Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» icon

Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос»



НазваниеРецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос»
страница1/3
Дата конвертации27.09.2012
Размер499.9 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3

Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер»

1

Исследуя «еврейский вопрос», я наткнулся на фамилию Отто Вейнингер (далее, О.В.). Бродя перед Новым годом (2004-2005) среди полок книжного магазина «Москва», что на Тверской, я случайно увидел его книгу «Пол и Характер», в черном переплете, затерявшуюся в куче других, более дорогих фолиантов. Поскольку она стоила сравнительно дешево – 107р. (358с.), то я купил книгу. Сразу скажу, что она была выпущена в 1997г. малоизвестным издательством «Латард» в серии «Фундамент психологии ХХв», с предисловием некого Леонида Суриса, и оттого изобилует множеством мелких опечаток, что говорит о спешке набора и стесненных материальных условиях (впрочем, бумага вполне нормальная, и переплет прошит). Позже я нашел ее электронную версию в б-ке фантастической литературы, однако, как показало Интернет-расследование, в Сети о Вейнингере нет недостатка информации. Сошлюсь за заметку Э.Берковича, статью Б.Хазанова и раздел одного гегельянского сайта.

За каждой достойной книгой стоит ее автор. Каким он кажется сквозь призму «Пола и характера»? Мне кажется, что это поучительный случай для многих философов, особенно если учесть самоубийство О.В., совершенное в номере гостиницы, где умер Бетховен, спустя год после опубликования этой нашумевшей книги 22-летнего австрийского студента еврейского происхождения в 1902г. Урок состоит, по-видимому, в том, что нельзя относиться к собственной философии слишком серьезно. Чуть ниже я скажу о моей версии этой немного детективной истории. Л.Сурис безосновательно и патетически написал по этому поводу: «Дух книги – это ужас перед наступающим веком… Человек, который в самом начале века смог заглянуть в него, увидеть и пережить весь ужас газовых камер Треблинки, Хатынь и Хиросиму, не мог оставаться в нем. Книга, намного опередившая свое время, убила своего создателя». Б.Хазанов выдвинул более серьезную версию о раздвоенности личности О.В.: «Вейнингер разоблачает женщину, открещивается от еврейства. Но отделаться от себя невозможно, потому что Он — это Я. Ненависть к темному спутнику всё еще написана на лице умершего… Ненависть породила теорию, способ самоотчуждения, но вернулась к ее создателю, умертвив его на сорок лет раньше, чем ему полагалось умереть». В качестве аргументов он, хотя и без нажима, приводит выдержки из воспоминаний А.Гербера, друга покойного: 1) “Тебе не приходила в голову мысль о двойнике? Вдруг он сейчас появится, а?.. Двойник — это тот, кто все знает о человеке. Даже то, о чем никто не рассказывает ” (О.В.), 2) “Об одном хочу тебя попросить: не старайся слишком много узнать обо мне...
Возможно, когда-нибудь я тебе расскажу об этом. Кроме той жизни, о которой ты знаешь, я веду две жизни, три жизни, которых ты не знаешь”, (О.В.) 3) “Ни единого намека на доброту, ни следа святости и любви не было в этом лице... нечто ужасное, нечто такое, что вложило в его руку оружие смерти, — мысль о Зле. Но спустя несколько часов облик его изменился, черты смягчились... и, взглянув в последний раз на мертвого друга, я увидел глубокий покой вечности ”(А.Г.). И, действительно, эти цитаты свидетельствуют о напряженной внутренней жизни О.В. Беркович, апологет еврейства, дает в чем-то сходное, в чем-то другое объяснение, выдавая симпатию к сыну еврейского народа: «Вся его философия насквозь пронизана идеями греха и искупления... Грандиозность моральной задачи, которую он нарисовал для себя, непосильна для смертного… Что сильнее всего привязывает человека к земле? Что дается ему при рождении и что сам он изменить не может? Пол и кровь. Имея чуткую мужскую душу, Отто Вейнингер страшился всего противоположного, непонятного. То, что так манило и так пугало его, назвал он "женским". Захваченный страстной идеей открыть миру истинную систему морали и указать верный путь, пишет он свою книгу. И вот книга увидела свет, и практически сразу пришел успех. Европейская слава поразила бедного еврея-студента. Для него открылись все блага мира -- почет, деньги, власть, путешествия, прекрасные женщины. Ненавидимый им "земной мир" распахнул перед ним объятия и обещал земное счастье. Но бедный юноша имел гордое и мужественное сердце. Он был не из тех, кто учит, что нужно пить воду, а сам тайком пьет вино. Все, что он проповедовал, он оплатил своей кровью сполна». Нельзя не упомянуть еще об одной версии, лежащей на поверхности и потому часто высказываемой на форумах. Она и отношение к О.В. может быть сформулировано примерно так: «Ах, вот выискался еще один женоненавистник. Ему, вероятно, не давали [секса], потому этот чудик так плохо кончил».

Я думаю, Вейнингер заслуживает исполнения своей деликатной просьбы «не старайся слишком много узнать обо мне». Но искушение для меня слишком велико, поэтому в качестве гипотезы и на основании услышанного из его книги я предложу следующую версию. Имея от природы завышенную самооценку, он, следуя заветам великого Канта и идя почти параллельным с Ницше курсом, объявил развитие собственной личности высшей ценностью. Но в окружающих его людях он не увидел той глубины, которая была присуща его личности, он нашел их поверхностными, и особенно его гнев разгорелся на женщин, не обладающих философским складом ума. В этой связи вспоминается случай с Шопенгауэром, когда его пассия с восхищением взглянула на проскакавшего мимо на лошади Байрона – философ до глубины души был уязвлен такой легкомысленностью. И, поскольку женщины обнаруживают сходство с куклами, они лишены души и недостойны внимания со стороны мужчины. Отсюда «женоненавистничество» О.В., хотя женщину он поставил перед собой как метафизическую проблему (ее внутренняя пустота этому не мешает философскому рассмотрению). Через память связав логику и мораль, добро и истину, он не мог не следовать в жизни выводам из своего философского мировоззрения. Потому, в частности, он не мог иметь с женщинами ничего, поскольку мужчина перестает быть виновен, лишь забыв о женщине. Не будь он философом, он не был бы и женоненавистником. Следующим шагом в логической цепи, вероятно, следует назвать психоаналитическое напряжение (вот, где пригодился бы Фрейд!), которое вылилось в суицид.

С позиции старшинства (как возрастного, так и философского развития) я отношусь к О.В. с симпатией и добродушно-снисходительно. Ну а как еще может относиться человек неверия к человеку веры? Также я рад был встретить в лице О.В. поклонника Канта, причем неординарно мыслящего, поскольку тема и построение книги в высшей степени неожиданны. Среди многих эмоциональных пассажей книги можно выделить как безусловно верные, так и безусловно спорные. Собственно говоря, последний эпитет приложим ко всему мировоззрению О.В. Стиль изложения средней ясности, и лишь в заключительных главах туман относительно тяжелых «университетских» фраз подменяется молниями резких коротких определений, что, однако, не прибавляет освещенности. О.В. мнит себя посередине между поэтом и философом, что проявляется в налете литературных метафор, нанесенных на текст. Некоторые математические формулы в первой части книги говорят о знании автором современного ему естествознания.

«Пол и характер» - книга в равной степени философская и психологическая. Безусловно, ее предмет достоин самого серьезного анализа, и в моих среднесрочных планах стоит гендерный, как сейчас говорят, пункт. Поэтому в «Рецензии» я не буду подробно останавливаться на вопросах пола, а пристально разберу, казалось бы, второстепенные моменты книги. Прежде всего это касается разделов о гениальности и памяти, которые заслуживают высокой оценки. В остальном же постараюсь избегать оценочных суждений.


2.1

Начнем с анализа «Предисловия». Во-первых, О.В., называя свое исследование «принципиальным», пишет, что использует для этого метод философской психологии. Во-вторых, по части содержания автор «не видит спасения» от феминисток. В-третьих, О.В. предупреждает, что его исследование, начавшись с довольно низкого предмета, плавно перейдет к более метафизически возвышенным вещам. Во всем «Предисловии» сквозит дух превозношения себя и своей работы при некоторой доле самокритики. Само же предисловие отвечает тем целям, которые ставят сейчас перед составителями авторефератов.

Первая часть биологическая. О.В. указывает на невозможность четкого анатомического определения «мужчины» и «женщины», несмотря на то, что эти понятия известны издревле. «Так, у пятинедельного человеческого зародыша нельзя еще никак распознать того пола, в который он впоследствии разовьется» - отсюда выводится бисексуальная природа человека (полезно указать на гермафродизм некоторых видов животных). «Можно даже сказать, что в мире опыта нет ни мужчины, ни женщины, а есть только мужественное и женственное. Поэтому индивидуум А или В не следует просто обозначать именем «мужчина» или «женщина», а нужно указать, сколько частей того и другого содержит в себе каждый из них». «Самым важным в данном случае является познание М и Ж. точное и верное установление идеального мужчины и идеальной женщины («идеальный» в смысле типичный, без всякой дальнейшей квалификации)». Таким образом, символически можно записать для индивидуумов X и Y:

(1)

Здесь М,Ж- идеальные мужской и женский типы; a, a/ ,b/ ,b – весовые коэффициенты. В биологическом отношении постулируется существование идиоплазмы, дифференцированной на арреноплазму(М) и телиплазму(Ж). Следуя учению копенгагенского зоолога Стрэнструпа, О.В. полагает, что «все средние ступени от абсолютной мужественности вплоть до ее полнейшего отсутствия, т. е. до того пункта, где она совпадает с наличностью абсолютной женственности, представляется в виде бесчисленных различных половых характеристик каждой отдельной клетки». Примечателен вывод: «В наше время даже приблизительно на основании опыта нельзя доказать, в чем собственно состоит мужественность или женственность данной клетки, каково гистологическое, молекулярно-физическое или химическое отличие каждой клетки Ж от клетки М». Нельзя отказать ему в красоте, и мне кажется, что и современные знатоки молекулярной биологии найдут факты, свидетельствующие в пользу его истинности. Я знаю, например, что нормативные биохимико-медицинские показатели крови различаются между собой для мужчин и женщин. «Внутреннее выделение зародышевых желез завершает собою пол индивидуума. Поэтому для каждой клетки необходимо принять первоначальную половую характеристику, к которой должно быть присоединено в известной мере выделение зародышевых желез, как завершающее дополнительное условие для того, чтобы развился качественно-определенный, вполне готовый masculinum или femininum» (эти выделения, разумеется, мы называем теперь «гормонами»); «… даже в одном и том же организме различные клетки не всегда одинаково наделены половой характеристикой. Во всех клетках одного тела вовсе нет одинакового содержания М или Ж, одинакового приближения их к арреноплазме или телиплазме… сексуальность различных клеток одного организма не только имеет различную абсолютную величину, но обладает еще и различным знаком [т. е. + или – ]».

«Средние данные, какие мы до сих пор имеем, едва ли достаточны для современного статистика. Их научная ценность весьма мала. Если например, все исследования о половых различиях в мозгу достигли таких незначительных результатов, то это объясняется тем, что никогда не искали типических проявлений, а довольствовались указаниями о принадлежности к тому или другому полу метрическим свидетельством или поверхностным осмотром трупа, так что каждые Иван или Марья считались полноценными представителями мужественности или женственности». Вполне уместное замечание, если считать верной теорию О.В. Автор также выделяет третичные и четвертичные половые признаки: «Более из практических, чем из теоретических оснований, обозначим третичными признаками, распознаваемые по внешним проявлениям или действиям, прирожденные свойства, как например мускульная сила и твердость воли у мужчины. Сюда же могут быть присоединены, наконец, случайно приобретенные, благодаря обычаю, привычке или занятию побочные, четверичные половые признаки: курение табака, употребление вина у мужчин и рукоделье у женщин. Эти последние также иногда способны проявлять свое эротическое действие на другой пол и это одно указывает, что гораздо чаще, чем, пожалуй, думают, они легко переходят в третичные, а порой простираются еще глубже и связываются с первоосновными признаками пола». О.В. – сторонник признания законов притяжения полов, главный из которых (О.В. иных законов не приводит!) может быть нами назван «законом второй половины». Этот закон формулируется примерно так: «Наибольшее притяжение возникает тогда, когда пропорция мужского начала в одном индивиде равна пропорции женского начала в другом», или математически: a+a/=1 (то же самое: b+b/=1 или a=b/). Гомосексуализм, по О.В., также естественен, что и гетеросексуализм. Лесбиянка («мужественная» женщина, a около 0.5) была бы идеальным выбором для гея («женственного» мужчины, a/ чуть менее или около 0.5). Примерами из мира растений О.В. аргументирует предпочтительность «правильных» браков с точки зрения жизнеспособности потомства. Вот в сущности и вся вейнингеровская биологическая теория пола. О.В. подкрепил ее конкретными доказательствами-указаниями из мира животных, но не будем на них останавливаться.

Автор даже «вывел» формулу для силы сексуального притяжения, что необычно для философских работ того времени – только сейчас психология и гуманитарные дисциплины математизируются (математическое моделирование), да и то не слишком быстро. К чести О.В., он самоограничился: «В значении фактора t, т. е. «времени реакции», и заключается последняя аналогия между половым притяжением и химизмом, если вообще возможны такие сравнения. И здесь можно представить формулу скоростей реакции, различные степени той быстроты, с которой развивается половая реакция между двумя индивидуумами, и попробовать дифференцирование А по t. Никто, однако, не должен унижать «великолепие математики» (Кант) бесполезным хвастовством: вводить дифференцирование в столь сложные и запутанные отношения, где постоянство функций – вопрос спорный». Также в этой главе содержится упрек в адрес евреев: «Подобно тому, как в физической дегенерации современного еврейства не последнюю роль сыграло то обстоятельство, что у евреев гораздо чаще, чем где-либо на свете, браки заключаются не по любви, а через посредников». Защищая свою теорию на примере гомосексуализма, О.В. пишет: «Очень много «благосклонности», протекции, покровительства между мужчинами исходит из бессознательных половых отношений. Чувственной юношеской дружбе соответствует, вероятно, аналогичное явление у пожилых мужчин, когда со старческой атрофией, односторонне развивавшегося в зрелом возрасте полового признака, наступает скрытая амфисексуальность. Не это ли причина, что многие мужчины после 50 лет попадают под суд за «учинение преступлений против нравственности?». О.В. выставляет, однако, возражение против своей теории (на которое, в сущности, ничем не ответил): «Такое разделение легко обосновать: гомосексуалистом нужно назвать тип, предпочитающий весьма телиидных мужчин и очень арреноидных женщин, напротив, педераст может любить и мужественных мужчин и женственных женщин».

Заканчивается первая часть главами «Характерология и морфология» и «Эмансипированная женщина», первая из которых как бы предуготовляет фундамент второй части. Итак, во-первых: «Каждый человек колеблется (осциллирует) между мужчиной и женщиной. Колебания у одного могут быть ненормально велики, у другого почти незаметны, тем не менее, они всегда существуют и, если они значительны, всегда сказываются в изменяющейся наружности», во-вторых: «…бисексуальность проявляется психологически не в один момент а лишь последовательно в целом ряде моментов», в-третьих, в каждый момент времени человек психологически либо полностью мужчина, либо полностью женщина. О.В. пишет также: «Характерология так относится к психологии… как анатомия к физиологии» и узаконивает физиономику – «если возможно по наружности незнакомого человека определить вполне верно многое в его характере на основании непосредственного впечатления, есть люди, обладающие в высокой степени такой способностью, то нет ничего невозможного создать в этой области научную систему… Пройдет еще много времени, пока официальная наука перестанет считать занятие физиономикой за нечто безнравственное…Часто приходится слышать, как люди, не считающие физиономику за науку, употребляют такие фразы: «это у него на лбу написано»».

Еще несколько интересных цитат-наблюдений. «Женственные мужчины очень часто умеют гораздо лучше обходиться с женщинами, чем ярко выраженные мужчины, которые, за немногими исключениями, даже после долгого опыта никогда не могут вполне изучить женщин»; «Долгое время наше воспитание ставило под одну мерку все рождающееся с мужскими половыми органами и под другую – все с женскими. Очень рано на «мальчиков» и «девочек» напяливают разные платья учат разным играм, применяют к ним совершенно различное элементарное преподавание, «девочек» всех без разбору учат рукоделию и т.д. и т.д… есть мальчики, особенно охотно играющие в куклы… бывают, наоборот, девочки, которые охотно участвуют с мальчиками в их диких играх и часто принимаются последними на правах товарищей»; «часто и от женщин по такой же причине и еще с меньшими основаниями можно услышать: «мужчины все одинаковы». Этим объясняются, мягко выражаясь, смелые утверждения многих эмансипированных женщин о мужчине, относительно его мнимонеправильного превосходства. Объясняется это именно тем, каких мужчин они обычно узнавали ближе». Относительно эмансипации решение О.В. просто: «у каждой женщины потребность и способность к эмансипации основана на имеющейся у нее части М… Эмансипация, которую я имею в виду, не есть также желание добиться одинаковом положения с мужчиной. Для нашей попытки осветить женский вопрос проблематично является лишь желание женщины внутренне сравняться с мужчиной, достичь его духовной и нравственной свободы, его интересов, его творческой силы». «Екатерина II, шведская королева Христина, на основании одного указания высокоодаренная слепая и глухонемая Лаура Бриджмэн, безусловно Жорж Санд были отчасти бисексуальны частью даже исключительно гомосексуальны»; «Бессмысленность стремлений к эмансипации заключается в движении, в агитации. Благодаря ей, не говоря о мотивах тщеславия и уловления мужчин, при большой склонности к подражанию, начинают учится, писать и т.д. женщины, вовсе не имеющие к этому врожденной склонности. Так как действительно существует большое число женщин, стремящихся по известной внутренней потребности к эмансипации, то от них и переходит и на других потребность к образованию, а это уже создает моду…». О.В. даже выдвинул маленькую концепцию для феномена эмансипации: «Разве не бросается в глаза, что стремление к женской эмансипации в мировой истории появляется, как кажется, через определенные одинаковые промежутки времени? В Х веке, в XV и XVI и теперь XIX и XX, по всем признакам, было больше эмансипированных женщин, а женское движение сильнее, чем в промежуточные эпохи... Если верно, что в одни эпохи больше, а в другие меньше рождается гермафродитов, то, как результат этого, женское движение большей частью исчезает само собой и появляется затем через долгий промежуток времени, чтобы возрождаться и вновь погружаться в определенном темпе без конца.. в животном царстве нельзя проследить связи высшего положения особей с более значительным разделением пола».


2.2

Вторая часть значительно шире и многоплановее первой. Условно я разделил бы ее на три подраздела: психолого-гносеологический, личностно-теоретический и женско-психологический. Сточки зрения философии наиболее интересен второй, покрывающий следующие главы: «Дарование и гениальность», «Дарование и память», «Память, логика, этика», «Логика, этика, Я», «Проблема «Я» и гениальность» и, отчасти, «Эротика и эстетика». Однако, следует указать, что тематика каждой главы определена нечетко, в изобилии мы имеет уводящие далеко отступления, сами по себе доставляющие нам интеллектуальное удовольствие. Поступим так: я разберу вначале весь план главы (практически последовательно линейно по тексту, затем вне системы расскажу об этих отступлениях, а напоследок приведу наиболее яркие места в порядке цитирования.

По-видимому, О.В хотел, что справедливо, начать нижними этажами человеческой психики, бессознательным, продолжить анализом уже сознательной ее части (характерология), детализировать его, выделив некоторые типы внутри женского, и закончить выходом в метафизику. Разумеется, весь анализ проводится под углом фундаментального отличия идеального «мужского» и «женского» типов, которые автор просто обозначает как М и Ж в противовес реально существующим мужчинам и женщинам. Однако, как может мужчина верно описать психологию женщины, ведь у него, казалось бы, отсутствует опыт интроспекции (например, ощущения женщины во время беременности)? Ответ О.В. таков: поскольку мужчина обладает личностью, то эта личность может иметь суждение об Ж, сидящей внутри него. Следовательно, все суждения характерологии относятся к крайним, неосуществимым на практике типам, а не к реальному мужчине или женщине (сам О.В., особенно в конце книге, похоже забывает об им же провозглашенном разграничении).

Первый вопрос, который решает автор – это «каково отличие в сексуальности этих идеальных типов?». Итак, по О.В., степень полового влечения у Ж ничуть не меньше, чем у М. «Смешение двух явлений: интенсивности желания с желанием активным основано на том факте, что М во всем животном царстве по отношению к Ж, так же, как и всякий микрокосм животной или растительной семенной нити по отношению к яйцевой клетке, играет ищущую, наступающую роль». Половое чувство у М и у Ж имеет форму влечения к прикосновению кожей, но у М также и форму высвобождения семени. «Факт легкой половой возбудимости у женщины проявляется или в желании полового возбуждения, или в особенном, раздражительном, ей самой непонятном, а потому и беспокойном, жгучем страхе перед тем возбуждением, которое вызывает прикосновение… Вся разница состоит в том, что для М потребность в совокуплении есть, если можно так выразиться, временами прерывающийся зуд, а для Ж – постоянное щекотание». Ключ к воззрению О.В. на женщину заключен в следующей цитате: «Ж расцветает только в половой жизни, в сфере полового акта и размножения, в отношениях к мужу и ребенку. Ее существование вполне заполняется этими вещами, тогда как М не исключительно сексуален. Здесь-то именно и заложена действительная разница, которую пытались найти в различной интенсивности полового влечения». На уровне сознания различие М и Ж дается тем, что Ж способна к воспроизведению впечатлений только в форме «гениды». Последнее - термин, изобретенный автором, значение которого наподобие «предсознательной мысли» или, что точнее, «интегрального образа», и которое О.В. иллюстрирует следующим примером: «Пусть вспомнят, например, о первом впечатлении, полученном от вытянутой из швов человеческой клиновидной кости, или впечатлении от некоторых рисунков и картин, наблюдаемых на полметра ближе или дальше правильного расстояния. Я вспоминаю впечатление, произведенное на меня пассажами из одного бетховенского сочинения для рояля, состоявшими из 1/32-х, и вспоминаю впечатление от страниц ученого исследования, заполненных всецело тройными интегралами, пока я еще не знал нот и понятия не имел об интегрировании». «Мужчина обладает одинаковым с женщиной психическим содержанием, но только в более расчлененной форме…Выступающая в речи мужчины расчлененность его мысли там, где у женщины нет ясного сознания, обыкновенно ожидается, желается ею, как третичный половой признак и действует на нее именно в таком смысле». Я еще раз напомню, что О.В. ведет речь об идеальных типах, поэтому тот эмпирический факт, что женщина обладает сознанием, есть следствие присутствия у нее частички М.

На основании этого понятно, что женщина не может быть гением, ведь последний живет наисознательнейшей жизнью из всех. «В полном сознании, которое в переживаниях настоящего вмещает переживания прошлого, кроется фантазия – условие философского и художественном творчества. Сообразно этому совершенно неверно, будто у женщин фантазия богаче, чем у мужчин. Опыты, которые говорят в пользу более живого воображения женщин, всецело взяты из сферы их фантастической половой жизни… В тех областях, где робкие, мягкие переходы чувства играют известную роль, как, например, в живописи и поэзии, расплывчатой псевдомистике и теософии – там они искали поля деятельности – и нашли. Отсутствие творчества в вышеприведенных областях искусства находится в тесной связи с недифференцированностью психической жизни женщины». Ж помнит только то, что имеет отношение к половой жизни (например, комплимент). О.В. делает даже этический вывод из слабой «девичьей» памяти: «Истинная женщина никогда не приходит к сознанию судьбы, своей судьбы. Женщина, не героична, так как в лучшем случае она ведет борьбу за предмет своего обладания, она не трагична, так как ее участь определяется участью этого предмета. Лишенная непрерывности, она лишена и благочестия. И в самом деле, благочестие – добродетель чисто мужская». Промежуточная посылка здесь – Ж не дорожит своими воспоминаниями, лишена их и потому понятия «вечность», «бессмертие». У Ж нет памяти, нет и потребности помнить, нет стремления к истине (ведь она не помнит, что было, а потому легко лжет). «Ее пониманию совершенно недоступны конвульсивные, чисто мужественные усилия представить свое прошлое в виде логически и причинно упорядоченной, беспрерывной цепи последовательных переживаний, так же мало понимает она стремление установить определенное соотношение между началом, серединой и конечным пунктом индивидуальной жизни». Ж не способна к логическому мышлению, поскольку: «Каждый случай применения принципа достаточного основания психологически предполагает непрерывную память, ревниво охраняющую все тождества. Так как Ж лишена подобной памяти, как и вообще лишена понятия непрерывности во всех других отношениях, то для нее не существует также princinpium rationis sufficientis». Из этого вытекает столь коробящий автора факт, что истина не может никогда быть этической ценностью для Ж, и потому Ж аморальна. Как многократно подчеркивает автор, аморальность Ж не является антиморальностью (преступностью), поскольку Ж вообще не имеет представления о морали. Заключительный удар, который наносит по Ж Вейнингер (что закономерно следует из вышеприведенных рассуждений): «Абсолютная женщина лишена всякого «я»… Женщина никогда не одинока, она не питает особенной склонности к одиночеству, но и не чувствует особенного страха перед ним. Женщина, даже будучи одинокой, живет в самой тесной связанности со всеми людьми, которых она знает: это лучшее доказательство того, что она не монада, так как монада все же имеет свои границы. Женщина по своей природе безгранична, но не в том смысле, как гений, границы которого совпадают с границами мира. Под безграничностью женщины нужно понимать только то, что ничто существенное не отделяет ее от природы и людей. В этом состоянии слияния есть несомненно нечто половое… Личность – это то, что дает мужчине ценность и вневременность. Эта высшая ценность… есть достоинство мужчины. Женщины… не обладают никаким достоинством. Этот пробел старались заполнить изобретением слова дама… Мужчина воспринимает любовь к себе другого человека, как внимание к его истинной ценности, как более глубокое понимание его сущности. Совершенно не то чувствует женщина. В любви другого человека она видит факт, который придает ей ценность, прежде ей не принадлежавшую, который дарует ей впервые бытие и сущность, который легитимирует ее в глазах других людей». Таким образом, женщина лишена души.

Затем О.В. останавливается на выделении типов Ж: «матерь» и проститутка». Всего два типа, что мотивируется следующим: «Характерологические различия женщин не имеют тех глубоких и прочных корней, которые могли бы привести к развитию обособленной индивидуальности». Более того, «следует принять два врожденных противоположных предрасположения, которые в различных женщинах распределены в неодинаковой пропорции: абсолютная мать и абсолютная проститутка. Действительность лежит между двумя этими типами. Нет ни одной решительно женщины, которая была бы лишена инстинктов проститутки… Нет также ни одной женщины, которая не обладала бы побуждениями матери». «Мать и проститутка различаются прежде всего по характеру их отношения к ребенку. Центром тяжести для проститутки является мужчина, для матери – ребенок. Пробным камнем в этом вопросе может служить отношение к дочери. Если женщина не завидует сравнительной молодости и красоте своей дочери, ее успехам у мужчин, вполне отождествляя себя с нею и радуясь ее поклонникам, как будто своим собственным, только такая женщина может быть названа матерью… Одна берет любого мужчину, который ей может быть полезен в ее желании иметь ребенка… Другая же отдается первому попавшемуся мужчине, который может доставить ей эротическое наслаждение: он является для нее самоцелью». Про «матерей» О.В. пишет так, поднимаясь до высот метафизики: «Материнство такая же всеобщая черта, как и сексуальность, … прежде всего в отношениях ко всем людям без исключения… Колоссальная самоуверенность рода, но ничего больше, кроется в молчании этих существ, перед которым мужчина чувствует себя моментами очень ничтожной величиной. В подобные минуты мир и спокойствие сходят в его душу, высшая и глубочайшая тоска умолкает в нем и он готов себя уверить, что женщина сообщила ему самую глубокую тайну связи человека с миром. Тогда он сам превращается в ребенка любимой им женщины… Цель рода всецело поглощает женщину-мать… Род имеет в лице матери единственного своего защитника, единственного жреца. Она выражает его волю в ее чистейшем виде… Женщина может быть матерью только по отношению ко своему ребенку, ко всему остальному она – мачеха… с нравственной точки зрения нельзя особенно высоко ставить материнскую любовь… Определенная индивидуальность ребенка не имеет никакого значения для материнской любви. Для нее достаточно одного того, что он ее ребенок: в этом лежит безнравственность ее… Материнское чувство инстинктивно, непроизвольно. Оно свойственно животным не в меньшей мере, чем людям. Этим одним уже достаточно доказано, что материнская любовь – не настоящая любовь, что подобный альтруизм не может быть назван нравственным». «Проституток» О.В. ценит повыше: «Все новые и новые существа в бесконечной смене их вечно мелькают перед глазами гетеры, не находя в ней того прочного, насиженного места, которое представляет собою мать… Наиболее развитые в духовном отношении женщины, которые становились для мужчин чем-то вроде Музы, принадлежат исключительно к категории проституток… Выдающиеся люди всегда любили только проституток… целомудрие чуждо в одинаковой степени как женщине – матери,… так и проститутке… Женщина-проститутка совершенно игнорирует тот масштаб ценности, которого придерживаются мужчины. Она не подчиняется идеалу девственности, которого мужчины так настойчиво требуют. Она протестует против всего этого в самых разнообразных формах…В ней, правда, нет того мужества, что у матери, она труслива насквозь, но зато обладает неизменным коррелатом трусости, т. е. нахальством, а потому она и не стыдится своем бесстыдства… Но мысль, что у нее нет никакой власти, эту мысль она не в состоянии понять. Все люди заняты ею, думают только о ней живут ею одной, вот в чем ее никак разубедить нельзя… В половом акте проявляется все бытие женщины в потенциированном виде, поэтому-то в нем особенно резко отражаются различия между матерью и проституткой. Женщина-мать испытывает ощущения от полового акта с меньшей силой, чем проститутка, но переживает она их иначе: она как бы вбирает, впитывает в себя, проститутка же упивается чувственным наслаждением до последних пределов… Для матери половой акт представляет собою начало целого ряда дальнейших явлений, проститутка же ищет в нем своего конца, она хотела бы утонуть в нем… То, что обозначают обыкновенно половым актом, представляет собою только частный случай высшей интенсивности. Проститутка хочет быть обладаемой всеми вещами».

Упомяну еще о трех моментах. К сожалению, О.В. придерживается ненаучной теории «предопределяющего взгляда», имеющей в себе что-то притягательно мистическое. Она заключается в допущении возможности рождения ребенка с признаками не биологического отца, а того редкого мужчины-половинки, который «оплодотворил» своим взглядом мать. «Вот почему отцовство жалкая иллюзия, так как отец должен делить свое чувство с бесконечным числом людей и вещей. Естественное, физическое право – право материнства. Белые женщины, которые когда-либо родили ребенка от негра, впоследствии рождают детей с ясными признаками негритянской расы, даже воспринявши семя от белого мужчины». Второй момент касается явления истерии. Причину его О.В. видит в навязанного мужским обществом подавлении женщиной природного стремления Ж к перманентному половому акту. «Колоссальная интенсивность желания, которое усиливается по мере увеличения числа попыток, направленных к его подавлению, и параллельно с этим тем более сильное и оскорбленное отрицание мысли о половом акте – вот та пестрая игра двух чувств, которая совершается в истеричке. Хроническая лживость женщины особенно обостряется, когда дело кажется основного пункта, когда женщина впитывает в себя также этически отрицательную мужскую оценку сексуальности… истерички симулируют не сознательно… В общем они глубоко верят в свою искренность и нравственность. Страдания, которые причиняют им нестерпимые муки, не являются плодом их воображения... Решающим показателем бессознательной лживости их самоупреков является манера всех истеричек рассказывать другим, как они дурны, сколько грехов они совершили, и к тому же еще спрашивают, не являются ли они совершенно погибшими существами. Кого действительно мучат угрызения совести, тот не будет так говорить. Это глубокое заблуждение, в которое впали особенно Брейер и Фрейд, говоря, что только истерички являются высоко нравственными людьми». С истерией О.В. связывает два подтипа: «служанки» и «мегеры». Третий момент, имеющий в концепции автора существенно более важное значение, касается сводничества. «Каждая женщина без исключения уже в самом раннем детстве своем проявляет стремление создать какие-либо отношения между двумя лицами… Правда, склонность к сводничеству особенно отчетливо проявляется только тогда, когда женщина, как отдельный индивидуум, уже успела себя обеспечить выходом замуж... только в браке женщина изо всех сил старается поженить сыновей и дочерей своих знакомых... старую женщину даже называют, без всякого основания, типичной сводницей... Истинный мужчина с глубоким отвращением относится к явлению сводничества и смотрит на него, как на исключительное призвание и специальность женщины. Его отношение нисколько не меняется от того, что в особом случае решается вопрос о будущности его дочери, которую он хотел бы видеть вполне пристроенной… На самом деле эта черта пропитывает сущность женщины в более значительных размерах. Тут я хочу указать прежде всего на то, как женщины сидят в театре: они находятся в напряженном ожидании, «добудут» ли друг друга двое влюбленных и как они этого достигнут. Эта черта ничем не отличается от сводничества. В ней проявляется не что иное, как желание, чтобы мужчина и женщина сошлись где бы то ни было. Но она заходит еще дальше: чтение чувственных, скабрезных стихов или романов и сопровождающее его у женщин необыкновенное напряженное ожидание момента полового акта есть не что иное, как сводничество двух героев книги, тоническое возбуждение при мысли о копуляции и положительная оценка факта полового общения. В этом не следует видеть логическую, формальную аналогию… Если в теплые летние вечера влюбленные парочки ищут уединения в поэтических местах, на скамьях тенистых садов, то женщина, случайно проходящая мимо, чутко настораживается. Стоит ей заметить одну такую парочку, как у нее пробуждается любопытство, и она не в состоянии оторвать глаз от нее: мужчина же в подобных случаях брезгливо отворачивается, так как чувствует себя задетым в своей стыдливости. То же явление имеет место, когда женщина встречает такую парочку на улице: она оборачивается и долго провожает ее глазами. Это желание присматриваться, обернуться при каждом таком случае есть сводничество не в меньшей мере, чем все то, что было до сих пор подведено под это понятие». Значение, которое придает О.В. сводничеству, можно уяснить из такой цитаты: «Всякое определение понятия женственности, которое в потребности лично пережить половой акт и находиться в обладании мужчины видело бы исключительную и единственную сущность ее, было бы слишком узким. Всякое определение, которое утверждает, что единственным содержанием женщины является ребенок или муж или оба вместе, было бы слишком широко. Всеобщая и истинная сущность женщины всецело и исчерпывающе характеризуется понятием сводничества, т.е. определенной миссии, находящейся в услужении идеи физического общения. Всякая женщина сводничает».

Перед разбором «метафизики» Вейнингера коснемся смежного вопроса, связанного с любовью, эротикой и эстетикой. «Любовь и вожделение —это два состояния до того различные, противоположные, друг друга исключающие, что человеку кажется невозможной мысль о телесном единении с любимым существом в те моменты, когда он проникнут чувством истинной любви… Чем эротичнее человек, тем меньше гнетет его сексуальность, и наоборот… Итак, «платоническая» любовь существует, несмотря на протесты профессоров психиатрии. Я скажу больше: существует только платоническая любовь. Все прочее, что обозначают именем любовь, есть просто свинство. Есть только одна любовь: любовь к Беатриче, преклонение перед Мадонной. Для полового акта есть только вавилонская блудница». Половые органы некрасивы, отвратительны; сама женщина не имеет в себе ничего, достойного любви. «Во всякой любви мужчина любит только себя. Но он любит себя не как субъективное существо, опутанное всякими слабостями и низостями, тяжеловесностью и мелочностью своей натуры. Он любит то, чем он хотел бы, чем он должен бы быть. Он любит свое интимнейшее, глубочайшее, умопостигаемое существо, свободное от гнета необходимости, от груд земного праха… Но эту цель, к которой он так жадно стремится, он не находит в основах собственного существа, а потому переносится своей мыслью в окружающую среду для того, чтобы тем скорее достигнуть ее. Он проектирует свой идеал абсолютно ценного существа, которого не в состоянии выявить в себе самом, на другое человеческое существо, в этом и только в этом кроется значение того, что он любит это существо… Вот почему любовь является высшим и могучим выражением воли к ценности. В ней, как ни в чем другом, раскрывается истинная сущность человека, неустойчивая между духом и телом, между чувственностью и нравственностью, свойственная как миру божественному, так и миру животному». И еще: «Не следует забывать, что красота является материальным воплощением и осуществлением нравственности, что всякая эстетика есть создание этики. Каждая отдельная, ограниченная временем попытка подобного воплощения уже по самой природе своей должна быть иллюзорной, ибо она дает только ложное изображение достигнутого совершенства. Вот почему всякая единичная красота преходяща, и всякая любовь к женщине терпит крушение, когда женщина состарится. Идея красоты есть идея природы, она вечна, непреходяща, хотя бы все единично красивое, все естественное и не обладало вечностью»; «Любовь стыдлива, так как я ставлю себя ниже другого человека. В любви исчезает гордость человека – вот отчего она стыдится. Так родственны между собою сострадание и любовь… И тем не менее они друг друга исключают: нельзя любить, жалея, нельзя жалеть, любя… Всякая эротика полна сознания любви… Вина, которую человек совершает в любви, есть желание освободиться от того сознания вины, которое я называл раньше предпосылкой и условием всякой любви. Вместо того, чтобы взять на себя свою вину и постараться в дальнейшем искупить ее, человек стремится в любви освободиться и забыть ее. Это стремление сделаться счастливым. Вместо того, чтобы самодеятельно осуществлять в себе совершенство, любовь раскрывает перед нами уже осуществленную идею, превращает чудо в действительность; правда, эта идея осуществляется в другом человеке, поэтому любовь есть самая тонкая хитрость, но она дает нам освобождение от собственных пороков, освобождение, которое можно достичь так легко, без всякой борьбы». Ж не может любить: «Женщины не видят ничего прекрасного также и в мужчине, и чем больше они носятся с этим словом, тем сильнее обнаруживают, как далеко от них идея красоты... Если бы женщины действительно обладали жаждой красоты, то они меньше говорили бы о ней. Но они не обладают никакой потребностью в красоте, да и не могут ею обладать, так как считают красивым все то, что признано таковым общественным мнением… То, что нравится, мило, красиво же то, что единичное лицо любит. Миловидность есть черта всеобщая, красота индивидуальная… Быть просто милым значит превратиться в монету, очень ходкую в общественном кругу. Красоту любят, а миловидность – это то, во что люди обыкновенно влюбляются. Любовь всегда рвется наружу, она трансцендентна, так как она вытекает из неудовлетворенного субъекта, вечно прикованного к субъективности своего духовного мира. Кто думает найти подобную неудовлетворенность у женщины, тот скверно понимает и различает вещи. В лучшем случае, Ж влюблена, М же любит».

Резюмирует свое исследование автор таблицей (я немного исправил шапку):

Животное, женщина, Ж

Человек, мужчина, М

Индивидуация

+Индивидуальность

Узнавание

+Память

Наслаждение, половое влечение

+Ценность, любовь

Узость сознания

+Внимание

Влечение

+Воля

«Свойства, перечисленные в левом столбце приведенной таблицы, присущи всякой низшей форме жизни: члены правой колонны суть соответственные знаки вечной жизни. Провозвестники высшего бытия, в котором человек, и только он, принимает участие. Вечное смешение и вечно возобновляемые попытки разграничения этих обоих рядов высшей и низшей форм жизни составляют основную тему всякой истории человеческого духа: это – мотив мировой истории. В этой второй форме жизни можно узнать нечто такое, что получило свое развитие уже при наличности прежних качеств человека. Мы не будем вдаваться в разбор этого вопроса. Но тут же следует сказать, что более вдумчивый глубокий взгляд откажется признать за этой чувственной бренной жизнью роль создателя другой высшей, духовной вечной жизни. Совершенно наоборот. Сообразно смыслу предыдущей главы, следует видеть в первой лишь проекцию второй на чувственность, ее отражение в царстве необходимости, ее падение, понижение, грехопадение. Если я не убиваю мухи, которая причиняет мне неприятное ощущение, то в этом сказываются последние проблески идеи вечной жизни во мне. Если мы таким образом дошли до глубочайшей идеи человечества, в которой оно впервые постигло истинную сущность свою, до идей грехопадения, то тут возникает вопрос, почему люди совершают этот грех? Ведь сообразно смыслу приведенной нами таблицы то, что исчезает и разрушается, остается в известном смысле самим собою, эмпирической реальностью, ограниченным началом всего живого. Тут только наше исследование предстало перед лицом единственно существующей проблемы, на которую ни один человек не осмелился еще дать свой ответ, проблемы, которой ни один живой человек не в состоянии разрешить. Это – загадка мира и жизни, стремление вне пространственного в пространство, вневременного в пределы времени, духа в материю, это есть отношение свободы к необходимости, отношение между «что-то» и «ничто», отношение Бога к черту. Мировой дуализм непостижим. Он мотив грехопадения, изначальная загадка. В нем заложены основа, смысл и цель падения из вечного бытия в преходящую жизнь, низвержения вневременного в земную временность, никогда непрекращающиеся желания совершенно невинного впасть в вину… Теперь пора определенно сказать: абсолютная женщина, которая лишена индивидуальности и воли, которая непричастна к ценности и любви, совершенно исключена из того высшего, трансцендентного, метафизического бытия. Умопостигаемое, сверхэмпирическое существо мужчины возвышается над материей, временем и пространством. В нем достаточно преходящего, но и много бессмертного». И еще: «Нельзя отдельно, изолированно исследовать и постичь смысл мужчины и женщины. Значение может быть познано при совместном изучении и взаимном сопоставлении мужчины и женщины. В их отношении друг к другу следует искать ключ к раскрытию обеих сущностей. Мы слегка коснулись этого отношения при попытке обосновать природу эротики. Отношение между мужчиной и женщиной есть не что иное, как отношение между субъектом и объектом. Женщина ищет своего завершения, как объект. Она – вещь мужчины или вещь ребенка. Она хочет, чтобы ее принимали только за вещь, что удачно скрывается вечной рисовкой… Противоположность между субъектом и объектом с точки зрения теории познания является с онтологической точки зрения противопоставлением формы и материи. Это противопоставление есть только перемещение первой из сферы трансцендентального в сферу трансцендентного, из опытно-критической области в область метафизическую. Материя, а именно то, что абсолютно индивидуализировано, что может принять какую угодно форму, но что не имеет определенных длительных свойств, так же мало обладает сущностью, как простое ощущение – материя опыта, обладает самостоятельным существованием… Женщина же есть ничто. Она —только материя… Давно упомянутая нами дифференцированность содержания духовной жизни мужчины в сравнении с нерасчлененностью, хаотичностью способа представления у женщины является выражением той же противоположности между формой и материей. Материя хочет приобрести известную форму: поэтому женщина требует от мужчины разъяснения своих запутанных мыслей, толкования генид…. Женщина – ничто, поэтому и только ПОЭТОМУ она может стать всем. Мужчина же может стать только тем, что он есть. Из женщины можно сделать все, что только угодно, тогда как мужчине можно лишь помочь достигнуть того, к чему он сам стремится… Сексуальность женщин сверхиндивидуальна, так как они не являются строго ограниченными, оформенными, индивидуализированными сущностями… Тот факт, что женщина лишена всяких границ, что она не монада, делает возможным самое явление сводничества…Мужчина скрывает в себе возможность абсолютного «нечто» и абсолютного «ничто», а потому вся его деятельность имеет определенное направление в ту или другую сторону: женщина не грешит, так как она уже сама по себе грех, возможность греха в мужчине… Здесь выясняется абсолютная власть мужской сексуальности над женщиной. Только благодаря тому, что мужчина становится сексуальным, женщина приобретает существование и значение: ее бытие связано с фаллосом, а потому он является ее величайшим повелителем и неограниченным властелином… Все, что можно поставить в упрек женщине, есть грех мужчины. Любовь должна прикрывать этот грех, но не осилить его. Она возвышает женщину вместо того, чтобы уничтожить ее… как должен мужчина относиться к женщине? Должен ли он относится к ней, как она сама того хочет, или как предписывает ему нравственная идея? Если он должен относится к ней так, как она этого хочет, то он должен искать полового акта с ней... Если же он хочет обращаться с ней так, как повелевает нравственная идея, то он прежде всего должен искать и уважать в ней человека. Правда, Ж является функцией М, функцией, которую он может сотворить и уничтожить... Проблема женщины и проблема еврейства совершенно тождественны с проблемой рабства, и должны быть разрешены так же, как и последняя… В женщине же все еще таится слабое чувство беспомощности, безысходности, какой-то последний, хотя и очень плачевный след умопостигаемой свободы… Женщины все же люди и к ним следует относиться, как к таковым, хотя бы они этого никогда не хотели». Последний вывод весьма неожиданный на фоне ее уничижения автором, но тем не менее: «… эта книга есть величайшая честь, которая когда-либо была оказана женщинам. И для мужчины остается одно только нравственное отношение к женщине; не сексуальность и не любовь – так как обе пользуются женщиной, как средством для посторонних целей, а попытка понять ее. Большинство людей предпочитают теоретически уважать женщину с тем, чтобы практически глубже презирать женщин. Здесь же приведено обратное отношение. Женщина не может удостоиться высокой оценки, но «женщин» нельзя a priori раз и навсегда лишить права на уважение со стороны других людей»


2.3.

Теперь, когда мы сообщили читателю основные моменты концепции Вейнингера, надлежит не пропустить яркие места его книги, лежащие вдали от главной темы.

  1   2   3




Похожие:

Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» iconРецензия на книгу Рене Генона «Царство количества и знамения времени»
Генона, лишь в мае-июне я прочитал «Царство количества…», и вот по свежим следам пишу рецензию, будучи слегка сотрясен неординарностью...
Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» iconЛеонид прошкин штурм, которого не было
Пол Отто и Дункан кричали спецназовцам «Витязя», что они иностранные журналисты, просили не стрелять. В ответ неслась нецензурная...
Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» icon«Еврейский вопрос» в программах правоконсервативных политических объединений Тамбовской губернии начала XX в

Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» iconДокументы
1. /Дэвид Дюк - Еврейский вопрос глазами американца.doc
Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» iconДокументы
1. /Diplom_Recenzii/Июнь/Рецензия Гришанову.docx
2. /Diplom_Recenzii/Июнь/Рецензия...

Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» iconРецензия на книгу Л. С. Клейна «Другая любовь»
Клейна. На компьютере я, однако, не нашел скаченный ранее вариант с сайта В. В. Шахиджаняна
Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» iconАнализ текста. «Еврейский вопрос» Достоевский Ф. М., «Дневник писателя», 1877 год
Чего же ждать от необразованного еврея, которых так много, каких чувств к русскому?
Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» iconР. М. Нижегородцев экономическое осмысление глобальных проблем современности Рецензия на книгу Н. Д. Елецкого(*)
Философия хозяйства. Альманах Центра общественных наук и экономического факультета мгу им. Ломоносова. 2001 №2
Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» iconРецензия на книгу «Освободительная война татарского народа. Казань: Татарское книжное издательство, 2007. 71 с. 5000 экз.» (автор Нурулла Гариф) на предмет содержания материалов экстремистской направленности

Рецензия на книгу Отто Вейнингера «Пол и Характер» 1 Исследуя «еврейский вопрос» iconУже больше нету мочи
Сомнения раздирали душу, и ведьма решила прибегнуть к помощи магии, чтобы, наконец, получить ответ на вопрос, который уже так долго...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов