Три шедевра человеческого разума icon

Три шедевра человеческого разума



НазваниеТри шедевра человеческого разума
страница1/5
Дата конвертации27.09.2012
Размер375.3 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5

Три шедевра человеческого разума


История человечества есть прежде всего история человеческого разума. Именно это чарующее мироощущение подвигло Гегеля создать величественное здание самопостижения Абсолюта. Философ писал: «Прежде всего мы должны обратить внимание на то обстоятельство, что интересующий нас предмет - всемирная история, - совершается в духовной сфере. Мир обнимает собою физическую и психическую природу; физическая природа также играет некоторую роль во всемирной истории… Но субстанциальным является дух и ход его развития» [1, c.70]. Во введении к «Лекциям по истории философии» Гегель продолжает: «… мировой дух не впадает в равнодушное спокойствие; это его свойство имеет своим основанием простое понятие духа, согласно которому его жизнью является его деяние. Это деяние имеет своей предпосылкой наличие известного материала, на который оно направлено и который оно не только умножает, не только расширяет, прибавляя к нему новый материал, но и существенно обрабатывает, преобразует. Созданное каждым поколением в области науки и духовной деятельности есть наследие, рост которого является результатом сбережений всех предшествовавших поколений, святилище, в котором все человеческие поколения благодарно и радостно поместили все то, что им помогло пройти жизненный путь, что они обрели в глубинах природы и духа… с мыслью дело обстоит так, что, только порождая себя, она себя находит: дело даже обстоит так, что лишь тогда, когда она себя находит, она существует и действительна». Даже атеист будет сотрясен до глубины души, если эстетически вглядится в единство истории. Религиозный же мыслитель увидит в деяниях человеческого разума Lux Aeternus, вечный свет божественного первообраза.

По своей сущности разум обречен мыслить. Столетие за столетием он неустанно создает эйдосы (идеи), конструируя их из изменчивого чувственного материала и собственного наследия. А. Лосев, уточняя данное понятие на античном материале, писал: «Но этот «эйдос», и по Платону, и по Аристотелю, есть не что иное, как видимая и оформленная сущность. Поэтому когда переводят платоновский «эйдос», то переводят его как «идея»; а когда переводят аристотелевский «эйдос», то переводят его как «форма». Однако и филологически, и философски – это одна и та же категория, противоположная бесформенной материи, как нечто видимое и упорядоченное… картинно представляемым планом вещественно-телесного продуцирования, почему для этого и были привлечены термины "идея" или "эйдос", уже по самой своей этимологии (эйдос – древнегреч. "вид") указывавшие на физическое видение» [2]. Здесь мы оставим в стороне вопрос о происхождении и сущности идей и примем феноменологический взгляд на них как на данность.

Некоторые идеи, едва родившись, после кратковременного расцвета увядают и попадают в Лету. Иные эйдосы ведут себя подобно змеям, сбрасывая с себя старую понятийную оболочку, чтобы спустя какое-то время возродиться в новом виде.
Есть и такие эйдосы, таящие в себе неисчерпаемую бездну, которые крепчают с каждым поколением философов, жертвующих им все силы. Последние идеи вправе можно назвать шедеврами разума. Их также можно величать «трансцендентальными», поскольку, единожды создав их предельным напряжением сил, разум более не в состоянии совладать с ними – стоящие за ними образы лишь частично улавливаются в сети понятийного аппарата.

В данной статье мы проанализируем особенности рождения трех трансцендентальных эйдосов: бесконечности, Бога и сложности. Они имеют непреходящее значение для соответственно математики, религиозной философии и техницистского мышления. Разумеется, существуют и другие шедевры, созданные коллективным разумом человечества, например, идея красоты. Они преимущественно анализируются в рамках связанного с ними раздела философии; историки философии обычно дают для таких идей хронологическое перечисление вроде такого «еще в N-м веке философ Х предложил рассматривать идею Y как…». Для создания настоящей истории философии, переживаемой эстетически, этого явно недостаточно – необходимо выявить еще и мотивации к трансформации идей, и, что является более фундаментальной задачей, показать взаимообусловленность шедевров разума. В рамках статьи мы можем лишь наметить такие мотивации и связи для трех идей – бесконечности, Бога и сложности.
^

1. Homo metaphysicum и трансцендентальный регион


Вслед за кантоведом С. Катречко [3], постулируем метафизическую интенцию к созданию эйдосов внутри трансцендентального субъекта. С одной стороны, указанное стремление (metaphysica naturalis, по Канту) общее для всех манифестаций трансцендентального субъекта; но с другой, каждая такая манифестация, представляя homo metaphysicum, вполне индивидуальна и субъектна. Поэтому надлежит рассмотреть, какие формы метафизической интенции возможны, и соответственно какие формы homo metaphysicum возможны in concreto. При этом, как мне кажется, особенно полезной оказывается оптика проективно модальных онтологий, развиваемая В. Моисеевым [4].

Р


Рис. 1. Проективная схема трансцендентирующего разума.
азум, будучи предоставлен самому себе, находит два объекта применения. Во-первых, исследованию1 могут быть подвергнуты формы и условия его приложения к чему-либо (собственно говоря, сущность самого разума). Такой формальный подход свойственен математике, а если речь заходит об условиях и предпосылках разума (или, чуть сузив, познания/познавания), то мы получаем гносеологию. Во-вторых, исследованию может подлежать мир, Бог, человек и все, что считается реальным; уместно расширить объект исследования до всего того, что человек способен созерцать, и мы получаем философию (без гносеологии). Такое созерцание в отличие от первого рода обладает смысловой направленностью, т.е. объект созерцания чем-то интересен для homo metaphysicum. Последний получает интеллектуальное удовольствие от самого процесса, и объект предстает лишь одним из необходимых условий созерцания. Даже когда речь идет об этике, то, хотя её предмет стоит в непосредственно практической связи с жизнью, но сама этика, в трансцендентальной своей части, условно называемой «метаэтика», сохраняет покой и безмятежность. Такое состояние разума хорошо выражено формулой «искусство ради искусства». Иная ситуация складывается, когда разум имеет дело с реальностью не созерцательно, а действенно, стремясь манипулировать и преобразовать последнюю согласно поставленной цели. Здесь человек проявляет себя технически, технологически в контексте создаваемого объекта. В самом простейшем случае мы получаем понятие «проектирование». Если указанный объект, который иронично можно назвать «штуковиной», не столько физичен, сколько идеален, то проектирование предстает перед нами через программирование. Типичные примеры – станок с числовым программным управлением, операционная система Windows. Еще один, более удобный для метафизика пример – написание отчета по гранту или монографии, где востребован талант Архитектора.

Таким образом, мы имеем эпистемологическую, спекулятивную и конструктивную формы метафизической интенции, а в качестве форм homo metaphysicum – математика, философа и архитектора (или системосоздателя). В силу того, что изрядная доля математики, проектирования и даже философии насыщена эмпирическим материалом, вследствие чего «приземлена» и не вырывается на трансцендентальный простор, то легко наблюдать громадное число представителей этих дисциплин, не обремененных метафизической интенцией. Но в основаниях этих «наук» лежит улавливаемый интуицией «мета-» трансцендентальный регион, где они сплавлены воедино. Например, трансцендентальная идея красоты принадлежит в первую очередь философии, во вторую очередь – математике (вспомним крылатое «поверить алгеброй гармонию», число золотого сечения), но и в третью очередь – проектированию (внутренняя согласованность частей технической системы и красива, и ведет к эффективности ее эксплуатационных характеристик). Поэтому крупный математик, обладающий metaphysica naturalis, незаметно для себя может от серьезных профессиональных проблем продрейфовать к проблемам, традиционно считающихся философскими. Сходным образом может измениться и оптика его работы; например, при конструировании философской системы применяются все три вида метафизической интенции.

Общность трансцендентального региона может быть косвенно показана на примерах биографий замечательных людей. Великий Лейбниц был способен и создавать исчисление бесконечно малых, и развивать идеи монадологии и теодицеи, и конструировать механическую счетную машину, и выдвигать проекты по народному просвещению для Российской Академии наук. Норберт Винер, начав как профессиональный математик в области расчета траекторий снарядов, закончил как «отец кибернетики», а его последним крупным трудом был «Творец и голем». Название, кстати, многозначительное для тех, кто свысока и брезгливо смотрит на труд инженеров и изобретателей. Академик Борис Раушенбах, будучи профессионалом в области авиастроения, отличился в исследованиях русской иконописи и даже написал трактат по проблеме христианской Троицы. Бертран Рассел был одинаково силен и в математической логике, и в философии. Про Людвига Витгенштейна рассказывают, что в качестве отдыха он занимался работой водопроводчика. Небезызвестный Георг Кантор однажды попросил разрешить ему читать лекции по философии. Платон пострадал за свою попытку осуществить (сконструировать) идеальное государство в Сицилии. Архимед известен и как математик, и как конструктор. Подобных примеров известно множество, и данное проблемное поле заслуживает отдельного исследования со стороны антропологов (например, вопрос – почему переходы из математики в философию случаются гораздо чаще, чем из философии в математику).

В трансцендентальном регионе взаимопроникают не только отдельные «науки», но варятся в одном котле все великие идеи разума – течение живой мысли уносит шедевры разума от места рождения к сердцевине трансцендентного региона, подчас они зацепляются одна за другую в ассоциатные комплексы, которые далее получают общую судьбу. Благодаря нахождению в таком котле, трансцендентальная идея получает три способа рассмотрения сообразно трем формам метафизической интенции. Далее мы будем рассматривать идею: бесконечности через призму математического, хотя допустимо рассматривать и спекулятивно, и конструктивно; Бога – спекулятивно, хотя допустимо рассматривать и математически, и конструктивно; сложности – конструктивно, хотя допустимо рассматривать и спекулятивно, и математически.

  1   2   3   4   5




Похожие:

Три шедевра человеческого разума iconXiii «Темная камера» ипросвещенный ум 1
Так Локк думал по крайней мере в тот момент, когда у него возникло свойственное каждому мыслителю желание раз­ложить сложные понятия...
Три шедевра человеческого разума iconА. М. Казанцев о реальных возможностях и уже практически проверенных методах создания глобального искусственного интеллекта тезисы
Современный уровень производства технической базы компьютеров, а также реализация software аванварианта Системы обработки данных...
Три шедевра человеческого разума iconДокументы
1. /Введение отрицательных величин.txt
2. /Всеобщая...

Три шедевра человеческого разума iconСубъективность интеллекта: нравственно-ценностный ракурс
Вряд ли стоит подвергать сомнению мудрость человеческого языка, в котором создана и тщательно оберегается целая россыпь семантических...
Три шедевра человеческого разума iconТри выбора
Есть по крайней мере три пути питания дизельного двигателя биологическим топливом: используя растительные масла, жиры животных или...
Три шедевра человеческого разума iconИ. Г. Шварца «О трех познаниях» были хорошо известны еще дореволюционным исследователям. Их цитировали и пытались выявить источники взглядов Шварца. М. Н. Лонгинов о курсе «О трех познаниях» писал, что эти лекции
В. Боголюбов считал, что Шварц сочетал учение Беме с философией Х. Вольфа (1679-1754) и моральными учениями английской школы натуралистов....
Три шедевра человеческого разума iconЛюси Истоки рода человеческого Перевод с английского канд биол наук Е. Годиной Москва «Мир» 1984 lucy
Восточной Африке, которые во многом изменили привычную картину происхождения и становления человеческого рода. Связанные с именами...
Три шедевра человеческого разума iconВиктор яковлев Елка для наследника Тутти Новогодняя фантазия для театра по мотивам сказки Ю. Олеши «Три толстяка»
На сцене праздник: яркий свет, музыка и веселье. Горят бенгальские огни, взрываются хлопушки, взлетают змейки серпантина. На площади...
Три шедевра человеческого разума iconКорнелий абрамцев сеанс у психотерапевта
Комедия в двух действиях, для шести персонажей. Три роли женские, три роли мужские
Три шедевра человеческого разума iconПлан Орг момент. Ход игры Представление команд
Сколько всего ног имеют два жука, три паука, два ужа, три чижа? (6·2 + 8·3 + 2·3=42)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов