Автобиография icon

Автобиография



НазваниеАвтобиография
Дата конвертации07.09.2012
Размер215.64 Kb.
ТипБиография

Автобиография


Родился я в городе Оренбурге 3 мая 1929 года, в семье рабочего и в декабре 1945 года решил поступать в Чкаловское (город Оренбург с 1938 по 1957 год именовался как город - Чкалов) училище зенитной артиллерии.

Офицер приёмной комиссии, просмотрев мои документы, сказал, что я еще молод (мне было 16,5 лет) и порекомендовал поступать в 1946 году.

Желание поступить в училище именно в этом году было на­столько велико, что я, исправив в метрике "9" на "8", на другой день вновь прибыл в училище и, обратившись к другому офицеру приемной комиссии, был зачислен кандидатом в курсанты.

Предстояли вступительные экзамены вместе с солдатами и сержантами (рождения 1925-1927 гг.), принимавшими участие в войне и прибывшими для поступления в училище. Всех нас разместили в одной из казарм училища и начались экзамены.

К таким, как я требования были повышенными, а от фронтовиков требовалось только одно - желание учиться. Некоторые из них на контрольных работах по математике просто писали: «Забыто в боях за Советскую Родину».

Успешно сдавшие приемные экзамены из числа гражданских лиц 15 января 1946 года приняли военную присягу, и нас распределили по взводам и батареям, началась учеба.

Особенностью первого послевоенного учебного года было то, что мы начали учебу не по сокращенной военной программе (68 месяцев), а по двухгодичной. Летом 1946 года пришли указания из Москвы о переходе на трехгодичное обучение. Весь наш курс отправили на заготовку овощей и сена для нужд училища, затем предоставили месячный отпуск, а с 1 сентября начались занятия по новой программе.

Первоначально фронтовики группировались отдельно от нас, бывших школьников, но напряженная учеба и повседневная курсантская жизнь стерли все грани различия, и мы стали жить дружным армейским коллективом. На вопрос, трудно ли мне было учиться в училище после гражданской жизни, я уверенно отвечаю - нет. Во-первых, потому, что было большое желание стать офицером, и моя личная подготовка позволяла успешно осваивать программный материал. Во-вторых, я был хорошо развит физически, что позволяло быть активным участником спортивных мероприятий и самодеятельности, которые несколько скрашивали однообразную казарменную жизнь.

После первого курса мне было присвоено звание младший сержант с назначением командиром отделения курсантов набора 1946 года, что позволило мне приобрести первоначальные навыки в работе с людьми, подчиненными по службе. В 1948 году я стал сержантом и командиром отделения в своем взводе.

Вспоминая годы учебы в училище, хочется отметить, что большая часть учебного времени отводилась на изучение боевой техники, боевой работе на ней в качестве любого номера расчета и командира отделения (взвода), а также на изучение правил стрельбы и глубокое, усвоение их требований. Это очень пригодилось нам по прибытии в войска на должности командиров взводов.


В порядке совета тем, кто собирается поступать в военные училища и университеты, хочу сказать, что делать это надо не ради желания родителей и какой-то личной выгоды (получить образование за государственный счет и отслужить под боком у родителей), а по зову души и сердца, с целью посвящения всей своей жизни делу защиты Родины в составе ее Вооруженных Сил.

В сентябре 1949 года, закончив училище по первому разряду, был направлен в 86 зенитную артиллерийскую дивизию отдельной механизированной армии, дислоцированной в Румынии со штабом в г. Констанца.

Меня назначили командиром учебного огневого взвода батареи среднего калибра в дивизионную школу сержантского состава.

Командирами взводов в дивизии были офицеры, прошедшие войну, которые с нетерпением ждали нас как замену, чтобы уехать в Советский Союз или уволиться из армии.

Работу во взводе я начал со стремлением сделать из сер­жантов надежных помощников в обучении и воспитании курсантов. Через год моих сержантов на проверках стали отмечать как лучших в батарее и в школе, а для меня они стали верными помощниками в работе.

Все это позволяло добиваться высоких показателей взвода от выпуска к выпуску, что послужило основанием в 1951 году назначить меня командиром батареи 37-мм АЗП в 422 зенитный артиллерийский полк дивизии, с присвоением воинского звания старший лейтенант. Вступая в командование "полнокровной" батареей, я сразу почувствовал, насколько шире стал круг практических задач.

4 декабря 1951 года произошло весьма важное в моей жизни событие: я женился. Моей воистину боевой подругой, помощницей и верной любовью стала студентка 5 курса Чкаловского медицинского института Татьяна Петровна Булгакова, ставшая Таней Чесноковой. Через год она подарила мне сына, которого мы назвали Виктором, а еще через одиннадцать лет у нас появилась дочь Елена. Все тяготы и лишения воинской службы ложились и на ее женские плечи, но она всегда, как это и подобает русским женщинам, достойно их переносила.

Хотел бы заметить, что в 1951 году при Доме офицеров, где работала средняя школа, я закончил 10-й класс и получил аттестат зрелости.

В декабре 1952 года мне пришла замена из Одесского воен­ного округа, и я поехал в г. Николаев командиром батареи 85-мм пушек зенитного дивизиона 82 стрелкового корпуса.

Я начал прежде всего с обучения офицеров и сержантов правильной подготовке всей техники к боевой стрельбе.

После того, как все теоретические положения были изучены, я начал выводить батарею на местность вблизи дислокации части и отрабатывать нормативы по занятию огневой позиции с полной подготовкой батареи к стрельбе.

Видя мои старания и достигнутые результаты, командир дивизиона подполковник Кикоть Н. А. предложил мне зимой 1954 года написать рапорт о поступлении в академию, так как в этом году исполнилось три года, как я командовал батареей (это было необходимым требованием для поступления в академию). Сначала нужно было сдать отборочные экзамены в округе, а затем – приемные в академии. По профилю своей подготовки я выбрал зенитный факультет Военной артиллерийской командной академии, которую в 1953 году перевели из Москвы в Ленинград.

Прямо скажу, надежда сдать экзамены была очень слабенькой, так как готовиться по-настоящему, с репетиторами, у меня не было возможности. С большим трудом, получив по общеобразовательным предметам тройки, я был зачислен кандидатом в слушатели академии и отправился в Ленинград для сдачи экзаменов.

На наше счастье, при академии были организованы курсы по подготовке к экзаменам, на которых преподаватели академии в течение месяца давали нам необходимые знания, большинство кандидатов успешно сдали приемные экзамены, в том числе и я, и мы были приняты на первый курс ВАКА.


Военная артиллерийская командная академия

г. Ленинград (1954-1958)

С 1 сентября 1954 года мы приступили к занятиям.

В Голубом зале академии перед нами выступил начальник академии Главный маршал артиллерии Воронов Н. Н.

Учиться было трудно, но желание получить высшее военное образование обязывало отдавать все силы учебе, что позволяло иметь высокие результаты. Этому способствовала и хорошая учебно-материальная база академии.

Большую роль в освоении новой боевой техники, проведении самостоятельных боевых стрельб по воздушным и наземным целям с закрытых огневых позиций, а также отработке боевых и графических документов в полевых условиях при проведении тактических учений сыграли ежегодные выезды в летние лагеря в Бердянск или на Ладогу.

В январе 1955 года мне было присвоено воинское звание капитан

Учеба в академии, расположенной в Ленинграде, не только расширила круг наших военных знаний, открыв дорогу к полковому и бригадному звеньям, но и позволила познакомиться с шедеврами архитектурного и художественного богатства северной столицы и её окрестностей. Посещение музеев, театров и концертов мастеров искусств осталось в нашей памяти на всю жизнь.

В апреле 1958 года начались государственные экзамены. Успешно сдав их, мы получили долгожданные дипломы и назначения на новые должности. Приказом Министра обороны СССР от 30.04.1958 г. меня назначили командиром дивизиона в зенитную артиллерийскую бригаду 7 ТА Белорусского военного округа в г. Борисов.


Служба в войсках после окончания академии (1958-1968)

В июне 1958 года я прибыл в Минск, и получив предписание на должность командира дивизиона 100-мм зенитных пушек зенитной артиллерийской бригады 7 ТА, поехал в Борисов.

В 1959 году в Войска ПВО Сухопутных войск стали поступать первые зенитные ракетные комплексы С-75. В марте 1959 года мне предложили работать в Управлении ПВО округа по новому зенитно-ракетному профилю.

Дав согласие, я переехал в Минск и вскоре, получив звание майор и две комнаты в четырёхкомнатной квартире, перевёз в Минск жену и сына.

В Белоруссии была многочисленная группировка Войск ПВО, поэтому большую часть времени приходилось работать в частях, на учениях и полигонах, где проводились боевые стрельбы.

В 1961 году на должность начальника войск ПВО прибыл генерал-майор артиллерии Афанасенко И.В. Летом 1962 года он предложил мне как специалисту по зенитно-ракетной технике должность заместителя командира 472 озрп. Я согласился и убыл в г. Барановичи.

Весной 1963 года полк получил приказ передислоцироваться на территорию Германской Демократической Республики и войти в состав 3 ОА ГСВГ.

В апреле 1963 года полк прибыл в состав 3 ОА, разместившись в трех гарнизонах: Магдебург, Бернбург и Кведлинбург.

С осени 1963 года полк приступил к несению боевого дежур­ства в системе ПВО ГСВГ, находясь в ее первом эшелоне.

Одной из особенностей службы в ГСВГ было то, что все армейские и групповые полки были зенитными ракетными, а замена офицерам из СССР приходила, как правило, из зенитных артиллерийских полков. Приходилось из ГСВГ на 3 месяца посылать их в Богодуховский учебный центр на переподготовку, что создавало временный некомплект офицеров в зенитных ракетных полках и отрицательно влияло на их боеготовность.

Такая же картина была и в ракетных войсках, и в артиллерии группы.

Решением командования ГСВГ (главком - генерал армии Якубовский И. И., начальник штаба генерал-полковник Арико Г. И.), согласованным с Генеральным штабом, на фондах штаба 18 ОА (расформированной зимой 1964 года) в Форст-Цинне летом 1964 года были созданы нештатные курсы переподготовки офицеров-артиллеристов на офицеров-ракетчиков.

Начальником курсов назначили заместителя командира ракетной бригады полковника Терентиева Ф. М., его заместителем - меня, только что получившего звание подполковник, и начальником штаба - подполковника Михалкина В. М. - заместителя командира артиллерийского полка, все без исключения - из штатов своих частей.

Весной 1966 года мы были назначены командирами своих полков. Хорошо зная состояние дел в полку, я прежде всего занялся созданием дружного офицерского коллектива в управлении полка и в дивизионах.

Работа в этом направлении дала положительные результаты.

Не случайно осенью 1966 года на состязаниях первое место в войсках ПВО ГСВГ занял дивизион подполковника Занозина А В, а в 1967 году- дивизион майора Кафтана Н. М.

За тактические учения с боевыми пусками ракет на полигоне Ашулук полк в 1966 и 1968 годах получил оценку «отлично».

В феврале 1968 года меня наградили орденом Красной Звезды, а летом этого же года мне досрочно было присвоено воинское звание полковник. Тогда же меня направили учиться в академию Генерального штаба.

Командуя развёрнутым до штатов военного времени отдельным зенитным ракетным полком, стоящим на передовых рубежах стран Варшавского договора, я приобрел многие навыки в обеспечении боевой готовности, организации и несении боевого дежурства, проведении тактических учений с боевыми пусками ракет, планировании и выполнении плановой боевой и политической подготовки, работе по укреплению воинской дисциплины , организации быта личного состава и ведении войскового хозяйства. Если сказать коротко, был сделан большой задел для моей будущей работы.


Военная академия Генерального штаба ВС СССР (1968-1970)

Получив вызов из академии Генерального штаба, я решил за счет отпуска принять участие в боевых стрельбах полка на полигоне Ашулук. Полковые тактические учения с боевыми пусками ракет были оценены на «отлично», и только после этого я отправился в академию.

Учебный год в АГШ начался 1 сентября 1968 года. На курсе было шесть учебных отделений по 10-11 слушателей в каждом. В составе почти каждой: учебной группы были представители всех видов Вооруженных Сил, что давало нам возможность во время групповых упражнений консультировать друг друга по самым разным вопросам.

Начальником академии был генерал армии Иванов С. П., а начальником основного факультета – генерал-лейтенант Пинчук П.И.

С самых первых лекций об армейских операциях мы стали реально представлять масштаб, о котором слышали в войсках только на разборах учений, а теперь должны были в роли командующего армией принимать обоснованные решения, а затем уже как специалисты, строить систему ПВО в соответствии с этими решениями.

Одновременно шли лекции и групповые упражнения по РВСН, ПВО, ВВС, ВМФ, на которых нам "открывали глаза" на ранее неизвестные сведения о структуре этих видов Вооруженных Сил и основах их боевого применения.

К концу первого года обучения мы приобрели необходимые знания по организации и ведению общевойсковых армейских операций и имели довольно глубокое представление о всех видах Вооруженных Сил.

Летом 1969 года, после сдачи экзаменов за первый курс, которые я сдал на "отлично", мы участвовали в командно-штабном учении с войсками Одесского военного округа.

Учеба в академии Генерального штаба дала мне и моей семье возможность непосредственно познакомиться со многими сокровищницами отечественного и мирового духовного наследия. И тогда, и позднее, когда я служил в штабе Московского военного округа, мы с женой и детьми использовали редкие и счастливые возможности для посещения московских музеев и выставок, театров и концертных залов.

Перед началом учебы на втором курсе мы побывали на Балтийском флоте в Калининграде, где ознакомились со всеми видами кораблей и даже на несколько часов вышли в открытое море на одном из боевых крейсеров.

Занятия на втором курсе начались лекциями о фронтовых наступательных операциях в условиях применения ядерного оружия. Об оборонительных операциях говорили только как о крайней мере и только на отдельных направлениях.

Большое внимание уделялось взаимодействию фронтов на флангах, обеспечению ввода в сражение армии второго эшелона фронта, взаимодействию с РВСН, Войсками ПВО, ВВС и силами флота.

На завершающем этапе учебы нам прочитали лекции о стратегических операциях на театрах военных действий, об операциях, проводимых РВСН, ВВС, армиями ПВО и силами флота. О таком объеме приобретенных нами знаний мы даже не могли и мечтать.

В апреле 1970 года плановые занятия закончились, и нам предоставили время для подготовки к Государственным экзаменам.

Все государственные экзамены в июне 1970 года я сдал на «отлично» и с учетом результатов экзаменов за первый курс получил диплом с отличием и золотую медаль, которые мне в торжественной обстановке вручил начальник Генерального штаба ВС СССР Маршал Советского Союза Захаров М.В.

Сразу хочу оговориться, что получить золотую медаль офи­церу - специалисту из числа обучаемых от ПВО Сухопутных войск - дело очень трудное, так как предпочтение отдавалось генералам и офицерам общевойскового профиля.


Служба в войсках после окончания академии

Генерального штаба (1970-1981)

По окончании академии Генерального штаба я получил назначение на должность начальника войск ПВО 5 гв. ТА Белорусского военного округа в г. Бобруйске.

Командующий армией генерал-лейтенант Зайцев М. М., познакомившись с моим прохождением службы, определил мне целый ряд задач по вопросам боевой готовности войск ПВО армии, боевой подготовки и их обустройства.

Дело в том, что под личным контролем командующего войсками БВО генерала армии Третьяка И. М. шло активное обустройство всех военных городков. На вопрос генерал-лейтенанта Зайцева М. М., знаю ли я, что такое чешская кирпичная кладка, я ответил, что нет и заработал, как бы в шутку, упрек: "Чему Вас там учили в академии?!".

Поэтому, приступая к работе, пришлось срочно изучить чешскую кирпичную кладку при строительстве хранилищ.

Частей и соединений ПВО, за которые я должен был отвечать непосредственно, оказалось больше, чем положено по штату. Это произошло потому, что окружное начальство, в том числе и начальник войск ПВО округа генерал-лейтенант Чуприна Н. Г., возложило дополнительную ответственность на армию за окружную зенитную ракетную артиллерийскую дивизию, дислоцируемую рядом с Бобруйском, и за зенитную ракетную бригаду "Круг", расположенную в городе Слуцке.

Из-за большого объема строительных работ боевая подготовка велась с большими трудностями и тем не менее командиров тех частей, которые получали неудовлетворительные оценки, строго наказывали.

Летом 1972 года армия подверглась инспекторской проверке. Я с зенитной ракетной бригадой "Круг" убыл на полигон Эмба, а мой заместитель полковник Никитин И. И. с тремя зенитными полками поехал в Домановский учебный центр.

В итоге проверки зрбр "Круг" получила оценку "Хорошо", а все зенитные полки - "Удовлетворительно". Такой результат войск ПВО армии посчитали успешным.

С войсками ПВО БВО довольно часто проводились различного рода учения под руководством Министра обороны СССР маршала Советского Союза Гречко А. А., начальника Генерального штаба генерала армии Куликова В.Г. и главкома Сухопутными войсками генерала армии Павловского И.Г..

В июле 1973 года меня назначили начальником войск ПВО Московского военного округа, и я убыл в Москву.

Первой особенностью было то, что МВО к тому времени имел три зенитных ракетных полка («Круг»,»Куб» и «Оса»).

Второй особенностью войск ПВО было то, что все зенитные ракетные полки ЗРК "Стрела-1» два раза в год (на 9 мая и 7 ноября) принимали участие в парадах на Красной площади, подготовка к которым требовала большого количества времени и высочайшей организованности. С 1974 года парад стал проводиться только 7 ноября.

Третьей особенностью войск ПВО было то, что на их начальнике лежала ответственность за организацию и проведение салютов и фейерверков в Москве, которых насчитывалось до 9-10 в году (включая олимпиады и универсиады). Трудность заключалась в том, что штатных подразделений для этого не было и приходилось каждый раз для 20 салютных точек Москвы собирать сборные команды.

Четвертой особенностью был ежегодный показ боевой техники ПВО на Алабинском полигоне слушателям и преподавателям всех военных академий Москвы, а также выборочно делегациям стран, пожелавшим приобрести наши средства ПВО.

Пятой особенностью было то, что зрп "Куб" 4 гв. тд по распоряжению Генерального штаба ежегодно выезжал в учебный центр Мары (ТуркВО) на 3-4 месяца для обучения иностранных специалистов.

Теперь Вы можете представить себе, какую нагрузку имели войска ПВО МВО.

К маю 1975 года мне было присвоено очередное воинское звание генерал-майор артиллерии, а в июле этого же года нагрянула инспекция. Как видите, на инспекции мне «везло»: в Николаеве, когда я был командиром батареи, в Бобруйске, когда я был начальником ПВО 5 гв. ТА, и вот сейчас снова.

При подведении итогов инспекции войска ПВО округа были отмечены как образцовые.

В феврале 1977 года меня наградами орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, а в августе того же года я был назначен начальником войск ПВО Группы Советских войск в Германии.

При представлении главкому ГСВГ генералу армии Ивановскому Е.Ф., который до этого был командующим войсками МВО и отлично знал все его особенности и дополнительные нагрузки в работе, он сказал мне, что ГСВГ – это не МВО, и что здесь придется работать ещё больше.

В этом я быстро убедился, когда приступил к работе.

Пять полных армейских комплектов войск ПВО были развернуты до штатов военного времени, а десять соединений и частей непосредственного подчинения, конечно, требовали особого внимания и заботы. На первом плане стояли вопросы боевой готовности и боевого дежурства, так как войска находились в непосредственной близости от реального противника (НАТО) и все мероприятия проводились не условно, а в реальной обстановке.

Количество дежурных сил ЗРВ и РТВ увеличивалось в зависимости от степени боевой готовности войск. Так было и в истребительной авиации ВВС ГСВГ, с которой решались вопросы тесного взаимодействия.

Боевая подготовка войск ПВО проводилась напряженно, с большим количеством учений и боевых стрельб. Техника ПВО мсп (тп) ежегодно зимой и летом выводилась для проведения боевых стрельб на Вустровский учебный центр ПВО. Зенитные ракетные бригады Группы и армий, зенитные ракетные полки мсд (тд) один раз в два года выезжали на полигон Эмба для проведения тактических учений с боевыми пусками ракет.

Доставлялись они туда железнодорожными эшелонами, что на целый месяц исключало их из системы боевого дежурства, оголяя закрепленные за ними участки прикрытия. Все это стоило немалых денег как в советской, так и в иностранной валюте.

Разобравшись с этим положением, я предложил вывозить на полигон Эмба по железной дороге ежегодно только по одной зрбр "Круг" (из 8), по одному зрп "Куб" (из 10) и по одному зрг "Оса" (из 11) как базовые и на их технике проводить боевые стрельбы остальным зрбр и зрп, доставляя их личный состав на полигон Эмба самолетами. Такой метод резко сокращал количество и время отсутствия зенитно-ракетных частей в ГСВГ и давал солидною экономию государственных средств.

С 1979 года мы начали вывозить войска ПВО ГСВГ на полигон Эмба по нашей методике.

Кроме того, на полигон вместе со своими штатными зрбр и зрп стали вылетать заместители командующих армиями и командиры дивизий, чтобы лично руководить тактическими учениями с боевыми пусками ракет и видеть степень обученности своих частей ПВО.

Большую работу мне пришлось провести по реконструкции всех стационарных КП ПВО в Группе и армиях, чтобы повысить надежность управления. Такая же работа была проделана и по созданию подвижных КП ПВО на два положения. В связи с тем, что ответственность за воздушное пространство над ГДР была возложена на главкома ГСВГ, мне много времени приходилось уделять организации и ведению взаимодействия с войсками ННА ГДР.

Много неприятностей приносили легкомоторные самолеты, принадлежащие частным лицам и авиационным клубам ФРГ, которые нарушали государственную границу ГДР. Дело в том, что по международной конвенции сбивать их было нельзя, так как они не боевые, а принудить их к посадке скоростным истребителем невозможно. Поэтому по согласованию с командующим воздушной армией генерал-лейтенантом Корочкиным В. Н. и генерал-полковником Рейнгольдом вдоль всей границы ГДР с ФРГ было создано низковысотное радиолокационное поле и оборудованы площадки для дежурных вертолетов. Это позволило своевременно обнаруживать нарушителей и принуждать их к посадке на территории ГДР.

Служба в ГСВГ подарила мне возможность познакомиться с обычаями, традициями и особенностями менталитета немецкого народа. Мои впечатления о них можно выразить двумя словами: культура бытия. Принято говорить, что русские живут для того, чтобы работать, а немцы работают для того, чтобы жить. Я бы эту поговорку дополнил так: "а немцы работают для того, чтобы красиво жить". Они действительно умеют красиво жить, ибо умеют и красиво работать.

В феврале 1979 года мне было присвоено очередное воинское звание генерал-лейтенант артиллерии, а в 1980 году моя должность стала именоваться командующий войсками ПВО ГСВГ. Это произошло потому, что Управление ПВО СВ во главе с генерал-полковником Левченко П. Г. было переподчинено главкому Войсками ПВО и он стал командующим войсковой ПВО - первым заместителем главкома Войсками ПВО. Беда была в том, что все войска ПВО остались в составе Сухопутных войск (как штатные средства), что породило в руководстве ими целый ряд трудностей.

Летом 1980 года под руководством Министра обороны и на­чальника Генерального штаба в ГСВГ проводились большие стратегические учения с привлечением всех главкомов видами ВС и их Главных штабов. На этих учениях вскрылась оторванность Главкомата Войск ПВО от стратегических задач, решаемых Вооруженными Силами страны. Главный штаб Войск ПВО все действия своих войск строил без учета стратегической обстановки на ТВД. После этих учении начальник Главного штаба генерал-полковник Созинов В. Д. и командующий ЗРВ генерал-полковник Гуринов И. М. были уволены в запас. Я со своими Управлением и реально привлекаемыми к учению войсками ПВО ГСВГ с поставленными задачами справились.

В апреле 1981 года я был назначен командующим войсковой ПВО - первым заместителем главкома Войсками ПВО.


Работа в Главкомате Войск ПВО и Главкомате Сухопутных войск (1981-1991)

Прибыв в Главкомат Войск ПВО вместо генерал-полковника Левченко П. Г., уволенного в запас по болезни, я столкнулся с целым рядом трудностей, появившихся после вывода Управления ПВО из главкомата Сухопутных войск и включения его в состав главкомата Войск ПВО:

штатные комплекты Войск ПВО от мсп (тп) до округа включительно остались в подчинении главкомата Сухопутных войск. Поэтому все вопросы боевой готовности, боевого дежурства и боевой подготовки решались по директивам ГК СВ;

части обеспечивались боевой техникой и вооружением через ГРАУ, организационно входившим в Главкомат СВ, а не через Управление вооружения главкомата Войск ПВО. Это не позволяло выработать единую техническую политику для войсковой ПВО и сохранить тот приоритет в перевооружении, который мы имели до вывода из состава главкомата СВ;

окружные и армейские тактические учения войск не ин­тересовали Главкомат Войск ПВО, а для нас они были основой полевой выучки частей и соединений войсковой ПВО, так как на них проверялись обученность частей, взаимодействие с прикрываемыми войсками, оперативно-тактическая грамотность офицерского состава. Поэтому нам приходилось "разрываться" на два фронта, чтобы успеть и на мероприятия, проводимые под руководством главкомата СВ, и на мероприятия, проводимые под руководством главкомата Войск ПВО, а это не всегда удавалось делать ввиду одновременности их проведения;

из-за сокращения количества частей и соединений Войск ПВО были неоднократные попытки увеличить количество дежурных сил за счет окружных зрбр и ртбр и армейских рбр и ортб. Этого нельзя было допустить, так как все они были сокращенного состава, а также из-за того, что через 2-3 года вся их боевая техника выработала бы свой ресурс и не смогла решить задачи по боевому предназначению в составе фронтов и армий. Тем не менее в отдельных военных округах такие нарушения допускались, особенно там, где начальничками Войск ПВО были поставлены генералы из Войск ПВО страны.

Я перечислил лишь основные трудности так называемого "переходного периода". Были, конечно, и положительные моменты нашей работы в составе главкомата Войск ПВО.

Нам удалось по согласованию с ГРАУ подготовить к изданию приказ Министра обороны о предельных сроках эксплуатации техники и вооружения войсковой ПВО, что позволяло составлять перспективные планы перевооружения наших частей и соединений.

В 1982 году нам удалось принять на вооружение ЗПРК «Тунгуска», материалы на который пролежали под сукном более 5 лет.

В 1983 году мы успешно завершили государственные испытания ЗРС С-300В и приняли ее на вооружение, несмотря на сопротивление недоброжелателей в лице генерал-полковника Юрасова Е. С. и генерального конструктора ЗРС С-300П Бункина Б.А..

Осенью 1981 меня наградили орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» II степени за успешные действия частей и соединений войсковой ПВО на маневрах в Белоруссии а в декабре 1982 года мне было присвоено очередное воинское звание генерал-полковник артиллерии.

В конце 1984 года были созданы четыре ставки Верховного командования на западном, юго-западном, южном и дальневосточном стратегических направлениях. Начальниками войск ПВО направлений были назначены генерал-лейтенанты Литвинов В. В., Духов Б. И., Синицын В. И., Дмитриев В.С.

Те трудности в работе, о которых я уже говорил, не остались незамеченными высшим военным руководством, и весной 1986 года я был вызван на беседу к начальнику Генерального штаба Маршалу Советского Союза Ахромееву С. Ф. по вопросу возвращения командующего войсковой ПВО и его Управления в состав главкомата Сухопутных войск. Беседа была долгой, обстоятельной и результативной. В мае 1986 года мы были вновь в составе главкомата Сухопутных войск.

Став самостоятельным командующим родом войск, я ощутил на себе полную ответственность за состояние дел в частях ПВО 19 военных округов и групп войск; выработку единой технической политики по созданию новых ЗРК и ЗАК для Войск ПВО СВ и ее реализацию военно-промышленным комплексом; мобилизационную работу в войсках при переводе их в высшие степени боевой готовности; проведение тактических учений с боевыми пусками ракет; качество работы академии ПВО СВ, пяти военных училищ по подготовке офицерских кадров и семи учебных центров, готовивших младших специалистов; обучение и иностранного контингента.

Первым делом надо было разобраться с нарушениями требований приказа Министра обороны СССР по боевому дежурству войск ПВО в Забайкальском военном округе. Дело было в том, что решением командующего войсками округа генерал-полковником Постниковым С. И. окружная ртбр и армейский ортб были поротно разбросаны по всей Монголии и поставлены на круглосуточное боевое дежурство. Получив разрешение начальника Генерального штаба, я вылетел в ЗабВО. При проверке оказалось, что 50 % радиолокационных станций и 60 % средств связи выработали свой ресурс, требовали капитального ремонта и были непригодны для боевого дежурства в системе ПВО фронта.

По результатам проверки в декабре 1986 года была издана директива Министра обороны, запрещающая командующим войсками военных округов без согласования с Генеральным штабом увеличивать количество дежурных сил от Войск ПВО СВ, выделенных по приказу Министра обороны СССР. Когда самолет Руста сел на Красной площади в Москве (1987 г.) и был снят с должности главком Войсками ПВО, меня тоже пригласили в ЦК КПСС для объяснений. Показав им этот приказ Министра обороны СССР, я убедил их, что по маршруту пролета Руста не было ни одного дежурного подразделения ПВО СВ. Вот почему я не был отнесен к числу виновников этого происшествия.

Следующим этапом моей работы была замена начальников войск ПВО стратегических направлений и военных округов - представителей Войск ПВО страны на генералов из Войск ПВО Сухопутных войск. Новыми начальниками Войск ПВО стали генералы Шевцов В. А., Полях П. П., Барановский В. П., Цивашов В. А., Умрихин В. С., Алексейчук И. С., Янко Ю. В., Кузьменко С. И., Юхимович В. П., Помазков О. М.

За успехи, достигнутые Войсками ПВО СВ в 1986 году, в феврале 1987 года я был награжден вторым орденом Красной Звезды. Анализируя пятилетний срок работы командующим Войсками ПВО Сухопутных войск (1986-1991), можно отметить наиболее конкретные достижения:

создана четкая структура комплектов Войск ПВО СВ (от мсп (тп) до округа включительно) с учетом принятых на вооружение новых ЗРК и ЗПРК;

разрозненные средства ПВО мср и мсб объединены в зенитные дивизионы мсп (тп), что повысило их эффективность и управляемость в бою;

создана автоматизированная система боевого управления Войсками ПВО СВ (от мсп (тп) до фронта включительно) на базе комплектов АСУВ "Маневр";

войска ПВО приграничных военных округов оснащены новыми ЗРК "Тор", "Бук", "Игла", С-300В и ЗПРК "Тунгуска";

разработаны перспективные планы перевооружения Войск ПВО СВ на новую технику до 2000 года с учетом возможностей ВПК;

РЛС начальников ПВО дивизий переданы в зрп и зенап этих дивизий, что позволило иметь два положения КП полка и сплошное низковысотное радиолокационное поле в полосе дивизии.

В феврале 1991 г. за умелое руководство войсками и достигнутые при этом успехи я был награжден орденом Красного Знамени. Осенью 1991 года Министром обороны был назначен генерал-полковник авиации Шапошников Е. И., а главкомом Сухопутными войсками - генерал-полковник Семенов В.М.

Под видом реформирования Вооруженных Сил и омоложения армии началось поспешное и массовое увольнение генералов руководящего звена из Вооруженных Сил. В их число попал и я

Вместо себя я предложил генерал-полковника Духова Б. И., которого знали в Войсках ПВО и который, как и я, прошел все командные ступени в нашем роде войск и уже пять лет командовал академией ПВО Сухопутных войск.

В ноябре 1991 года я был уволен из Вооруженных Сил по возрасту (мне было 63 года).


Заключение

Подводя итоги 46-летией службы в Вооруженных Силах, можно сказать, что она у меня сложилась хорошо.

Мне посчастливилось пройти всю систему военного об­разования Министерства обороны СССР.

Это, в свою очередь, позволило мне поработать на всех должностях, имеющихся в Войсках ПВО Сухопутных войск от командира взвода до командующего Войсками ПВО СВ.

Очередные воинские звания я получал, как правило, своевременно, а воинское звание полковник - на один год раньше.

Пять орденов Советского Союза (один Красного Знамени, два Красной Звезды, два "За службу Родине в ВС СССР" II и Ш степени) и 15 медалей являются высокой оценкой правительства и руководства Министерства обороны моего труда. Страны Варшавского договора и Афганистан тоже высоко оценили мой труд, наградив меня тремя орденами и десятью медалями.

Я горжусь тем, что сыну простого рабочего из Оренбурга было оказано высокое доверие пройти этот нелегкий путь и что я своим трудом оправдал это доверие.


Чесноков Ю.Т., Начальник войск ПВО ГСВГ с 1977г. и Командующий войсками ПВО ГСВГ с 1980 по 1981г.




Похожие:

Автобиография iconАвтобиография сазанов
Диссертация: «Методы и средства прогнозирования надежности отказоустойчивых систем»
Автобиография iconАвтобиография сазанов
Диссертация: «Методы и средства прогнозирования надежности отказоустойчивых систем»
Автобиография iconАвтобиография сазанов
Диссертация: «Методы и средства прогнозирования надежности отказоустойчивых систем»
Автобиография iconАвтобиография сазанов
Диссертация: «Методы и средства прогнозирования надежности отказоустойчивых систем»
Автобиография iconАвтобиография сазанов
Диссертация: «Методы и средства прогнозирования надежности отказоустойчивых систем»
Автобиография iconАвтобиография сазанов
Диссертация: «Методы и средства прогнозирования надежности отказоустойчивых систем»
Автобиография iconДокументы
1. /Автобиография Тамерлана.doc
Автобиография iconДокументы
1. /Парамаханса Йогананда - Автобиография йога.pdf
Автобиография iconДокументы
1. /Идея истории. Автобиография - Р. Коллингвуд.pdf
Автобиография iconКонстантин Николаевич Леонтьев Моя литературная судьба. Автобиография Константина Леонтьева
А молодого русского консула светского человека и художника по натуре, которого
Автобиография iconАвтобиография сазанов владимир Михайлович
Кандидат технических наук с 33 летним стажем в области информатики и вычислительной техники, опытом разработки, предпринимательства...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов