Треп мобилки icon

Треп мобилки



НазваниеТреп мобилки
Дата конвертации03.09.2012
Размер166.53 Kb.
ТипДокументы


Треп мобилки


У нас, у мобилок, все не как у людей. У них чем ты старше, тем больший ты начальник, тем выше у тебя цена, то есть зарплата, авторитет, влияние... А у нас все наоборот. Сначала, пока ты новенькая, тебя покупают крутые, наговаривают огромные суммы, от одних счетов за разговоры глаза на лоб лезут… Мой босс так вообще по безлимитке наворачивал… 120 зеленых в месяц – и болтай хоть круглые сутки без умолку. Плюс отдельные счета за зарубежные контакты… Меня так прямо распирало от гордости. Да вот время прошло – совсем-то ничего, всего год срока, а жизнь изменилась к худшему… Нет, конечно, я не износилась, и совсем еще не старая… Просто в моду вошло новое поколение… С фотокамерами. Вот мой бос и променял меня… На более молодую… Здесь все почти как у людей, но только не у всех, а у одной половины – у женщин. Их тоже со временем меняют на более новых… И им тоже, небось, горько… А еще подобное случается с проститутками. Пока новенькая да красивенькая – все на тебя лакомятся, все тебя хотят купить, прямо слюной исходят, как бывало со мной, пока я красовалась на витрине. Смотрят любовно сквозь стекло, любуются, томными взглядами ласкают, и горько вздыхают, кому ты не по карману. А поизносится такая красавица несколько годков – так и дешевеет в цене… У них это называется выйти в тираж… На их языке и я вот вышла в тираж… Брошена… Кто-то теперь на меня позариться? Да и за цену свою стыдно… В три раза дешевле… Красуюсь на витрине среди таких же несчастных бэушек… Чувствуешься ненужной и дешевой… А за стенкой – новые… С фотокамерами… От цен крыша едет… Грудь хромом блестит, как на параде… Кажется, совсем недавно и я так же красовалась… Как невеста в ожидании первого брака… А теперь вот…

Ага, вот и мой новый владелец… Худенький совсем, юный еще… Как я и ожидала: чем ты старее, тем моложе твой владелец. Так и до школьников недолго скатиться. В детство впасть – так, кажется, у них говорят. До самых младших классов… Детям покупают совсем дешевенькие… Мой – либо старшеклассник, либо бедный студент. Небось, давно копил на мобилку… Последние выгребает… Ой, чувствую я – несладким будет мое житье-бытье… Так и есть – зарядили в меня всего-то 30-тигривенник… Прежний мой бы за два часа все проболтал… Интересно, сколько этот продержится? Ладно, поживем – посмотрим… Вот только что-то он чехол на меня не спешит одевать… Странно… Засунул в карман рубашки… Совсем некультурный. Манер ну просто никаких… Кто его так воспитывает? Вот и здесь разница между нами и владельцами: у нас чем ты новее – тем дороже на тебе чехол.
У них наоборот: новенькие, молоденькие – как мой студентик – в обтрепанных чехлах, дешевых… А прежний – тот чехлы себе в самом дорогом магазине покупал… А сам на вид поистрепанный, морщины на лице, отеки под глазами, пузо торчит… Вот ведь какое разнообразие в мире… На все, говорят, воля Господня… Только вот мне без чехла стыдно… И боязно… голенькой… Вдруг какой дурак накинется да и того… не при вас будь сказано…

А вот мой новый, чувствую, проголодался. Это я слышу, как у него в животе заурчало. Знаю по опыту – сейчас все бросит и в кабак пойдет. Мне всегда нравилось, когда мой прежний в кабак ходил: запахи там приятные, музыка, сервировка красивая, вилки-ножи серебряные блестят, скатерти бархатные… Вот только чавкал, зараза. И жрал без меры… Лососина, икра черная, отбивные… Интересно, что студентик закажет? А чего это он в здание облпотребсоюза завернул? Здесь кабаков нет… Неужели дела на первом месте, а жрать потом? Нет, все-таки пахнет человеческой едой… Значит, кушать будет… Только это странный кабак. Столы без скатерти, зал большой и некрасивый, очередь перед кассой, люди сами набирают еду на подносы, сами несут к столу. Значит, каждый сам себе официант. И пахнет еда не вкусно… И выглядит не так красиво, как в кабаках… И нет здесь ни икры, ни лососины… Котлеты, борщ, компот… А… тут все дешевка. МОЙ ведь студентик… Так вот в какую жизнь я попала… Где мои дорогие кабаки? Где форель, где икра черная и красная, где кореечка, где бифштекс по-татарски? Все, жить больше не хочу… Ах, почему у меня нет слез? Я бы хоть поплакала от горя… Может, легче б стало…

Все, поел мой пацан, выдудлил компот и вышел на улицу. Хорошо хоть солнышко ноябрьское на улице… И меня согревает, прямо в дисплей светит, слепит мне глаза. Снова остро чувствую свою наготу. Слава богу хоть срамные места укрыты в грудном кармашке этого молокососа. А чехол он, гад, явно зажилил. У-у, паскуда, жмотина последняя… Вот я тебе припомню все как-нибудь. Вот возьму и отключусь в момент самого важного для тебя разговора… Нет, конечно, вы не подумайте, я не злопамятная: отомщу и забуду. Ей Богу.

Мой сунул в рот «Орбит». Хорошо, теперь хоть борщем нести не будет… Все-таки аккуратный. И на том спасибо.

Ура, наконец-то взял меня в руки. А я уже, чего греха таить, испугалась, что так нетронутой и останусь, что он так, для понтов меня купил, чтоб видели, что у него есть мобилка, а звонить не собирается. Тогда могут подумать, что я пустышка, без души. Это уж совсем дешевые понтари берут пустую коробку мобилки и носят на виду. Чтоб все думали, что и они мобильные. Как того требует нынешнее время. Да, без нас сегодня людям никуда. Ну просто никуда. Мы вообще очень важная часть жизни человека. Вон по телеку ни одной рекламной паузы без нас не обходится. Приятно все-таки осознавать, что мы такие важные птицы.

Ага, все-таки не звонит, а пишет смс-ку. Так дешевле. Мой прежний до такого никогда не опускался… Ну разве что на заседании у губернатора или мера сидел, когда там делили магазины или участки по блату для своих. А на улице – ну никогда… А этот… Дешевка… Что ж он может написать? Мой прежний – все про счета, все про товары, все про деньги. Да все крупными суммами… У меня от важности даже грудь распирало… Вот, не надо там ни силикона, ни таблетки для увеличения груди, как в рекламе говорят – достаточно знать, что ты связан с крупными деньгами – грудь сама вырастает. От важности… А этот набирает… «Привет, моя хорошая… Я наконец-то купил мобилку. Теперь мы сможем общаться постоянно. Вот мой номер. Люблю.»… Ну, номер то я уже выучила, он ведь во мне, он, можно сказать, моя душа… Вот и здесь разница у нас с людьми – вы не устали, что я все время отвлекаюсь? Нет? Ну, я так и думала. Просто ума у меня палата, вот я и люблю мозгами пораскинуть, параллели провести… Не зря ведь я, можно сказать, в высших кругах повращалась, в высшем, так сказать, обществе… Людей хорошо теперь понимаю, изучила все их привычки… И как бутылочку любят уговорить, и шампусик раздавить, и позависать в бильярдной, и в сауну, с девочками оттянуться, покувыркаться, и на унитаз для отрезвления… Ой, это уже не то, это я зарапортовалась. Что называется, Остапа понесло… Так о чем это я? А… про душу… Так вот, они, то есть люди, меняют тела. Когда тело умрет, душа улетает, а потом вселяется в новорожденного. А у нас можно и душу поменять, если номер надоел, а мобильник еще хороший, и наоборот: можно номер, то есть душу, оставить, а сменить мобильник… Мы более гибкие в жизни, так сказать, более сложные, более свободные организмы… Может, в скором будущем именно нам уготовано заменить людей и взять на себя всю ответственность за жизнь на этой планете? Кто знает… Они-то, люди, оказались неудачным экспериментом. Еще немного – и всю жизнь на планете угробят. Пора их менять…

Да, а вот и ответик. Недолго ждал… Как шутил мой прежний, «Жду ответа, как журналист фуршета». Ну-ну, что же там? «Поздравляю… Пиши… Я на паре…»

Мой сразу кинулся отписывать, от усердия высунув кончик языка…

«А какая пара? Интересная?»

«Куда там… Закумарил препод. Тема совсем левая. Он диктует, мы пишем. Тоска зеленая. Я и не пишу, думаю о своем. Тут каждый на своей волне. Я бы слиняла, да боюсь попалиться».

Про деньги то они начнут? А то и не интересно… закумарил, левый… Чего это они?

«А я все о тебе мечтаю. Не дождусь, когда встретимся. Я тут стишок сочинил. Только не смейся. Я как только подумаю про тебя, так и на лирику пробивает. Написать?»

«Валяй».

«Ты – нежная птица, ты – хищная птица.

В тебя непростительно было влюбиться.

Ты хищная птица, ты – нежная птица.

Я полмира отдам, чтоб тобой насладиться…»

Интересно… Во мне такого еще не писали… В ритме все… Красиво… Хоть и нет счетов и товаров, хоть и не про большие деньги, а все таки того, как-то приятно такое через себя пропускать… Поэзия, одним словом. Я такое только в интернете встречала, да как-то не особо обращала внимание.

«Спасибо. Ты классный».

Мой расплылся улыбкой до ушей… Стал перед сверкающей витриной… Застыл на миг, взглянул на свое отражение. Тут и я еще раз взглянула с интересом. Не дурак, раз стихи сочиняет. Пусть в порыве, так сказать, страсти, пусть о любви – о любви проще всего, я это тоже в интеренете встречала: «Писнуть стишок, пожалуй, всякий может, О девушках, о звездах, о луне…». Пусть стишок не фонтан. Но все-таки… Да, а он симпатичный малый… Светловолосый… Синеглазый… Губы пухлые… Смазливый… Ну, положим, может, и не умник совсем, красавчики редко бывают умными. О таких говорят: лицо, не обезображенное интеллектом. Но этот ведь стихи кропает… Ладно, простим, что бедный, зато не дурак, и красивый. Проживем как-нибудь… Эх, где наша не пропадала…

*** **** ****


Сумерки на улице. Ни фига не видать. И тут я могу пригодиться не только как вид связи, но и посветить могу в темноте, как фонарик. Мастерица, я, короче, на все руки… Мой чалапает к центру. Стал у фонаря, на свету так красиво падают хлопья снега… Ждет. Назначил свидание своей крале. Сам от холода сгорбился, переступает с ноги на ногу, как гусь. Что ж, декабрь месяц – не май. Мне тоже любопытно на нее посмотреть. В кого это мой красавчик так втюрился, что на стихи пробило? Можно подумать – фотомодель какая-нибудь. Вот возле нас с ним остановилась машина. Дэву. Открылось окошко, за ним – лицо женщины. Не лицо – сплошная маска от штукатурки. И все равно морщины проглядываются. Дама наклонилась, чтобы мы ее видели.

  • Привет, красавчик. – она улыбнулась. – Ждешь кого-то?

  • Жду, - ответил мой.

  • Не хочешь составить мне компанию на ужин? Угощаю…

  • Нет, у меня встреча.

  • Ну тогда покеда.

Окошко закрылось и машина уехала. Мой провел ее взглядом. Ха, имеет успех у женщин… Что ж за кралю он ждет, когда от ужина отказался? Сам то на такие ужины денег не имеет. А, вот он засуетился… Наверное, ОНА приближается. Ану-ка гляну. Идет девушка. Высокая, тоненькая, как стебелек ромашки. Ножки в черных брючках - клеш длинные, тоненькие, прямо как у фламинго: я любовалась ими в Киевском зоопарке, мой прежний туда заходил как-то… А эта идет, задницей виляет из стороны в сторону… Мой прежний, когда видел такую походку, цедил сквозь зубы: и у этой свербит в одном месте. Медленно так идет, голову несет высоко… Знает себе цену. Ничего, симпатичная… Даже красивая… Волосы темные, ни длинные, ни короткие. Челка на одну половину лица спадает, закрывая глаз… Глазищи большие, темные… Губы полные, капризные и чувственные… Нос с горбинкой… Чувствуется порода, норов… Ну, с этой моему придется нелегко… Уж поверьте моему чутью… Ощущение такое, что из ноздрей при гневе полымя пойдет… Как у необъезженной кобылицы. Кто с такой сладит?

  • Привет, - издали радостно закричал мой и рванул девушке навстречу.

  • Ну, привет, - тихо, без особого восторга ответила она, как-то настороженно улыбаясь, и отступила на шаг.

Мой кинулся ее обнимать, хотел поцеловать, но она как-то ловко увернулась.

  • Зачем звал?

  • Пошли в «Домион». Там фильм классный. «Гладиатор».

  • Я уже видела… Но если хочешь, пошли… Только идти далеко…

  • Я такси возьму…

Вот дурак, денег не хватает, а он перед кралей франтит, такси на последние вызывает…

В кинотеатре он купил две пачки попкорна. Я тоже фильм посмотрела… Мой прежний как-то в кино не ходил… Ничего, оказывается, интересно даже. Будто проживаешь другую жизнь. Забываешь, что ты всего лишь зритель, переживаешь за героев, будто за друзей, будто и ты в том времени живешь, которое в фильме… Я так даже всплакнула несколько раз. Краля тоже зашмыгала носом, глазищи ее засветились от набухших слез. Значит, не потерянная совсем. Умеет сочувствовать. Хотя… Говорят, у людей самые жестокие тираны – ну, там Сталин, Гитлер – тоже любили всплакнуть над жалобной книгой или фильмом… Но вообще-то женщинам поплакать полезно. Со слезами у них токсины выходят. Чем больше женщина плачет – тем меньше в ней остается яду. Добреют на глазах. Вот почему плаксивые бабы добренькие. Между прочим, им плач и для здоровья полезен. Вот вам и объяснение, почему женщины любят мужчин-садистов, тиранов, диктаторов, бабников… В общем, всех негодяев, которые их доводят до слез. Да, вы, может быть, удивились, что я все знаю? Не удивляйтесь. Мой прежний через меня в интернет заходил. Он там свое искал – курсы валют, цены, новости там какие-то… А я успевала по многому прошвырнуться… Да и память у меня будь здоров, не то, что у людей. Они хоть по пять раз что-то увидят или услышат – забудут больше половины информации. А я – ну все сразу схватываю и запоминаю… На лету. Способности такие. Я ведь уже упоминала, что мы, мобилки, совершеннее людей.

Мой как будто нечаянно – на самом деле все продумал – закинул руку и обнял свою кралю… Она как будто не заметила. Он осмелел. Наклонился к ней и попытался поцеловать, но девушка опять увернулась. Ловкая. Зато руку он как-то вытянул за ее шеей и опустил ладонь ей на грудь. Тут я обратила внимание, что девчонка то хоть и тоненькая, а груди у нее – будь здоров… И так и ходят вверх-вниз, так и ходят вверх-вниз, когда она от волнения глубже и чаще дышит. От фильма волнуется. Его то руку она сразу отодвинула.

Больше я на них внимания не обращала. Вся ушла в фильм. Классный. Рим, гладиаторы… Вот были мужики-то… Смелые, мужественные… Только мобилок тогда у них не было. Поэтому и проблем было столько. Вот позвонил бы Максимус жене, что новый император стал ему врагом – жена бы с сыном и спаслись. Или позже позвонил своим легионерам – они бы и двинулись спасать своего боевого генерала. Короче, все проблемы у этих римлян были из-за отсутствия мобильной связи. Я так жалела их, бедных, так жалела…

А еще мысль о власти закрутилась. Во, блин, как они, люди, хотят быть императорами. Даже отцов своих душат. Вы скажете – так это было давно… А сейчас разве не то самое? Посмотрите вокруг. Как сядет кто-то на кресло президента – так словно кресло клеем намазано – потом его и не стащишь.

После фильма он вел свою кралю за руку. Она ему снисходительно позволила, дала, так сказать, подержаться, и мой студентик был на седьмом небе и гордился собой. Шел так важно.

  • Идем на мартини?

  • Ты что, разбогател? - улыбнулась девушка.

  • Не особо, но кое-чо раздобыл.

  • Нет, мне надо домой.

  • Чего так рано?

  • Ну… курсовую готовить.

  • Так мы недолго…

  • Нет, нет. Не могу. Извини.

Он провел ее до ее дома. Она там снимала квартиру. Возле областной больницы. Он взял девушку за руку, хотел другой рукой притянуть ее к себе. Но она была мастерица уклоняться.

  • Чао, - улыбнулась, сделала ручкой «папа», отвернулась и поплыла, виляя задом, к подьезду.

Мой только горько вздохнул… Эх, вертит она им. Но вот чувствуется в ней что-то, чего во многих нет. Какая то изюминка, какая то порода, норов. Характер, что ли. Может, из-за такой действительно стоит потерпеть? На вид ласковая, как кошка, а на самом деле хитрая, как лиса, и чувствуется скрытый внутри огонь, рассердишь – превратится в разъяренную пантеру. Такой дикой кошке нужен не мой мягкий красавчик, а самовластный самец. Чтобы мог ее усмирить. Тигр ей нужен. Лев. Но не мой ягненок.


*** *** ***

Следующие три дня мой парень писал своей девушке смс-ку за смс-кой. Она иногда отвечала. Кратко и односложно. Он все время приглашал ее на встречу. Она отговаривалась тем, что занята. На третий день она наконец-то снизошла и согласилась. Вечером мой парень – господи, Славиком его зовут, чего это я его еще не представила – поехал на маршрутке на площадь Шандора Петефи. Стоял и ждал свою мечту. А она опаздывала. Он ждал ее на том же месте. Только на этот раз она пришла с другой стороны, не через мост. Шла так же медленно, виляя задом, полная самоуважения. Красивая самка. Он сразу было бросился ее радостно обнимать, но она была в своем репертуаре и ловко уклонилась от его объятий.

  • Привет, - восторженно улыбнулся он.

Она натянуто улыбнулась в ответ:

  • Ну, привет. Зачем звал? Что-то случилось?

  • Нет. Просто я очень хотел тебя видеть. Мы так давно не встречались.

  • Я же писала, что занята. Много дел. И курсовая…

  • Давай устроим разгрузочный вечер.

  • Мне не до разгрузок. Серьезно. Я выскочила на пару минут, думала, у тебя серьезная проблема.

  • Ну пожалуйста, побудь со мной, - он взял ее за кисть, но она опять вывернула руку, отступила на шаг, оглянулась назад, будто переживая, что их кто-то увидит.

  • Извини, не могу. У меня – минута свободного времени. Так что покеда.

Она повернулась и зашагала прочь своей невозмутимой медленной походкой, как всегда виляя задом. Славик продолжал стоять на месте и провожал ее взглядом. Достал сигарету, прикурил. Глубоко затянулся. Сердце – этот моторчик в груди у людей - стучало чаще обычного. Девушка шла тротуаром вдоль ряда припаркованных автомобилей и вдруг остановилась перед какой-то большой иномаркой. Из машины вышел стройный мужчина, чуть выше моего Славика, и девушка упала в его объятия. Они застыли на миг, обнимая другу друга, и мой Славик смотрел на все это, и челюсть у него от неожиданности отвисла, и мне его стало почему-то жалко. Мужчина первым прервал объятия, за руку подвел красавицу к машине, галантно открыл ей дверцу, она села внутрь, он прихлопнул дверцу, обошел автомобиль и сел с другой стороны. Машина выехала из ряда, и, сделав поворот, рванула с места и скрылась из виду. А мой Славик продолжал стоять, как вкопанный. Дурачок, надо было давно догадаться, что она его не любит. Это было видно по тому, как она уклонялась от его объятий, как откладывала встречи… И нечего жалеть о ней. Подумаешь, будет другая. Добрее, мягче, проще… А с этой бы он нахлебался… Слишком высокого о себе мнения, я ее сразу раскусила. Фифа… Если бы я могла самостоятельно говорить с людьми, я бы Славику сказала известную фразу: если твоя девушка уходит к другому, еще не известно, кому повезло… Потому что с красавицами, как известно, проблем не оберешься. Как там французы говорят? Красавица – это рай для глаз, ад для души и чистилище для карманов… Кроме того, чтобы с красавицей жить жить, надо ее влюбить в себя до чертиков. Иначе будешь делить ее с кем-то еще, не подозревая об этом. А Славик влюбить ее в себя не сумел. Но как я могу ему помочь? У него же нет персонального номера в душе, как у меня, как у других мобилок. Они, люди, слышат только разговоры других людей, а нас, мобилок, понять не могут. Считают, что мы всего-лишь пересылаем их речи и ни на что больше не годимся. Заносчивые они, люди. Не совершенные, я ведь уже говорила. Ой, я заболталась и не заметила, как Славик сполз вниз, прислонившись спиной к стенке сигаретного киоска. Он сидел и курил, и я чувствовала, что сердце у него стучит ненормально, что он заболел, и увидела, что в глазах у парня набухли слезы, и челюсть задрожала, и он закусил губы от боли. А потом он совсем сошел с ума, потому что сделал что-то ненормальное, видно, у него помутился разум: он придавил огонек сигареты к тыльной стороне своей ладони и глухо застонал от ожога. Запахло жареным мясом. О Господи. Это все сердце виновато, я знаю, это оно вызывает такие глюки. Мозги то у людей, хоть и проще наших, но все-таки неплохие. Мозги – это комп. Они такую дурь не выкидывают. Это все сердце, оно. Его команда. Господи, как хорошо, что у нас, у мобилок, нет сердца…


*** *** ***


Славик в тот злополучный вечер побрел в общагу – ему уже было не до политики. Ему было плохо… Он купил по дороге бутылку водки. В его комнате никого не было: студенты либо ходили по городу в митингующей толпе, либо разъехались домой, радуясь, что благодаря забастовке можно не ходить на занятия. Это как в анекдоте про Ленина. Он говорит: хорошо иметь жену и любовницу. Почему? – спрашивают его. Он объясняет: жене сказал, что пошел к любовнице, любовнице – что пошел к жене, а сам на чердак – и учиться, учиться, учиться…

А Славик курил в темной пустой комнате и время от времени прикладывался к горлышку бутылки. Я знаю, что водка – это разбавленный спирт. Спиртом нам протирают детали. Значит, люди тоже протирают себе детали внутри, только разбавленным. Они и тут слабее нас. Да еще у них на другой день после этого протирания тяжелый «отходняк». Славик чуть не сдох над унитазом… Мне было и противно, и жалко его…


*** *** ***


Прошло несколько дней. Славик мотался днем со студентами по улицам Ужгорода, скандируя «Ю –щен-ко! Ю-щен-ко!», а вечером упивался до одури и временами плакал, как девчонка. Некоторые друзья уже донесли, что его подруга гуляет со старшим мужиком. Однажды они случайно встретились в центре, на Корзо. Чуть не сбили друг-друга.

  • Привет. Сто лет тебя не видела. Как ты? – весело спросила она, как ни в чем не бывало.

  • Привет, - уныло ответил Славик.

  • Что с тобой? Ежика проглотил? Чего такой недовольный?

  • Ты знаешь, - обиженно прогундел мой пацан.

  • Знаю что?

  • Почему я обижаюсь.

  • По магазинам со мной прошвырнешься?

  • Давай.

  • И не обижайся. Мы ведь с тобой всегда были просто друзьями. Разве нет?

  • Ты ведь знаешь, что я тебя давно люблю.

  • Ты тоже мне нравишься. Как друг. Мы ведь про это уже сотни раз говорили.

  • Да, - печально согласился Славик. - Но раньше у тебя был Буржуй. И другие. Мне ничего другого не оставалось, как соглашаться. А тут наконец-то ты оказалась одна. Со всеми разошлась. Я и понадеялся.

  • Ведь я никогда не говорила тебе, что люблю.

  • Не говорила. Но разве не ты мне призналась, что не говоришь своим парням, что любишь?

  • Потому, что я их и не любила. Но теперь говорю.

  • Говоришь, что любишь? Этому художнику?

  • Не «этому художнику», а моему любимому человеку.

  • Но ведь он женат. Зачем он тебе?

  • Я об этом не думаю. Мы просто любим друг друга. Мне с ним невыразимо хорошо.

  • И что ты в нем нашла?

  • Гм… - она мечтательно улыбнулась. - Все. У меня было много парней, все были классные, но такого… Я и не мечтала о таком. Он – фантастичен.

  • Чем? Чем он так фантастичен?

  • Всем. Талантлив. Умен до безумия, мне с ним всегда интересно. Никогда не скучно. Красив до умопомрачения. А тело… Знаешь, он йогой занимается, ледяной душ по утрам. А в постели он просто бог… Я вроде многое в жизни испробовала. Но он … открыл во мне такие способности… Я раньше бы не поверила, что такое возможно…

  • И какие у тебя перспективы? Ты хоть иногда думаешь о будущем?

  • Я готова быть просто его любовницей. Больше ни на что и не претендую. И когда мне мои однокурсницы что-то говорят, я просто отвечаю: Андрей Андреевич у меня просто для секса. Они мне жутко завидуют. Они все о таком мужчине мечтают. Знаешь, мои подруги почти все влюблены в него. Заочно.

Я видела, как она добивает моего Славика. Сучка она, вот кто. Разве можно такое говорить молодому парню? Она просто уничтожала его веру в себя. Она просто растирала подошвой туфельки его мужское самоуважение. Даже не подозревая этого. Я поняла, что она действительно влюблена… Славику бы лучше развернуться и уйти прочь. Но он не мог себя заставить. Ведь парень любил эту красивую сучку. Он радовался возможности побыть рядом, возможности смотреть на это смуглое тонкое лицо, говорить, иногда невзначай коснуться ее руки. И чем недоступнее была она для него, тем желаннее. И ничего он не мог с собой поделать. Ах, эти бедные влюбленные. Ах, эти бедные, зависимые люди. А еще говорят: любовь – это свобода… Нет, это тотальная, наркологическая зависимость, это болезнь…

-Знаешь, однажды он подвез меня и подругу к ней в общежитие. Мне надо было к ней забежать за конспектом. Так она, выйдя из его машины, так сладко мечтательно улыбнулась и прошептала мне: «Начинается у тебя, Наташка, звездная жизнь»…

- Да прямо уж звездная… Попользуется он тобой и бросит.

Я знала, что этот поток информации для него хуже ледяного душа. Это было сравнимо разве что с ложкой яда. Как он это все вытерпел?

  • Но ты ведь не будешь с ним долго, он ведь старше намного.

  • Я хочу быть с ним всю жизнь. Только не уверена, что я ему нужна на всю жизнь. Но если он меня и бросит, я буду благодарна судьбе, что она хоть на какое-то время подарила мне этого человека. Я буду с ним столько, сколько буду ему нужна.

  • Ты всегда была такая гордая… Вертела парнями… А теперь унижаешься перед ним…

  • Я не любила раньше по-настоящему. Да и не унижаюсь я. Любить – это не унижение, - она мечтательно улыбнулась…

Девушка вошла в примерочную с маечкой. Продолжала оттуда:

  • А ты как? Что нового?

  • Да ничего. Хожу на митинги. А думаю о тебе. Не могу не думать. Пью вечерами от тоски… Пишу стишки…

  • Те, что присылал мне смс-ками?

  • Те самые.

  • Спасибо. Мне было приятно. Только больше не посылай.

Она вышла из примерочной в новой маечке. Под майкой торчали соски. Она действительно была аппетитной кобылкой.

  • Ну как?

  • Красиво, - прогудел Славик и засопел носом.

  • Тогда беру. Хочу ему нравиться.

Она пошла рассчитываться. Потом поблагодарила Славика и попрощалась.

  • Все. Покеда. Не горюй. У тебя еще все впереди. И любовь тоже…

  • Мне без тебя любви не будет.

  • Выкинь меня из головы. Я не для тебя. Что бы ты со мной такой делал? Найдешь другую.

И она пошла вперед, даже не оглянулась ни разу. А Славик стоял и смотрел ей вслед, покуда она не скрылась за поворотом.

Я видела, как у нее горели глаза во время разговора. Она была больна. Больна любовью. Значит, у нее было не все в порядке с головой. Иначе разве бы она не подумала, прежде чем говорить? Разве она добивала бы своего друга такими убийственными для него признаниями? Нет, тут снова командовала не голова, а сердце. Сумасшедшее сердце. Больное сердце. Влюбленное сердце…

А он тоже наконец повернулся и неуверенной походкой, как пьяный, побрел в другую сторону. Я знала, что у него болит сердце. Он страдал. Это все любовь. И люди еще не научились от нее лечиться. Она приносит им столько горя, страданий, а они воспевают ее в стихах. Все о ней мечтают… Тоскуют, когда ее нету. Сходят с ума, когда она проходит. Что же в ней такого сладкого? Вот бы попробовать хоть разок. Чтоб и у меня дисплей так светился от счастья, как у этой девушки. Чтоб и по мне так сохли мобилки-мужики (все эти самсунги, сименсы, только не гермафродиты сони-эриксоны). И пусть бы я даже иногда пострадала, как мой Славик. Все таки, наверное, лучше, чем спокойное равнодушие. Только для того, чтобы почувствовать любовь, нужно сердце. Сердце. Орган, заставляющий людей делать глупости. Страдать. Мучиться. Но и быть счастливыми. Эх, как все-таки жаль, что у нас, у мобилок, нет этого безумного сердца…

Весна, 2005 р.





Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов