А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика icon

А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика



НазваниеА. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика
страница1/3
Дата конвертации12.09.2012
Размер425.8 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3


А.В. Квакин, д.и.н., проф. МГУ

ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ И СИНЕРГЕТИКА


С древнейших времён в истории человечества особая роль принадлежит носителям интеллекта. «Проторивание охотничьей тропы в лесу, использование созвездий как ориентиров в морских путешествиях, пророчествования, изобретения, научные дискуссии и т.п., то есть все те области человеческой деятельности, где надо что-то узнать, сделать нечто новое, принять решение, понять, объяснить, открыть,  всё это сфера действия интеллекта. Интеллект  как здоровье: когда он есть и когда он работает, его не замечаешь и о нем не думаешь, когда же его недостаточно и когда в его работе начинаются сбои, то нормальный ход жизни нарушается»1.

Общеизвестно, что в нынешних обстоятельствах умственный потенциал народонаселения  наравне с демографическим, территориальным, сырьевым, технологическим параметрами того или иного общества  является стержневой основой его передового созревания.

Во-первых, одним из решающих обстоятельств экономического раскручивания сейчас оказывается умственное производство, а первостепенной фигурой достояния  собственность умственная. По суждению ряда аналитиков, в сегодня можно заявлять о глобальном интеллектуальном переделе вселенной, значащем беспощадную конкурентную войну некоторых держав за преимущественное владение умственно талантливыми людьми  вероятными носителями новейшего запаса знаний.

Во-вторых, умственное творчество, пребывая неотъемлемой стороной человеческой духовности, входит в качестве общественного устройства, который противостоит регрессивным тенденциям в формировании новых миров, отличных от прежних «первого», «второго» и «третьего миров». Продуктом интеллектуального творчества приходятся идеи. Пласт идей в социальной атмосфере незначителен. Чем незначительнее в обществе мудрых людей, тем в пущей мере истончается умственный культурный пласт, тем, стало быть, больше «озоновых дыр» и тем более изъявлены деструктивные установки в мире. «Сон разума рождает чудовищ»  как неисчислимы трагические свидетельства данной максимы!

В-третьих, труд рассудка  это гарантия индивидуальной независимости людей и самодостаточности их персональных участей. Чем в вящей грани человек употребляет личный здравый смысл в рассмотрении и оценке проистекающего, тем в минимальной мере он податлив по отношению ко всяким манипулированиям им извне. Философская формула «свобода есть осознанная необходимость» точна и в психологическом плане: человек может вести себя самостоятельно от обстоятельства, исключительно, если он располагает абсолютным и адекватным взглядом на данную обстановку.

Перечень подтверждений значительности умственных способностей можно продолжать опять-таки длительное время.
Однако в этом нет смысла, поскольку декларирование исключительной роли этого уникального человеческого качества самым парадоксальным образом не соответствует реально сложившемуся отношению к проблеме интеллекта: фактически, интеллект оказался подвергнутым своего рода остракизму и на государственно-идеологическом, и на обыденно-житейском, и на профессионально-психологическом уровнях.

Держава как социальный институт, призванный заниматься системой существования собственных граждан, как правило, настороженно смотрит на умственно даровитых людей, несомненно, отдавая собственные благоволения людям с всяким иным видом талантливости (спортсменам, певцам, танцорам, мастерам по вышивке бисером и т.п.). Социально-государственный нюх отвержения «чересчур умных», бесспорно, соединен с опасением инакомыслия как явления, способного поставить под вопрос или превратить в развалины общеустановленные общественные ценности. В целом по отношению общества к собственной интеллектуальной элите можно предопределять то, здорово оно либо поражено вирусом тоталитаризма (независимо от того, исповедуется при этом коммунистическая, националистическая, демократическая или религиозная идеология). Ни один тоталитарный государственный строй не заинтересован в вырабатывании интеллектуальных потенциалов собственных граждан, поскольку скудоумными людьми распоряжаться существенно проще.

В свою очередь, на обыденно-житейском уровне наличествует непреклонный стереотип о необязательности, и даже нежелательности умственных способностей в строю прочих персональных психологических признаков. «Горе от ума»  с настоящей констатацией склонны согласиться весьма многие. В одном из освидетельствований практически все зрелые испытуемые, обозначая в виде точки собственное положение на оси с полюсами «очень глупый  очень умный», пытались сместить себя к центру шкалы. Коллективное суждение сформулировал в разъяснении личного предпочтения один из испытуемых, заявив: «Я не настолько глуп, чтобы быть умным»2. По всей вероятности, пренебрежение мыслительными способностями в диапазоне обыденного индивидуального умонастроения определено не только воздействием злободневных реалий, но и влиянием психологической самозащиты личности, соединенною с потребностью избежать угрозы «погибнуть от истины» (Фр. Ницше).

За неверное представление об интеллекте, выстроившееся в общественном сознании на разных его уровнях, приходится платить дорогую цену, выражающуюся в падении интеллектуального потенциала общества. Речь идет о феномене «функциональной глупости», обнаруживающем себя в увеличении в общей массе населения числа лиц со средним и низким уровнем интеллектуальных возможностей. Такого рода смещение нормального распределения интеллектуальных способностей людей имеет временный характер и наблюдается в условиях действия целого ряда неблагоприятных для жизни человека факторов. К числу последних можно отнести генетико-биологические факторы (ухудшение режима питания, экологической обстановки, медицинского обслуживания, рост алкоголизации населения, наркозависимости и т.д.), психологические факторы (стрессы, внутриличностные и межличностные конфликты, разрушение образа будущего и т.д.). В современном российском обществе все эти факторы представлены в полном наборе. Следует подчеркнуть, что если их действие будет достаточно длительным, то тенденция роста «функциональной глупости» может приобрести необратимый характер со всеми вытекающими отсюда последствиями.

По прогнозу японских футурологов, в начале третьего тысячелетия все страны мира разделятся на четыре группы в зависимости оттого, что та или иная страна сможет предложить на мировом рынке, с соответствующими показателями уровня жизни своего населения. Первая группа стран будет торговать идеями, проектами и высокими технологиями, поэтому граждане этих стран будут жить достаточно хорошо. Вторая группа стран сможет предложить миру сложную радиоэлектронную технику, в результате проживающие в них граждане будут жить неплохо. Третья группа стран будет снабжать мировой рынок продукцией машиностроения, пищевой промышленности и сырьем, и, как следствие, уровень жизни граждан этих стран будет относительно низким. Четвертая группа стран окажется в состоянии предложить мировому сообществу только дешёвую рабочую силу. Комментарии к вопросу о качестве жизни граждан этих стран, а также к вопросу о возможном месте России в будущей мировой системе излишни.

В этой связи можно попробовать по-новому оценить роль и место интеллигенции/интеллектуалов в жизни человеческого сообщества, ибо назначение интеллекта  создавать порядок из хаоса на основе приведения в соответствие индивидуальных потребностей с объективными требованиями реальности. На историков, занимающихся изучением феномена интеллигенции/интеллектуалов, ложится большая ответственность в донесении до массового сознания современного объективно-научного знания о значении этого социального слоя в истории цивилизации. Одним из наиболее продуктивных современных подходов в изучении истории интеллигенции/интеллектуалов может стать синергетика и рассмотрение данного социального явления через понятие хаоса.

Понятие хаоса в современной науке уходит своими корнями в глубины истории человеческой мысли о сущности и происхождении бытия. Динамику развития представления о хаосе и человеческом сознании можно проследить во времени и разных областях знания. Однако, как указывает А.А. Афанасьева, как правило, имело место только феноменологическое описание хаоса, то есть описание на основе неких общих представлений и идей, независимо от физической природы описываемых систем, а попытки описать его в рамках некой конкретной модели приводили к тому, что хаос низводился до большого числа регулярных движений. Представления о хаосе всегда имели личностную, субъективную окраску, сильно меняющуюся со временем3.

Как глубинное понятие  образ мировой культуры, мифологии, философии  хаос встречается во всех культурах, используется в качестве основания во всех науках. Интуитивно под хаосом понимали исходное состояние мира, давшее начало основным сущностям. В древнейших мифологических представлениях хаос отождествлялся с зияющей бездной, наполненной туманом и мраком, неорганизованной стихией, из которой впоследствии образовалось всё существующее. Согласно учению орфиков, появление глубинной бездны связано с Хроносом, олицетворением вечного времени. Хаос возник из бесконечности, где обитали ночь и туман. Под действием времени туман вращался, постоянно принимая форму яйца, в середине которого находился эфир. От быстрого движения яйцо созрело и распалось на две части, определившие начало земли и неба. По версии Овидия хаос представлял собой водную стихию. Из неподвижной беспорядочной массы выделились земля, небо, вода и густой, словно кисель, воздух. Сторонники третьего варианта сотворения мира называли хаосом воздушное или туманное пространство, располагавшееся между небом и землей4.

Миф стал первой формой рационального постижения мира, а превращение хаоса в космос – наиболее характерной чертой мифологического видения реальности. Первобытный человек постоянно сталкивался с непостижимым. Окружавшим, казалось бы, понятный для него круг явлений. Непостижимое давало о себе знать, когда он обращал свой взор на себя, своих собратьев, природные феномены или же пытался объять целостность универсума. Миф создавал возможность постижения мира как некоего организованного целого, выражая его в простой и доступной схеме, которая могла претворяться в магическое действие как средство покорения непостижимого5.

В древневосточной философии, в частности в даосизме, изначально «неназываемое Дао» выступает творческим организующим началом. Хаос (Хунь Дунь)  также одно из центральных понятий даосизма, возможно, одно из ключевых для проникновения в его суть и специфику как мировоззрения, по сравнению с западным: вместо логической чёткости дискурсивного анализа – совершенно сознательная установка на «туманное и смутное», вместо целенаправленного действия - недеяние (У Вэй), вместо метода постижения истины – спонтанное бытие, вместо логоса – хаос6.

Сходные представления о рождении порядка и жизни из хаоса можно найти в древнеиндийских «Ведах», у шумеров, египтян, скандинавов. У всех народов на основе хаоса разрабатывается космогонический цикл (порядок1хаос1порядок2хаос2…) и неизбежность мировых катастроф. Отсюда подсознательный страх, ужас, порождаемый темнотой, ночью, бесформенностью, фрактальностью изначального беспорядка, угрожающего переходом в небытие7.

В современном обыденном сознании понятие первозданного хаоса трансформировалось в синоним отсутствия порядка, полной путаницы (в делах или голове человека) или нагромождения чего-либо как результата действия стихийных сил. В русском менталитете хаос ассоциируется с понятием беспорядка, суеты, хлама, революциями или бунтами, последствиями ядерного взрыва и противопоставляется порядку8. Как видно, для рядового носителя русского языка восприятие понятия хаоса связано преимущественно с негативными переживаниями и оценками. В традиционных лексиографических источниках и энциклопедиях, как правило, кроме негативной стороны понятия (неразбериха, неустройство) отражается и его позитивная, первичная суть «начала всех начал», а именно: состояние нашей планеты до мироздания (обычно со ссылкой на греческую мифологию). В научной литературе хаос принято противопоставлять гармонии, а в последнее время в современных синергетических концепциях хаос, беспорядок, возрастание энтропии рассматривается не как нечто противоположное гармонии, упорядоченности, информации, а как переходное состояние от одного уровня упорядоченности к другому9.

Таким образом, за несколько тысячелетий понятие хаоса выросло от некоего смутного, интуитивного представления до общенаучного понятия, а теперь и до новой парадигмы современной науки. В естествознании до недавнего времени под хаосом понимали состояние системы, характеризующееся полным отсутствием порядка, как пространственного, так и временного, причем понятие порядка было аксиоматическим, то есть не определялось. Предпринимались попытки примирить классическую физику с существованием хаотических движений при помощи статистических описаний, однако такое положение вещей было признано чрезмерно упрощающим действительность. Новые достижения современной физики и, прежде всего, открытие явления динамического хаоса, показали, что хаотические состояния нелинейных систем самой различной природы не только не являются чем-то из ряда вон выходящим, экзотическим, но наоборот, должны рассматриваться как закономерные и при определенных условиях даже неизбежные. Впервые понятие «хаос» встало рядом с понятием «закон»10. Для его осмысления потребовались новые научные подходы, выражением которых стала синергетика.

Синергетика (от греч. synergetikos  совместный, согласованно действующий)  это научное направление, изучающее связи между элементами структуры (подсистемами), которые образуются в открытых системах благодаря процессам самоорганизации в природе и обществе. Предметом синергетики являются механизмы спонтанного образования и сохранения сложных систем, особенно находящихся в отношении устойчивого неравновесия со средой (к последним относятся, в частности, все биотические и социальные организмы). Таким образом, в сферу внимания попадают нелинейные эффекты эволюции систем любого типа, кризисы и бифуркации  неустойчивые фазы существования, предполагающие множественность сценариев дальнейшего развития11.

Сегодня синергетика (а также входящая в неё и близкая по смыслу теория самоорганизации) включает в себя, по крайней мере, три уровня идей:

  1. Частнонаучный (конкретные теории самоорганизации структур в физике, химии, биологии, экологии, психологии и других частных науках, в том числе теории динамического хаоса).

  2. Общенаучный (концепции самоорганизации Г. Хакена, И. Пригожина, С. Курдюмова, Э. Ласло и других известных авторов, которые формулируют общие понятия, принципы и законы самоорганизации, применяемые во всех объективных, связанных с эмпирическим опытом, науках, включая теорию хаоса, а также в математике как общенаучной дисциплине).

  3. Мировоззренческий (синергетика как ядро мировоззрения нового типа, обобщающего мировоззрения прежнего типа  мифологию, религию, философию).

На общенаучном уровне обычно вводят 4-е понятия: открытость, диссипативность, нелинейность, параметр порядка (с принципом подчинения), которые описывают очень широкий класс всевозможных возникающих, эволюционизирующих, становящихся и исчезающих систем (в природе, обществе и даже психике человека).

Становление систем, их возникновение и исчезновение, превращение одной системы (вещи, идеи, образа) в другую, переходы (порядок1хаос1порядок2хаос2…) и тому подобные сильно неустойчивые процессы  всё это и есть объекты синергетики. Описание, объяснение и предсказание эволюции систем, их движение по траектории в фазовом пространстве дают частнонаучные теории и общенаучные концепции синергетики. Так, термодинамика неравновесных процессов вместе с теорией диссипативных структур, развиваемые лауреатом Нобелевской премии биофизиком И. Пригожиным, Ю. Климонтовичем и другими применяется теперь не только в физике, но и экологии. Есть даже успешные попытки их использования в социологии, языкознании, психологии, педагогике.

В синергетических проблемах проявляется и наиболее фундаментальный  мировоззренческий уровень знания. Мы уверены, что синергетика  не только основа новой научной парадигмы, как об этом пишет И. Пригожин. Он считает, что мы переживаем тот период научной революции, когда коренной переоценке подвергается место и само существо научного подхода,  период, несколько напоминающий возникновение научного подхода в Древней Греции или его возрождение во времена Галилея.

Синергетика столь специфична, что требует принципиально нового общего взгляда на бытие в целом, взгляда, отличающегося от всей западной философии, основанной на мышлении в жёстких фиксированных понятиях, но в то же время взгляда, обобщающего и сближающего Платона и Лао-Цзы, Лейбница и Будду, других мыслителей, только кажущихся несовместимыми.

Совершенно явно видны фрактальные структуры, соединяющие естественнонаучное и гуманитарное знание, западную и восточную культуры, науку и религию (как это и предсказывал более 100-летия назад В.С. Соловьёв). На наших глазах возникают контуры мировоззрения особого типа, принципиально отличающиеся от старых, известных тысячелетия типов мировоззрения (мифологии, религии, эзотерики, философии).

В центре синергетики (как науки, как мировоззрения) стоит понятие фрактала. Это понятие является общенаучным и означает неустойчивое, переходное, быстро переходящее состояние эволюционизирующего объекта, состояние промежуточное  между одним устойчивым состоянием и другим. Различают фракталы в естествознании и гуманитарных науках, в математике и даже философии.

Примеры фракталов в природе: изрезанное побережье (например, в Скандинавии), облако, гора, река, дерево, тающая снежинка, гусеница в коконе, в период постепенного превращения в бабочку и т.п. Фракталы в гуманитарных областях: влюблённость как состояние, промежуточное между наличием и отсутствием любви у данного человека (и вообще все переходные состояния психики человека), возникновение нового языка, «Белый дракон»  древняя китайская картина, чистый белый лист, созерцая который каждый зритель видит то, что возникает в его воображении, аналогичное произведение  «Чёрный квадрат» Малевича, также многослойные, многозначные произведения художественной литературы или театра, осваивая которые читатель или зритель движется то в одном, то в другом направлении, не останавливаясь ни на одном устойчивом образе, а постоянно переходя от одного к другому.

Фракталу как теоретическому конструкту, как главному, центральному понятию фундаментальной научной теории (синергетики) нельзя дать определение, то есть свести к старым, уже известным понятиям. Так было, например, с понятием электромагнитного поля (в классической электродинамике Дж. К. Максвелла) или с понятием множества (в теории множеств Г. Кантора). Таким понятиям, вводящим принципиально новое знание, можно дать метафорические, ассоциативные характеристики, но нельзя дать определение, то есть редуцировать новое к старому. Ведущий принцип синергетического мировоззрения: «Всё есть фрактал» (если формулировать специфику этой «философии» подобно Пифагору «Всё есть число», Гераклиту «Всё есть огонь», Демокриту «Всё есть атомы и пустота», Платону «Всё есть идеи» или Аристотелю «Всё есть форма и материя»).

Мышление-чувствование-переживание фрактальными, неустойчивыми, многомерными образами-мыслеформами открывает вселенную гораздо более богатую, чем это представлялось до сих пор. Эта тема столь трудна и фундаментальна, что пройдут ещё десятки лет, прежде чем научное сообщество хотя бы поймёт, о чём здесь идёт речь.

Осознание того факта, что хаотическая динамика присуща практически всем нелинейным физическим системам, стало революцией в современном естествознании. Огромную роль в этом сыграли работы И. Пригожина. Мотивацией его работы, выполненной совместно с И. Стенгерс, был парадокс времени, который, однако, не существует сам по себе12. С ним тесно связаны два других парадокса, которые, как пишет И. Пригожин, имеют самое непосредственное отношение к отрицанию парадокса времени: «квантовый парадокс» и «космологический парадокс»13. Такая проблема, как парадокс времени, для людей, далеких от физики, может показаться странной: «Как физика, предъявляющая всё более строгие требования к эксперименту, что означает всё более тесную связь между теорией и опытом, дерзает отрицать различие между прошлым и будущим?»14.

Парадокс времени не был осмыслен вплоть до второй половины XIX века. К тому времени законы динамики уже давно воспринимались как выражающие идеал объективного знания. А поскольку из этих законов следовала эквивалентность между прошлыми и будущим, всякая попытка придать стреле времени (выражение Эддингтона) некое фундаментальное значение наталкивалось на упорное сопротивление как угроза объективному знанию. Однако разделять эту точку зрения, по мнению И. Пригожина, более невозможно. В последние десятилетия родилась новая наука – физика неравновесных процессов, связанная с такими понятиями, как самоорганизация, диссипативные структуры, необратимость. Последнее играет существенную конструктивную роль: необратимость приводит к множеству новых явлений, таких как образование вихрей и т.п. Невозможно себе представить жизнь в мире, лишенном взаимосвязей, создаваемых необратимыми процессами. Время и реальность нерасторжимо связаны между собой. Отрицание времени может быть актом отчаяния или казаться триумфом человеческой мысли, но это всегда отрицание реальности15. Однако и то, что полностью случайно, также лишено реальности. И. Пригожин считает самым разумным отыскать узкую тропинку между двумя концепциями, каждая из которых приводит к отчуждению: концепцией мира, управляемого законами, не оставляющими места для новации и созидания, и концепцией, символизируемой Богом, играющим в кости, концепцией абсурдного, акаузального мира, в котором ничего нельзя понять16. «Поиск тропинки»  это и есть основная тема книги И. Пригожина и разделяющей его взгляды И. Стенгерс. Стрела времени, как убедительно показывают авторы книги, существует: «…мы дети стрелы времени, эволюции, но отнюдь не её создатели»17.

Исследование парадокса времени заставило И. Пригожина рассмотреть проблему центральной роли «законов природы». Он считает отождествление науки с поисками «законов природы» самой оригинальной концепцией западной науки. Прототипом универсального закона природы служит закон Ньютона, который детерминистичен (коль скоро начальные условия известны, можно предсказывать движение) и обратим во времени (между предсказанием будущего и восстановлением прошлого нет никакого различия). Границы физики значительно расширились с начала ХХ века, однако основные характеристики закона Ньютона  детерминизм и обратимость во времени  сохранились. На протяжении всей истории западной мысли неоднократно возникал один и тот же вопрос: как следует понимать новое, играющее центральную роль в мире, управляемым детерминическими законами? Очевидно, настало время видоизменить само понятие физических законов так, чтобы включить в фундаментальное описание природы необратимость, события и стрелу времени. Прежде чем принять подобную программу, И. Пригожин подвергает понятие «закон природы» блестящему анализу, на котором стоит остановиться подробнее.

Ученый пишет, что мы настолько привыкли к понятию «закон природы», что оно воспринимается как трюизм, как нечто само собой разумеющееся. Однако в других взглядах нами такая концепция «закона природы» отсутствует. По Аристотелю, живые существа не подчинятся никаким законам. Их деятельность обусловлена их собственными автономными внутренними причинами. Каждое существо стремится к достижению своей собственной истины. В Китае господствовали идеи спонтанной гармонии космоса, своего рода статического равновесия, связывающего воедино природу, общество и небеса. Идея о том, что в мире могут действовать законы, вызрела в недрах западной мысли. Отчасти эти идеи восходят к стоикам, несмотря на ту роль, которую они отводили року. Немаловажное значение сыграли здесь христианские представления о Боге как всемогущем Вседержителе, устанавливающим законы для всего сущего. Для Бога всё есть данность: новое, выбор или спонтанные действия с нашей, человеческой точки зрения. Теология и наука достигли согласия. Однако это препятствовало, как уже было сказано, включению события и вероятности, например, в эволюционное описание, будь то дарвиновская эволюция или эволюция истории человечества18. Традиционный подход привел к отчуждению фундаментальной физики от всех остальных наук, исходивших в своих описаниях из допущения о существовании стрелы времени.

Основательный пересмотр формулировки законов природы стал возможен благодаря замечательным успехам, связанным с идеями неустойчивости и хаоса. С их помощью разрешимы сопутствующие парадоксу времени квантовый и космологический парадоксы. Теперь возможна реалистическая интерпретация квантовой теории. Что касается космологии, то рождение Вселенной в результате Большого Взрыва около 15 миллиардов лет назад не может не рассматриваться как событие. Однако в традиционную формулировку законов природы события не входят, и гипотеза Большого Взрыва поставила физику «перед её величайшим кризисом». Кризис разрешим, если принять точку зрения И. Пригожина, что события являются следствием неустойчивости хаоса19. В рамках детерминистического подхода всё, в том числе и написание книги И. Пригожина, предопределено с момента Большого Взрыва. В новой формулировке законов природы последние относятся к вероятностям. Ученый сравнивает природу с образом ребенка: отваживаясь делать свои первые шаги, ребенок может в дальнейшем стать музыкантом, юристом или стоматологом, но выбрав что-то одно, а не всё сразу. К счастью для нас эволюция Вселенной привела к зарождению жизни на Земле и, в конечном счёте, к появлению человека20.

И. Пригожин убежден, что его подход приводит к более согласованному и единообразному описанию природы. Между фундаментальными законами физики и всеми остальными уровнями описания, включающего в себя химию, биологию и гуманитарные науки, существовал разрыв. Новая перспектива, которая открывается благодаря объединяющей роли хаоса, глубоко трансформирует связь между науками. Однако ученый предостерегает от искушения создать «теорию всего на свете»: унифицирующий элемент, вводимый хаосом, соответствует концепции открытого эволюционизирующего мира, в котором, по словам Поля Валерии, «время есть конструкция»21. Суть «диалога с природой», который связывается с научным пониманием, заключается в том, чтобы превратить хаос в новое орудие исследования ситуаций, до сих пор остававшихся вне досягаемости физики22.

Понятие
  1   2   3




Похожие:

А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика iconА. В. Квакин, проф. Мгу
Пражский комитет по ознаменованию 175-летия московского университета (1929 – 1930)
А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика iconUral а. В. Квакин, проф. Мгу
И, наверное, если бы это были лишь мои личные опасения, то на их изложение не стоило бы тратить время и Ваше внимание. Однако боюсь,...
А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика iconМгу «манкуртизация»: новый миф в современной историографии отечественной интеллигенции
В такой трактовке у интеллигенции не было выбора, чем и воспользовались «узурпаторы-большевики». [См.: Губогло М. Н. Языки этнической...
А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика iconА. В. Квакин (проф. Мгу) «Смена Вех» кадета Юрия Ключникова
При этом, длящийся еще с 20-х годов спор о том, что из себя представляло сменовеховство, далеко не завершён. Принципиально не решен...
А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика iconПочему сегодня важно изучать историю российской интеллигенции
...
А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика iconАрхетип и ментальность в контексте истории
...
А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика iconА. Квакин, профессор мгу
По­этому представляется своевременной попытка выявления воздействия русского на­ционального характера на историческую судьбу российской...
А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика iconА. Квакин, профессор мгу заблуждение массового сознания
«по телевидению, радио и в печати всегда обо всём врут». И лишь на третьем месте в списке тех, кто влияет на оформление исторической...
А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика iconАндрей Квакин, профессор мгу имени М. В. Ломоносова
Она общается с основной частью народа через интеллигенцию, которая интерпретирует идеи духовной элиты для массового потребления,...
А. В. Квакин, д и. н., проф. Мгу изучение истории интеллигенции и синергетика iconАндрей Квакин, профессор Московского Университета
Свое место в революционном процессе осени 1917 года каждая группа и каждый конкретный представитель интеллигенции определял под воздействием...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов