будьте благоразумны. (102)


Скрывают только то, что принимают всерьёз, выбалтывают то, чему не придают значения. (103)


Игра – модель жизни, а жизнь – повод для игры. (104)


Склад ума современного человека таков, что он очень не прочь ухватиться за парадокс, но в большинстве случаев его сил хватает только на то, чтобы усвоить глупость. (105)


Остроумие обычно разменивает себя по мелочам и потому редко когда достигает настоящей мудрости. (106)


Каждый считает себя очень умным, но только у весьма немногих на это есть реальные основания. (107)


С умным человеком долго разговаривать не приходится. (108)


Чувство косноязычно, занудство многословно, глупость болтлива, разум краток. (109)


«Мозги» – самое ценное в человеке, но это в состоянии понять лишь тот, у кого они есть. (110)


Многознайство (то бишь пресловутая «эрудиция») – отнюдь не признак большого ума, но зато – рассадник чванства и глупости. Прекрасным подтверждением этому правилу служит востребованность сего качества и свойства в викторинах и прочих телеиграх. Любопытно, что косвенным подтверждением данного правила является и то, что планка культуры и интеллекта у телеэрудитов опускается всё ниже. В конце концов, складывается, фигурально говоря, такое положение, что когда задаётся вопрос: «Сколько будет дважды два?», эрудит лишь хмурит лоб и после мучительной паузы выдавливает из себя: «Я думаю, что пять». (111)


Воистину мало есть таких вещей, на знание коих можно притязать и не быть при этом тщеславным глупцом. (112)


Показная эрудиция есть род воинствующей глупости. (113)


Многознайство означает знание множества вещей, о которых было бы лучше забыть, коли б и знал. (114)


С иными людьми разговор поддерживаешь, как поддерживают голову покойника: пара минут героических усилий, которые ни к чему не ведут. (115)


Кто не хочет говорить сам, оказывается вынужден слушать других, какие бы они ни были зануды. (116)


В свете не редкость такое диво: человек глуп, как дерево, а, вот подишь ты, берётся прямо-таки с завидной лёгкостью и прытью рассуждать, да о таких вещах, разобраться в которых непросто и мудрому из мудрых. Разумеется, ничего, кроме глупостей и пошлостей, от него не услышишь, но зато какой отменный апломб и какая непререкаемость! (117)


Зануда полагает, будто его глупость и суровость превосходно компенсируют отсутствие у него чувства юмора. (118)


С годами человеку становится всё труднее скрывать свою глупость от окружающих. Вот почему старики так невыносимы. (119)


Низменная натура охотно пресмыкается в несчастье и всегда хамит, добившись успеха. Благородный человек, если удача ему благоволит, держит себя скромно, а в несчастье – гордо. (120)


Когда видишь скрытое и затаённое в человеческих душах, то невольно научишься не принимать на веру внешние проявления доброты и благородства. (121)


Вежливость – это равнодушие, безразличие к истинным достоинствам друг в друге. (122)


Умным людям следует относиться к глупцам с недоверием, равным тому презрению, с которым глупцы относятся к ним. (123)


Снисходительно относиться к дуракам – весьма спорное достоинство, потому что тогда дураки чувствуют себя вполне комфортно и, более того, наглеют. (124)


Деревья во множестве обезличиваются и образуют лес, а люди, скучиваясь и обезличиваясь, образуют толпу. Таким образом, благородство, несомненно, оказывается на стороне растительных организмов. (125)


Легковерный человек – обманщик самому себе; уступчивый – свой притеснитель. (126)


У современного человека нет ни малейшей возможности проявлять столь превосходное душевное качество, как скромность: уж слишком чудовищная кругом конкуренция. (127)


Требовать от ближних такой безупречной репутации, какой не ждут и от принцев крови, – это обычай мошенников и негодяев. Они задают условия, в которых им было бы легче обделывать свои делишки. (128)


Достойны удивления та быстрота и та лёгкость, с каковыми люди скрывают худшие из своих пороков, стоит только им прибегнуть к помощи пустой и громкой фразы. (129)


Зауряд всегда выбирает путь по линии наименьшего сопротивления. Поэтому он так предсказуем. (130)


В глазах обывательского благоразумия рыцарь всегда выглядит идиотом. (131)


Человек в состоянии ожидать от ближних лишь тех подлостей, которые способен совершить в отношении их сам. Именно поэтому порядочные люди так беззащитны. (132)


Верх нелепости – подражать порокам того, чьим достоинствам не можешь следовать. (133)


Каждое действие человека незаурядного плодит ему новых врагов. Чтобы удовлетворить большинству, нужно быть серой посредственностью. (134)


Человек не всякую минуту своей жизни равен самому себе и достоин самого себя. (135)


Можно отталкивать своими достоинствами и привлекать своими недостатками. (136)


Подлец не может позволить себе роскошь быть хоть в чём-то порядочным, потому что ему от этого сразу же крышка. (137)


Птицу знать по пению, неуча – по речам, глупца – по делам. (138)


Железное правило: никто не собирается выполнять обещания, которые расточает с неуёмной щедростью. Золотое правило: сдержанность в обещаниях – признак искренности. (139)


Человек обыкновенно не склонен преувеличивать цену того, что ему предлагают добровольно и без особых помех. (140)


В конечном счёте, как ты сам себя ценишь, так тебя и будут покупать. (141)


Сознание собственного превосходства над окружающими, пусть даже мнимого, – большая сила. Люди невольно ей подчиняются, она действует завораживающе и позволяет легче добиваться своего. (142)


Никто не сравнится с посредственностью в искусстве «работать локтями». (143)


Если какая-то вещь действительно достойна восхищения, то восхищаться ею будут одни только глупцы; люди умные всегда ограничатся лишь тем, что её одобрят. (144)


Непоседливость – признак недалёкости. Ведь не находит себе места тот, кто не нашёл себя. Дальше всех продвинется тот, кто никуда не уезжает. (145)


Путешествие вокруг света стоило бы предпринимать только ради возвращения к себе домой. Но если ты и без того знаешь, как здорово у себя дома, то едва ли имеет смысл двигаться с места. (146)


Для прекрасного человека жизнь прекрасна, а для безобразного – безобразна. (147)


Человек счастлив, когда он в гармонии с самим собой. И тогда гармония, пребывающая в нём, распространяется им на всё окружающее. (148)


Есть тайное знание, доступное, повидимому, только немногим и позволяющее обесценивать всё в этом мире, славу и благоденствие в том числе. (149)


Есть тайны, доступные одним посвящённым. Их немного. Сейчас назову только две: добротой дела не испортишь, и честность лучше хитрости и изворотливости. Профану не дано понять подобные истины. (150)


Терпение – это почва, в которой произрастают духовные плоды. (151)


Разница между мудростью и здравым рассудком вовсе не так велика, как обычно принято считать. Мудрость – это, попросту сказать, здравый рассудок – (минус) эгоизм. Именно этим объясняется, почему то, что мудро, часто оказывается неразумным, и наоборот. (152)


Гиганты духа – невидимки для интеллектуального быдла и черни. (153)


Чем больше человек имеет в самом себе, тем меньше нуждается он в других. (154)


Жизнь внутренняя и внешняя – числитель и знаменатель. Чем больше вторая и меньше первая, тем меньше значение дроби, будь она человек или общество. (155)


Никогда не станет понастоящему счастлив тот, кто для счастья нуждается в других, а не в самом себе. (156)


В тщетных наших попытках завоевать расположение окружающих мы только попусту ограничиваем свою свободу. (157)


Желание нравиться всем людям пагубно для человека, потому что оно не позволяет ему вести себя естественно и быть самим собой и тем заставляет его быть скверным актёром и играть дурную роль. (158)


Если человек не может без чего-то обойтись, значит кто-то сумеет его поработить. (159)


Никто из тех, кто умеет быть наедине с собою, не сетует на одиночество, но боготворит его. (160)


Существуют мысли, и самые важные мысли, которые живут за порогом слов и ни при каких условиях не могут быть выражены словами. (161)


Любая мудрая мысль кому-то уже приходила в голову. И теперь важно только одно: не препятствовать ей войти в свою. (162)


Молчанье – добродетель мудрецов, а тишина – их стихия. (163)


Человек, живущий сам по себе, являет собою личность. Человек же, живущий в стаде себе подобных, её не являет. Лишь целое стадо таких людей составляет личность и является ею. Но сколь ничтожна эта личность, если оценивать её не по силе мускулов, а по силе ума и духа! (164)


Духовная аристократия – уникальное явление в общественной природе. Большинство, и общество в целом, есть сброд, в котором на одного аристократа духа приходятся тысячи плебеев и десятки тысяч мерзавцев. (165)


Есть трудные вещи в жизни: иметь власть и быть доброжелательным, быть богатым и оставаться порядочным человеком, видеть красивую вещь и не желать её приобрести. И вместе с тем до безобразия легко, увидев красивый предмет, захотеть его купить; будучи непорядочным, разбогатеть; не будучи доброжелательным, оказаться у власти. Избегать лёгких вещей и стремиться к трудным – это путь спасения; желать лёгких и избегать трудных – это дорога погибели. (166)


Разум, если он разум, не пытается навязать кому-то своё присутствие, напротив, всячески скрывает его от непосвящённых. (167)


Всякий считает себя не глупее и не хуже другого. А ведь это большая ошибка. Обычно он и глупее, и хуже. В этой ошибке, помимо прочего, заключается и причина того, что аристократы духа оказываются не только не по плечу большинству, но и нетерпимы в обществе. (168)


У скучного человека всегда уйма свободного времени – в этом его главное отличие, и он никогда не знает, куда ему это время девать. Поэтому он и «убивает время». И считает это своим правом. Вообще скучные люди обожают защищать и отстаивать свои права, тогда как настоящие люди просто делают своё дело. (169)


Только аристократ способен обучаться в школе духа. Аристократизм мысли и вкуса – качество врождённое, оно – итог прошлых свершений и накоплений, оно – проба в верности выбранного пути и подвижения по нему. (170)


Пренебречь насмешкою, быть для неё неуязвимым может только тот, кто хорошо знает себе цену и кого эта цена вполне устраивает. (171)


Следует помнить, что человек представляет собою дробь, т.е. математический символ, состоящий из числителя и знаменателя, и что величина этой дроби определяется соотношением между числителем (головой) и знаменателем (тем, что ниже пояса), соотношением, происходящим в полном согласии с законами математики. (172)


Можно привести всех к одному знаменателю, но никакими кознями невозможно уничтожить разницу, бытующую в числителе. (173)


Выдающийся ум тем и отличается от заурядного, что в самом обыденном предмете или положении он способен увидеть нечто особенное, что позволит ему решить проблему и озарит её таким светом, отблески которого, представляя собой эстетическую ценность, ещё долго будут привлекать к себе внимание людей. (174)


Превосходство обрекает на одиночество, неполноценность – на самоизоляцию. (175)


Тайна значительной и содержательной жизни заключается в том, чтобы в мышлении равняться не на
  1   2   3   4   5




Похожие:

П. А. Гелев а максимы и рефлексии iconДокументы
1. /Гелева П.А. МАКСИМЫ И РЕФЛЕКСИИ.doc
П. А. Гелев а максимы и рефлексии iconПсихологический журнал, 2004
Таким образом, становление смысла жизни способствует становлению высшего уровня рефлексии: от рефлексии на отдельный поступок через...
П. А. Гелев а максимы и рефлексии iconПрощаяс ь спрошлы м раздумья на путях движения россии максимы и рефлексии историко-политико-философская проза ПавелГелев á
И. А. Бунин, О. В. Волков и сам автор зарождение, становление, зрелость, старческую дряхлость и, наконец, трупное разложение того...
П. А. Гелев а максимы и рефлексии iconГреч. Reflexio обращение назад Вопросы рефлексии
Содержание рефлексии определено предметно-чувственной деятельностью. Рефлексия, в конечном счёте, есть осознание практики, предметного...
П. А. Гелев а максимы и рефлексии iconДокументы
1. /Л.А.Сенека. ИЗБРАННЫЕ МАКСИМЫ И СЕНТЕНЦИИ.DOC
П. А. Гелев а максимы и рефлексии iconВопросы рефлексии

П. А. Гелев а максимы и рефлексии iconОтветь на вопросы рефлексии

П. А. Гелев а максимы и рефлексии iconВопросы рефлексии к интернет-уроку

П. А. Гелев а максимы и рефлексии iconGlebula@mail ru Вопросы рефлексии: Почему для творческой работы Вы выбрали именно эту тему?

П. А. Гелев а максимы и рефлексии iconGlebula@mail ru Вопросы рефлексии: Считаете ли Вы, что сегодняшний Интернет-урок полезен для Вас? Почему?

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов