Дикие гуси над Шотландией icon

Дикие гуси над Шотландией



НазваниеДикие гуси над Шотландией
Дата конвертации03.09.2012
Размер70.07 Kb.
ТипДокументы


Дикие гуси над Шотландией


Ночь за ночью не дают мне покоя надрывные крики диких гусей. Они летят и летят, эти беззащитные стаи, будто сговорившись, прямо над твоим окном, и ты начинаешь удивляться: откуда их столько берется?

Иногда замечаю их днем, и тогда гуси привычно вписываются в грустный осенний шотландский пейзаж мокрых каменных домиков и засыпанных листьями улиц. Только днем птицы кричат меньше и не так надрывно. Наверное, земли, над которыми они пролетают, отвлекают гусей от того, что заставляет их кричать…

А ночью перелетные птицы остаются один на один со своей неприкаянной судьбой. И это выливается в горьких жалобных песнях, в которых они выплакивают обреченность к вечным скитаниям между Здесь и Там…

А, может, нам кажется, что кричат они только по ночам? Может, в ночной тишине их крики просто легче пробиваются к нашим душам? И тогда что-то настоящее, существенное, что обычно спрятано далеко в глубине каждого человека, откликается на крики гусей. Мы будто настраиваемся на одну с ними волну и начинаем ощущать общность нашей судьбы. Ведь мы, как и эти птицы, соединены судьбой краткосрочных гостей, которым не избежать прощаний, как бы они не пытались задержаться на празднике Жизни… Мы объединены беззащитностью и быстротечностью перед лицом Вечности… И вся наша жизнь – это короткий полет во Времени между Здесь и Там… Полет, пронизанный отчаянными вскриками…

Странно, что эти жалобы гусей так западают в душу именно здесь, далеко от родного края, в маленькой экзотичной и древней стране Шотландии, где даже зимой цветут цветы и зеленеют газоны, где улицы моют стиральным порошком, где прохожие вежливо улыбаются незнакомцам, где перед Рождеством проходят дешевые распродажи, а автомобили ездят левой стороной улицы. Почему, вопреки красотам и чудесам, вечерами не анализируешь увиденное, а, услышав крики перелетных гусей, высовываешь голову из открытого окна и с какой то тайной надеждой всматриваешься в темное небо, прислушиваясь, как десятки крыльев разрезают влагу сырого ночного воздуха? Переживаешь: долго ли им еще лететь? И все ли долетят? Наверное, чувство бездомности, отдаленности от отчего края и роднит меня с этими птицами?

Скорее всего, из-за отсутствия такой родственности и не прислушивался я к крикам перелетных стай дома? Так, замечал иногда в небе острый клин из двух темных провисших веревок… Иногда я провожал их грустным взглядом осенью, так как стаи перелетных птиц были знаком приближающихся зимних холодов… Гуси были не гуси, а только знак, указатель перемены сезона. Так уж мы, люди, устроены: окружили себя знаками и ярлыками, которые заполонили все вокруг и закрыли от нас Жизнь.
А мы, наивные, верим, что знаки показывают нам Путь… Путь куда? Со знаками ли, без них каждый из нас, как и все сущее на этой земле, движется в сторону единственной конечной остановки, и тут ты и хотел бы заблудиться, потерять дорогу, лишь бы оттянуть последний шаг… Только мы знаем, что это невозможно… В глубине души каждый это знает. Но куда-куда, а в себя мы стараемся не заглядывать. Никогда. Потому что … страшно. И всю жизнь играем никчемную роль во второсортной пьесе. Как сказал великий англичанин: «Жизнь – театр, и люди в нем – актеры». Только он забыл уточнить, что каждый актер в первую очередь играет для единственного заинтересованного зрителя, которым является он сам. Каждый пытается доказать в первую очередь себе – а потом уже всем остальным – свою значимость. Кто – гоняясь за большими деньгами. Кто – за должностями. Кто – за количеством любовниц. Кто – за учеными степенями и регалиями. Хотя все это в конце-концов ничего не значит, все это – суета сует. Обычная подмена, известный закон компенсации. Если ты личность – можешь ездить хоть на ржавом стареньком «Запорожце» - и тебя будут уважать. Как говорят, в машине самое важное – прокладка между сиденьем и рулем. Поэтому те пацаны, которые из кожи лезут, чтобы купить себе большую и дорогую тачку, всего лишь проявляют свои комплексы, расписываются, что в жизни им не хватает уважения, женского внимания, что сами по себе они – никто, и надеются добиться этого уважения, своей значимости с помощью шикарного Мерса или Бумера. Но себя ведь не обманешь… Так же, как ничтожный человечишко, сидя в ответственном кресле, пытается убедить себя и других в своей важности. Но кем он будет, когда это кресло потеряет? Может, именно поэтому гуси и плачут так пронзительно и печально? Чтобы люди услышали их крики, подняли головы вверх и задумались о смысле жизни, наблюдая за полетом гусей в небесах…

Помню, как мне показывал перелетных гусей мой отец. Он обычно присаживался рядом на корточки, чтобы быть одного со мной роста. А иначе – как научить? И мы долго молча смотрели ввысь. Отец вообще любит молчать. Он часто брал меня с собой в горы, в лес, и всегда напоминал: «Если будешь идти молча, то обязательно что-нибудь интересное увидишь, а будешь шуметь – не заметишь никого и ничего». Тогда я еще не понимал, что это правило необходимо соблюдать не только на лесной тропе, но и на дороге Жизни…

Отец же не только мало разговаривает, но и не очень любит, когда кто-то болтает рядом. Вот почему и птицы в небе для него всегда остаются птицами, а не знаком перемены сезона.

Воспоминания о моем детстве насыщены запахом бензина – отец до пенсии работал водителем автобуса. Наверное, профессия роднила его с перелетными птицами: он всегда был в дороге. Между Межгорьем и Ужгородом. Между Ужгородом и Межгорьем…. А дорога учит замечать и думать…

Тогда же он посоветовал мне почитать повесть французского писателя-пилота, которая на время стала для меня любимой книгой. Там не было сюжета как такового: это были мысли и воспоминания, разговор о работе и жизни. А еще летчик носил кожаную куртку, от него пахло бензином, и он всю жизнь провел в рейсах-полетах… Совсем, как мой отец…

Позднее я понял, что с помощью этой книги отец открыл мне много важных понятий, о которых не умел рассказать просто так, в разговоре, потому что разговоры не любил. Возможно, он понимал, что произнесенные слова ничего не стоят…

Потому что разве словами выскажешь что-нибудь по-настоящему важное?

Беспомощная человеческая речь…

Только иной у нас нет. Вот и приходится пользоваться этими затасканными, затертыми поколениями и поколениями людей словами…

Я всегда мечтал, чтобы кто-нибудь изобрел такое оборудование, которое бы помогло человеку передавать все то, о чем он думает, что чувствует, что видит внутренним взглядом. Когда мыслит образами. Как это делают дельфины – общаются с помощью мысленных картинок. Короче, то, что не выскажешь словами… Как в фантастических романах о телепатах. Потому что думать словами – то же самое, что пользоваться заготовками, когда пишешь письмо любимой. Так когда-то, когда я служил в армии, делали солдаты: в готовое письмо-трафарет вставляли только имена и даты.

Принято считать, что сложность жизни можно объяснить с помощью образного мышления. Представляете, если б у нас была возможность без слов поделиться своими переживаниями, болью, восторгом. Да только люди и здесь умудряются все испортить, превратить в глупую карикатуру, довести до абсурда. Помню, как однажды, еще до армии, вел в горы одну семью туристов из Киева. Мы поднимались по склону, было утро, туман только-только начинал рассеиваться под лучами солнышка, и в тумане, как воины-стражи, стояли свежие копны сена, много, по всему склону. Мне хотелось молча постоять, впитывая этот утренний миг. Но киевляне все время болтали, и мать цеплялась к подростку-сыну: «Сашенька, а что это тебе напоминает?». Они считали, что развивают у мальчика образное мышление, делают из него художника. И он натренированно упражнялся: «Копна – это купол церкви, это – шапка, это – перевернутый бокал…».

Я представил склон, утыканный бокалами, и скривился. Потому что для меня копна сена – это не шапка и не перевернутый бокал, а мое детство. Это – теплое убежище в прохладную ночь и звездный купол неба над головой, и неумелые горячие губы первой девушки, и свист косы в утренних травах в росе, и темное пятно пота на рубашке на спине жилистого косаря перед тобой, и женщины на склоне в белых кофточках с граблями разбивают свежескошенные валы под палящим солнцем, и ледяная, до боли в зубах, сладкая вода в роднике под кустом лещины, и тепло в стойле вечером, когда пригонишь корову домой, и звонкие удары теплых молочных струй о жестяное днище ведра, и день, начинающийся с пения петуха, и запах сена, господи, этот пьянящий запах сена…

И вот именно по этой жизни, проявляющейся калейдоскопом картин-воспоминаний, и загрустил я в далекой красивой Шотландии. Затосковал за возможностью присесть в знойный день в тени старенькой яблони и слушать шум елей под ветром, вдыхая запах верховинских трав и наблюдая за парой ястребов, мирно рисующих круги в бесконечно синих небесах… И рвется сердце отсюда… домой. В родное Закарпатье. Хоть и знаешь, что дома жизнь – не сахар. Что грязно вокруг, и свет выключают через день. Что холодно в квартирах и вода по графику. Что люди от бедности злые и завистливые, ссорятся и всех ненавидят, что чиновники от каждого входящего ждут взятки, что зарплату не выплачивают месяцами, а если и выплатят, то прожить на нее невозможно. Что жулики зажрались и гордятся наворованными деньгами. Что хамство гордо вышагивает по улице, а интеллигентность и совестливость почитаются за стыд… Что одинокие бабушки выкидываются из окон из-за того, что им не на что жить. Что молодых мужчин из зароботков с других стран привозят в гробах. И что от будущего уже ничего хорошего не ждут…

Странно, в советские времена мы все рвались к свободе, хотели перемен. А теперь люди плачут по вчерашним дням, когда у всех была работа, пенсия, когда своевременно выплачивали зарплату и на нее можно было жить, а продукты и квартплата были дешевыми. Свободы уже никому не нужно, так как оказалось, что бедному человеку от нее мало толку. Вышло, что мы получили свободу – и не знаем, что с ней делать, готовы отказаться от нее ради куска хлеба… На самом деле мы не свободны. Это только иллюзия свободы. Мы зависимы от наших нужд. Мы слишком во многом нуждаемся. Свободный человек не нуждается ни в чем, кроме Бога. Мы еще не поняли, что свобода – это не освобождение от чьей-то власти, свобода – это внутреннее состояние, до которого необходимо дорасти и которое не зависит от материальных благ. Свобода – это независимость от своих слабостей и несовершенств, нужд и низменных желаний. Свобода – это отсутствие страха и зависти, свобода – это слепая любовь к Жизни во всех ее проявлениях, это любовь к Богу… Настоящая свобода – это духовность в высшей степени…

А гуси летят… Летят без перерыва, не дают мне покоя своими надрывными голосами, и я не перестаю удивляться: откуда их столько берется? Высовываю голову в открытое окно, всматриваюсь в затянутое тучами ночное шотландское небо и слушаю, как крылья птиц со свистом разрезают влажный воздух… И подпадаю под чары тоскливых криков…

И хотя нет схожести между гусиными вскриками и человеческой речью, мне кажется, что я их понимаю. Каждый при желании может их понять. Ведь в наиболее важные моменты жизни человек забывает о словах – у него остается стон и крик. Человек кричит, когда рождается на свет, стонет, когда гибнет в поединке. Кричит в отчаянии, когда теряет самых близких, кричит от ненависти, когда бросается на смертельного врага, и стонет в экстазе беспамятства, переполненный любовью. Мы – те же гуси… Вот только б жизнь свою научиться сделать красивой, как полет в небесах…


Михаил Рошко





Похожие:

Дикие гуси над Шотландией iconНачальная школа Фольклор Гуси-лебеди
Гуси-лебеди: сборник рус нар сказок, песенок, загадок и скороговорок. М.: Дет лит., 1986г
Дикие гуси над Шотландией iconДикие и домашние животные Животные Дикие
Подумай, когда земноводные пресмыкающиеся могут стать домашними животными. Приведи примеры
Дикие гуси над Шотландией iconДокументы
1. /Дикие штучки/ДИКИЕ ШТУЧКИ.doc
Дикие гуси над Шотландией iconКарлик- нос
Небольшая торговая площадь средневекового города. Тут и лавка сапожника, и цирюльня, и прилавок с зеленью и овощами. Раздаются голоса...
Дикие гуси над Шотландией iconЛитература: Детские народные подвижные игры: Кн для воспитателей дет сада и родителей / Сост. А. В. Кенеман, Т. И. Осокина 2-е изд., дораб. М.: Просвещение; Владос, 1995. 224 с.: илл
Играющие дети делятся на гусей и гусенят. Гуси, взявшись за руки, образуют большой круг. Между кругом, где сидит волк, и хороводом...
Дикие гуси над Шотландией iconЛитература: Детские народные подвижные игры: Кн для воспитателей дет сада и родителей / Сост. А. В. Кенеман, Т. И. Осокина 2-е изд., дораб. М.: Просвещение; Владос, 1995. 224 с.: илл
На одной стороне площадки чертят дом, где живут хозяин и гуси, на другой – живет волк под горой. Хозяин выпускает гусей в поле погулять,...
Дикие гуси над Шотландией iconОЙ, летели гуси

Дикие гуси над Шотландией iconН. И. Хмельницкий Арзамасские гуси

Дикие гуси над Шотландией iconГуси-лебеди летят

Дикие гуси над Шотландией iconДикие лебеди

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов