Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому icon

Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому



НазваниеДомовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому
Дата конвертации15.09.2012
Размер218.83 Kb.
ТипДокументы

Дракон


Автор-Дракон


– Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! – закричал я, подойдя к дому.

Под крыльцом что-то зашуршало, и как всегда непонятно откуда, вдруг появился Домовой. Вид у него был всклокоченный и сонный. Потягиваясь, он недовольно пробурчал:

– Ты чего среди ночи расшумелся? Мало того, что шатаешься неизвестно где по ночам, так ещё и орёшь! Пришел поздно, так проберись потихонечку, да спать ложись. И что ж мне за хозяин такой непутёвый достался!

– Да проснись же, наконец! Протри глаза-то! Смотри, кто со мною пришёл.

– Ух, ты!.. – воскликнул Домовой.

Глаза его раскрылись и засверкали золотым светом.

– Где ты его нашёл? Я думал, они повывелись давно. И Леший мне говорил, что никогда их не видел. Вот здорово! Ты откуда взялся? – спросил Домовой моего нового знакомого,

– Откуда, откуда! Издалека, вот откуда. Летел, летел, решил пешочком пройтись, а тут этот идет, – кивнул он на меня, – Дай, думаю, пугну его маленько, а он не испугался. Он что, всегда такой храбрый?

– Да не припомню, чтоб он чего-нибудь, или кого-нибудь испугался, – пробормотал Домовой, продолжая с интересом разглядывать гостя.

– Домовой, ты поговори пока с нашим новым знакомым, а я ребят разбужу. Надо же им такое чудо показать! – сказал я и вошёл в дом.

– Ребята! Просыпайтесь скорее! Ну, вставайте, вставайте!

– А, что?! – вскочила Настя. – Чего, пап? – заморгала она сонными глазами.

– Вставай скорее! Накинь что-нибудь и выходи на улицу.

– Зачем?

– Там узнаешь. Ну, скорее, скорее! Алёш! Проснись! – но Алёша только промычал что-то во сне и повернулся на другой бок.

– А одевать чего-нибудь надо? – пробормотала Настя совершенно ещё сонным голосом.

Она стояла на кровати в ночной рубашке и тёрла кулаками глаза. Судя по вопросу, она совсем ещё не проснулась.

– На, держи! – я бросил ей джинсы, – Сапоги – около печки, а сверху телогрейку мою накинь – вон, на стуле висит.

Я ещё раз потормошил Алёшу, но он спал беспробудным сном. Настя возилась с левым сапогом.

– Что там у тебя? Давай скорее! – поторопил я её.

– Молния застряла, помоги, пожалуйста!

Я подошёл и застегнул упрямую молнию. Сняв со стула телогрейку, протянул ей.

– Держи. Одевай, и пошли! Алёшку нам, наверное, не разбудить. Расскажем ему потом.

– А что там? – Настины глазки, теперь почти проснувшиеся, заблестели любопытством.

– Иди, иди! Только, смотри в пасть ему не залезай – она у него большая!

– Там что, медведь, что ли? – Настя осторожно приоткрыла входную дверь и выглянула на улицу, – Здесь нет никого! Папка, ты что, обманул меня, что ли? Ух, какая лунища!

– Выходи, выходи! Они за углом стоят.


– Что-то ты хитришь! То говорил – ОН, а теперь говоришь – ОНИ.

– Ничего я не хитрю, – сказал я, спускаясь за Настей по ступенькам крыльца, – Они – это Домовой и наш Гость. Да иди, не бойся! Он тебя есть не будет, он лунным светом питается, – успокоил я дочь, увидев, что она остановилась около угла веранды.

– А я и не боюсь! – сказала Настя, и храбро шагнула вперёд.

– Ой! – воскликнула она и спросила восторженным шёпотом:

– Домовой! Это кто?!...

– Ты что, сама не видишь?... Красивый, правда? – не оборачиваясь, ответил Домовой.

Он действительно был очень красив при ярком свете полной луны. Чешуя блестела и переливалась, вспыхивая при каждом его движении, голубыми, зелёными и золотистыми искрами. В огромных глазах светились те же цвета, струящиеся, словно языки пламени.

– Дракон! Папка! Настоящий дракон!! – воскликнула Настя и в восторге захлопала в ладоши, – А можно я его потрогаю?

– Это ты у него должна спросить, – ответил я.

– А как тебя зовут? – обратилась Настя к дракону. Дракон вздохнул, высунул длинный язык, прошипел что-то, взглянул, прищурившись, на Луну и сказал:

– Ты не сможешь произнести моё имя. Его можно сказать только на нашем, драконьем языке.

– А как же тебя тогда называть?

– Ну… Придумай мне какое-нибудь имя...– сказал, немного подумав, дракон.

– Дракоша! – тут же воскликнула Настя, – Дракоша тебе нравится?

– ... Д-ра… Др-ррр-рра-а!! – рыкнул дракон и тут же зашипел, – Ко-шшш-ша! Дракошша.… А ведь неплохо вышло! Это имя мне нравится – оно и рычит, и. шипит – здорово придумала!

– Дракоша, а можно тебя потрогать? – спросила Настя.

– Можно, конечно! – весело ответил тот, и подмигнул одним глазом.

Настя подошла вплотную к Дракоше, и погладила его блестящий бок.

– Здорово! Кажется колючей, а потрогаешь – гладкая, и не очень жёсткая!

Дракоша наклонил голову к Насте и лизнул её руку.

– Ой! А язык-то какой! Как будто мокрый и сухой сразу. И мягкий, и шершавый! А у тебя крылья есть?

– Конечно, есть! Какой же дракон без крыльев – это ж крокодил какой-то будет, а не дракон!

– А у тебя большие крылья?

– Нормальные. Не маленькие, и не большие.

– Ой, Дракоша, покажи, какие у тебя крылья! – попросила Настя, – А то я никогда не видела драконьев крыльев!

– Крыльев драконьих не видела! Вот, даёт девчонка! – ехидно заметил Домовой, – Можно подумать, что ты драконов каждый день встречаешь!

– Да ладно, что ты к словам цепляешься! – вступился за Настю Дракоша, – Мне не трудно… – и, оглянувшись вокруг, добавил, – Только здесь места мало.

– Как – мало! – изумилась Настя, – Поляна-то, смотри, какая большая!

– Это для тебя – большая. А я на этой поляночке и одного крыла развернуть не смогу…

– Вот это да! – восхищённо произнесла Настя и на минутку задумалась. Вдруг она встрепенулась, и я понял, что она что-то придумала. И точно, она решительно повернулась к воротам и сказала:

– Пошли на футбольное поле! Там-то уж, точно, места хватит. И Дракоша нам свои крылья покажет!

Мы с Домовым переглянулись, и посмотрели на Дракошу – что он скажет на это предложение? Дракоша посмотрел на нас, потом на Настю, которая уже пошла к воротам, подумал, и сказал:

– А почему бы и нет? Пошли...– и двинулся следом за Настей.

– Слушай, Дракон, я только что протопал семь километров от станции, может, подвезёшь? – сказал я в надежде, что удастся прокатиться на драконе. Я хитрил, конечно. Хоть я и прошел семь километров, но уж до футбольного поля, которое находилось метрах в трехстах от нашего участка, дойти мог. Но уж очень хотелось прокатиться на настоящем драконе!

– О чём разговор! Залезай! – ответил Дракоша, – И ты, тоже! Если хочешь, конечно! – обратился он к Домовому.

– А что! Мне на драконах кататься не доводилось! – откликнулся Домовой и полез вслед за мной на Дракошу. Но тут вышла закавыка: ни я, ни Домовой, не могли залезть по гладкому боку дракона. Дракоша понаблюдал немного за тем, как мы съезжали с его круглого бока, и со смехом сказал:

– Так, у вас, пожалуй, ничего не получится! Давайте попробуем по-другому, – Дракоша согнул свой гибкий хвост так, что конец его оказался рядом с нами, – Садитесь!

Домовой и я уселись на хвост, и Дракоша поднял нас к себе на спину.

– Уселись? Ну, тогда поехали! – и мы верхом на драконе помчались вдогонку за Настей.

Дракоша проскользнул через открытые ворота, которые я не стал закрывать, когда мы с ним пришли сюда, и понесся догонять Настю.

Ощущение от верховой езды на драконе нельзя было сравнить ни с чем. Вокруг мелькали ветви деревьев, а подо мной струилось сильное и очень гибкое тело.

Вот Дракоша нагнал Настю. Она оглянулась, и, увидев Домового и меня верхом на драконе, закричала:

– Ой, я тоже так хочу! Дракошечка, можно я тоже на тебя залезу?

– Залезай, залезай! – ответил Дракоша и, так же, как и нас, поднял Настю к себе на спину.

– Поехали, Дракоша! – попросила Настя.

– А куда?

– Да по этой дорожке прямо на футбольное поле и попадём!

– Держитесь!

И снова под нами заструилось драконье тело, а ветки замелькали вокруг. Через несколько мгновений мы выскочили из леса на футбольное поле.

– Здесь, что ли? – спросил Дракоша и остановился.

– Здесь, здесь! – воскликнула Настя и съехала по гладкому боку Дракоши на землю. Следом за ней съехал я, а затем и Домовой.

– Здо́рово! – сказал Домовой, – Я думал трясти будет, а ты везёшь, словно в колыбели качаешь!

– Ну, покажи, пожалуйста, свои крылышки, Дракоша! – попросила Настя, – Здесь-то тебе места должно хватить?

Дракон оглянулся и пробормотал:

– Да, вроде, должно...

С громким хлопаньем, шуршанием и немножко звоном дракон раскинул в стороны свои крылья. Настя с изумлением смотрела, как почти всё футбольное поле оказалось накрыто огромными полупрозрачными крыльями.

– Вот это да-ааа! – сказала она, и пошла прочь.

– Насть! Ты куда? – спросил я.

– Как куда? Крылья мерить!

– Чем мерить? Как? – не сообразил я сразу.

– Как – чем? Шагами, конечно!

Минуты три – четыре мы ждали её возвращения. Когда она снова подошла к нам, то сказала:

– Пап! Ты представляешь, пятьдесят три шага! Вот это крылышки! А красивые-то какие! Вы только посмотрите! На них же радуга!!!

Крылья дракона, освещенные яркой Луной, действительно переливались всеми цветами радуги. Зрелище было необычайно красивое.

– Ну, посмотрели? Понравилось? – спросил Дракоша с довольным видом.

Чувствовалось, что ему ужасно приятно, что он нам так нравится. Шевельнув ещё несколько раз крыльями, отчего по ним пробежало несколько радужных волн, он сказал:

– А вот ещё, посмотрите!

Он весь напрягся, вытянулся, крылья его выпрямились и стали на вид совершенно твёрдыми. Вдруг Дракоша встряхнулся и с заднего края крыльев и с кончика хвоста посыпались разноцветные искры – красные, жёлтые, зелёные, голубые. Это было прекрасно и немного даже страшно.

– Понравилось? Ну, хватит на сегодня! – сказал Дракоша и с громким хлопком сложил крылья. Они так плотно сложились, что их стало почти не заметно. Это было удивительно – такие огромные крылья, и так прячутся.

– А тебе летать трудно? – спросила Настя.

– Ты задаёшь очень странные вопросы! Я никогда не думал об этом – летал просто и всё!

– А когда ты летать научился? Когда ещё маленький был, или когда уже вырос? – Настино любопытство, как всегда, было безгранично.

– Да сколько себя помню, столько и летать умею, – ответил Дракоша, – мы, драконы, как только на свет появимся, сразу летать умеем. Правда, сначала это у меня не очень хорошо получалось. Я тогда больше любил с какой-нибудь высоты вниз слетать.

– А ты что, по деревьям лазать умеешь? – удивилась Настя.

– Ну, когда маленький был, у меня это неплохо получалось. Я от родителей всегда на деревьях прятался – у нас игра такая была – догонялки - отыскалки. А когда подрос, перестал, конечно, на деревья забираться.

– Почему? – не унималась Настя.

– Ну, девчонка! Сколько раз тебе говорил – сначала подумай, а потом уж спрашивай! – вступил в разговор Домовой, – Ты посмотри на него! Какое ж дерево его выдержит?

– Ой, правда! А я не сообразила сразу, – ответила Настя, нисколько не смутившись, – А сколько тебе лет, Дракоша?

– Лет?.. Не знаю... Мало ещё...

– Как, мало? Пять? Семь? Ну, сколько, скажи!

– Да нет, не пять и не семь, конечно! Больше.

– Ну, ты скажешь, тоже! Пять, семь! – снова подал голос Домовой, – Да он в семь лет с твою руку размером был! Сказала бы – пятьсот-семьсот. Это было бы больше на правду похоже! В таком возрасте Дракон ещё молод, но уже начинает в полную силу входить.

– Как, семьсот?!! – возмутилась Настя, – Дракоша ведь сам сказал, что ему мало лет!

– Так это для тебя, Настя, семьсот лет – много, – сказал Дракон, – А мы долго живем. Гораздо дольше, чем вы, люди! Я думаю, Домовой правильно сказал – мне лет семьсот.

– Что значит – ты думаешь? Ты что, не знаешь, сколько на свете прожил? – Настю очень удивило, что этого можно не знать, – Разве можно жить, и не знать, сколько прожил?

– А зачем? – удивился дракон, – Живёшь себе, и живёшь… Зачем годы считать? От этого что, лучше живётся? Это вы, люди, всё считать привыкли. А мы по-другому живём. Живём и радуемся. Для чего нам годы считать? Правильно я говорю, Домовой?

– Конечно! Из нашего народа только мы, домовые, немного за годами следим. Да и то, только потому, что рядом с людьми живём. А лешие, водяные, русалки и все остальные лет не считают – живут и всё…

– Здорово! Семьсот лет?... – задумчиво сказала Настя, – Вот бы мне так!.. Дракош! А у тебя зубы есть? – неожиданно для всех спросила она.

– Ну какой же дракон без зубов?! – усмехнулся Дракоша.

Он открыл свою пасть, в которой блестели ровные жемчужно-белые зубы, и наклонил голову к Насте, чтобы она могла получше рассмотреть. Настя осторожно пальчиком потрогала один из драконьих зубов.

– Острые! – радостно воскликнула она, – А почему они не чёрные?

– То есть как, чёрные? Почему же они должны быть чёрными? – удивился Дракоша.

– Как почему? Ты же ведь дракон? – спросила она, – Ты же ведь настоящий дракон, правда?

– Дракон. Ну и что? Почему же у дракона должны быть чёрные зубы? – никак не мог понять дракон.

– А потому, что драконы огнём плюются! – уверенно произнесла Настя, – Вот, почему!

– Ну и что? – по-прежнему не мог понять Дракоша.

– А то, что зубы закоптиться должны! – радостно сообщила Настя, и с торжествующим видом оглядела всех нас.

– А ты, правда, можешь огнём плеваться? – заинтересованно спросил Домовой.

– Могу… – ответил Дракоша.

– Ой! Дракошечка, покажи! – захлопала в ладоши Настя.

– Да, вот, смотри!...

Дракоша прикрыл глаза, затем открыл – в них струились золотые и красные искры. Потом поднял голову, чуть приоткрыл рот, дунул – и на нас полетела струя синего с зелеными проблесками пламени.

– Ай! – завизжала Настя, и бросилась, было, бежать.

Но не успела она сделать и двух шагов, как пламенное облако охватило нас всех – и Настю, и Домового, и меня.

– Ух, ты-ыы! – восторженно закричала моя дочь, – Огонь-то не горячий совсем! А казалось – сразу сгорим!

– Да ты посмотри на себя! – со смехом сказал Домовой, – Ведь ты же горишь!

– Ой, правда! – Настя разглядывала свою руку, по которой бегали жёлтые, зелёные, голубые и красные огоньки. Она растопырила пальцы, и с них стали соскакивать зелёные и жёлтые искры, – Красиво как! Пап, а с тебя тоже искры спрыгивают?

– Тоже! – ответил я, и направил на неё палец, – Смотри!

С моего пальца соскочила огромная голубая искра и полетела к Насте. Она поймала этот голубой огонь двумя руками, и он покрыл её словно прозрачный светящийся скафандр.

– Настя! Ты посмотри, каким наш Домовой красивым стал! – кивнул я в сторону домового.

– Он же весь сверкает, совершенно весь! – восхитилась Настя.

Надо сказать, что восхищаться было чем. Вся шёрстка на Домовом поднялась дыбом, отчего он стал похож на продолговатый шар с сияющими от восторга золотыми глазами. Но самое интересное было то, что каждая шерстинка на его теле заканчивалась маленькой искоркой. Искорки эти мерцали и переливались разными цветами. Это было удивительно красиво и интересно.

– Ой, Дракоша, какой ты молодец! Как здорово ты умеешь!!.. А ты меня можешь научить огонь пускать? Ну хоть чуть-чуть! – обратилась Настя к дракону.

– Не знаю... Мне как-то не приходилось этому никого учить..

– Ну, Дракошечка! Ну, миленький! Ну, пожалуйста! – Настя прижалась к дракону и гладила его рукой, с которой всё ещё соскакивали искры.

– Попробовать, конечно, можно, но... – замялся Дракон.

– Я буду хорошо учиться! Честное слово! – Настя поняла заминку по-своему, – Я буду очень стараться, и делать всё, что ты скажешь!

– Да нет, дело совсем в другом...

– А в чём? – удивилась она.

– Ну, во-первых, мне надо узнать, как тебя можно этому научить. Я же не знаю, как это делается. А как меня самого учили, я уж и не помню. Помню только, что делается это безлунной ночью.

– А во-вторых?

– Во-вторых, для этого нужна русалка. У тебя есть знакомая русалка?

– Есть! Даже целых три! А зачем русалка? – поинтересовалась Настя.

– Чтобы огонь сделать холодным, а то обжечься можно, – пояснил дракон.

– Понятно. А что ещё нужно?

– Да, в общем, больше ничего, кажется, – сказал дракон и подмигнул Насте одним глазом.

– Здорово! Давай скорее учиться! – Настя от нетерпения начала даже подпрыгивать на месте.

При каждом прыжке от неё отскакивало целое облачко мелких жёлтых и зелёных искорок. Заметив это, она сказала:

– Смотрите, как красиво! – и подпрыгнула ещё несколько раз, специально, чтобы показать, как это получается, – Нравится?

– Нравится, – ответил я, и хлопнул в ладоши, отчего вместо хлопка из моих ладоней вылетел целый клуб искр, и окутал меня с головы до ног,Я бы тоже, пожалуй, научился этому!

– Ну, что ж, осталось только безлунных ночей дождаться, – сказал дракон, – А за это время я как раз узнаю, как вас этому научить, – и обратился к Домовому, – Домовой, когда безлунные ночи наступят?

– Дней, через десять-двенадцать – ответил Домовой.

– Ой, как жалко! У нас же каникулы через три дня кончаются! – огорчилась Настя, – Мы же в Москву уедем... Пап! Ну как же мы с Дракошей встретимся?

– Скажи-ка, Домовой, а сколько продлятся эти ночи без Луны? – спросил я Домового, – Ночей пять-шесть будет?

– Примерно так, – ответил Домовой.

– Отлично! А скажи теперь ты, Дракон, – обратился я к дракону, – Сколько нам понадобится времени, чтобы научиться огонь пускать, как ты думаешь?

– Ну, это в основном от вас зависит – как учиться будете. Но вообще-то, это не очень сложно. Думаю, управимся за одну ночь, – ответил дракон.

– Вот и отлично! Приедем сюда в субботу через две недели. Это будет вторая безлунная ночь. Правильно я посчитал, Домовой?

– Не совсем. Это будет третья безлунная ночь, – отозвался Домовой.

– Ну, вот и договорились, – сказал Дракоша, – Я всё узнаю и научу вас. А теперь мне пора.

– Как, пора? Уже? – огорчилась Настя.

– Ну да, меня же ждут! – объяснил дракон.

– Кто?

– Мои брат и сестра. Мы вместе полетели прогуляться, а потом мне захотелось осмотреть эту местность – я здесь ещё не бывал. А им было интереснее Большой Город посмотреть.

– А ты почему не полетел с ними? – спросила дракона Настя.

– Потому, что я города не люблю. Там пахнет плохо. Я ещё не научился дышать плохим воздухом.

– А как же твои брат с сестрой? Они что, научились?

– Да, они уже умеют. Они же старше меня. Так вот, когда я решил лететь в эту сторону, мы договорились, что встретимся там же, где расстались, когда Луна наполовину спустится. Посмотри сама – мне уже спешить надо, а то опоздаю. Но ты не огорчайся – мы же договорились встретиться снова!

– Дракоша! А ты прямо отсюда полетишь? – спросила Настя.

– Нет, здесь места мало, – ответил Дракоша, и понюхал воздух, – А ветра нет.

– А зачем тебе ветер? – удивилась моя дочь.

– С ветром легче взлетать. Я же не могу у самой земли крыльями взмахнуть. Поэтому приходится сначала подняться немного. А для этого ветер нужен. Или разбежаться сильно, – объяснил дракон.

– Это вам всегда так трудно взлетать? Тогда вам дома целый аэродром нужен, – заметила Настя.

– Да нет, не всегда. Очень удобно прыгать с горы. Мы живем в горах – там очень удобно и взлетать и приземляться. А что такое – аэродром? – поинтересовался дракон.

– Это место, где самолеты взлетают и садятся на землю – объяснил я дракону – ты видел, наверное, самолеты? Это такие большие металлические птицы, только крыльями не машут, и воздух после них плохо пахнет.

– Знаю, знаю! – кивнул дракон, – Не люблю я их: шумят и воздух портят. Ну, ладно, мне пора!

– Дракоша, а можно мы тебя проводим? – спросила Настя.

– Можно, конечно! Я только рад буду – ответил дракон и предложил:

– Давайте я вас прокачу на прощание?!

– Ой! Давай, давай! – радостно захлопала в ладоши Настя, разбрызгивая вокруг голубые и розовые искорки.

Дракоша посадил нас к себе на спину и заскользил к дороге, на которой мы с ним повстречались. Не успел я и двух раз вздохнуть, как мы уже промчались через деревню и оказались на дороге. Дракон остановился и сказал:

– Ну, что ж, друзья, надо прощаться!

Мы соскользнули на дорогу, и подошли к голове Дракоши.

– До свидания, Дракон! – сказал я, – Не забудь, мы встречаемся.

– Помню, помню!

– Счастливого полета! – пожелал дракону Домовой, – Не забывай нас! Мы будем ждать!

– Как же я вас забыть смогу? С вами хорошо и интересно! До встречи, Домовой!

– Дракош! А долго я искрами стреляться буду? – спросила Настя.

– Да нет! Это скоро пройдет. Смотри, какие они уже маленькие стали. Пока до дому дойдёшь, совсем пропадут.

– Жалко... Я Алёшке хотела показать…

– Уж потерпи немного, скоро сама научишься, и огонь, и искры пускать – утешил её дракон, – До свидания, Настя!

– До свидания. Дракошечка! Прилетай поскорее! Дракон принюхался и пробормотал:

– Ага, ветерок появился! Стало быть, бегать не придется!

Он отодвинулся от нас шагов на пятнадцать и с треском развернул свои радужные крылья. Затем он приподнял переднюю часть тела, замер в такой позе на мгновение, и вдруг плавно оторвался от земли. Когда он поднялся раза в два выше телеграфного столба, он начал медленно помахивать крыльями. Поднявшись ещё выше, он взмахнул своими огромными крылами так, что даже нас ветром обдало, и быстро взмыл ввысь. Он сделал над нами круг и с неба донеслось:

– До встречи, друзья! Счастливо оставаться!

Мы помахали ему вслед. Скоро он пропал в ночном небе. Я посмотрел на Настю, и заметил, как в лунном свете блеснула на её щеке слёзка.

– Что ты, Настёна? Он же снова прилетит!

– Да-аа! А всё равно жалко...

– А как там Алёшка-то? – забеспокоился Домовой, – Вдруг проснётся, а в доме нет никого! Как бы не испугался! Пошли скорее!!

И мы пошли домой. Войдя в дом, мы обнаружили, что Алексей лежит и читает книгу.

– Ты чего не спишь? – спросил я его.

– Да я проснулся воды попить, смотрю – Насти нет, тетрадка твоя на столе лежит. Я подумал, что ты пришёл, и потащил Настю чего-нибудь ей показать. Ну, и стал вас ждать.

– Вот, видишь, Домовой, читает и нас ждет. А ты боялся, что он испугается! – обратился я к Домовому. Он хотел что-то мне ответить, но тут в дом влетела Настя, крича, – Алёш! Смотри!! – на пальце она несла зелёную искру.

Подойдя к брату, она стряхнула огонёк на него, но искра на полпути от пальца к Алёше рассыпалась и погасла.

– Жаль... – огорчилась было Настя, но, вспомнив, закричала:

– Алёша! С кем мы познакомились! Соня! Папа будил тебя, будил, а ты спишь да спишь! Сам виноват! А мы с Дракошей познакомились, вот!

– А кто такой Дракоша? – спросил её брат.

– Кто, кто! Дракон, вот кто!!

– Пап! Что, правда, дракон, что ли? – недоверчиво спросил меня сын.

– Правда, правда. Ладно, ребята, давайте спать ложиться. Вы посмотрите, времени-то – полтретьего!! Устал я сегодня. Будь неладны эти курсы! Правда, из-за них-то я с драконом и познакомился, – бормотал я, раздеваясь.

– Настя! Быстренько раздевайся и ложись. Завтра брату всё расскажешь, – сказал я, и улегся в постель, – Домовой! Пожалуйста, последи, чтоб они не болтали, а спать ложились, хорошо?

– Да они же меня не слушаются! – ответил мне Домовой.

– А ты на них сон напусти, у тебя это здорово получается... – посоветовал я ему.

Утром разговоры велись только о нашем ночном госте. Алёша с Настей спрашивали меня всё о драконах вообще, и про нашего Дракошу, в особенности. Пришлось мне рассказывать, как я с ним встретился.

– Ну, слушайте! Только, чур, уговор, – не перебивать! Договорились?

– Хорошо, хорошо! Рассказывай!

– Так вот. Возвращаюсь я с курсов. Выхожу на нашей станции. Время – половина двенадцатого. Лунища светит вовсю. Светло и не очень холодно. Ну и потопал сюда, к вам. Впереди семь километров пешего пути. Иду я себе спокойненько, по сторонам поглядываю. А больше того – прислушиваюсь. Видно-то не очень хорошо. Хотя Луна и светит в полную силу, а всё ж, не день. Тихо. Это летом всю ночь хоть кто-нибудь, да не спит. А ранней весной птицы ещё не прилетели, жучки-букашки из зимних убежищ ещё не вылезли, лягушки тоже спят пока. В общем, тихо.

Но вот когда мостик через ручей, что около деревни Подосинки в канал впадает, переходил – удивился. Из кустов, что по берегам ручейка этого растут, вдруг с шумом вылетел кто-то. Вижу, что птица, а какая – не разобрать. Только когда закрякала, понял – утка это. Потому и удивился, что утка так рано из тёплых стран сюда прилетела: вода-то вся подо льдом ещё.

Сделала эта утка круг и с кряканьем снова в те же кусты села. А я дальше иду и думаю, что не даром, наверное, эта утка необычная мне встретилась. Что-то, думаю, ещё со мною приключится должно сегодня. Не может такого быть, чтобы всё одной уткой и закончилось. Иду. Вокруг – тишина. Ветра нет. Луна, и та, кажется, к небу приклеилась. Всё замерло, будто ждёт чего-то. И я жду. Какого-нибудь приключения.

Деревню Батюшково прошёл. Тихо всё вокруг. А как к Кузяеву подходить стал, слышу, будто хлопнуло или треснуло что-то позади. Обернулся – на дороге темнеет что-то. И будто движется. Я остановился, и ЭТО замерло.

«А-аа!» – думаю, – «Хочет незаметно ко мне подобраться! Ну, пусть подбирается!»

И дальше пошёл...

– А ты что, не испугался совсем? – спросила Настя.

– Так кого же в наших местах бояться-то? Хищник самый крупный здесь – лиса. Самые большие звери – кабаны да лоси. Так они сами людей боятся. А необыкновенных, ты же знаешь, я не боюсь после того, как Русалочка мне подарок свой сделала. Так что, иду я дальше и прислушиваюсь, что же там, сзади, делается?

Прошёл ещё, почти что с Кузяевым поравнялся. Слышу – сзади, будто топает кто-то тихонько. Словно кто-то очень большой на цыпочках бежит. И шуршит что-то всё время. Будто этот Большой тащит за собою чего-то. Вот это шуршание меня больше всего удивило. Ну, сам-то я иду, делаю вид, будто не слышу ничего.

А когда уж и дыхание ЭТОГО слышно стало, – остановился и обернулся. Смотрю – и глазам своим не верю! Передо мной стоит...

– Дракон!! – вставила Настя. Ну, никак не может не перебивать!

– Да, стоит ДРАКОН, – продолжил я, – Здоровенный! Раза в два выше меня, и длиннющий – конец хвоста не разглядеть! Пасть свою открыл, зубищи сверкают, глазищи огнём горят! Ну, чего говорить – ты, Настя, и сама его видела.

Пару секунд на меня глядел – видно не ожидал, что я к нему обернусь так резко. А потом рыкнул, зашипел, да как выпустит на меня огонь из пасти!

Вот тут мне немного не по себе стало. Только испугаться я не успел. Огонь этот на меня налетел, я зажмурился. Только чувствую – ничего, вроде, со мной не случилось. Глаза открываю, смотрю – дракон передо мной стоит, я – цел. Руку поднимаю – по ней искорки разноцветные бегают. Ну, думаю, хорошо, что не сгорел. Хорошо, что огонь холодный оказался!

– Ты зачем меня сжечь хотел? – спрашиваю я дракона, – Или это у тебя игра такая – подобраться сзади потихоньку и вдруг огнём на человека дунуть?

Смотрю, дракон смутился будто. Назад даже подвинулся немного. Глазищами на меня – хлоп-хлоп. И молчит. Что, думаю, за чудо такое – немой дракон, что ли?

– Ты что, – говорю ему, – не понимаешь меня, что ли? А мне Русалочка обещала, что меня все понимать будут! Нет, не могла она обмануть! Чего молчишь-то? Давай поговорим уж, коли встретиться довелось! Я с драконами ещё не разговаривал. Да и встречать вашего брата не приходилось!

– Как это ты со мной можешь говорить? – сказал дракон, – Разве люди могут с драконами разговаривать?

– Ну, мы-то с тобой разговариваем! – отвечаю, – Люди-то, наверное и не могут. А вот я могу, хоть тоже человек. Меня Русалочка научила. И дети мои могут. Их уже мы с Домовым и Лешим научили.

– Удивительно! – воскликнул дракон, – От вас, людей, всё время приходится каких-нибудь неожиданностей ждать! То такой пожар зажжёте, что целые страны в дыму пропадают, то с драконами, лешими и домовыми разговаривать начинаете, как в старые времена!

– Это про какой такой пожар ты говоришь?

– Да около нашего дома, на юге, на берегу моря, уж который день горит! Неба не видно! Мы оттуда сюда и прилетели, чтобы свежим воздухом подышать. Уж больно душно дома стало. А я ещё не научился плохим воздухом дышать. Вот родители нас и послали сюда, проветрится.

– А кого это – вас? – спросил я, – Ты разве не один здесь?

– Нет, не один. Со мной ещё брат и сестра прилетели. Только они Большой Город смотреть полетели, а я – сюда.

– Понятно. Слушай, Дракон, а может, мы дальше по дороге пойдём? Если ты не спешишь, конечно. А то у меня дети одни – беспокойно мне – как они там? За ними, правда, Домовой присмотреть обещался, но они его не очень-то слушаются! Так как, пройдёмся? А по дороге и поговорим о том, о сём.

– Пойдем, – ответил дракон, – мне интересно с человеком поговорить. Я с людьми ещё не разговаривал никогда!

Мы тронулись дальше по дороге. Как только мы пошли, я понял, что за шуршание меня так удивило, когда дракон ко мне сзади подбирался. Это, оказывается, хвост его шуршал по земле!

Первое время мы молчали – разглядывали друг друга с интересом. Дракон, видимо, не видел ещё человека так близко, и ему, конечно, было так же любопытно, как и мне. Я уж сказал, что дракон был выше меня раза в два. То есть, голова его находилась на такой высоте. Он был весь на удивление гибкий и стройный, не смотря на свои большие размеры. Чешуя, покрывающая всё его тело, была, казалось, светло-серого цвета, но точно цвет определить было невозможно.

Цвет драконьей чешуи постоянно менялся. По ней пробегали неяркие огоньки: голубые, зелёные, жёлтые, красные. В основном, правда, голубые и зелёные.

– Скажи-ка, Дракон, – спросил я его, – а вы долго из дома сюда летели?

– Да нет, не очень. Когда мы вылетели из дома, Луна полпути уже прошла до макушки неба. Нам нравится быстро летать. Когда быстро летишь, воздух так приятно свистит вокруг! А наверху он такой прохладный и чистый, что даже не хочется вниз спускаться!

– А что вы, драконы, едите? Вам ведь, наверное, очень много надо съесть, чтобы наесться?

– Да, так и было в давние-давние времена. Тогда драконы ели очень много. Им надо было добывать так много еды, что больше ни на что почти не оставалось времени.

– Ты говоришь – в давние времена. А что, теперь разве по-другому?

– Да! Ещё во времена моей бабушки драконы научились питаться лунным светом. И даже светом звезд.

– Как это?

– А так. Взлетишь повыше, крылья раскинешь пошире и паришь. Крылья как раз и впитывают ту силу, которая для жизни нужна. Чуть-чуть так полетаешь, и до следующей ночи хватает. А если летишь куда-нибудь, вот как мы сегодня, то даже на несколько ночей хватает.

– Скажи, Дракон, а почему ты всё время про ночи говоришь? – спросил я, – Вы разве днём не летаете?

– Нет.

– А почему? Разве днём не интереснее?

– Может и интереснее, но мы уже давно стараемся вылетать из дома только по ночам. Во-первых, можно обжечь крылья, особенно, если высоко взлетишь. Крылья наши к слабому свету привыкли. Во-вторых, на земле появилось очень много людей, а они, то есть вы, нас почему-то не любите. В-третьих, днём жарко, а мы жару не очень любим.

– Как интересно всё, что ты рассказываешь! А за разговором и дорога короче становится – мы уже пришли. Хочешь с моими детьми познакомиться?

– Конечно! Но мне рассказывали, что люди по ночам обычно спят. Твои дети тоже, наверное, сейчас спят?

– Да, наверное, спят, – ответил я, – Но я их разбужу специально для того, чтобы с тобой познакомить! Ведь вы, драконы, теперь так редко встречаетесь! Они мне не простят, если я отпущу тебя, с ними не познакомив!

– Ну, что ж, пошли! – ответил дракон.

Я открыл ворота, и мы подошли к дому... Ну, вот и всё. А что было дальше – вы уже знаете…




Похожие:

Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому iconДокументы
1. /Домовой.txt
Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому iconСценарий праздника
Баба Яга. А вот и нет. Новый год не придет, не наступит Новый год. Ваш домовой не усмотрел, стащили часики у вас
Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому iconСценарий выпускного праздника «До свиданья, детский сад!» ( Просмотр видеоролика о жизни выпускников в детском саду) М. Р. Только солнце разбудит дворы
Кузя: Домовой я, из детского садика. Здешний я! Кузей меня зовут. Как поселился я здесь с первого дня, так в саду и живу. Одних детей...
Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому iconВыписка из домовой книги жилое помещение: квартира, г. Новосибирск ул дом кв. Жилая площадь кв м. количество комнат
Жилое помещение: квартира, г. Новосибирск ул дом кв
Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому iconАвтор-Дракон
Домовой и я, сидели и пили чай. На столе стоял самовар и тихонечко шипел какую-то самоварную песенку. Мы пили чай, смотрели на своё...
Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому iconОрганизация индивидуального обучения больных детей на дому
Об индивидуальном обучении больных детей на дому”, Письма мно рсфср и Министерства здравоохранения рсфср 8-28 июня 1980 г. №281-м-17-13-186...
Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому icon101 уровень. Рядом с гаражеподобным зданием стояло тридцать человек полицейского спецназа и один агент всб. Чекист поправил галстук и махнул рукой
Подойдя к эпицентру взрыва, к своему огромному изумлению, Тень обнаружил древную, заржавевшую катану, которая пережила чёрную дыру....
Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому iconЖена уехала на юг
Сказал я фее: «Что ж, прости, Скорее в сказку вновь лети! Сосед хитёр, умён и не поверит он Что ты лишь выдумка и сон»
Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому iconВзыскание от ведьмы
Пока он ел, сидя между Роном и Гермионой, со всех сторон доносились шепотки. Самое интересное было то, что никого не волновало, услышит...
Домовой! Эй, Домовой! Спишь, что ли? Выходи скорее! Посмотри, кого я привёл! закричал я, подойдя к дому iconТолько один милиционер привел нас 12 человек в политбюро уездного города Демидова
Из этого видно, что нас не считают за каких-то преступников, которых надо строго охранять, а было полное доверие, что мы никуда не...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов