Alter Nietzsche icon

Alter Nietzsche



НазваниеAlter Nietzsche
Дата конвертации27.09.2012
Размер203.6 Kb.
ТипДокументы

Alter Nietzsche


Прошло примерно два столетия со дня смерти Иммануила Канта. Прошло также почти сто лет со дня смерти Фридриха Ницше. Мы являемся современниками этих Философов по масштабам исторического пути духа человечества. Были ли философы в промежутке между ними или после них? Разумеется, как подсказывает здравый смысл историка философии, можно упомянуть и даже рассказать о десятках имен, достаточно значительных и не очень: Гегель, Шопенгауэр, Гуссерль, Бергсон, Рассел, Поппер, Хайдеггер, а также Шеллинг, Кассирер, Жильсон, Кун, модные ныне Кастанеда и Мамардашвили. С другой стороны, если посмотреть с высот духа, мы не увидим никого. Есть толпа очень достойных, интересных, умных, умнейших интеллигентов. Кого выделить из нее? Она пестра и бесцветна одновременно, если начать говорить о глубинах бытия.

Кант указал границы разума, чтобы «освободить место вере». Ницше же Бога убил (во всяком случае, христианского). Кант «совершил коперниканский переворот» в области метафизики. Ницше же первый попытался философствовать «молотом», тем самым революционируя этику. Ницше начал переоценку ценностей… Я продолжу ее.

Да не покажется читателю, что далее я в академическом стиле предприму попытку сравнительного (или, как модно ныне говорить,- «применю методы современной компаративистики») анализа этих двух Философий. Напротив, я покину всякий научный или поэтический стиль, а мое философствование скорее будет похоже на размахивание топором. Итак, представьте ребенка, взявшего в руки топор невинной детской логики… Что может быть чудовищнее?

Однако, пока я не вышел на тропу войны, окажу услугу моим биографам. Сие произведение есть реакция моего alter ego на мое же положение «я есмь бог»: очередной виток спора двух внутри одного. Я то перехожу почти целиком в лагерь одного, то в лагерь другого… Я не имею постоянного проживания.

Против кого, однако, война? Скажу, ступая по-кошачьи, осторожно,– против Лицемерия (последний раз пишу это слово с заглавной буквы, ибо топор еще не взят). За что воюем? Это сильно коробит меня, но вынужден сказать,– не знаю. Агенты спецслужб могут успокоиться: «ни один кролик не пострадает»; да позволит мне читатель ослабить узы вежливости и вдоволь накричаться. Такова ныне потребность души: пролить желчь на пожелтевший лист писчей бумаги. Поэтому часто за невинными вопросами младенца, коим я был, будет проглядывать не только застывшая в вечной иронии усмешка старца, коим я буду, но и отражения «бури в стакане» того, коим я есть. Не люблю, когда меня обманывают (вещи, люди, я сам)… Топор взят, ложь!


^ 1. «После смерти нет ничего» (из римской трагедии)

Есть такие люди, которые так говорят. Они называют себя атеистами и часто прибавляют, что «есть только атомы и пустота». От этих слов тоскливо на душе.
Может, и взаправду так? Ведь никто не возвращался с того света, никто не рассказал мне о нем. Как же я могу заключать о существовании того, чего не видел? О, я слишком глуп, чтобы понять механику этого мира, как осмелюсь утверждать что-либо об ином мире?

Но многие люди, как я знаю, верят, что есть нечто тайное за этим миром, быть может, даже Бог, сотворивший «все населяющее Вселенную», в сравнении с которым мы просто твари. Не выдают ли они желаемое за действительное? В обычной жизни такое происходит очень часто. По телевизору показывают «круги» на фермерских полях Англии; уставшие от рутины сельской жизни «очевидцы» с жаром описывают журналистам то, что «видели» НЛО. Экстрасенсы глубокомысленно рассуждают об энергоинформационном обмене, а точнее «обмане». Публика со столь же глубокомысленным видом их слушает: как же, им втолковывают тайны мира. А мне симпатичнее малый верующий, который ничего не знает, но верит лишь, что был на земле человек Иисус, что его смертью Бог свидетельствовал Сам о Себе, что этот человек и был Богом. Но и такие верующие своей упертостью вызывают раздражение. Я даже уважаю их, но я не столь легковерен. На чем основана их вера? На личном откровении, когда пред человеком явился Бог во всем Своем великолепии? На десятки раз спустя 2000 лет переписанных отнюдь не дословно страницах Библии? Получается, что христианство основано на факте воскрешения Христа, а достоверность самого факта основана на недостоверных слухах (первое евангелие, кажется, было записано спустя полвека после смерти Христа)? Потому-то и появляются «чудеса» в виде плачущих икон, Туринской плащаницы. Если Бог есть, то почему Он не заявит о Себе? Фоме дано было подержаться за руку воскресшего… счастливец, Фома! Мне слышится, что «сложно устраивать чудеса для каждого… и бессмысленно, поскольку потомки забудут то, что было засвидетельствовано предкам». Но почему бы Богу, я рассуждаю за Него, не устроить постоянно действующего чуда? Например, пусть будет так: в городе Иерусалим поместить черную пирамиду; пусть на гранях ее пробегают золотые буквы с текстом Ветхого Завета и частично Новым; и пусть пирамида будет ничем неразрушима. Я не знаю, что сможет возразить против такого чуда самый отъявленный скептик. Если Бог может сдвигать горы и останавливать солнце, то это чудо не составит для Него, Творца мира, труда… Но я не видел в Иерусалиме такой пирамиды и паломником вокруг нее. Аргументов, основанных на «свободе воли», на том, что «Бог не хочет насилия над человеком, не хочет давить чудом его волю»,– их я не принимаю.

Слышал я от многих, что религия просто потакает тайным мечтам человека о личном бессмертии, и в этом и есть суть религии. Так думают атеисты, и потому так злобно издеваются над верующими, что сами уже не имеют такого утешения. Вот взять буддизм, где нет Бога, зато есть бодхисатвы и обещание вечного блаженства человека в нирване. Кто сказал им, сколько именно есть ступеней сансары? Говорят они мне устами далай-ламы, что один хороший бодхисатва воплотился в образе Будды Гаутамы и по милости своей поведал кое-что о священном устройстве мира. Ах, как было бы замечательно, если бы я вспомнил одну из своих жизней… да я ведь и раннего своего детства не помню! Спокойствие Будды трогает меня, но не убеждает.

Сколько умных людей здесь обманывались, лицемерили перед собой и другими, лицемерили искренне и неискренне, по обязанности, и не принимали слова древнего хора: «После смерти нет ничего». Кажется, теперь и я это принял… что, кажется, избавило от многих заблуждений.


^ 2. Ratio essendi?

Разум есть основа всего. Когда я впервые столкнулся с философией, то мне показался странным тезис, идущий от Парменида о тождественности мышления и бытия. Сравните возвеличивающегося над другими философа (наследственная болезнь всех ученых и в особенности философов, не исключая и меня), ставящего мысль и слово перед осязаемой вещью. В самом деле, вспоминая пословицу, «сколько ни кричи «халва», во рту слаще не будет».

Детская ошибка греков. Ухо и глаз чуют этот мир, значит мысль непременно чует иной мир. Рабы, рабочие заняты черной работой, ну, например, подметают улицу, копают траншеи, значит имеющие дело с чистой мыслью философы, математики и люди умственного труда заняты белой работой. Первые есть низшее сословие, вторые– высшее: основание лежит в том, что тот мир превосходнее этого. Бог есть Сущий, Логос, «альфа и омега всех вещей», человек лишь «тварь дрожащая», проклятое и страдающее существо. Чтобы изменить положение, человек должен жить, «лишь Логосу внимая».

Вполне допускаю, что есть только Бог или Мировой дух Гегеля, а мы лишь фрагменты Его Сна, фрагменты покрывала Майи. Но причем же тут именно мышление? Кто сказал, что природа Духа в разуме? Посмотрите внимательно на деятельность своего ума. Он может допускать арифметические ошибки, он подвержен забывчивости, таким образом не безгрешен. Наш разум склонен к вымыслам, порой трогательным, изобретая черных драконов, допуская возможность телепортации (мгновенное перемещение предмета в пространстве противоречит теории относительности, и не говорите мне, что когда-то и Эйнштейна опровергнут). Идеалисты считают разум неким родом чувств (пятым или шестым), которым можно постигать «умопостигаемый» мир. Если сотню человек спросить, какого цвета солнце, то едва найдется ответ, отличный от «желтого». Если сотню философов спросить о «свободе воли», то мы услышим десятки разных ответов. Существование особого, идеального мира, доступного только полету мысли, невозможно ввиду такого разброса мнений.

Сожалею, но «естественный свет разума» светит только в этом мире… а сыр во рту приятнее, чем мысль о сыре или сыр из мыслей. Иллюзия сродни наркотику; по привычке мы считаем слово нечто большим, чем оно есть, а тем временем наши дети и мы сами играют в компьютерные игры, читают фэнтези запоем.


^ 3. Cogito, ergo sum

Что же такое «мышление»? По Декарту, важнейшее свойство духа в отличие от протяженности материи. Дух не занимает места, он мыслит. Как получается, что я захотел пошевелить рукой, и вот,– рука сдвинулась? Мы не найдем конца, если начнем идти от физиологии мышечного сокращения. Тайна, как казалось многим. До сих пор некоторые не могут разрешить знаменитую психофизиологическую проблему.

Если признать дух или душу главной частью человека (в том смысле, что после смерти тела душа еще какое-то время невредима),… то сразу вспоминаются курьезные случаи. Несмышленый ребенок, ничего еще не знающий и не помнящий; старик с болезнью Альцгеймера, уже забывший кто он есть; гениальный физик Ландау после автокатастрофы. В последнем случае: так куда же делся интеллект великого физика? Покинул тело? Но ведь физически человек был жив. Что делал дух Ницше в последнее десятилетие его жизни, когда сумасшедший философ находился в доме призрения? Наконец, простой факт: с отрезанной головой человек не мыслит и, более того, не может жить.

Где-то я услышал старый афоризм, поразивший меня своей топорностью. Он звучит примерно так: «Мозг мыслит так же, как желудок вырабатывает соляную кислоту». Разумеется, не надо понимать, что мысль- это какая-то жидкость. Современная нейрофизиология постепенно пришла к тому, что все определяется состоянием нейронной сети. Электрохимические процессы в нейронах и между ними, господа, и больше ничего! Вот, предположим, замкнуло у вас один из нейронов, и вы стали переходить дорогу на красный цвет. Гематоэнцефалический барьер предохраняет мозг от отклонений в составе крови, так природа заботится о ЦНС. Но… это чистая физиология! Не совсем понятно, почему такие процессы имеют преимущество перед процессами, например, переваривания пищи? Лишние мысли вредны для здоровья, подобно избытку пищи. Why not?

«Я мыслю, следовательно, существую». Если я не мыслю, значит, как человека, меня нет, а есть только инвалид. Не знаю, как вы, но я бы предпочел самоубийство прозябанию в доме сумасшедших. Можно потерять зрение, слух или лишиться ног, но жить все же подаянием, надеясь на милость людей. Потерять способность мыслить трезво,– вот самое худшее. Самосознание– это то, что отличает человека от обезьяны. Представьте двадцатиэтажное здание, каждый этаж которого проектировался по особому заказу после строительства остальных. Рядом стоит здание в 21 этаж, отличающееся от первого лишь разукрашенным последним этажом. Спору нет, этаж мысли прекрасен. Но находятся энтузиасты, которые говорят: «Постройка несовершенна. Давайте уберем все предыдущие этажи за счет расширения последнего. Печально, что эти 20 этажей существует, главное- это 21-й этаж». Никакой архитектор не станет слушать этих советчиков. Человек един, неразделим на тело и дух, и баста! Если разрушен один из этажей, то все здание рухнет.

Преимущество мыслительной способности над остальными в том, что она эволюционно последняя. Преимущество интеллигента в том, что он один из 1000, а человек из простого народа– 1:1000000. Иных преимуществ я не вижу. «Cogito, ergo sum”– нужно понимать правильно, не как Декарт…

^ 4. «Кто не любил, тот и не жил»…(из песенки одной поп-звездочки)

Кажется, такой человек неполноценен. Кто-то из молодежного чата примерно так инстинктивно отнесся к моему признанию, что я не ощущал любви, не знаю, что это такое (причем возмущение приняло грубую форму). Добрая половина всех литературных произведений, религиозной литературы, сама Библия (Бог есть Любовь) говорит о «любви». Различают даже ее виды: плотская (как модно ныне говорить, сексуальная), платоническая, интеллектуальная, к детям, к предкам, к человечеству, к Богу и т.д. Платон рассматривал «любовь к мальчикам» как первую ступень к высшей ступени: любви к Единому.

Любовь– это чувство, пусть и особое, по своей силе заглушающее все остальное. Все чувства, пусть и порожденные внешней причиной, коренятся не в сердце, а в мозге. Следовательно, это тоже нейрофизиология. Клянутся вечностью, но часто, в отрыве от объекта любви, забывают про давешние свои домогательства и предаются иной страсти спустя неделю, месяц, год, десятилетие. Время сильнее любви. Величие любви видят в жертвенности, но забывают, что и другая сильная страсть (ненависть, например) столь же бесцеремонно вертит жизнью человека. Один старик сказал, что «вы, молодые, не понимаете, что старым это уже не нужно». Второй старик, более интеллектуальный, на мой вопрос о сущности любви ответил: «Ах, любовь… да это лишь проявление сексуальности». На мой взгляд, сила чувства скорее говорит о неблагородном его происхождении. Но в обществе принято говорить о любви только хорошее, закатывать глаза вверх: «О, любовь…». У нас даже специальное Love-радио есть: из тысяч признаний о любви на всю страну лишь два или три выдерживают проверку на истинность. Даже как-то обидно за любовь, затаскали слово, сделали из него проститутку. Правильнее было бы молчать, выказывая уважение перед тайной. Однако, какая же здесь тайна? Только весенняя гулянка гормонов да голос тела. Не спорю, психика человека резко меняется, но разве это причина возвеличивать любовь? Вот, например, жуткий страх заставляет мочиться… неприлично, конечно… из того же самого места.

Представьте себе замерзшую сосульку. Внезапно луч солнца освещает ее, и вы видите, как она переливается цветами радуги. Уберите иллюзорный свет, и все очарование пропадет. Никто не будет спорить, что сосулька, как была сосулькой, так и осталась. Посмотрите из темного угла трезвым взглядом на объект любви, и вы не найдете ничего особенного. Кто-то назовет священным само чувство, но каковы основания? Все тот же электрохимический процесс… что же касается результата любви, то он может быть и фатальным (в одной античной трагедии описывался случай утопления возлюбленного, отправившегося через Геллеспонт вплавь во время шторма). Да и сколько женщин умирало во время родов, а дети рождались с отклонениями…. Сколько поэтов бросало в камин свои творения? Сколько философов (Гете, Демокрит, Шопенгауэр) промотало наследство родителей в погоне за призраком величия? Все они были ослеплены страстью. Желая облагородить собственную страсть, они придумали ей название «любовь», благо народ уже знал это слово...


^ 5. Ты должен во что-то верить…

Часто слышишь такое: «Ты мужик или нет? Ты должен…». Полагаю, что и девушек наставляют их тетушки: «Ты должна быть всегда в форме, красивой, иначе…». Невыполнение этих требований грозит перешептыванием за спиной, утратой уважения. От человека, иными словами, требуют, чтобы он «был достойным членом общества». Да и сам человек переживает, если оказывается несостоятельным в своих глазах. Та мера, какой меряет себя человек, устанавливается им зачастую бессознательно. Если такое происходит рациональным путем, хотя и с привлечением «я должен верить в Х», можно говорить о становлении личности. Эта личность сама выбирает для себя идеал, СТОИТ на своем. Наиболее ярко представлен результат этого процесса в стоических философиях. Всякая религия (более обще: вера) призывает человека стремиться ввысь. И не так важно, что принято за цель и смысл: искупление грехов, близость к Создателю, постижение «мудрости» в нирване, служба государству, самосовершенствование, становление сверхчеловеком или богом. Итак, если ты хочешь достигнуть чего-то в жизни, ты должен…

Но, право, зачем мне залезать в долги? А если мне придется раскаиваться в содеянном «из добрых побуждений»? Разве плохо, например, быть скромной, безымянной вещью, которая даже не делает свою скромность добродетелью (в чем и отличается от православных святых)? Единственный долг, который, возможно, я приму– это долг поддержания собственного существования. В этом я потворствую инстинкту жизни. В самом деле, если нечто не хочет СТОЯТЬ, то рано или поздно оно упадет.


^ 6. «Кому много дано, с того много и спросится» (из Библии)

Народ говорит: «Что на роду написано, того не избежишь». Подразумевается, что здесь приложил перо Господь или в худшем случае таинственная судьба. Более активная, мессианская форма предрассудка такова: «Я должен выполнить на земле мое высшее предназначение, и это хорошо будет для меня». Заметьте, непременно «высшее»! Если не сделаю то, что он меня требуется, то как будто бы заслужу наказание. Светское общество унаследовало этот предрассудок в форме либеральных ценностей: «Общество должно создавать каждому человеку наиболее благоприятные условия для реализации его природных дарований». А если человек занимался «не своим делом», «зарыл свой талант в землю», то это подлежит осуждению.

Весьма зачаровывает! Теоретический пример. Некий человек, ученый или философ, пожертвовал большей частью своей жизни, чтобы написать трактат (притом он не уверен, сгинет ли его труд в библиотечной пыли или же будет востребован «на благо человечества», но пламенно верит во второе «когда-нибудь»). Начав труд в юности с горячим сердцем, под старость лишь неимоверное усилие воли требовалось для «завершения дела всей жизни». Соблазнительно считать долгом то, что соответствует наклонностям?! Логика безупречна! «Предназначение»– это тот монстр, сжирающий человека, когда он говорит: «Мне предназначено свыше…». Да, жизнь становится осмысленной, становясь «во имя», а для многих теперь еще и «во имя себя». Коварство заключается еще и в том, что данное предназначение вселяется в кровь, ибо оно МОЕ. Человек видит во всем случающимся с ним «чью-то руку».

Уже в Х1Х-м веке наступило отрезвление. Вслед за Дарвином признается главенство слепого случая; для Шопенгауэра его «воля», хоть и мировая, но уже не зрячая, бессмысленная. Я убираю Себя чужие руки! Жалко, конечно, а что делать? Ведь правда же…

Что касается «наибольшего самораскрытия», то пусть мои неизвестно к чему способности, коих я не ведаю толком, раскрылись на 10%. Ну, значит, это произошло, и ничего более. Полный пофигизм…


^ 7. «Лучше живой собаке, чем мертвому льву» (Екклезиаст)

«Живи, и радуйся жизни»– смешно, но, вероятно, так говорилось многим шибко умным товарищам, тем, кто самозабвенно копался с мазохистским удовольствием в мировоззренческих проблемах. Окружающие их просто не понимали, ведь проблемы эти чужие, не свои. Вспоминается Гоголь: «..оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать». Натуру, кажется, не перестроишь: здоровая народная простота. Наш новый Заратустра, несмотря на танцы с жизнью, все-таки не мог принять ту истину, что жизнь есть проза, не стихи… Хотя Ницше и писал, что «много лгут поэты».

«Живи, и радуйся жизни»– лицемерие молодого, здорового тела! Очень трудно отделаться от этого, особенно весной, ибо здесь лжет не проворовавшийся в спекуляциях ум, не жаждущая приключений душа, а вполне исправное тело. Вот если тело не в порядке, поражено хронической болезнью без надежды на излечение (например, старостью), то приманки жизни уже не действенны. Посмотрите на старушек, которые пригожим теплым днем млеют на скамейках под лучами солнца. Кожа полурастительным образом жадно улавливает воспоминания о свежести былой жизни. Потому-то старые люди со странной любовью смотрят на молодых. Потому-то, если бы такому старику предложили в дар пару лет (а лучше, еще больше, больше, бесконечно больше!) молодости без каких-либо обязательств, никто бы не отказался, НИКТО не отказался бы! Никто, ни я, ни вы, читатель… Разумеется, бывают и скептические чувства по отношению к жизни. Часто разочарование ведет к язвительным нападкам, ворчанью из конуры на окружающее, на жизнь (под горячую руку обычно попадают «зажравшиеся чиновники»). Но такое озлобление наоборот проистекает из чувства утраты, безнадежности от упущенной возможности «пожить, как хочется». Парадоксально, но высоконравственный человек в летах способен умереть, лишь бы жил другой, еще юный человек, кто бы тот ни был. Так в нас говорит инстинкт жизни. Начиная с какого-то возраста, всякий человек без исключений испытывает трогательный трепет при виде пробегающей детворы (даже национальный фактор, я думаю, исчезает).

Вслед за Ницше полезно рассмотреть религиозных аскетов, в которых, кажется, угас этот инстинкт. Посты, утомительные моления, богообщение действительно отдаляют их от «земного», «здесь живого». С другой стороны, широкие слои верующих являются самыми жизнерадостными (ведь их жизнь и мир в целом освещены=освящены Богом). Аскеты, вырвавшись из круга человеческой жизни и смерти в череде поколений, все-таки утверждают жизнь. Эта, «худшая» жизнь приносится в жертву «лучшей» жизни. Апостол Павел в одном из своих посланий написал примерно так: «Если бы не было воскресения из мертвых, то вера наша была тщетной.. и мы были бы самыми несчастными из людей». Почитайте Коран о райской жизни, и вы поймете, что к чему,– там все так наивно и просто.

Теперь я задам два вопроса. Вот первый:

Что такое жизнь, чтобы ей радоваться?

Одним этот вопрос может показаться позерством, другие, если они поймут, что автор осмелился задать его серьезно, сочтут меня близким к суициду. В самом деле, должен признать, дистанция между мной и самоубийством не так велика, как ранее. Радость от жизни только и помогает нам переносить бытовые проблемы разного сорта. Поэтому время задать второй, встречный вопрос:

Что такое смерть, чтобы мы к ней стремились?

Нет философского обоснования тому, почему человеку следует поддерживать собственное существование, почему он должен СТОЯТЬ. Некоторые говорят также фразы типа «он не жил, а существовал», подразумевая, должно быть, что «жить»– это значит получать удовольствие от того, что дает человеку сам факт его существования. Согласимся же, что жизнь есть прежде всего существование (в значении «выживание»), а потом уж все остальное. Нет существования, нет и ушей, слышащих сейчас Бетховена, а потом перебранку злых рабочих; нет глаз, видящих сейчас панели MS Word, а затем труп вороны на железнодорожных путях или говно в унитазе; нет и мышц, по которым то разливается тепло физической работы, то простреливает ревматическая боль. Нет существования, нет и радостей от удачно завершенных дел, но нет и горестей от потери близких. Умерший застрахован от страха, фрустрации, боли, стыда, давящей депрессии. Какое преимущество перед жизнью! Однако, почему-то предпочитают жизнь… или ее приманки???!

Довольно того, что я существую по привычке. Зачем менять свое состояние? Живее я не стану, а перейти в разряд мертвых всегда успею.


8. Красота спасает мир… (почти из Достоевского)

Единственное, что оправдывает бессмыслицу этого мира– это присутствие в некоторых его многообразных вещах красоты. Греки предлагали начинать приобщение к красоте Единого с отзыва души на красоту проходящих юношей и затем перехода к познанию красоты логических построений. Красота, таким образом,– существеннейшее качество Бога, по грекам. Красота состоит в незаинтересованном созерцании предметов, по Канту. Ахматова сравнивала красивое с цветами, выросшими на помойке. Искусство, создающее красивое, следовательно, возвышенно и божественно.

А я вот не понимаю… Что такое красота, чтобы все ей поклонялись? Когда я вижу красивого человека, я стараюсь вспоминать, что не для меня эта красота, не для меня он так красив, для других,… для других целей. Если окажешься один в толпе красавцев, то красота каждого потускнеет. Если видишь красоту слишком часто, она перестает таковой быть. Возьмем музыку. Многие мыслители и религиозные деятели прошлого (св.Августин) неодобрительно относились к ней, сравнивая с вином. В самом деле, ища приятную мелодию (попсу, рок, рэп или что еще, смотря по мере своей испорченности), человек в последнюю очередь думает о своем совершенствовании. Прикрываясь этим благовидным предлогом, он невоздержно поглощает все подряд. Если бы красивые вещи вызывали неудовольствие, то они бы и не ценились. Здесь легко допустить грех превышением меры. Истинно красивые вещи нужно видеть редко, вдумчиво, только тогда их красота действенна, тогда они «поражают». Шедевры требуют к себе уважения. Мир же, как он есть, привычен и безобразно прозаичен. Представим себе обычный стеклянный стакан (такие, кстати, уже вышли из моды) и стакан из хрусталя с декоративным узором. Оба успешно выполняют свою функцию «хранения воды», но мы посчитаем второй «лучше». Чем, собственно говоря? Чем одна вещь лучше другой? Заменим слово «стакан» на слово «человек». Итак, перед нами заурядный троечник, прыщавый, с носом типа картошка, ремонтирующий, допустим, холодильники и топ-модель, отличающая также умом и сообразительностью (наверное, есть среди моделей и такие). В чем преимущество топ-модели над «троечником»? Я не вижу рационального ответа. Вы можете сказать, что, покупать овощи, приятнее у красивого продавца, располагающего к себе манерами и/или внешностью. Но… кто-то, вероятно, предпочтет другого продавца, согласно своему вкусу. Итак, вы станете поклоняться собственному вкусу?! Нас скорее интересует вопрос не «почему (вещь кажется всем красивой)», а «какое право? (дает красивой вещи быть превосходнее некрасивой)». Какое право, например, имеем мы считать Викторианскую симфонию Бетховена отличным от сочетания звуковых мод?

Некое подобие ответа кроется в таком рассуждении: «Красота скрашивает нашу жизнь; отсюда, по дедукции,– вот эта красивая вещь делает частицей жизни вот этот момент моего существования, когда я общаюсь с этой вещью». Но это еще не ответ.

Такое трепетное отношение к красоте отчасти связано с тем, что определенные люди, не нашедшие обычной работы (например, по причине отвращения к физическому труду), довольствуется ремесленным промыслом. Музыка пишется нищими музыкантами на заказ (см. биографию Моцарта), картины– выставляются для продажи. Один древний римлянин не советовал становиться комедиантом, ибо это означало непременно нищету и презрение. В интересах людей искусства представить последнее в благородном свете, благо никто не возражает, для самоуспокоения «при хорошей мине при плохой игре». Также и интерес к привлечению потенциальных «наркоманов». Нынешнюю infoart-культуру язык не поворачивается назвать настоящей культурой, поскольку она массовая. Тем не менее… это все-таки культура.

Всякое искусство лживо, всякое изображенное исключает само чувство, всякое изображение жизни убивает правду жизни из «благородных побуждений». Искусство и его почитатели не любят говорить правду, не любят выходить из образа даже в быту. Хотя… искусство есть часть жизни. Встретить красивую вещь– маленькая удача, не более того!


^ 9. «Ты, что, не знал людей, не знал цены их слов?» (Гете)

Иногда я спрашиваю себя: «Для чего дан человеку язык?», и тут же отвечаю: «Чтобы лгать». Ложь и лицемерие начинаются уже с невинного вопроса «Как дела?». Обычно спрашивающему не нужен ответ, он спрашивает из вежливости. Обычно отвечающий говорит: «Спасибо, нормально (хорошо)», он отвечает также из вежливости. Правила хорошего тона и нужны только для того, чтобы сделать неизбежное взаимное присутствие переносимым, избежать тягостного молчания. Собеседники начинают мучительно искать общие темы (пресловутая «погода»), чтобы показать: «Я тебе не враг». Показалось бы странной излишняя откровенность, когда на вопрос «как дела?» начинают вываливать свои проблемы; сразу возникло бы подозрение: «Чего он (она) от меня хочет?». Так, ответом «спасибо, все нормально» отделываются от собеседника. Так, лицемерием мы защищаемся…

О, в обществе, где «человек человеку брат», такой вид лицемерия считался бы прегрешением. Наше же общество следует скорее максиме «человек человеку волк» такое лицемерие выглядит вполне простительным. Хотя с высоких трибун проповедуются гуманистические идеалы, в реальности практикуется черствость, прохладное отношение друг к другу. Получили распространение «правдоподобные отговорки», когда человек лжет вполне сознательно, убоявшись наказания или невыгодных последствий, если «правда выползет наружу». Например, явно невыгодно «резать правду-матку в глаза» контролирующей организации; эта организация, быть может, и не хочет видеть правду, догадываясь о ней, а если и не знает правды, то зачем ей показывать недостатки, которые могли бы оказаться незамеченными. Аналогичным образом, я полагаю, обстоит дело и в семейной жизни, когда любовь, если она вообще была, давно уже ушла. Так, лицемерием мы защищаемся…

Ложь начинается уже со школьной скамьи. Те, кто раньше понял, как часто лгут люди и как часто им не нужен искренний ответ, оказываются в более выгодном положении, чем бесхитростные простаки». Народ сохранил пословицу: «Простота хуже воровства». Сколько завышенных оценок ставили нам, ставят и сейчас нынешним школьникам! Учителя-правдолюбы, которые не могут смириться со своим бесправием, которым противно ставить вместо заслуженного «неуда» невзрачную «тройку» (а находятся теперь еще и такие наглые ученики, кто требует и четверку), в нашей школе не выживают. Они портят средний балл, на них жалуются ученики (как правило, умеющие качать права, но неспособные к обучению),– головная боль директору! И в итоге получается девальвация образования. Все знают, что от школы нет никакого прока, и все-таки идут и в школу, и в институт, ибо «так все поступают, это престижно». Пока еще престижно… В газетах десятилетиями говорят «о бедственном положении учителей», «о значении образования» (вспомним популистский указ «первого Президента России» под номером 1), а между тем втайне презирают учителей. Вот и получается, что этой профессией занимаются частью неудачники в жизни, частью вообще бескультурные люди, ищущих легких денег (чему может научить такое отребье?). Но вот наступает 1 сентября, директор школы держит речь, и о чем он говорит? Ах, какие у нас в школе достойные учителя, как чудесен мир знаний, короче, как все хорошо… ладно, если так из желания уберечь детей от проблем, но такой пафосно-оптимистический тон удерживается и на родительских собраниях, и вообще на любом публичном мероприятии. Демагогия весьма пышно расцвела в нашем обществе, мне противно слышать эти самоуспокаивающие речи! А что представляет сфера медицины? По поликлиникам сидят люди, весьма смутно разбирающиеся в своем предмете, ненавидящие пациентов. Их можно понять: низкая зарплата, поток народа, исключающий индивидуальный подход. Но невозможно простить отказ от признания своей недостаточной компетентности, неразборчивый почерк в медицинской карте. Лицемерие людей в белых халатах проявляется не так ярко, как среди «инженеров человеческих душ», скорее всего здесь бумажные приписки количества принятых пациентов да рассуждения о здоровом образе жизни. Я не сомневаюсь, что в бытность свою студентом-медиком, каждый врач достаточно послушал о «святости человеческой жизни», «клятве Гиппократа». И я не сомневаюсь, что столкновение с потоком пациентов, рассерженных многочасовым ожиданием, окончилось отрезвлением. Какие еще есть низкооплачиваемые области (удивительно, как несмотря на внутреннее лицемерие в этих областях, они выполняют еще на «троечку» свою общественную функцию!)? Ага, милиция и транспортники. Последние делают вид, что «ходят по расписанию», а пассажиры делают вид, что платят. Безбилетники переведутся разве только тогда, когда полностью будет исключена возможность бесплатного проезда. С милицией я плохо знаком, поскольку законов не нарушаю. Полагаю, и здесь много пафосной риторики о защите мирных граждан от злых бандитов, на деле же милиционеры часто превращаются в подобие «бандитов с большой дороги», благо социальный состав примерно совпадает. Не буду уж распространяться о том, какая «актуальность, новизна и практическая значимость» содержаться в нынешних российских научных статьях и диссертациях. К слову сказать, выдвижение этих требований как критериев научности работы не во всех случаях полезно. Ну скажите, какая «практическая значимость» может содержаться в математической работе по решению некого класса интегральных уравнений? Далее, человека, как Ученого с большой буквы, может заинтересовать проблема, которая только ему впервые показалось достойной внимания, но в мире слабо исследуется. Как быть тогда с «актуальностью»? Что касается «новизны», то просто невероятно, чтобы сотни диссертаций, защищаемых ежегодно, содержали в себе существенные прорывы, а не являлись пересказом старых «сказок». Но тебя воспримут как ученого, если у тебя будет степень, а степень будет только при защищенной диссертации. Вот и вынуждены сотни соискателей изощрять мозг в поисках «актуальности, новизны, практической значимости», по знакомству находить оппонентов, писать рецензии за рецензентов. А правда.. она никому не нужна, вскоре сам человек отвыкает видеть ее, довольствуясь удобной ложью. И после смерти человека сопровождает ложь, поскольку запрещено обществом «говорить о мертвых плохое».

Я высказал здесь отвращение к проявлениям лицемерия. Еще большее отвращение вызывает лицемерие, которое идет не по принуждению, а когда человек сам, чтобы доставить себе удовольствие пафосной речью, разглагольствует демагогически, причем так ловко, что не осмеливаешься возразить демагогу, даже если он критикует тебя с таких «правильных» позиций. Умение лгать, увы, необходимое условие нашей жизни. Умение различать чужую ложь не просто приобретается с опытом. Поймать же собственную ложь за хвост– вообще, великое искусство. Знать, уважать правду и жить сознательно во лжи – это поистине гениально. Знать, что, по-видимому, нет ни Бога, ни богов, и сохранять веру в Бога,–– это божественно.

«Дети мои, будьте чисты, как голуби, и мудры, как змии»,– сказал когда-то Бог.


Дата написания: 1-4мая, 9-10мая 2003 года

Дата идеи: март, апрель 2003 года




Похожие:

Alter Nietzsche iconДокументы
1. /Adios.txt
2. /Alter Mann.txt
3....

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов