Проблемы методологии истории icon

Проблемы методологии истории



НазваниеПроблемы методологии истории
страница1/11
Дата конвертации12.10.2012
Размер2.16 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БРЯНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ АКАДЕМИКА И. Г. ПЕТРОВСКОГО


Ю. В. ЖУРОВ


ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИИ ИСТОРИИ


Брянск 1996

ББК 63.0 Ж92


РЕЦЕНЗЕНТЫ:

Н. И. Платунов — доктор исторических наук, профессор, г. Брянск

Н. И. Смоленский — доктор исторических наук, профессор, г. Москва

Журов Ю. В,

Ж92

Проблемы методологии истории. — Брянск: Издательст­во Брянского госпедуниверситета, 1996. — 144 с.

ISBN 5—88543—045—4

В книге рассматриваются актуальные проблемы методологии отечествен­ной и всеобщей истории: периодизации истории советского общества, критерии исторического прогресса, ряда узловых теоретических проблем истории России 1917—1920 гг. Она предназначена для студентов, аспирантов, преподавателей исторических факультетов, школ, всем, кто интересуется теоретико-методологи­ческими вопросами истории.

13ВЫ 5—88543—045—4

ББК 63.0

Издательство БГПУ, 1996


ПРЕДИСЛОВИЕ

Разделы, статьи настоящей книги не претендуют на исчерпы­вающее, законченное освещение поднятых л ней методологиче­ских проблем. Их задача ограничена: привлечь внимание истори­ков и других специалистов в области обществознания к ряду тео­ретико-методологических проблем.

На первое место в этом ряду автор поставил периодизацию истории советского общества, явления уникального и специфич­ного не только в истории России, но и всего мира. Не претендуя на истину в последней инстанции, в статье, посвященной этой про­блеме, сделаны попытки определения теоретико-методологических основ периодизации советского общества, сущностных характе­ристик и оценок отдельных этапов в его развитии.

В следующей статье предлагаемого читателю сборника выяс­няются связи понятия исторического прогресса с количественно определенными, конкретными общечеловеческими явлениями, при­сущими не только всему обществу, но и каждому человеку, таким, например, как его средняя продолжительность жизни. В статье ставится вопрос о введении средней продолжительности жизни в состав главных признаков и критериев исторического прогресса, даются дополнения к формулированию самого этого понятия.

В связи с рядом обстоятельств современной жизни, автор на­стоящей книги решил обратиться и к освещению поведения, по­зиции и их мотивов самых глубинных толщ и слоев народных масс страны — крестьянства России в переломный момент ее истории 1917—1920 гг.
У автора пет ни грамма сомнения в том, что исход Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны зависел от того, куда повернут крестьянские массы, за кем они пойдут, выработают ли они свою самостоятель­ную политическую линию, какие формы взаимоотношений и борь­бы с различными политическими группировками и режимами из­берут. Методологическим основанием для этого вывода явля­ется разностороннее выяснение таких процессов и явлений исто­рии российского крестьянства в 1917—1920 гг., частично и в 1921 г., как расстановка классовых и социальных сил в деревне, выяв-[3]ление в крестьянстве историко-социальных черт как единого це­лого и как уже распавшегося на отдельные, крупные части. В методологии истории российского крестьянства первых лет совет­ского общества важное значение имеет выделение и обоснование таких понятий как аграрно-крестьянская революция, буржуазно-демократические, революционно-демократические и социалистиче­ские тенденции в ней, первая и вторая социальные войны, общест­венные идеалы тогдашнего крестьянства и реализация их в про­граммах и действиях различных партий, революции и контрреволю­ции. Эти и многие другие методолого-теоретические проблемы ав­тор книги, основываясь на широко известном фактическом мате­риале, пытался разрешить или представить вариант своего реше­ния в самой большой статье сборника — «Революция и граждан­ская война в судьбах российского крестьянства».

Тесно связаны с этой статьей две другие: «Критические точки отечественной истории 1917—1918 гг.» и «К методологии исто­рии гражданской войны и интервенции в России». В первой рабо­те вводится понятие «критические точки истории» и на конкрет­ном фактическом материале нашей страны 1917—1918 гг. дается сущностная характеристика утого понятия, предпринимается по­пытка построения рядов этих критических точек, выясняются аль­тернативные возможности при выходе из того или иного критическо-кризисного состояния.

Во второй работе дается периодизация гражданской войны н интервенции, определяются сущностные черты каждого периода, выясняется динамика расстановки классово-социальных и поли­тических сил, характер противостояния воюющих сторон.

Главной целью предлагаемого читателю исследования, охва­тывающего большой спектр методологических проблем отечест­венной и всеобщей истории, является стремление совместить прав­ду истории с новейшими методологическими подходами в ее изу­чении. [4]

^ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРИОДИЗАЦИИ ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА

Вопросы периодизации исторического процесса в той пли иной стране являются одной из главных составляющих частей мето­дологии истории. Они же напрямую связаны с выяснением про­грессивного или регрессивного развития исторического процесса.

Критическое переосмысление истории советского общества — одна из актуальнейших тем современной исторической и социаль­но-политической науки и публицистики. Диапазон мнений здесь очень широк п разнообразен: от полного отрицания всяких черт прогрессивности в советском обществе до апологетики этого яв­ления мировой истории и приписывании ему качеств высшей точ­ки развития человеческого общества вообще и XX века в частно­сти. Столкновение и прямая конфронтация взглядов, выводов, концепций, резкий выход за рамки укоренившихся традиций вид­ны здесь невооруженным взглядом.

Сейчас очень активно пересматриваются отдельные факты, процессы, периоды нашего советского прошлого, но к пересмотру фундаментальных его основ, каковым является периодизация, еще не подошли. Очень много споров и вокруг советской модели социализма, под знаменем реализации которого и развивалась вся советская история. Ставится вопрос и так — был ли социализм в нашей стране? Да и вообще, является ли социалистическо-коммунистическая идея, теория, движение явлениями прогрессивны­ми в мировой истории?

Задачей настоящей статьи является попытка определения главенствующих, основополагающих, сущностных критериев в выде­лении этапов и периодов в истории советского общества.

Медленно, но достаточно настойчиво тема пересмотра нашей советской истории выходит на страницы отечественных научных и учебных изданий. Достаточно просмотреть только часть книг, вы­шедших в России в последние 7—8 лет, непосредственно освеща-[5]ющих эту проблематику,1 чтобы убедиться, что пересмотр ряда узловых тем и сюжетов истории советского общества построен на неопровержимых фактах и критически выверенных источни­ках. Правда, о широте и новизне источниковон базы большинст­ва этих изданий можно говорить пока что в весьма ограничен­ной степени, так как весь корпус источников, особенно спецхранов советских и зарубежных архивов, позволивших бы полно ос­ветить «белые» и «черные» пятна, а я бы сказал и дыры, нашей истории, все еще недоступны широким кругам ученых-историков и являются уделом для избранных.

Вот уже несколько десятилетий за рубежом широким потоком издается литература по различным проблемам истории советско­го общества. Здесь есть все — и откровенная фальсификация, на­целенная на подготовку и осуществление политико-идеологическо­го разрушения советского общества, и серьезные научные труды, авторы которых стремятся более или менее объективно разобрать­ся в поворотах, сложностях, драмах и трагедиях нашей истории.2 Однако, говоря о серьезных достоинствах этой зарубежной лите­ратуры, нельзя не отметить и главного ее недостатка — ограни­ченности источниковой базы. Если уж отечественным историкам до сих пор не доступен весь корпус источников, то зарубежным [6] тем более, поэтому им в подтверждение своих версий и выводов, как правило, приходится пользоваться второстепенными источни­ками, не дающими полного и всеобъемлющего исторического пред­ставления.

Однако, вся эта литература, отечественная и зарубежная, не дает ответа на вопросы: какие качественно отличные друг от друга этапы исторического развития мы прошли, когда же мы построили социализм и построили ли его, какой вариант социалистического общества у нас утвердился и в какой мере он социалистичен? Короче, на сакраментальный вопрос «Что же мы про­шли и куда шли?» еще не дан полный научно обоснованный и четкий ответ, соответствующий новым историческим знаниям. Ес­ли все уто перевести на язык науки, то можно сказать, что в исто­рической науке мы пока еще не подошли к пересмотру фундамен­тально-методологических основ изучения нашего советского прош­лого, каковой является периодизация. Нельзя не заметить и того обстоятельства, что если на серьезной научной основе проблемы периодизации советского общества не поднимались, то в области высказываний отдельных политических, общественных деятелей, публицистов здесь особого дефицита нет.

В то же время следует отметить, что попытки заняться этой проблемой в среде советских историков были. В шестом номере журнала «Вопросы истории» за 3988 г. была опубликована статья академика М. П. Кима «О периодизации истории советского об­щества». К ней предпослана ссылка редакции — «публикуется в порядке постановки проблемы», что, вероятно, можно было счи­тать побуждением начать дискуссию.3 Однако дискуссия по воп­росам периодизации истории советского общества на страницах этого журнала не состоялась. Автор настоящей работы, предло­живший «Вопросам истории» в конце 1988 г. свою статью «К во­просу о периодизации истории советского общества», получил че­рез полгода вежливый отказ с припиской: «Все поступившие в редакцию материалы по этой проблеме рассматривались комп­лексно. Их публикация па данном этапе признана нецелесообраз-[7]ной». Характерно, что статья М. П. Кима появилась в условиях уже развернувшейся дискуссии в журнале «Вопросы истории КПСС» о периодизации истории КПСС.4 Свое отражение дискус­сия находила и в массовой периодической печати.5

И хотя у историков гражданских (так часто называли исто­риков СССР), изучающих развитие советского общества, и у ис­ториков КПСС свои предметы исследования, их поиски нового в периодизации не могли не пересекаться в ряде важнейших узло­вых моментов проблемы. Академик М. П. Ким в своей статье ут­верждал, что «б периодизации истории советского общества долж­ны получить отражение органическая взаимосвязь и полное един­ство его истории и истории Коммунистической партии Советского Союза — истории народа и истории его авангарда... По всем принципиальным и глобальным проблемам исторического процес­са их полное совпадение несомненно».6

М. П. Ким, безусловно, прав, говоря об органической взаимо­связи истории советского общества и истории КПСС, однако вряд ли с ним можно согласиться о их «полном единстве», «несомнен­но полном совпадении». Вероятно, поэтому, так бурно и обнаде­живающе начавшись, дискуссия о периодизации истории КПСС не дала ничего существенного для разрешения проблем периоди­зации истории советского общества.

Определенное значение в формировании принципов периоди­зации истории советского общества имеет развернувшаяся на страницах журнала «Новая и новейшая история» дискуссия а пе-[8]риодизаиии новой и новейшей истории.7 Особо здесь следует от­метить размышления участников дискуссии о хронологическом начале новейшей истории и месте в нем первой мировой войны и Октябрьской революции; о «процессах социализации в XX в.»,8 о всемирном значении Октябрьской революции и отечественного опыта строительства социализма.

Новые подходы к периодизации истории советского общества представляют существенный методологический интерес в разре­шении целого ряда конкретно-исторических и теоретических про­блем отечественной истории XX в, для ученых и преподавателей, истории и других социально-политических и экономических наук. Новое разрешение вопросов периодизации может капитально по­мочь в разработке структуры школьных и вузовских учебников и учебных пособий по Отечественной истории XX в., лекционных и семинарских курсов, обобщающих монографий.

Наиболее правильные и эффективные решения в вопросах пе­риодизации советского общества могут быть найдены при при­влечении к разрешению этой проблемы самого широкого круга соседствующих с историей нашего Отечества XX в. обществоведов и гуманитариев — экономистов, философов, специалистов по со­циально-политическим теориям, юристов, социологов, специали­стов по всеобщей истории новейшего времени.

Новые подходы к периодизации истории советского общества не могут пройти мимо и не учесть тех крупнейших негативных мо­ментов и процессов в нашем прошлом, которые довольно широко освещались в печати в последние 30—35 лет. Однако учет этого нового, в основном, негативного материала, связанного с культом личности, сталинизмом, застойными явлениями, механизмом тор­можения, крупными ошибками руководства государства и КПСС в 30—70-х гг. и т. д., в конечном счете приведших к деформациям, социализма, должен быть взвешенным и трезвым. Здесь следует учитывать, что все эти многочисленные факты о деформации со­циализма в 30-е — начале 50-х гг., а также в 70—80-е гг., в исто­рической реальности значительной части которых не может быть сомнений, появившиеся в основном в периодической печати, пуб­лицистике и мемуарах, требуют еще глубокой фундаментально-научной обработки и обобщения. Здесь следует также учитывать, что все эти процессы и явления, паразитируя на живой ткани ис­торического процесса, на живом теле народа — творца истории, тормозя их развитие, все же не могли остановить их движения вперед и тем более повернуть его вспять. [9]

Существенные коррективы как научного, так и конъюнктур­ного характера в изучение и постановку проблемы внесла ликви­дация после 1991 года комплекса реформаторских начинаний, во-шедших в историю под названием «перестройка». И не только ее, но и всех основных качественных параметров, имевшихся в нали­чии в советском обществе на начало 90-х годов.

В поисках наиболее оптимальных решений проблем периоди­зации истории советского общества нельзя не учитывать и того открытия современного обществоведения последних лет, что су­ществовали и существуют альтернативные варианты построения социализма и путей, методов их реализации, что их было несколь­ко. Даже у В. И. Ленина их было два. Первый четко изложен еще накануне Октябрьской революции в его знаменитой работе «Гро­зящая катастрофа и как с ней бороться». Тогда В. И. Ленин писал, что «социализм есть не что иное, как ближайший шаг впе­ред от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государственно-капиталистиче­ская монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической».9 Второй изложен Лени­ным в 1923 г. в статье «О кооперации», где он отмечал, что «мы вынуждены признать коренную перемену всей точки зрения на­шей на социализм»10 и предлагал всеобъемлющую кооперацию всех отраслей экономики, всех укладов, всех конкретных форм производства, всего населения, а в конечном счете — социали­стического государства и социалистического уклада со всеми не­социалистическими производственными формами. «Строй циви­лизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией — это есть строй социализма»,— так писал В. И. Ленин.11

В построении этапности развития советского общества, в оп­ределении путей и шагов советского социализма огромное значе­ние имеет выяснение сущности современных переломных процес­сов в нашей стране и ряде зарубежных стран. Не ставя перед со­бой задачи исследования этих процессов, отметим лишь, что разновариантное толкование сущностных процессов современности, развернувшихся в нашей стране со второй половины 80-х гг., пря­мо отражается на общеисторической оценке всех предшествую­щих семи с половиной десятилетий Советской власти. Одни — ут-[10]верждают историческую прогрессивность пройденного советским народом пути, другие — их пока меньшинство и в основном это не специалисты-историки — отрицают целиком или в значитель­ной степени наличие прогрессивности в истории советского обще­ства. Автор настоящей работы принадлежит к первым, но это ни в коем случае не означает, что в данной работе отрицается нали­чие в нашей советской истории ряда трагических, остро критиче­ских и даже кризисных ситуаций, когда определенные политиче­ские и общественные группы, деятели и даже организации воль­но или невольно пытались задержать прогрессивное развитие на­шего общества, придать ему регрессивный характер.

В решении вопросов периодизации советского общества сле­дует исходить из той истины истории, что социалистическое обще­ство в СССР было создано, и главным гарантом в его построе­нии, существовании и развитии являлась КПСС и большая часть сложившихся в 50—80-е гг. государственных структур. Сразу же следует отметить, чго из целого ряда теоретических моделей со­циализма в конкретном советском, социалистическом обществе вследствие множества объективных и субъективных причин вне­дрялся далеко не самый лучший и не самый оптимальный вариант.

В последние годы хрестоматийное понятие социализма, социа­листического общества стало подвергаться критике и опроверже­нию и справа и слева, и сверху и снизу, а сама теория и практи­ка социализма стала объявляться очередной, ординарной соци­альной утопией. Некоторые политические деятели, вставшие у вла­сти в России и других государствах, образовавшихся на террито­рии СССР, стали заявлять, что в обществоведческой науке нет единства в определении социализма, и в связи с этим прямо или косвенно отрицали и отрицают необходимость основывать свою практическую деятельность на принципах социализма, даже в самых минимальных размерах.

Оснований для подобных заявлений современная реальность конца XX века представила великое множество. Такие постулаты и главные черты социалистического общества, закрепленные в последней Конституции СССР, как утверждение общественной со­циалистической собственности на средства производства во всех секторах народного хозяйства, социально-политическое и идейное единство общества, развитие и укрепление дружбы народов и т. д. в 1992—1995 гг. руководством России и других государств так называемого ближнего зарубежья нарушаются, отбрасываются в сторону и вообще исчезают из общественно-политической практи­ки, в том числе и в законодательном порядке. Об истоках и при­чинах подобной ситуации — разговор особый. Сейчас же попыта­емся сформулировать те основные сущностные черты социалисти-[11] ческого общества, комплексное наличие которых позволяет утвер­ждать о его реальном существовании.

Во-первых. Наличие такого уровня развития производительных сил, когда крупное машинное производство создает абсолютное большинство (не менее 80%) необходимых обществу средств и продуктов существования. Материально-техническую основу со­циалистического общества составляет механизированное и части­чно автоматизированное производство. Наличие единого народно- | хозяйственного комплекса в рамках определенного экономическо-го пространства, охватывающего все звенья производства, рас­пределения, обмена, — основа экономики социализма. Главной" целью развития и функционирования производительных сил со­циалистического общества должна быть человеческая направлен­ность, сам человек. Социализм должен обеспечить более высо­кий жизненный уровень трудящихся, чем тот, в условиях которо­го они находились до социализма. Постоянная деятельность по повышению материального благосостояния трудящихся — основ­ная задача социалистического производства, которая может ре­шаться только на основе постоянного научно-технического прог­ресса. Непрерывное перспективное наращивание производительных сил, производства общества — необходимая черта социализма.. Развитие социалистической экономики определяется государствен­ным народнохозяйственным планом.

Во-вторых. Отсутствие эксплуататорских классов и групп. Пре­следование законом всяких и любых форм эксплуатации, со сто­роны кого бы они не исходили: отдельных граждан или каких либо организаций, объединений, корпораций, государственных структур. Кроме всего необходимого продукта материальных и ду­ховных благ, производимого производителем, ему должно при­надлежать и не менее половины прибавочного продукта, приба­вочной стоимости. Только вторая и меньшая часть создаваемой трудящимися прибавочной стоимости может идти на различные общественные и государственные нужды, при согласии произво­дителей, закрепленном законом. Подобная распределительная система регулируется и осуществляется государством, при ней возможны и ограниченные рыночные отношения, зависимые от твердых регулируемых государственных цен. Последние должны устанавливаться в полном соответствии с чистой и потребитель­ской стоимостью, затраченной на производство и доставку до пот­ребителя конкретной продукции.

В-третьих. Общественная собственность на средства производства должна быть преобладающей среди различных, допускаемых законом, форм собственности социалистического общества. Соци­ализм начинается там, где общественная собственность составля-[12]ет более половины всех богатств страны. Общественная собствен­ность может реализоваться в самых различных формах — госу­дарственной, муниципальной, коллективной, долевой, акционер­ной арендной, смешанной и т. д. Государственная собственность не может превышать половины всей общественной собственности, она не может поглощать другие формы собственности, ее доля л объем регулируются законом. В социалистическом обществе допустима частная собственность только трудового происхожде­ния и без применения эксплуатации. Ее объем и зависимость от общественной собственности регулируются законом. Власть труда, трудящихся в системе социалистических производственных от­ношении достигается, во-первых, осуществлением прав собствен­ника каждого труженика предприятия, в зависимости от количе­ства и качества его труда, вложенного в это предприятие; во-вто­рых, в непременном участии в разделении прибыли предприятия (сверх зарплаты); в третьих, участием в управлении предприяти­ем, в формировании его управленческих структур. Наследование прав собственности носит ограниченный характер, если наследник не является работником данного предприятия.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11




Похожие:

Проблемы методологии истории iconКатегория «отдельное» и статус гуманитарных наук в: Проблемы гуманитарного познания. Новосибирск, 1986. С. 318–332
Интерес к методологии естествознания, господствовав­ший в советской философии более двадцати лет, ныне сме­няется выдвижением на...
Проблемы методологии истории iconСовременное общество и проблемы подготовки юриста Опубликовано
Бугаев К. В. Автор делает вывод, что для успешной конкуренции на Западе Российские специалисты должны быть обучены гораздо лучше...
Проблемы методологии истории iconРазвитие методологии исследования бюрократии
Вместе с тем поиск ведется в контексте двух фундаментальных проблем, поставленных буржуазной философской и социально-политической...
Проблемы методологии истории iconВ сб.: Проблемы методологии научных исследований. Новосибирск, 1982. С. 36-42
О возможности применения метода восховдения от абстрактного к конкретному в этологии
Проблемы методологии истории iconРанние этапы заселения Брянского края славянами
Проблемы отечественной истории и всеобщей истории. Сборник статей памяти Н. И. Платунова. В соавторстве с Чернышовым С. В. Брянск:...
Проблемы методологии истории iconСибирское областничество и сибирская рецепция концепции устойчивого развития (к истории ментальности)
Проблемы истории местного управления Сибири конца XVI –xx веков: Материалы четвертой региональной научной конференции. 11 – 12 ноября...
Проблемы методологии истории iconВ. А. Ацюковский начала эфиродинамического естествознания книга
В книге рассмотрены некоторые основные положения философии и методологии современного естествознания, в первую очередь, современной...
Проблемы методологии истории iconInformation Integration for Concurrent Engineering (iice) Отчет о методологии idef5 Подготовлена для: Armstrong Laboratory
Этот документ был подготовлен командой разработчиков методологии idef5 в рамках концепции iice
Проблемы методологии истории iconПредисловие В. Б. Губин о методологии лженауки информация во Вселенной Синергетика как новый пирог Анти-«Дао физики» Фантазии в уфн о парадоксе эпр о методологии плюрализма удк 536
«западного» экспериментального метода познания в физике восточной медитацией, а также плюрализма как методологической основы познания...
Проблемы методологии истории iconИ н. Багдасарян В. Э. Закат Америки Статья
Статья опубликована: в сб.: Армагеддон: Актуальные проблемы истории, философии, культурологии. М., 2001. Кн. 9 (январь-март)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов