А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) icon

А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007)



НазваниеА. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007)
Дата конвертации23.09.2012
Размер61.8 Kb.
ТипДокументы




А.П. КОРОЧЕНСКИЙ


ЭТИЧЕСКИЕ «ТАБУ» В ЖУРНАЛИСТИКЕ:

САМОЦЕНЗУРА ИЛИ НРАВСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА САМООГРАНИЧЕНИЯ?


Короченский А.П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007).


В ходе дебатов по проблемам профессиональной этики журналистов и саморегулирования журналистского сообщества нередко можно услышать утверждения, будто выработка чётких этических «правил игры» в журналистике и следование им неизбежно порождают самоцензуру, ограничивающую свободу деятельности работников прессы и их творческое самовыражение.

Медийная практика и данные опросов работников прессы свидетельствуют о том, что самоцензура является одним из наиболее мощных регуляторов журналистской деятельности. Но является ли она этическим регулятором?

И.Дзялошинский характеризует журналистскую самоцензуру как “сознательно и добровольно принимаемое журналистом решение не интересоваться какими-либо фактами, а если вдруг они станут ему известны, не публиковать эти сведения”[1, с.285.]

К числу способов выработки у журналистов установки на самоцензуру исследователь относит:

- вовлечение в жизнь профессиональной корпорации путем приглашения на мероприятия с последующим участием во всяких оргкомитетах, комиссиях и других организационных формах общественного характера;

- предоставление возможных персональных льгот: медицинского, курортно-оздоровительного, хозяйственно-бытового обслуживания;

- представление к премиям, наградам и иным поощрениям внутрикорпоративного и общегосударственного характера;

- размещение платной рекламы и спонсорская поддержка;

- предоставление возможности пользоваться атрибутами причастности к “высшим сферам”, например, кремлевской “вертушкой”, фельдъегерской связью, пропуском в государственный орган и пр.

Приучение журналистов к самоцензуре осуществляется также через различные угрозы, под влиянием которых может выработаться определённая самозащитная линия профессионального поведения:

- угрозы отключения от каналов прямой или косвенной, легальной или нелегальной финансовой поддержки;

- угрозы информационной изоляции от определенного круга источников информации;

- угрозы бойкота со стороны коллег или исключения из элитных групп профессионального сообщества.

Кроме угроз, обозначенных И. Дзялошинским, следует упомянуть угрозы, связанные с возможным административным наказанием или судебным преследованием журналиста, его опасение стать жертвой криминальных посягательств на жизнь и благосостояние.

Не следует недооценивать также угрозу возможного обвинения в непрофессионализме и в недисциплинированности, ставящего под вопрос профессиональную пригодность журналиста.
В условиях внутриредакционного прессинга самоцензура является для рядовых журналистов способом избежать наказаний вплоть до увольнения по мотивам профнепригодности либо нарушения внутрикорпоративной дисциплины.

Самоцензура способствует культивированию конформизма в журналистской среде: “внутренний цензор предостерегает нас о том, что слишком многое поставлено на карту: наша репутация, наши семьи, наша карьера, наша работа... Он заставляет нас закрывать рот, трепетать и хорошенько все обдумывать, сохраняя улыбку на лице” [2, с.39]. Он вырабатывает искусство не говорить о том, о чем думаешь на самом деле, формирует ложное единство людей, действующих по определённому стандарту, сообщество персон с “граммофонными умами”, по выражению Дж. Оруэлла.

Когнитивные и поведенческие стереотипы, доминирующие в журналистской среде на том или ином историческом этапе её развития, также могут становиться источником самоцензуры журналиста, опасающегося предъявлять к опубликованию добытые достоверные факты, свои обоснованные версии и мнения, если они противоречат стереотипным воззрениям либо привычным ожиданиям коллег по редакции или журналистскому «цеху» в целом. У. Липпманн, в своё время критиковавший “Нью-Йорк Таймс” за недостоверное и враждебное освещение большевистской революции и последовавших за ней событий в России, отметил, что причиной тому явился не только контроль со стороны издателей или рекламодателей, но и “внутренний цензор” журналистов: “Над новостями в целом доминируют ожидания людей, работающих в редакциях... В общем новости из России рассматривались не с точки зрения того, что происходило, но исходя из того, что в них хотели увидеть эти люди... Главный цензором и главным пропагандистом были надежда и страх в умах репортеров и редакторов”[3, с. 6]. Появление на свет журналистского текста, контрастирующего с укоренившимися стереотипными представлениями и ожиданиями, может повлечь за собой осуждение его автора коллегами, вплоть до остракизма в отношении «самонадеянного строптивца», якобы противопоставляющего себя сотоварищам по «цеху».

Самоцензура является регулятором, механизм действия которого базируется на эксплуатации страха журналиста перед потенциальным наказанием либо ограничением его профессиональных возможностей и понижением социального статуса. Такой регулятор имеет скрыто-репрессивную природу. То есть, «сознательность и добровольность» выбора, упомянутая И. Дзялошинским в качестве атрибутов самоцензуры, в действительности ей не присущи.

Самоцензуру можно характеризовать как вынужденное самоограничение журналиста в его профессиональной деятельности – самоограничение, лишенное собственно этической основы. Если самоцензура является следствием боязни наказания, одним из проявлений несвободы, то культура нравственного самоограничения, определяемая не внешними давлениями, а базовыми моральными установками – продуктом свободного морального выбора журналиста, осознающего свой профессиональный долг и ответственность перед обществом и коллегами по «цеху».

В осознанном моральном выборе реализуется автономия журналиста как социально ответственной, внутренне свободной творческой личности. В. Бакштановский и Ю. Согомонов определяют моральный выбор как «акт автономии человека, его самоопределения в отношении: (а) той или иной системы (и подсистемы) норм и ценностей (определённой системы общих моральных ориентаций, прежде всего целей большого ранга, придающих смысл всей нравственной деятельности личности, определяющих её стратегию, «замысел жизни», жизненный проект) или (б) варианта конкретного поступка (во всех его составляющих: в постановке нравственной цели, принятии решения об адекватных цели средствах и в практическом исполнении морального решения, воплощении его в реальном действии, а в конечном счёте – в соответствующем намерению результате)». [4, с. 50-51]

Ситуация морального выбора возникает тогда, когда журналист оказывается перед несколькими вариантами реакции на объективные обстоятельства и должен добровольно отдать своё предпочтение одному из вариантов, отказавшись от других. Если журналист руководствуется морально-нравственными мотивами, его поступки представляют собой нечто иное, нежели самоограничительные манёвры с целью избежать наказания. Моральные мотивы, связанные с поисками правды и восстановлением попранной справедливости, принципиальный отказ от действий, наносящих ущерб невинным людям, нередко заставляют журналистов предпринимать «нелогичные» поступки, навлекающие на них всевозможные беды и неприятности. Речь идёт не только о классиках журналистики наподобие Г. Вальрафа, но и скромных работниках прессы, стремящихся честно выполнять свой профессиональный долг.

Именно морально-нравственные мотивы определяют рамки деятельности журналиста, сознательно следующего этическим требованиям профессии, в том числе и требованиям ограничительным. «Вне нравственного мотива нет и нравственного поступка, есть в лучшем случае «действие-операция», внешне соответствующие какой-либо норме» [5, С. 93] Прописанные в журналистских кодексах «профессиональные стандарты» – образцы и правила «корректного поведения», зачастую не имеющие собственно этической природы, превращаются в нечто отчуждённое от журналиста, если не наполнены нравственным смыслом. «Этика профессии заключается не в применении раз и навсегда установленного числа правил, а в постоянной ответственности за всё, что журналист делает в рамках своих профессиональных обязанностей [6, С. 201] – гласит кодекс профессиональной этики журналистов Швеции, страны с развитыми традициями саморегулирования. Сегодня даже самые подробные своды этических регулятивов не дают универсальных «подсказок» на все случаи жизни, поэтому по-прежнему столь ценной являются зрелая этическая культура журналистов – неотъемлемая часть их профессиональной культуры.


________________________________________


[1] Дзялошинский И. Нужен ли россиянам прямой доступ к информации?// Власть, зеркало или служанка? Энциклопедия жизни современной российской журналистики. СЖ РФ. Т. 2., М., 1998.

[2] Keane, J. The Media and Democracy. Polity Press. Cambridge, MA. 1993.

[3] Цит. по: Schudson, M. Discovering the News. Basic Books, NY, 1978.

[4] В. Бакштановский, Ю. Согомонов. Моральный выбор журналиста. М.: 2001.

[5] Там же.

[6] Швеция. Этический кодекс для работников прессы, радио и телевидения. // Профессиональная этика журналиста. Документы и справочные материалы. М.: 2004.


Об авторе: Короченский Александр Петрович – декан факультета журналистики БелГУ, доктор филологических наук, профессор, зав. кафедрой теории и истории журналистики. 308015. Белгород, ул. Победы, 85, корп. 17. Факультет журналистики.




Похожие:

А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) iconОб утверждении списка участников и состава жюри заключительного этапа региональной (краевой) олимпиады школьников по журналистике
Положения о региональной (краевой) олимпиаде школьников по журналистике и приказа департамента образования и науки от 14 декабря...
А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) iconПравовые и этические нормы общения в Интернет
Показ фрагмента какого-нибудь фильма с сюжетом похищения или повреждения информации
А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) iconЧетвёртое нравственное состояние или
...
А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) iconРаненый томик я нес до победы
Долг – категория нравственная. Память – категория нравственная и духовная. Они впрямую связаны между собой, и на связи их основано...
А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) iconАктуальность пакта рериха в современном мире*
Красоты. Культура есть синтез возвышенных и утонченных достижений. Культура есть оружие Света. Культура есть спасение. Культура есть...
А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) iconВопросы и задания по литературе в 6 классе Билет №1 Каким вы представляете себе труд писателя? Дайте определение понятию «конфликт»
Нравственная проблематика рассказа А. И. Куприна «Белый пудель» или «Тапёр» (по выбору учащегося)
А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) iconИскренность — это фундамент духовной жизни
Русская культура – открытая культура, культура добрая и смелая, всё принимающая и всё творчески осмысливающая
А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) iconЦинизм и кинизм: философско-этические аспекты
Причем большинство людей используют это понятие в своей повседневной речи, подразумевая под ним лишь одно содержание и значение....
А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) iconДокументы
1. /kult_lit_radugin/История античной культуры(2.3).doc
2. /kult_lit_radugin/Кризис...

А. П. Короченский этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? Короченский А. П. Этические «табу» в журналистике: самоцензура или нравственная культура самоограничения? (2007) iconПрограмма анализа (обоснование проблемы, цели, задачи, объект, предмет изучения, основные понятия, которые одновременно выступят в качестве категорий контент-анализа)
Этот метод позволяет объективно зафиксировать и количественно измерить некоторые характеристики текстов, визуальных или звуковых...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов