Надежда птушкина icon

Надежда птушкина



НазваниеНадежда птушкина
страница1/6
Дата конвертации02.09.2012
Размер0.66 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6
1. /Жемчужина черная, жемчужина белая..docНадежда птушкина






Надежда ПТУШКИНА




ЖЕМЧУЖИНА ЧЁРНАЯ, ЖЕМЧУЖИНА БЕЛАЯ




Романтическая драма в 2-х частях, 10 картинах.


1997 год


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


АИДА


АМНЕРИС


РАДАМЕС


ФАРАОН


ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ


АМОНАСРО


АХМАД


ПИСЕЦ


ХУДОЖНИК


Рабыни, стражники, свободные граждане, слуги…


Данная пьеса - вольная фантазия на темы оперы Д. Верди “Аида”, с использованием образов героев и некоторых мотивов сюжета либретто Камилла дю Локля и Гисланцони.


Рассматривать описанные здесь события, обычаи и нравы, а также образы, с точки зрения исторического правдоподобия столь же нелепо как, допустим, в сказке “Финист - Ясный Сокол” устанавливать подлинные время и место действия и искать прототипы героев.

…Действие происходит в Египте только потому, что автора с детства прельщали герои и события оперы “ Аида”. Египет здесь столько же Египет сколь Дания является Данией в “Гамлете”.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ



Картина I.

АИДА




Ночь. Аллея, ведущая к воротам храма. По сторонам аллеи сфинксы из светлого гранита и львы с человеческими лицами из чёрного гранита. Вдали пилоны и группа из статуй богов. У входа в аллею Ахмад с факелом и Радамес.

АХМАД. (смеётся) Ты чересчур поспешно увлёк меня сюда, едва корабль коснулся берега. Я ещё не привык к твёрдой земле под ногами! И странно... кругом не вода, а деревья, статуи, Храм… (хохочет) Я счастлив как пьяница, который может пить, не отравляя себя мыслью, что придётся протрезветь! И творит, что хочет! Затевает драки, зная, что его надёжно поддержит компания таких же оголтелых, как он сам. Эфиопия - позади! А впереди - награды, делёж добычи, и одобрение Бога. И сбудутся все мечты, которыми я утешался ещё дитём, когда приобщали меня к воинскому труду. Как проклинал я родителей за то, что отдали меня в казарму! Сколько шрамов на голове и теле от рукопашных боёв с палками! И только, когда вырос, оценил детство в казарме!.. Теперь куплю, наконец, колесницу и двух коней. И проедусь мимо дома родителей! И заблистают на солнце золотые диски упряжи, и забьются на ветру цветные ленты… Всё, всё-всё, когда-то недоступное, будет теперь моё! О, Ахмад умеет мечтать! И добиваться! (смеётся и бьёт Радамеса по плечу) Ноги дрожат! За долгое плавание отвык бегать столь быстро.
Сначала ты увлёк меня во дворец Фараона! Ты пошептался с начальником стражи, и мы устремились сюда, к Храму! Я еле поспел за тобой! Всё это выглядит таинственно… (хохочет) Но я догадываюсь! Догадываюсь… (заливается хохотом и, шутя, толкает Радамеса) Я догадываюсь! Меня не проведёшь! Я же твой верный друг! И я знаю про тебя всё, Радамес! Всё!!! (хохочет) А сейчас нам следует вернуться к кораблю и надзирать за разгрузкой.

РАДАМЕС. Ахмад, ты мне друг, и я могу доверить тебе свои тайны... Мне не терпится увидеть Амнерис.

АХМАД. (обнимает Радамеса и лукаво напевает) “День я не видел тебя и брожу как больной. Сердце заходится от твоего голоса. До тебя подать рукой, но не знаю дорогу к тебе”. Радамес! Если верблюдица не пила тридцать дней, то вытерпит и ещё три дня! Увидишь Амнерис завтра, а сейчас вернёмся к кораблю!

РАДАМЕС. Погоди, Ахмад! Я не хочу утаивать от тебя ничего. Фараон перед походом намекнул, что если я покорю Эфиопию, то могу надеяться получить в жёны Амнерис… лишь бы сама Амнерис пожелала.


Ахмад свистит, выражая восхищение.


РАДАМЕС. Но Фараону трудно решиться на этот шаг. Я вижу - он ценит меня и уважает. Но я незнатен и безроден, хоть и вырос во дворце.

АХМАД. (удивлён) Ты не родственник Фараона?

РАДАМЕС. Я приплыл в корзине по Нилу совсем крошкой и не знаю своего происхождения. Но уверен, я - египтянин! В корзине был единственный дар - погребальные одежды. И только родители-египтяне могут так одарить новорожденного. Меня принесли Фараону, и он сказал: “Ребёнок улыбается. Из него вырастет храбрый и стойкий воин. Пусть дар Нила останется во дворце. У меня нет сына. Возможно, мальчика послали мне Боги. И теперь Фараон взвешивает мои изъяны и достоинства. Предложит ли он мне Амнерис в жёны? И пожелает ли сама Амнерис?

АХМАД. (с большим любопытством) Ну, и как она на это смотрит? Ты говорил с ней... о любви?

РАДАМЕС. Я открою моё сердце перед тобой до конца. И ты узнаешь обо мне столько же, сколько знаю о себе сам. Амнерис - самая драгоценная жемчужина Нила! День и ночь я страстно желаю жениться на ней. И… править Египтом рука об руку… Да, да, может наступить и такое время! Амнерис умна, образованна, горда. Она - само величие! Нести бремя власти с ней вместе - мне по силам. И сладость власти радостно делить с ней! Я люблю… люблю Египет до безумия! Люблю бесплодные пустыни, где, едва зазеленев, листья увядают под солнцем. Люблю бег верблюдов! Сейчас я не мог надышаться пылью переулков и запахами прогорклого масла. А смуглые и душистые берега Нила! Мутный и глинистый, в щебне, мусоре и камнях, Нил для меня красив как райские реки! Вечно в пути, а будто стоит на месте! Чуть возмутится и запенит густую струю, и с львиным рычанием вздымает свою гриву. Египет - вот мать моя, сестра и возлюбленная! Я буду править здесь!

АХМАД. Египет кажется раем, после Эфиопии, где бездорожье и гнилые болота, где зайцы с квадратными ушами и грифоны с человеческими головами.

РАДАМЕС. Мне не терпится взглянуть на Амнерис, застать врасплох и уловить хоть тень её намерений! Мелькнет ли в ней радость, когда я столь внезапно перед ней предстану? Я уплыл, когда едва начали дуть нежные ветра, а уже скоро могут задуть грубые.

АХМАД. (тихо посмеивается) Теперь понимаю, почему ты загрузил целый корабль живыми цветами…

РАДАМЕС. Утром Амнерис выступит мне навстречу по коврам невиданных здесь благоухающих цветов. И станет имя её - “Одарённая цветами”.

АХМАД. Но это не первый твой дар Амнерис! Река была непроходима, и ты отправил корабль по морю. Рискнул и кораблем, и грузом! Буря разразилась едва корабль исчез из виду. Поднялся ветер и всколыхнул восьмилоктёвые волны.

РАДАМЕС. Мне шепнули во дворце, что тот корабль сюда добрался. Но не знаю, понравились ли Амнерис мои дары? Благовония и рабыни. Оставила ли всё это Амнерис себе? И, пользуясь моими дарами, вспоминает ли меня? Сейчас она в Храме. Молится о победе египтян. Может, и о моём возвращении? Я жажду иметь в ней союзницу!

АХМАД. Мы можем прождать долго. Я оставлю тебя, а сам побегу к кораблям, присмотрю за разгрузкой.

РАДАМЕС. Не бросай меня! Ты нужен мне сейчас! Я чувствую - ждать недолго. Амнерис вот-вот появится. Не уходи! Мне нужны твои глаза. И твой ум. И твоё хладнокровие. Я робею перед Амнерис. Она так величественна! С ней рядом я всегда помню, что я только мальчик, выловленный из Нила. Ты осветишь её лицо факелом и не сведешь внимательного взора. И отследишь малейшее движение глаз и губ. Не бросай меня сейчас! Ты же друг мне!

АХМАД. Хорошо… хорошо… Но не будь безрассуден, как мальчишка! Ты же славный полководец, покоривший эфиопов!

РАДАМЕС. Я не забуду тебя, Ахмад. Если взойду на трон, мы с тобой поработим все народы! И они смиренно станут свозить дань к подножию моего трона! Во славу Египта!


Раздаётся тихий стон.


АХМАД. Тсс… Слышишь?

РАДАМЕС. Почти… Так, что-то словно прошелестело с дуновением ветерка… Я буду подобен бегущему огню, который ничем не затушить! Но для своих друзей, Ахмад, я сделаю…

АХМАД. Тссс… Погоди… Надо поглядеть.

РАДАМЕС. (смеётся) Излишняя осторожность. Мы не в Эфиопии уже, а в сердце Египта, между Храмом и дворцом Фараона.

АХМАД. Привычка воина. Взгляну хотя бы из любопытства. (освещает всё вокруг себя факелом)

РАДАМЕС. Оставь! Должно быть, ночная птица встрепенулась на ветке спросонок!

АХМАД. (что-то увидел) Птица? Скорее, обезьяна. (смеётся) Вот и находка! Взгляни-ка туда! (освещает спящую Аиду, свернувшуюся клубком под сфинксом)

РАДАМЕС. (смеётся) Действительно, обезьянка!

АХМАД. Какая уродливая девчонка! Черна, словно обожжена солнцем. И что за лохмотья на ней!

РАДАМЕС. Похоже, эфиопянка. Уж не из тех ли рабынь, что я отправил в дар Амнерис?

АХМАД. Наверняка! Безобразна, как все эфиопянки. И почему она валяется здесь у Храма среди ночи и спит?

РАДАМЕС. Всё сходится. Амнерис - в Храме, рабыня - здесь. Уснула, поджидая госпожу. Это - удача для меня!

АХМАД. Позабавимся от скуки! Попугаем её!

РАДАМЕС. Позабавимся. Но иначе. Убери свет, а то она разглядит нас. Притаись там, за львами! А я с ней поговорю! Рабыни и наблюдательны, и болтливы. Я порасспрашиваю об Амнерис.

АХМАД. Эфиопянка не доверится египтянину.

РАДАМЕС. Она не разглядит меня во тьме. А я прикинусь эфиопом и заговорю на её языке. Она обрадуется соотечественнику и не станет таиться.

АХМАД. Хорошо… хорошо… А я покараулю Амнерис. Предупрежу тебя свистом соловья.

РАДАМЕС. Спасибо, друг!


Ахмад с факелом скрывается за львами. Радамес подкрадывается к спящей Аиде и трогает её за локоть.


РАДАМЕС. Очухайся, сестрёнка! Не спи как страус!


Аида мгновенно вскакивает на ноги и бежит прочь. Радамес едва-едва успевает подставить подножку. Аида падает. Радамес бросается на неё и прижимает к земле.


РАДАМЕС. Куда мчишься, как борзая собака?!


Аида изловчается и кусает его. Радамес вскрикивает и прижимает к земле её голову.


РАДАМЕС. Э, кусаешься! Да ты опаснее леопарда, сестрёнка!

АИДА. Кто ты?

РАДАМЕС. Твой брат из Эфиопии.

АИДА. Раб?

РАДАМЕС. Рабом пусть зовут меня другие! Но сам о себе знаю - не раб и рабом не буду.

АИДА. Не вижу тебя во тьме. И голос незнаком. Ты не плыл с нами на корабле и в Египте я тебя не встречала.

РАДАМЕС. Я приплыл позже.

АИДА. Позже не было кораблей с пленными из Эфиопии.

РАДАМЕС. Корабли причалили сегодня ночью.

АИДА. (резко вырывается и отскакивает от него) Сегодня ночью? И как ты здесь оказался? Так далеко от берега?

РАДАМЕС. Хочу бежать!

АИДА. (бросается к нему) Безумец! Вернись к кораблю, пока тебя не хватились! Из Египта не убежать в одиночку! Мы не схожи обликами с египтянами! Любого из нас схватят, а за побег жестокая казнь!

РАДАМЕС. Я последую твоему совету. Но как найти тебя днём? Как тебя зовут? Кто воображает себя твоим господином?

АИДА. Я - Аида. Я преподнесена в дар Амнерис, дочери Фараона.

РАДАМЕС. Зачем же ты среди ночи здесь?

АИДА. Амнерис в Храме. А я жду.

РАДАМЕС. О чём же царственная египтянка просит богов среди ночи? Что ей приспичило?

АИДА. Просит, чтоб египетский военачальник Радамес вернулся живым и поскорее.

РАДАМЕС. (не может скрыть радости) Ты уверена?

АИДА. Да. Будь он проклят!!!

РАДАМЕС. Ты так сильно ненавидишь его?

АИДА. Сейчас здесь проклинала его и просила Христа послать смерть Радамесу и всем египтянам. От ненависти утомилась и уснула. Хорошо, что ты разбудил!

РАДАМЕС. Желание Амнерис, чтоб Радамес вернулся, сильнее твоей ненависти! Она просит Богов неутомимо, а ты уснула! Я слышал кое-что, пока плыл на корабле. Вроде бы она... любит Радамеса?

АИДА. Амнерис любить не дано. Любят живые, а она мертва.

РАДАМЕС. Амнерис… мертва?..

АИДА. Ей-то кажется, она - живая! Всем египтянам кажется, будто они живые! Но Египет - страна мертвых! Здесь смерть любят больше жизни! Мертвецов чтят больше, чем живых! Гробницы строят красивее и прочнее домов! Города их превратятся в пыльные холмы, усеянные глиняными черепками, и зарастут папирусами, а гробницы будут стоять вечно! Здесь всё ради смерти! Новорожденным дарят погребальные одежды. Чувствуешь, чем пахнет ночь? Тлением и смертью. И не бывает дождей! И всюду кишат крысы, ящерицы, змеи… тучи мух! У людей от губ пахнет ладаном, как от гробов. А далеко-далеко отсюда пение птиц не смолкает день и ночь! И, кажется, само пение источает благовоние! О, как сладко пахнет Эфиопия! И прилетает из Аравии птица Феникс и приносит счастье. Там, на берегу моря, кидает ветер пригоршни белой пены на зелёные сочные кроны сосен! И остро пахнет сухой травой и зверем. И к хижинам на рассвете подходят жирафы. Но говори, говори и ты!

РАДАМЕС. Что говорить?

АИДА. Всё что угодно о милой нашей Эфиопии!

РАДАМЕС. Там… болота и … птицы…

АИДА. Да! Множество птиц несметными тучами зависают над болотами и вдруг обрушиваются и рассыпаются на яркие пёстрые цветы! И словно они не с небес, а выросли тут, на болоте. И распустились на закате. А на заре их перья блистают как огонь! Ну, говори же ещё, говори! Ты говоришь прекрасно!

РАДАМЕС. Там слоны…

АИДА. Идут на водопой! И, кажется - на свете есть только слоны и свобода! Они идут сквозь всё! И нет им преград! Земля дрожит под ними и деревья расступаются! И, истомлённые, падают слоны на землю! И вокруг озёр не видно ничего - только слоны лежат и набираются сил! И самые храбрые дети бегают по слонам и трогают их за хоботы. Но говори же, говори! Как хорошо ты говоришь! Ты сражался за свободу Эфиопии?

РАДАМЕС. Да.

АИДА. С кем рядом ты сражался?

РАДАМЕС. С Амонасро.

АИДА. (вскрикивает) С Амонасро?!

РАДАМЕС. Ты знаешь его? Хотя, вся Эфиопия его знает.

АИДА. Какие новости о нём? Он жив?

РАДАМЕС. В плену.

АИДА. (вскрикивает) В плену? Амонасро здесь, в этом проклятом Египте? (порывается бежать) Где он?

РАДАМЕС. (хватает её за руку) Погоди! Его везут на корабле, что отстаёт на день пути от того, на котором приплыл я. Он будет здесь завтра.

АИДА. Амонасро станет рабом Фараона?!

РАДАМЕС. Египтяне не знают Амонасро в лицо. Они забили насмерть сотни молодых эфиопов, требуя указать старого Амонасро, но никто не выдал его.

АИДА. Хвала Иисусу! Не напрасно египтяне боятся Амонасро! (плачет)

РАДАМЕС. Что ты так переживаешь за него?

АИДА. Он - мой отец! Он не смирится с рабством. Я укажу его тебе! Ты сможешь бежать с ним и с его людьми. Лишь бы египтяне не распознали его, лишь бы его никто не предал! Потому что тогда его сразу казнят! Как хорошо, что я встретила тебя. Мне было так одиноко и страшно в этом мертвом Египте!

РАДАМЕС. Я тоже рад, что тебя увидел.

АИДА. Ты появился и принёс мне вести. Я узнала - отец мой жив! И мы никогда не сдадимся. Мы будем свободны! Вот и ты, едва ступил на ненавистный берег, а уже бесстрашно готов сбежать! Но время пока не настало! Прокрадись незаметно обратно. Будь терпелив! Когда ночь, как покрывало, соскользнет с тела земли, вспомни меня! А, когда от слёз снова станут тяжелы мои ресницы, я вспомню тебя! Чтобы оградить себя от тоски и одиночества - вспомни меня! Когда горячей трелью зальётся соловей на заре - вспомни меня! Вспомни, что ты больше не одинок в Египте! У тебя есть я! А у меня есть ты!


Трель соловья.

АИДА. Соловей?.. Как нынче рано! Значит, солнце вот-вот взойдёт!


Радамес вскакивает.


АИДА. Уже уходишь? Чуть помедли! Хочу взглянуть в твоё лицо! (следует за ним) Помедли! Уже пожар безмолвный охватывает небо! И скоро я разгляжу тебя! Погоди! Обернись на мгновенье!


От пилонов в сторону Радамеса и Аиды направляются Амнерис и Верховный жрец.


АМНЕРИС. Ещё темно, а соловей запел. Не есть ли это знак, Верховный жрец?

АИДА. (Радамесу) Амнерис и Верховный жрец! Беги! Пока они тебя не углядели! Беги! Я задержу их и спасу тебя!


Радамес, тут же забыв про Аиду, направляется к Амнерис.


АИДА. Куда, безумец? Беги от них!

АМНЕРИС. Голос Аиды. Она кричит, а это необычно. Я вижу её. Кто с ней рядом?


Трель соловья умолкла. Выходит из укрытия Ахмад с факелом и издали почтительно опускается на колени и целует землю перед Амнерис и Верховным жрецом. Амнерис и Верховный жрец останавливаются.


РАДАМЕС. (выступает вперёд Ахмада, также целует землю перед Амнерис и тут же подымается). Мир тебе, мир, царевна, любимая Богами, отцом своим и всем народом Египта!

АМНЕРИС. (Верховному жрецу с гордостью указывая на Радамеса) Радамес жив и передо мной! Это ли не свидетельство - как сильно любят меня Боги? И как спешат исполнить мои молитвы!

ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ. Но ты молилась о победе египтян и о возвращении всего египетского войска!

РАДАМЕС. Египтяне вернулись! Мы победили! Амнерис права - Боги любят её!

ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ. А почему военачальник прятался в кустах? Так ли подобает вести себя победителю?

АХМАД. (Выступает вперёд) Я - верный друг Радамеса. Нас тащила по Голубому Нилу одна канонерка. В сухое время года мы вместе увлекали войско переходить вброд непроходимые реки. А с началом дождей плечом к плечу показывали, что реки, недоступные вплавь, переплыть возможно. А, когда противник отрезал подвоз продовольствия, мы делили две чаши воды и двадцать хлебцев. И ссорились, потому что каждый стремился уступить глоток и кусок другому. Мы вместе высадились у устья и возглавили нападение с двух сторон. И вместе победили! Да позволено будет перед лицом царевны сказать мне?

АМНЕРИС. Позволяю!

АХМАД. Мы услышали соловья. И Радамес непременно захотел словить его и преподнести госпоже! Он послал меня в одну сторону, а сам искал в другой.


И тут взошло солнце.


ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ. Погаси свой факел. Солнце взошло! Значит, ловил соловья? А поймал обезьяну?! (указывает на Аиду)


Аида вскрикивает и бежит прочь.


АМНЕРИС. Рабыня убегает! Она сошла с ума! (вслед Аиде) Немедленно вернись!

АХМАД. (бросает факел на землю) Я остановлю рабыню! (хватает лук, стрелу и натягивает тетиву)

РАДАМЕС. (кладёт руку на лук Ахмада) Не надо! Рабыня - мой подарок госпоже. (кричит вслед Аиде на её языке) Вернись, сестрёнка! Я не выдам твоих тайн! Ты убегаешь в царство мертвых, которое так ненавидишь! Вернись! Я помогу тебе! Обещаю - тебе не причинят зла!


Аида останавливается вдали.


АХМАД. Не стоит медлить! Упустим! (снова целится в неё)

РАДАМЕС. Не убивай!

ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ. (Радамесу) Ты вернулся и наверняка привёз множество рабынь?

РАДАМЕС. Да. Корабль с рабами прибудет завтра.

ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ. (Ахмаду) Тогда можно убить одну.

АМНЕРИС. Нет. Я дорожу дарами Радамеса.

ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ. Рабыни одинаковы. Радамес подарит других. Не правда ли, Радамес? Или тебя что-то связывает именно с этой рабыней?

РАДАМЕС. Что общего может быть у меня с эфиопянкой?

АМНЕРИС. (равнодушно Ахмаду) Убей, если Радамесу всё равно.


Аида медленно начинает приближаться. Ахмад снова целится в неё.

ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ. (Ахмаду) Не надо. Она возвращается сама. Казним её завтра перед всеми рабами. Чтоб никому не повадно было убегать. (связывает руки подошедшей Аиде)

АМНЕРИС. С возвращением на землю Египта, Радамес! Ты победил, и тебя здесь ожидают только радости!
  1   2   3   4   5   6



Похожие:

Надежда птушкина iconДокументы
1. /Надежда Птушкина.doc
Надежда птушкина iconНадежда птушкина
На полу, креслах и стульях пустые рамы от картин, выпотрошенные коробки, обёрточная бумага
Надежда птушкина iconПротокол №3 от «23» ноября 2006-7 гг. Председатель Правления скпк «надежда»
В состав Исполнительной дирекции мспкк «надежда» входят Исполнительный директор, главный бухгалтер и другие специалисты согласно...
Надежда птушкина iconПтушкина сталинградское танго романтическая драма в двух частях
«Изучение одних, чисто военных аспектов проблемы неизбежно приведёт к искажённому восприятию событий, которые проходили на берегах...
Надежда птушкина iconДевушка из «Верасов» Надежда Микулич: «Я родила ребенка и лишилась голоса…» Надежда микулич фото: Николай суховей когда она задорно затягивала «Малиновку»
Когда она задорно затягивала «Малиновку», половина Советского Союза замирала у теле- и радиоприемников. А вторая половина начинала...
Надежда птушкина iconДепартамент образования города Москвы Государственное образовательное учреждение Центр диагностики и консультирования «Надежда»
Государственное образовательное учреждение Центр диагностики и консультирования «Надежда»
Надежда птушкина iconДепартамент образования города Москвы Государственное образовательное учреждение Центр диагностики и консультирования «Надежда»
Государственное образовательное учреждение Центр диагностики и консультирования «Надежда»
Надежда птушкина iconСухотина Надежда Аркадьевна, 20. 07. 1951 года рождения. Образование высшее, в 1973 закон
Сухотина Надежда Аркадьевна, 20. 07. 1951 года рождения. Образование высшее, в 1973 закончила Ивановский государственный педагогический...
Надежда птушкина iconТы – моя надежда

Надежда птушкина iconРадость и надежда

Надежда птушкина iconАвтодорстрой-2011 "Надежда"

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов