Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» icon

Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний»



НазваниеПроект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний»
Дата конвертации23.09.2012
Размер197 Kb.
ТипДокументы

Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004)


Аналитическая записка представленная на круглом столе РИО-Центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» - Москва, 17 декабря 2004 г.


Алексей Демидов

МОО ВПП

ЮНЕСКО «Информация для всех»


Разработка национальной стратегии России по вопросам построения информационного общества безоговорочно важна и актуальна, но предложенный в тексте не вполне вразумительный статус («политический документ, представляющий видение руководства страны») не позволяет рассматривать его в качестве концепции политического, правового, экономического и социального развития всех трех секторов - государства, бизнес-сообщества и общественности по формированию российского сегмента информационного общества и его интеграции в киберпространство, через который Президент России, как один из подписантов Окинавской хартии глобального информационного общества, сможет заявить национальные приоритеты и прорывные направления Российской Федерации в рассматриваемой области.


После подписания Окинавской хартии в России произошли заметные сдвиги в развитии информационного общества (принятие и реализация программы «Электронная Россия», принятие ряда профильных законов, заметные успехи в создании ресурсов «Электронного правительства», образовательных порталов). Эти мероприятия, значительные успехи в отдельных отраслях (например, принятие и реализация программы информационного развития библиотек, информатизации школ и вузов), активное участие России в Программе ЮНЕСКО «Информация для всех», в ряде проектов 5-й и 6-й рамочных программ Комиссии Европейского Сообщества, позволяют признать активную позицию России.


Идеология и политика. Предложенный проект информационного развития России технократичен. Информационное общество рассматривается авторами как вспомогательное средство удвоения ВВП, т.е. как «довесок» к индустриализму. Здесь налицо непонимание самой природы информационного общества.


Развитие ИКИ провозглашается «высшим приоритетом» среди прочих направлений информационного развития. При этом развитие человеческого капитала, а также «формирование условий, способствующих производству и использованию информации и знаний во всех сферах жизни общества» отодвигаются на второе место. Остается неясным, какую конкретно деятельность будет обслуживать данная инфраструктура, и для чего она предназначена, если человеческий капитал не является для авторов главной составляющей в рамках движения к информационному обществу. Ст. 2 Конституции Российской Федерации гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Именно реализация прав граждан, обеспечение максимально благоприятных возможностей для хозяйствования и участия в культурной жизни должны быть основным критерием информационного развития.



Но даже в направлении 2 развитие условий производства и использования информации сведено к вопросам образования и овладения компьютерной грамотностью. В то время как лидирующие страны переходят к управлению инновациями в масштабах государства, поддерживают собственные инновационные центры, в которых налажен процесс по продуцированию и выводу на рынок венчурных инноваций, предлагаемое сужение понятия не может быть названо обоснованным.


Авторы утверждают, что создание ИКИ на всей территории страны «позволит повернуть основные потоки экономического и культурного обмена между АТР и Европой через российскую территорию, привлечь российские и зарубежные капиталы». Данный вывод является неубедительным. Если стимулирование реального сектора экономики и обеспечение условий для производства знаний не расцениваются как первичные задачи, то сколь угодно развитая инфраструктура не сможет создать благоприятный инвестиционный климат и привлечь интерес зарубежных инвесторов. Предположение о привлечении капиталов путем создания ИКИ выглядит бездоказательным также по той причине, что сами авторы упоминают иностранные вложения единственный раз (в направлении 1), когда говорят об иностранных инвестициях в развитие самой ИКИ.


В числе целей информационного развития России названо «становление и в последующем доминирование в экономике новых технологических укладов, базирующееся на… ведущей роли информационно-коммуникационной инфраструктуры в системе общественного производства, в социальной и культурной сферах». Таким образом, заявляется примат ИКИ над всеми сторонами общественной жизни.


Несомненно, что государство, в котором вся экономика жестко зависит от ИКИ, а «ведущую роль» в образовании, науке, культуре и социальном секторе играет техника, обречено на скорую утрату своих позиций. Такая экономика более всего подвержена сбоям. Культура, которая определяется функционированием инфраструктурного комплекса, не может быть признана культурой. Снабжение населения компьютерами не является полноценным приобщением к информационному обществу, а сама по себе возможность обмена данными никак не способствует формированию культурной среды


Авторы концепции обращают внимание на изменение рынка рабочей силы в ближайшем будущем, но ничего не говорят о трансформациях социальной структуры и ведущей роли производства знания в этом процессе.


Надо полагать, что авторы концепции каким-то образом учитывают европейский, в частности французский опыт, когда настойчиво указывают на ведущую роль государства. В российских условиях с этим нужно согласиться. Но тогда государство четко должно представлять себе те социальные страты, которые возникают в процессе становления «обществ знаний» и которые будут выступать основными субъектами реализации указанной стратегии в долгосрочной перспективе.


Во всяком случае, предложенный подход к решению задачи не является системным с точки зрения Декларации принципов и Плана действий WSIS.


Контент (Информационные ресурсы). Особо необходимо отметить, что в Стратегии не прописаны позиции по вопросам сохранения культурного и научного наследия в т.ч. цифрового (одного из самых богатых в мире), а также многоязычия - это для России с её этнолингвальным многообразием особенно важно.


Слабо прописаны вопросы всеобщего доступа к информации, интеллектуальной собственности в киберпространстве, формирования русскоязычного сегмента киберпространства, практически не уделяется внимание созданию и сохранению информационных ресурсов.


Может быть, стоит заложить в основу создаваемой национальной стратегии рекомендации, основанные на анализе мирового, международного и регионального опыта по построению сегментов информационного общества.


Это в первую очередь касается опыта единой Европы, где решение проблем построения информационного общества является стратегической задачей всего Евросоюза. Единая Европа сегодня это в первую очередь единое правовое, экономическое, культурное, образовательное, научное и коммуникационное пространство, основанное на согласованных и совместимых информационных стандартах и системах. При этом во главу угла ставится единая политика по доступу к знаниям, в первую очередь – к культурному и научному контенту.


В Европейском Сообществе реализуется программа e-Content и в настоящее время разрабатывается ее продолжение на 2006 – 2010 гг. Создание и сохранение информационных ресурсов, обеспечение открытого доступа к ним лежат в сфере ответственности государств – членов ЕС. На уровне Европейского Сообщества ведутся научные исследования и разработки, осуществляется координация деятельности, разрабатываются и внедряются общие стандарты, распространяется положительный опыт, осуществляется интеграция национальных информационных ресурсов для создания единого общеевропейского информационного пространства. Крупнейшими проектами Комиссии Европейского Сообщества по координации национальных стратегий в области создания и сохранения информационных ресурсов по культуре и науке и обеспечения доступа к ним являются MINERVA и MINERVA PLUS, в которых участвуют 25 европейских стран, Россия и Израиль.


В России национальная политика создания контента и обеспечения открытого и равноправного доступа к нему в настоящее время отсутствует. Соответствующих разделов нет в программе «Электронная Россия», а также во многих региональных программах, которые разрабатывались по модели федеральной программы. Отсутствует соответствующий раздел и в предлагаемой «Стратегии». Если не будет сформирована и реализована национальная политика России в области создания и поддержки высококачественных информационных ресурсов, по коммуникативным сетям будет передаваться только стихийно сложившийся контент сомнительного качества. Поэтому необходима как государственная поддержка создания и сохранения контента, так и привлечение внимания к этой проблеме бизнес-сообщества, в первую очередь, провайдеров сетевых услуг.


Российская национальная политика по созданию информационных ресурсов должна основываться на национальных интересах России, на конституционном праве граждан на информацию, на необходимости позиционировать Россию в мире как демократическое государство с богатым культурным, научным, образовательным наследием и потенциалом и способствовать интеграции России в глобальное информационное пространство.


В основу национальной политики могут быть положены такие базовые международные документы ЮНЕСКО как, Всеобщая декларация о культурном разнообразии, Рекомендации о развитии и использовании многоязычия и всеобщем доступе к киберпространству, Хартия о сохранении цифрового наследия, Декларация руководящих принципов по использованию вещания через спутники для свободного распространения информации, развития образования и расширения культурных обменов, манифесты ЮНЕСКО/ИФЛА о публичных и школьных библиотеках, об Интернете, Рекомендации по библиотечному обслуживанию подростков и молодежи, а также принятые и реализуемые Евросоюзом Рекомендация «О доступе к информации, находящейся в распоряжении государственных ведомств», Лундские Принципы и Лундский план действий, Манифест публичных библиотек (г. Оейрас) и др.


В формировании и реализации национальной политики по созданию информационных ресурсов важнейшая роль принадлежит сфере культуры и коммуникации, которая является не только потребителем ИКТ, но и одним из основных поставщиков электронных информационных ресурсов для науки, образования, культуры, коммуникаций, досуга, туризма. За последние 15 – 20 лет учреждениями культуры (библиотеками, музеями, архивами), киноиндустрией, средствами массовой информации (издательствами, телевидением, радио) накоплены значительные объемы электронных информационных ресурсов, создаются новые произведения в электронной форме. Однако этих ресурсов недостаточно для удовлетворения потребностей населения и профессиональных сообществ в высококачественной информации.


Формирование электронных информационных ресурсов должно включать в себя:

  • оцифровку образовательного, культурного и научного наследия, в том числе, полнотекстовую оцифровку книг и периодики, изображений, аудиовизуального наследия;

  • формирование баз данных, электронных каталогов открытого доступа, виртуальных музеев и выставок, электронных библиотек, электронных архивов;

  • создание новых виртуальных произведений; виртуальной реальности, трехмерных моделей и реконструкций объектов культуры;

  • перевод на современные платформы ранее созданных информационных ресурсов (конвертация, миграция);

  • создание ориентированных на пользователя информационных продуктов и услуг.


Наука и образование. Традиционные институты власти до сих пор неверно оценивают степень влияния научного сообщества в целом и университетского сообщества, в частности, как структур, непосредственно воздействующих на формирование будущего, особенно в лице творческой молодежи. Это происходит потому, что технократическое мышление политических менеджеров до сих пор настроено на восприятие мира через призму индустриализма, с его категориями ресурсной и энергозатратной экономики. В целом такое восприятие действительности неадекватно изменившимся социальным реалиям, ситуативно и обращено в прошлое.


Представляется, что Россия может и должна вступить в информационную эпоху, не будучи обремененной трудностями, ошибками и комплексами первых, подготовительных этапов, через которые прошли уже не только развитые, но и развивающие станы и страны, находящиеся в переходном периоде.


Специфически российский путь, на наш взгляд, состоит в том, что постиндустриальные интеллектуальные классы в стране уже существуют, хотя и в неявной форме. Их следует развивать, исходя из исторически сложившейся системы образования, культуры и науки. Это еще одна возможность отказаться от догоняющего развития, которую Россия, в очередной раз, может упустить.


Постиндустриальный knowledge class включает в себя целую совокупность социальных страт, группирующихся вокруг нескольких общих признаков:

  1. Уровень образования оказывается значительно выше большинства граждан, составляющих совокупную рабочую силу.

  2. Востребованность его представителей в разных структурных элементах социальной иерархии, а также исключительно высокая социальная мобильность. Воображение и творческий потенциал превращаются в основной ресурс для решения встающих перед страной задач.

  3. Приверженность целям самосовершенствования в большей степени, чем максимизации личного благосостояния.


Авторы существующего варианта концепции не чувствуют всей глубины этой проблемы. Формируя ценности, образование формирует будущее. От этого зависит успех или неудача любого социального проекта.


Во-вторых, трансформация должна начинаться не с институциональных изменений, а с прояснения места и роли образования в социальных процессах.


Россия должна стать образцом удачно построенного интеллектуального общества, которое вывозит за рубеж не «головы», а идеи.


Стало быть, система образования должна прекратить мыслить категориями индустриализма. Демассификация системы образования подразумевает переход от «массового производства» посредственностей к формированию специалистов, способных продуцировать идеи. Такие специалисты и являются уникальными, незаменимыми. Они более всего отвечают потребностям «общества знаний».


Медиаобразование. В Стратегии нет ни слова о значимости и необходимости медиаобразования (есть только слова об ИКТ-образовании, которое, по-видимому, в понимании авторов документа сводится опять-таки к техническим умениям пользоваться ИКТ-техникой). Между тем, как следует из документов ЮНЕСКО о медиаобразовании 2002 года, «Для осуществления главных целей медиаобразования ЮНЕСКО стремится активно содействовать: сравнительному анализу существующих в развитых странах методологий и методик медиаобразования (с последующим распространением наиболее перспективных из них); обучению медиаграмотности преподавателей, студентов, инструкторов, членов неправительственных организаций и ассоциаций и других заинтересованных лиц; официальной легализации медиаобразования в различных странах, разработке соответствующих учебных планов; созданию сборника кратких руководящих принципов медиаобразования, учебников и пособий для преподавателей и родителей, материалов, публикаций, наборов инструментария, адаптированного к региональным модулям); сотрудничеству различных медиаагентств, благотворительных фондов с учебными заведениями, неправительственными организациями, другими частными или общественными учреждениями, имеющими отношение к образованию и воспитанию; разработке и внедрению медиаобразовательных сайтов в Интернете для практиков, преподавателей и инструкторов (с условиями доступа к необходимым ресурсам); организации местных, национальных и международных медиаобразовательных форумов (с установленной периодичностью), связанных с учебными заведениями; созданию сети специализированных медиаобразовательных фильмов и фестивалей; консолидации существующих федераций, профессиональных ассоциаций и центров документации медиаобразовательного характера; публикации рекомендаций в поддержку общественных медиа (некоммерческих и коммерческих), рассчитанных на детскую и молодежную аудиторию; контролю над деятельностью медиа-агентств разных видов, чтобы гарантировать качество и доступ к средствам массовой коммуникации для молодежи и т.д.


Информационная культура. Джон Нейсбит еще в 1982 году в работе «Мегатренды» указывал, что всякая новая технология сопровождается компенсаторной гуманитарной реакцией. Это означает, что информационная культура должна превалировать над информационной грамотностью, но именно последнюю и отстаивают авторы концепции, опоздав, как минимум, на двадцать лет.


Россия в ЮНЕСКО в мае 2004 года заявила примат «информационной культуры», над «информационной грамотностью». Нам, наверное, есть смысл продвигать эту концепцию в первую очередь у себя в стране, не следую странам, которые не имеют необходимого потенциала в области образования, науки, культуры и коммуникаций. Фактически внедрение концепции «информационной культуры» может стать эффективным механизмом в преодолении цифрового разрыва


«Новый энциклопедизм» информационного общества требует преодоления разрыва между технократами (специализация без культуры) и гуманитариями (культура без специализации). Это – задача создания класса переводчиков-трансдисциплинарников, которые могли бы транспонировать исходные допущения и методологии из одной дисциплины в другую.


Руководствуясь именно такими принципами, можно вывести Стратегию на должный уровень, соответствующий требованиям современности.


Правовая и государственная политика. Некоторые из «приоритетных направлений и механизмов информационного развития» не выдерживают критики в качестве таковых: авторы «Стратегии», например, ограничиваются утверждениями, что вопросы правового регулирования использования Интернет «должны быть решены» (не объясняя, как именно решены, и чем продиктована необходимость такого решения); что институты защиты интеллектуальной собственности подлежат «дальнейшему совершенствованию» (хотя совершенствование любого правового аппарата является закономерными и естественным) и т. д. Подобные утверждения должны служить «концептуальной основой для разработки и систематической корректировки… программ информатизации», но для приобретения статуса концептуальной основы их очевидно недостаточно. Тем не менее, они сочетаются с четко определенными задачами информационного развития (построение «электронного правительства» для большей открытости государственной власти и пр.), и в данном отношении Стратегия вполне продуктивна.


Несмотря на то, что Стратегия должна иметь свойство общенационального «политического документа», разноуровневый, разноплановый характер «Приоритетных направлений» требует обозначить функции субъектов ее реализации и, прежде всего, конкретные функции государства.


«Приоритетные направления» должны быть обеспечены «ресурсами общества и государства», но основная часть действий в рамках каждого из них (1–5) может быть выполнена только органами власти. Субъектом реализации направления 6 (развитие нормативно-правовой базы), которым регулируются все остальные направления, может быть исключительно государство, — и в этой связи непонятен тезис авторов о том, что государство «должно играть активную роль в нормативно-правовом регулировании». Нормативные механизмы, обеспечивающие эффективное функционирование ИКИ, относятся к направлению 6, но включены в направление 1 как составная часть самой ИКИ, что представляется необоснованным.


Авторы вообще не предусматривают такой важной сферы управления информатизацией, как контроль со стороны государства за внедрением и использованием новых технологий, информационными системами и потоками, а также границы этого контроля. Данный раздел логично включить в направление 4 «Обеспечение информационной безопасности страны».


«Создание информационного миропорядка» (направление 5), выдвигаемое в качестве цели, выходит не только за рамки национальной стратегии, но и за пределы реальных возможностей отдельного государства. В то же время именно здесь должны быть прописаны позиции по участию России в WSIS, ЮНЕСКО, Совете Европы, СНГ, ШОС в части формирования согласованной международной информационной политики.


Взрывные темпы появления новой информации и ее исчезновения диктуют необходимость формирования надежных систем хранения, централизованного резервирования и копирования электронных и иных баз данных, а также определения правил доступа к ним. Между тем накопление и архивация массивов данных, системы их эффективного и своевременного использования и их нормативно-правовое обеспечение в Стратегии не рассматриваются.


Необходимо отметить, что многие пункты «Приоритетных направлений» (предпосылки и цели использования IT в различных сферах государственной деятельности; шаги по реализации Доктрины информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ 09.09.2000; принятие закона об электронном документообороте и совершенствование существующей законодательной базы; внесение изменений и дополнений в ФЦП «Электронная Россия (2002–2010 годы)» и т.д.) уже разработаны более детально и приняты в рамках Концепции использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 сентября 2004 г. №1244-р. Пунктом 2 распоряжения утвержден План мероприятий по реализации Концепции


Необходимо согласовать намеченные «Первоочередные действия по реализации национальной стратегии информационного развития» с разделами 3–6 Концепции и мероприятиями данного плана с тем, чтобы вписать предложения Стратегии в уже намеченную Правительством России схему внедрения и использования информационных технологий.


Интеллектуальная собственность. На настоящий момент российская правовая доктрина не выработала какой-либо определенной точки зрения на интеллектуальную собственность в киберпространстве. Принятые изменения и дополнения к российскому закону об авторских и смежных правах (ЗоАП) в 2004 году не внесли в решение этих проблем улучшений, а скорее создали дополнительные сложности. Это было подтверждено на проведенной нами VI Международной конференции «Право и Интернет».


Особо следует отметить, что отсутствие согласованной политики систем образования, науки, культуры и коммуникаций по разработке концепции электронной библиотеки.


Очевидно, что электронные библиотеки являются общедоступными, так как предоставляют доступ к электронным документам для всех категорий лиц. Между тем вызывает большое сомнение отнесение электронных библиотек к общедоступным библиотекам в смысле ФЗ «О библиотечном деле», по тем же самым признакам. Последними поправками к ЗоАП были внесены существенные изменения, некоторые из них имеют непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу.


Возможно, вариантом решения может быть законодательное закрепление в ст. 1 ФЗ «О библиотечном деле» нового типа общедоступных библиотек – общедоступных электронных библиотек. Определение электронных библиотек как общедоступных, связано в первую очередь с невозможностью объективного контроля над пользователями данных библиотек, а во-вторых, дает возможность заранее определиться со статусом этих библиотек.


Экономика. В Стратегии не упоминаются такие меры, как создание современных отечественных научно-производственных и проектных центров, кооперация научно-исследовательской сферы с институтами государства и экономики, системный подход в масштабах государства к использованию информационных баз проектов, разработок, изобретений, «ноу-хау», которые могут повысить конкурентоспособность российского производства через его реструктуризацию, облегчить горизонтальную и вертикальную интеграцию экономики.


Создание благоприятных условий для отечественного бизнеса оговаривается только в целях модернизации ИКИ (направление 1). В направлении 6 отмечается необходимость закрепления механизмов сотрудничества государственных предприятий и организаций с теми коммерческими структурами, которые работают на отечественном и мировом рынках ИК. Но сведение потенциала информационного развития к техническому усовершенствованию телекоммуникационных сетей при игнорировании знаниевых и инновационных активов государства недопустимо.


Доступ к информации. В «Стратегии» практически на рассматривается базовый вопрос формирования информационного общества о доступе к информации. Сегодня у России есть наработки в этом направлении. Реализуемая в нашей стране с 1998 года Минкультуры России, ФАПСИ, РФПР, Российским комитетом Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» при поддержке администраций субъектов Российской Федерации программа по созданию сети публичных центров правовой информации на базе общедоступных библиотек стала сегодня международно-признанной моделью доступа к социально-значимой информации. Её успешную презентацию Россия провела в ЮНЕСКО в 2003 году.


С принятием ЮНЕСКО «Рекомендации о развитии и использовании многоязычия и всеобщем доступе к киберпространству», а особенно «Руководящих принципов политики совершенствования информации государственной информации, являющейся общественным достоянием» всё мировое сообщество, и Россия соответственно, должны рассмотреть вопрос о новых подходах к формированию новой национальной политики доступа к информации. В то же время необходимо отметить, что у России есть норма Конституции о доступе граждан к информации, но нет закона и подзаконных актов, направленных на её реализацию.


Необходимо отметить, что целью вышеуказанных документов ЮНЕСКО является содействие совершенствованию государственной и муниципальной политики публичного доступа к государственной информации. Представляется, что повышение информационной открытости власти, прозрачности деятельности государственных органов и установление действенного общественного контроля за этой деятельностью также является для России сегодня одним из важнейших направлений совершенствования государственного и муниципального управления.


В частности документ ЮНЕСКО предлагает «Признать юридическую силу и аутентичность данных в электронных форматах» при соблюдении точности, своевременности и обновления информации государственных учреждений.


В то же время насущной проблемой в регионах Российской Федерации на современном этапе является не отсутствие законных оснований доступа к тем или иным информационным ресурсам, а локальное нормотворчество, произвольно устанавливающее ограничения на получение необходимых сведений. Это касается муниципальных и иных архивов, государственных предприятий и учреждений, органов власти в муниципалитетах, судов, пресс-служб должностных лиц и прочих инстанций, в которых действуют документально зафиксированные либо неформальные распоряжения, полностью противоречащие федеральному законодательству в части, касающейся доступа к открытым сведениям, аккредитации, выдачи справочных и подтверждающих документов и т.д.


Данный круг проблем непосредственно связан с общественной жизнью и относится к важнейшим проблемам информационной стратегии государства, т.е к рассматриваемой нами Стратегии.


Коммуникации. Разработчики Стратегии говорят о «ведущей роли государства в формировании стратегии консолидации всех слоев общества для решения информационных задач». Действительность не подтверждает это заявление. Проведенные например на региональном уровне в Архангельске исследования функционирования коммуникативной системы «Органы региональной государственной власти – сетевые СМИ – сетевые сообщества» показывают, что органы исполнительной, законодательной и судебной власти фактически не участвуют в прямом сетевом диалоге с избирателями. Общение подменяется однонаправленным информированием. Напротив, пользовательские сетевые сообщества проявляют высокую самостоятельность и инициативность, что подтверждает известный тезис Д. Нейсбита о том, что информационное общество строится «снизу – вверх», в отличие от общества индустриального.


Развивая мысль о «целенаправленной трансформации информационной среды в сетевые структуры организации жизни общества и государства», авторы «Стратегии…» по сути, предлагают экстраполировать идеи информационного общества на существующие социальные и медийные институты и практики. Это неправомерное упрощение задачи.


На самом деле всякая новая информационная технология сначала применяется обществом для решения насущных задач, а затем сама создает новые социальные структуры и механизмы. Поэтому и стратегия развития должна быть опережающей.


При этом важно иметь в виду, что информационное общество – это не надстройка к «обществу вообще», а вполне самостоятельная модель.


В построении политики коммуникаций в информационном обществе характерны децентрализация власти, увеличение роли местных инициатив и региональная самостоятельность, что плохо согласуется с современными российскими реалиями: тяготением к единой политической идентичности и стягиванием налоговых отчислений в федеральный центр. Это симптомы ренессанса индустриальной цивилизации и крайне невыгодные стартовые условия для «построения» информационного общества.


Информационное общество приносит глобальные изменения в социальную структуру: возникают сетевые сообщества, участники которых объединены скорее, общими интересами, нежели территориальными и профессиональными признаками. Классическая «социология групп» по отношению к ним работает плохо. Подходы, связанные с оценкой темпов и характера информационного развития, динамикой становления и политической активности сетевых сообществ, должны быть уточнены. Однако в российской науке эти разработки только начинаются.


Общими фразами прописана и та часть «Стратегии…», которая касается образования и ликвидации компьютерной безграмотности. Технологии бессильны там, где нет знания о том, как их применить. С очевидностью можно признать, что органы власти в центре и на местах не готовы стать организациями, предоставляющими информацию и легко вступающими в диалог с избирателями, а сами избиратели не готовы выдвигать такие требования к власти. Не сформирована коммуникативная культура, а потому концепция «отзывчивой бюрократии» остается теоретической моделью. Образовательный раздел «Стратегии…» должен быть дополнен предложениями о соответствующих изменениях в школьных и вузовских программах, и, прежде всего – курсами информационной культуры и основами «паблик рилейшенз» для государственных и муниципальных служащих.


Эти замечания, на наш взгляд, существенны, и не могут не учитываться при утверждении такого фундаментального проекта как «Национальная стратегия информационного развития».


Выводы. Представляется, что авторы совершают частичную подмену понятия информационного роста его технологическими и техническими аспектами, возлагая на информационную инфраструктуру несвойственные ей задачи, в результате чего все социокультурное измерение информационного развития оказывается полностью упущенным. Сделать большую часть положений «Стратегии» собственно стратегическими, показать значение информационного сектора для реформирования государства (в частности, для преодоления сырьевой зависимости бюджета, вывода отечественной науки на новый уровень) не удается.


Полагаем, что приведенные замечания могут служить конструктивной доработке Стратегии, и подчеркиваем первостепенное значение данного документа.




Похожие:

Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» iconОбразование для общества знаний и проблемы формирования информационной культуры личности гендина Н. И. Гендина Н. И. Образование для общества знаний и проблемы формирования информационной культуры личности (2004)
Гендина Н. И. Образование для общества знаний и проблемы формирования информационной культуры личности (2004)
Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» iconП. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография
Лубский А. В. В поисках гражданского общества в России (Рецензия: Кислицын С. А., Лощилов П. Г. Проблемы формирования гражданского...
Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» iconКонференция в Санкт-Петербурге охватила все направления деятельности юнеско: культуру, науку, образование, коммуникацию и информацию, сконцентрировав внимание участников на следующих проблемах: Построение информационного общества знаний: концепции,
России, в Санкт-Петербурге, прошла Международная конференция "юнеско между двумя этапами Всемирного саммита по информационному обществу"....
Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» iconПояснительная записка
Учитывая запросы информационного общества к формированию личности, а также увеличивающейся сложности в постижении окружающего мира,...
Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» icon«Маленькая библиотека в огромном мире»
Именно в библиотеке люди развивают навыки работы с информацией: от получения доступа к ней до оценки ее качества, что особенно важно...
Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» iconВопросы для собеседования
Расскажите о стратегии развития образовании в России и принципах образовательной политики
Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» iconПриказ №150 -о д. Тямша
В целях реализации Программы развития гимназии «Управление качеством образования на основе индивидуального стиля образовательной...
Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» iconПояснительная записка к образовательному плану моу сош с. Озёрки на 2008/2009 учебный год
Совершенствование образовательного процесса, определяющего личностный рост ученика и возможность его полноценного участия в общественной...
Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» iconФормирование познавательного интереса у учащихся к приобретению знаний по химии на основе кит
Своего развития выдвигает в качестве одной из основных задач, стоящих перед системой школьного образования, задачу формирования основ...
Проект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний» iconПротив абсурдизма в антиалкогольной пропаганде
От степени его развития зависит настоящее и будущее человека, удовлетворенность жизнью, полезность для общества. Имеется только один...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов