«От борзописца слышу!» icon

«От борзописца слышу!»



Название«От борзописца слышу!»
Дата конвертации22.09.2012
Размер96.51 Kb.
ТипДокументы

Баканов Р. «От борзописца слышу!» Размышление о специфике медийной критики в Республике Татарстан // Журналистика и медиарынок. 2006. № 6. С. 28–29.


«ОТ БОРЗОПИСЦА СЛЫШУ!»

Размышление о специфике медийной критики в Республике Татарстан



Республика Татарстан – один из самых медийно насыщенных российских регионов. По данным республиканского Агентства по массовым коммуникациям «Татмедиа», на 1 января 2006 года в республике зарегистрировано 997 СМИ. Из них 187 государственных и 810 негосударственных. Печатных СМИ 740, а электронных 239. По словам генерального директора агентства «Татмедиа» Марата Муратова, сейчас Татарстан стал лидером в России по насыщенности периодическими изданиями. На тысячу жителей здесь приходится 510 экземпляров.

Мне хотелось бы поговорить о медийной критике. Это новое для российской журналистики направление в нашей стране только набирает обороты. Рубрики в федеральных газетах (например, «Известия», «Независимая газета», «Московские новости», «Московский комсомолец» и т.д.), посвященные анализу «телерепертуара» минувшей недели, имеют постоянную аудиторию. А какова практика медиакритики на страницах прессы Татарстана?

В январе-апреле этого года я провел исследование с целью поиска и обобщения публикаций, в которых речь идет о функционировании медиа. Было изучено 11 республиканских газет на русском языке (Татарстан – двуязычен), среди них есть ежедневные и еженедельные издания. Мониторинг показал, что за период с начала 2000-го по апрель 2006 годов опубликовано около пятисот материалов о практике как татарстанских, так и общероссийских масс-медиа. При этом более чем в половине выступлений (55%) разбирается качество телевизионных передач. Преобладающей оценки нет: авторы около 47% публикаций нейтральны к телеконтенту, тогда как немногим более 48% выступавших отрицательно отзывались о том, что предлагает нам ТВ.

Возникает вопрос: для чего нужна эта самая медийная критика? В профессиональном сообществе российских журналистов пока нет однозначного ответа. «Как так – обсуждать работу собратьев по перу? – удивлялся недавно один из коллег. – У каждой редакции свои правила игры, и какое я имею право вмешиваться в их информационную политику?» Проанализировав несколько сотен публикаций о массмедиа в республиканских газетах, я пришел к выводу: действительно, немногие отважились публично выразить свою оценку деятельности редакций.

Постоянно идут разговоры о формах и критериях саморегулирования журналистского сообщества. Некоторые ученые (Я.Засурский, А.Короченский, Ф.Федоров) считают, что медиакритика и должна стать одной из форм такого регулирования, постоянно показывая сильные и слабые стороны в деятельности того или иного СМИ. Все дело только в объективности: надо постараться не обидеть критикуемого, а подсказать ему дорогу для дальнейшего совершенствования, так сказать, дать понять коллеге: мол, для твоей же пользы стараюсь.
Считаю, что в современной российской журналистике медийная критика, используя опыт зарубежных стран, должна стать одной из форм не только саморегулирования журналистского сообщества, но и дать каждому человеку право на публичное озвучивание и отстаивание собственных интересов в отношении СМИ. Кроме того, с помощью медийной критики аудитория должна, наконец, постараться реализовать свое право общественного контроля над медиа. Должен быть диалог между аудиторией и журналистами. Есть ли он в Татарстане – об этом ниже.

Медиакритика движется «в русле» общего современного направления критики как художественного явления. Авторы ведут речь о телепередачах, заостряя внимание главным образом на пересказе их содержания и уровне приглашенных участников. В наши дни полноценный анализ творческого своеобразия телевизионной продукции проводится все реже. Таким образом, можно ли говорить в целом о телевизионной критике как о продолжении анализируемых передач, дальнейшем развитии творческих идей авторских коллективов?

Хватит теории, перейду к анализу некоторых выступлений. Оставлю в стороне материалы, помогающие в «раскрутке» некоторых телепроектов, а также интервью с руководителями телекомпаний – таких много. Остается несколько десятков работ, в которых в той или иной степени есть анализ практики СМИ (главным образом телевидения).

Надо сказать, что численность таких выступлений уменьшается. Мои наблюдения, сделанные для подготовки диссертации о состоянии телевизионной критики в России, показывают, что если несколько лет назад в республиканских газетах было несколько постоянных рубрик, авторы которых разбирали и оценивали телевизионный «репертуар», то в 2005–06 годах рубрики закрылись. Материалы с оценкой практики медиа публикуются теперь крайне редко, да и то на страницах газет, которые хоть и позиционируют себя как республиканские, но распространяются в основном только в Казани.

Что не нравится авторам публикаций? Все материалы можно разложить по пяти тематическим направлениям. Я назвал их так: «Отзывы на ТВ-передачи», «Программное наполнение сетки телекомпаний», «Отсутствие контакта ТВ со своей аудиторией», «Ехидные заметки» и «Сведение информационных счетов». Остановлюсь подробнее на некоторых из них.

С отзывами все более-менее ясно. Представлены они главным образом на последней полосе «Звезды Поволжья» материалами Лукмана Закирова. Регулярно выступая, этот автор показывает свое отрицательное отношение к выбранным для анализа передачам. Прием такой: берется один факт (например, из выступления гостя воскресной итоговой программы) и на основе жизненных воспоминаний делается своего рода «экспертиза»: правду ли говорит человек, приживется ли в России его идея? Материалы коротки (не более 70 газетных строк), ярко выраженное авторское «я».

Вот его впечатление от передачи «Лолита. Без комплексов» (Первый канал): «Так и хочется переименовать передачу «Лолита. Без комплексов» в «Лолиту без трусов»… Телешоу «Лолита» создано, видимо, для накачки телезрителей положительными эмоциями. Но перебор безумных поцелуев несовместимых людей воспринимается с натяжкой и напоминает сборище единомышленников, где по команде учителя делают все, хотя и без гипноза». А в начале материала Л.Закаров представил, так сказать, свое видение сюжета передачи: «Частенько Лолита выходит на свою передачу в почти что прозрачной мини-юбке, телепатично возбуждая лаже законченных импотентов. Когда она в ходе передачи садится на диван, прикрывает подушкой выглядывающие из-под юбки грешные места». («Лолита Вторая», «Звезда Поволжья», 2006 г., №4). Как следует из текста, автор не призывает закрыть передачу, а всего лишь «обращает внимание на аморальное поведение ведущей».

Другая работа в этом тематическом направлении называется «оскорбление веры: До Дании был Татарстан». Автор материала – известный в Татарстане своими скандальными рубриками, критикующими работу массмедиа Лев Жаржевский – рассказал, что еще два года назад в одной из казанских газет были опубликованы несколько кощунственных анекдотов об Иисусе Христе, и «почему-то тогда была нулевая реакция как со стороны духовенства, так и со стороны республиканских властей». Жаржевский не понимает, почему в Татарстане, где мирно сосуществуют христианство и ислам, чиновники позволили себе занять нейтральную позицию? Тем более это недопустимо в газете, которую неофициально курирует Государственный советник Президента Татарстана Р.Хакимов. Делая вывод о лицемерии как светской, так и духовной «элиты», журналист не понимает, «почему некоторые бизнесмены отказываются продавать товары из Дании, якобы оскорбившей мусульман всего мира, а то, что в Казани некоторые допускают вольности в адрес христианства, «не замечают»?» («Оскорбление веры: До Дании был Татарстан», «Звезда Поволжья», 2006 г., № 5).

После выхода этого материала я специально просмотрел многие крупные казанские издания – почти никакой реакции. Впрочем, сообщение «в продолжение темы» появилось во все той же «Звезде Поволжья» уже через неделю после сообщения о кощунственных анекдотах. В нескольких строках говорилось, что «владелец газеты решил уволить главреда» («Звезда Поволжья», 2006 г., №6). Интересно, спровоцировала ли увольнение публикация Л.Жаржевского или для отставки были другие причины? В заметке об этом не указано.

На мой взгляд, сейчас ситуацию с критическими замечаниями между СМИ можно охарактеризовать известной поговоркой: «собака лает, караван идет». В роли «собак» – отдельные журналисты (их всего не более двух человек), постоянно обозревающих печатную и электронную прессу на предмет выявления фактических «ляпов». А «караван» – редакции, ежедневно формирующие «повестку дня», и не обращающие никакого внимания на этих «выскочек» (так про местных медиаобозревателей однажды отозвался знакомый коллега).

Но если посмотреть года на три-четыре назад, то в практике республиканских изданий можно найти взаимные выпады между редакциями, поводом для которых стали выступления, содержащие оценку работы отдельных медиа. Как правило, «разборки» возникали вокруг еженедельной рубрики «Полный абзац!» в «Московском комсомольце в Татарстане». Ее автор, уже упоминавшийся Лев Жаржевский (творческие псевдонимы «Дикобр Бобровский», позднее «Пит Э. Кантроп»), постоянно подмечал и обнародовал фактические ошибки, допущенные в материалах корреспондентов телевидения и прессы. Конечно, конфликты возникали не каждый раз, но… Я, например, читая выступления, смеялся от «оправданий» тех, кто «засветился» в «Полном абзаце!». Не вдаваясь в мелкие информационные скандалы, остановлю внимание на двух наиболее долговременных.

2001 год. Противостояние Л.Жаржевского с Р.Мухаметдиновым, публикующимся в «Звезде Поволжья». По представлению Р.Мухаметдинова, рекомендующего себя «искренним националистом», Л.Жаржевский в одной из своих публикаций «оскорбил честь татарского народа». Апеллируя несколькими фактами, касающиеся истории Золотой Орды, Мухаметдинов сначала требует, чтобы «Жаржевский публично извинился перед татарами», а затем вдруг вспоминает его национальность и пускается в рассуждения о давней нелюбви евреев и татар. Не стану по этическим соображениям цитировать реплики Мухаметдинова– противно: переход на личности, апелляция к национальности критикующего… Почитав серию этих «разоблачительных» выступлений, воспользовавшись гостевой книгой редакционного сайта, внес предложение пожалеть читателя и выяснить отношения в суде. Через несколько дней на форуме увидел ответ одного из спорящих (имени указано не было) примерно такого содержания: мы не опустимся до столь ничтожного способа разрешения конфликта. Да, похоже, меня не поняли… Хотел дать ссылку на форум, но с него недавно удалили все реплики до 2005 года.

Противостояние Жаржевский–Мухаметдинов закончилось быстро, после публичного выхода из него Льва Жаржевского.

2003 год. На сей раз критикой в рубрике «Полный абзац!» оказался недоволен редактор казанской газеты «Новая вечерка» Игорь Дурманов, о чем он и обстоятельно написал в передовой «Кто натравил Дикобра на «Новую вечерку»?» Вспоминая Главлит, автор указывает: «нас снова стали учить уму-разуму». Слава Богу, что до оскорбления национальности Д.Бобровского не дошло. Зато в дело пошло обвинение его в «предприимчивости», дескать, на чей-то заказ работаешь, заработать решил, а то скоро безработным останешься, на что будешь жить? («Новая вечерка», 2003 год, № 3).

Эта тема идет в нескольких публикациях «Новой вечерки». Характерны заголовки к ним: «Как поправить заднюю часть», «еще раз о Дикобре и «Орионе», «Дикобр остался не у дел?». При этом И.Дурманов постоянно утверждает, что «выступает только от имени своих читателей, простого народа, интересы которого отстаивает наша газета. Сегодня эти интересы и честь задеты». В каждом материале – самопиар, утверждение, что «только «Новая вечерка» – самая смелая, поэтому и попала под критику», желание информационно унизить оппонента. Однажды редактор дает ему совет: «Надо больше двигаться, встречаться с людьми и поменьше сидеть в библиотеках, листая в поисках «блох» пожелтевшие подшивки газет» («Новая вечерка», 2003 год, №5).

Вот характеристики Д.Бобровского глазами газет «Звезда Поволжья» и «Новая вечерка», которым наиболее часто доставалось от «внимательного читателя» (так Л.Жаржевский называет свою работу): «Дикобр – зверюга, или, лучше сказать, птица перелетная», «предприимчивый журналист», «огрызушник», «свобода бессовестности», «Эксклюзивен его продукт по своей бесцеремонности и полнейшему неуважению к коллегам-журналистам»…

Все это напоминает жалобную книгу на работу коллеги…

Примеров больше не будет. Я намеренно выбрал самые безапелляционные выступления. Но почему такие материалы были опубликованы? Может, они кому-то выгодны? О какой объективности в подаче информации можно говорить, если внутри сообщества терпимость к работам коллег найти не можем? Увы, на эти вопросы пока в Татарстане очень сложно получить однозначный ответ.

Проанализировав публикации, в которых содержится оценка деятельности массмедиа, можно сказать, что в журналистике Татарстана сейчас еще не сформировалось такого направления, как медийная критика. Попытки начать дискуссию о профессии журналиста предпринимаются, но крайне редко. Отмечу не системность публикаций о медиа в РТ по сравнению с критикой на страницах федеральных газет. Это пока скорее некая совокупность материалов о ТВ, чем отдельное направление в журналистике. Почти полное отсутствие полноценной (то есть стремящейся постичь цель и задачи медийных продуктов) массовой критики СМИ в РТ пока не дает права говорить о просвещении читателей о правилах и принципах работы медиа, а также о диалоге между журналистами и простыми потребителями информации. Считаю, что именно СМИ должны инициировать такой диалог.

На мой взгляд, ситуация складывается в результате нескольких причин. Во-первых, это отсутствие школ, традиций, творческой базы, кадрового резерва, форм, специфики местной медийной критики. Во-вторых, нежелание редакций республиканских газет детально разбирать творческую деятельность других редакций («какое мы на это имеем право?»). В третьих, размытость, а порой и отсутствие объективных критериев оценки. Также надо сказать и о непонимании сотрудниками редакций газет предназначения медиакритики.

Ситуацию с неразвитостью медийной критики также можно объяснить и отсутствием в Казани и Татарстане профессионально подготовленных критиков, которые бы не только владели законами жанра, но и пользовались авторитетом у работников СМИ. Нет и школ, традиций, творческой базы, кадрового резерва, форм, специфики местной телевизионной критики. В РТ до сих пор не существует учреждений, имеющих право вести профессиональную подготовку критиков хотя бы по одному из ее направлений.

А коли мало практики, вполне реально начинающему критику получить на свои размышления замечания типа «А сам-то кто?», «Что ты сделал для телевидения?».

Кроме того, на страницах изученных газет практически не идет разговор о месте и возможностях телевизионной критики в системе современной журналистики России, крайне эпизодически ставятся вопросы этики. Вместо этого в медийных рубриках – увеличение оперативности освещения событий и снижение уровня анализа до поверхностного.

Чтобы этого избежать, можно, например, начать с обоснования перед журналистским сообществом республики, а также перед читателями термин «медийная критика», разъяснить ее цель и задачи. Возможно, необходимо регулярнее публиковать зрительские письма, приходящие в редакцию, содержащие отзывы о медийных проектах.

Роман БАКАНОВ,

аспирант факультета журналистики и социологии

Казанского государственного университета




Похожие:

«От борзописца слышу!» iconЗвучит странно, но это так. А я «обычный» полухранитель, полуведьмак
Тьма. Красные всполохи. Боль и страх. Я пытаюсь бежать, но не могу, пытаюсь кричать, но не слышу своего голоса. Вокруг кровь моя...
«От борзописца слышу!» iconДокументы
1. /Кара - Мурза C. - Слышу трели соловья.doc
«От борзописца слышу!» iconЛа… ла… лаzарет…
Горловой тембр часто сопровождается слишком низким, задненебным, шероховатым звучанием и замиранием звука в конце фразы. Горловой...
«От борзописца слышу!» iconМой друг Таня
Называю имя Сумароковой — и словно тут же слышу ее веселый бодрый голос, вижу открытое жизнерадостное лицо. Помню Таню в самые трудные...
«От борзописца слышу!» iconПочему-то мне кажется, что сегодня все закончится
Горловой тембр часто сопровождается слишком низким, задненебным, шероховатым звучанием и замиранием звука в конце фразы. Горловой...
«От борзописца слышу!» iconВ. Хлебников Таинство дальних
Многие без стона бросаются на мечи, другие тонут в волнах. Так, дети мои. Слышу стук многих мечей и всплеск многих волн. Утешено...
«От борзописца слышу!» iconВалерий Скорожонок Золотые зерна наследия
Николай Скориков. Слышу в трубке: «По-моему, это твой шанс, Валера, не сиди, обращайся в офис «Песняров». Может, у тебя получится»...
«От борзописца слышу!» iconБиография великого итальянского режиссера Федерико Феллини. В книге он рассказывает о рождении замыслов своих фильмов, о различных аспектах режиссерской деятельности, делится воспоминаниями
Или на зал перезаписи. Меня оставляют полуголым на каталке, там, за стеклянной перегородкой, врачи в белых халатах что-то говорят...
«От борзописца слышу!» iconАрвид Ернефельт Вступительная статья К. С. Шохор-Троцкого III б. Письменное общение Ернефельта с Л. Н. Толстым. Первое письмо Ернефельта. Одиннадцать писем Толстого XVII b. Толстой статья
Охватывает стыд, мне хочется обратить Его внимание на мою прежнюю жизнь, на всю черноту ее, на все низкие поступки мои. Но опять...
«От борзописца слышу!» iconДокументы
1. /777.txt
2. /HELP_FINDER.txt
3....

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов