А. Квакин, Московский государственный университет icon

А. Квакин, Московский государственный университет



НазваниеА. Квакин, Московский государственный университет
Дата конвертации12.09.2012
Размер50.6 Kb.
ТипДокументы

А. Квакин, Московский государственный университет

«СВОИ» И «ЧУЖИЕ» В ИСТОРИИ РОССИИ: КРИТИКА ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА

В работах обществоведов прошлого и настоящего неоднократно обращалось внимание на противопоставление в сознании россиян «наших» и «чужих». Так, М.Я.Гефтер считал, что сооружение «чужого» происходит в качестве индикатора-ограничителя «нашего», «своего» («позитив негатива»). Данное противопоставление имеет исторические корни и, скорее всего, мы имеем дело с манихейским сознанием и манихейскими нравственными ценностями, когда мир строго делится на свет и тьму, на правильное и ложное, на «наших» и «чужих». Подобное противопоставление уже неоднократно было отмечено российскими обществоведами как одно из архетипических русских явлений1. Говоря о причинах данного явления, многие исследователи обращают внимание на необходимость искать ответ в исторической психологии русского народа. Как отмечал М.И.Раев, еще в России XVII века заметен «манихейский взгляд на мир: с одной стороны, Святая Русь, с другой все остальные, иностранцы, враги по определению. Принять иные нормы, новшества, поставить под сомнение устойчивые традиции или погрешить против них сомнением значило поставить себя вне московского закона (в прямом и переносном смысле). О последствиях такого решения свидетельствуют перемены в наименованиях: так, соратники Хованского или Шакловитого после признания их «предателями» теряют свои обычные имена и фигурируют под уменьшительными именами в сопровождении бранных эпитетов, которые выставляют напоказ их «опалу» и изгнание из русского общества. Словесная необузданность, которая сегодня может нас шокировать, выполняла роль предохранительного клапана, позволяющего разрешать и устранять конфликты, не прибегая к политическому насилию; набор словесных оскорблений помогал снять напряжение, способное разрушить само общество»2.

Непрерывные поиски врага, деление всех на «наших» и «чужих» стали одной из характерных черт в общественном поведении эмигрантской интеллигенции. «Будь экстремист правым или левым, его багаж есть ярость и ненависть. Простодушные люди позволяют себе подобные эмоции без маскировки. Более хитрые же давно обнаружили, что нахождение благородной причины санкционирующей ярость и ненависть, сулит громадную психологическую выгоду. Тогда можно получать дивиденды от обоих участников сделки, удовлетворяя и новую мораль и старого Адама»3. «Рефлекс» унифицирования общественного существования, склонность подрезать его конфигурации в соответствии с общим трафаретом, а также предрасположенность «нормально» себя ощущать исключительно в однородном беженском окружении, где публика аналогична по воззрениям и обыкновению, делаются одной из типичных характеристик русского рассеяния.
Одним из проявлений подобной приверженности к унифицированному политическому окружению представляется опасение всякой внезапности и непредсказуемости в манере бытия и суждения об окружении, а также верование в то, что обязан наличествовать один шаблон миропонимания и поведения для от мала до велика, что многообразность манер губительна. «Гражданская война обнаружила демонические бездны фанатизма и нетерпимости с обеих сторон. Схватка была абсолютно бесплодной, ибо дерущиеся были одинаковы в базисном: фетишизации собственной позиции и мировоззрения, ненависти к инакомыслию и инакожизнию, в убеждении, что только силы веры и вера в силу, власть и контроль
реальные средства формирования мира. Они были подобны и еще в одном: в чрезмерной фиксации друг на друге, в этой дружбе вражды, в отчаянном и слепом симбиотизме, запирающем третью сферу, которая могла бы быть вне симбиоза врагов. Сфера эта конструктивное строительство»4.

Раздвоение, раскол в российском обществе, существовали еще до 1917 года, но оформившиеся Советская Россия и Белая Россия, Страна Советов и Российское Зарубежье: «…Трагическое сознание неслиянности и неразделенности всего противоречий непримиримых и требовавших примирения», получила у Г.П.Федотова объяснение через цивилизационное столкновение Востока с Западом, пронизывающее собой судьбу России, предопределяющее ее трагический раскол5. На протяжении всей истории русской культуры чередуются, споря друг с другом по масштабности и напряженности процессы раздвоения целого и слияния антитез. В русской культуре силы общности и разложения, будучи в непрерывном противоборстве, уравновешивали влияние противоположных тенденций, словно нейтрализовали взаимоисключающие основы. На различных фазах национального культурно-исторического созревания видно тяготение русской культуры к цельности, осуществляемое на той или иной почве. Все-таки данная нераздельность русской культуры остается полностью не реализованной, постепенно расслаиваемой теми же силами, что содействовал ее достижению. И отыскивание цельности приводилось приступать спервоначала, в принципиально другой направленности6. По мнению И.В.Кондакова, развитие русской культуры ХХ века, осложненное такими масштабными явлениями действительно глобального характера, как революции и мировые войны, становление советского тоталитаризма и русское рассеяние, существование пары разных (идеологически, политически и территориально) русских культур, неизменно соперничающих между собой, удостоверяет шаткий баланс сил интеграции и дифференциации разноречивых тенденций национально-исторического бытия, то социокультурное равновесие, кое заявило о себе в наиболее решающие, кризисные времена национальной истории России и содействовало выживанию русской культуры в максимально тяжелых для нее общественно-исторических обстоятельствах. Реализовавшееся в формах целостности антагонистичности данное балансирование между целостностью и расколом проявляло двойственный менталитет русской культуры, его «кентаврообразность», а вслед за тем и высокую адаптивность русской культуры ко всяким, в том числе откровенно «антикультурным» обстоятельствам ее становления и формирования на протяжении более чем тысячелетия7.

Сегодня исторически довольно ясно, что в том непростом и в то же время необходимом для современной России процессе осмысления трагического опыта нашего недавнего прошлого, русской межвоенной эмиграции принадлежит выдающаяся роль. Для выполнения этой одной из основных своих миссий Российское Зарубежье, вобравшее в себя цвет интеллектуальной элиты, обладала большими творческими возможностями. Но не только своеобразием качественного состава рассеяния определялись величина и значимость вклада русского беженства в осмысление истоков и сути русской трагедии, в поиски путей ее преодоления. Уникальным был сам политический опыт русских интеллигентов, волею судеб оказавшихся современниками и участниками величайшего в мире исторического катаклизма. И, на мой взгляд, одной из актуальных исследовательских задач является анализ противопоставления «наших» и «чужих» в жизни интеллигенции Российского Зарубежья.

1 См., напр., : Бердяев Н.А. Самопознание: Опыт философской автобиографии. М., 1990. С. 230.

2 Раев М.И. Понять дореволюционную Россию: Государство и общество в Российской империи. Лондон, 1990. С. 25.

3 Gardner J. The Recovery of Confidence. N.-Y., 1971. P. 25 – 26.

4 Зубов В. 16-я республика СССР. San-Francisco, 1982. С. 18.

5 Федотов Г.П. Судьба и грехи России: Избранные статьи по философии русской истории и культуры: В 2-х т. СПб., 1991. С. 121.

6 Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры (Теоретический очерк). М., 1994. С. 30.

7 Там же.




Похожие:

А. Квакин, Московский государственный университет iconА. В. Квакин, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова интеллектуальная элита  интеллектуалы/интеллигенция: Ещё раз о соотнесении понятий
Не в последнюю очередь это произошло потому, что само слово “методология” в 1980-е годы звучало сомнительно, поскольку, прежде всего,...
А. Квакин, Московский государственный университет iconОргкомитет всероссийского тренинга «путь к олимпу»
Благотворительный фонд наследия Менделеева, Химический факультет мгу им. М. В. Ломоносова, рхту им. Д. И. Менделеева, рхо им. Д....
А. Квакин, Московский государственный университет iconМосковский государственный областной университет

А. Квакин, Московский государственный университет iconМосковский Государственный Университет имени М. В. Ломоносова

А. Квакин, Московский государственный университет iconМосковский Государственный Университет имени М. В. Ломоносова

А. Квакин, Московский государственный университет iconМосковский государственный университет Им. Ломоносова Фридрих Ницше
Введение
А. Квакин, Московский государственный университет iconМосковский инженерно – физический институт (государственный университет)
Тема проекта (работы)
А. Квакин, Московский государственный университет icon2. Учетные унифицированные регистры
Фгоу впо московский государственный агроинженерный университет им. В. П. Горячкина
А. Квакин, Московский государственный университет iconМосковский инженерно – физический институт (государственный университет)
Фамилия, имя, отчество дипломанта
А. Квакин, Московский государственный университет iconДепартамент образования города москвы московский городской педагогический университет вильнюсский педагогический университет информационное письмо уважаемые коллеги!
Московский городской педагогический университет на базе филологического факультета с 15 по 17 ноября 2007 года проводит международную...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов