Утренняя физзарядка icon

Утренняя физзарядка



НазваниеУтренняя физзарядка
Дата конвертации03.09.2012
Размер104.74 Kb.
ТипДокументы

УТРЕННЯЯ ФИЗЗАРЯДКА


После четвертого курса они были в военных лагерях в Камянице, недалеко от Ужгорода. Дни были жаркие, брезентовые палатки напекались на солнце и войти внутрь в эти духовки днем было просто невозможно. За проезжающими бэтээрами столбом поднималась пыль, напоминая след реактивного самолета, и оседала на листьях и потрескавшейся коре акаций. Офицеры обмахивались фуражками, как веерами, и время от времени вытирали платочками пот со лба. Трава на склонах выгорела и тоже припала пылью.

В тот день они были на стрельбище, и Андрей отлично отстрелялся из пистолета, а при стрельбе из гранатомета всех оглушило, и когда после обеда, переодевшись в шорты и майки, они гурьбой спускались лесной дорогой в долину к реке, никто не слышал, как сзади подъехал «Зил», и водитель отчаянно сигналил, чтобы они уступили дорогу, а Олег, историк, оглох настолько, что не слышал ни сигнала, ни криков друзей, а спокойно шагал среди дороги, и им было смешно, и Андрею пришлось оттаскивать друга с дороги за руку.

Потом они с веселыми криками кидались с берега в речку. Прыгали с нависшей над Ужем кривой липы, и вода в том месте была глубокая, тихая, коричневато-зеленая… Андрей только позавчера вернулся с увольнения (два дня провел в Ужгороде), был переполнен воспоминаниями, и настроение у него было просто очень хорошее. Под вечер ему совсем не хотелось возвращаться в лагерь, в горячие палатки, и он с двумя биологами отправился к Невицкому замку, решив попасть вечером на танцы на турбазе.

До Камяницы они добрались автостопом. В ларьке на этой стороне Ужа взяли по бокалу бочкового чешского пива. Потом, уже на той стороне, в баре в лесу, взяли три бутылки вина «Ркацетели». Было приятно сидеть в тени под густыми кронами буков, за дубовым столом, над крутым обрывом, и пить холодное вино.

  • Андрей уже два дня сияет, как новые пять копеек. – обратился Золтан к Зубачу. – Особенно сегодня. С чего бы это?

Оба нарочито пытливо уставились на Андрея. Он опустил глаза, делая вид, что упорно разглядывает вырезанные ножом надписи на почерневшей поверхности стола, и еле сдерживал улыбку.

  • Ну-ну, колись, - улыбался Зубач.

  • Позавчера, я , кажется, влюбился, - самодовольно улыбаясь, сознался Андрей.

  • Вот они, радости увольнения. А меня хоть бы разок отпустили, - притворно грустно ухмыльнулся Зубач.

  • Подцепил кого-то с абитуры? – поинтересовался Золтан.

  • Нет. Не в общаге. Девушка Ужгородская. Студентка-заочница. Английская филология.

  • Красивая? – снова спросил Золтан.

  • Не то слово. – Андрей на миг замолчал. – А еще очень умная. И очень порядочная.

  • Да уж…- протянул Зубач. – Где они еще сохранились, порядочные? Покажите мне хоть одну – и я обещаю стать трезвенником.

  • Нет, я вполне серьезно, - уточнил Андрей.
    – Когда я провел ее домой и попытался на прощание поцеловать, она покраснела, вырвалась и явно была обижена. Она сказала, что я неоправданно спешу, что так быстро такое не делается, и что ее мое поведение настораживает.

  • Рекламу себе делает, - улыбнулся Зубач всезнающей улыбкой.

  • Не беда, лишь бы нравилась. Вот он какой счастливый ходит после увольнения, - добродушно заметил Золтан.

  • У нее большие темные глазищи и полные, капризно изогнутые чувственные губы, которые постоянно хочется целовать,- описывал Андрей. – Она венгерка, родители у нее врачи, и она очень воспитанная.

  • Все это чушь собачья, - махнул рукой приземистый Зубач. – Трахни ее при случае – и не забивай себе голову всякими чувствами.

  • Нет, тут все по-другому. Она серьезно очень классная. – вырвалось у Андрея. – На нее просто приятно смотреть. Смотришь – и ты уже счастлив, и больше ничего не надо.

  • Пей давай, ты совсем спятил. Стихов начитался? – Зубач пододвинул Андрею стакан. Андрей наблюдал, как шевелятся листья у них над головами при малейшем дуновении ветерка. Потом выпил. Серая пелена перед глазами, почему-то мешавшая смотреть, делалась все гуще.

  • Тебе будет трудно жить, Андрюша, - веско подытожил Зубач. - Потому что ты романтик. Восторженный романтик.

  • Разве это плохо? – вступился Золтан. – Наоборот, жизнь наполняется эмоциями, и жить становится не скучно… - Он мечтательно вздохнул, - вот бы мне стать таким…

  • Плохо. Романтики – это люди, которые все время пытаются летать и все время грохаются с высоты наземь. И при этом набивают ужасно болезненные шишки, – резюмировал всезнающий Зубач.

  • А не романтики разве не падают? – улыбнулся Андрей.

  • Падают. Все мы падаем. Но нормальные люди падают с высоты человеческого роста, потому что ходят пешком, а не парят в облаках. Поэтому им не так больно. Их падения не опасны.

  • Ты зарапортовался, Зубач, - сказал Золтан. – Когда ты напиваешься, то больше всего любишь задалбывать всех умными разговорами, в которых нет смысла.

  • В моих словах больше смысла, чем во всех лекциях наших профессоров. – самодовольно оскалбился Зубач.

  • А разве нельзя летать не падая? – спросил Андрей, мечтательно улыбаясь.

  • Вот это и есть основная ваша проблема – вы не готовы к падениям. У вас отсутствует понимание реальности, отсутствует осторожность. На все вы смотрите сквозь розовые очки. Если б у вас было чувство осторожности – вы бы и не взлетали…

  • Кончайте философствовать, - уже почти сердито бросил Золтан. – Меня от философии тошнит. Лучше давайте выпьем.

Они хорошо набрались, когда Зубач начал неотрывно пялиться на трех парней за соседним столом. Он вдруг встал, подошел, шатаясь, к их столу, взял полный бокал пива и, не сказав ни слова, начал пить. Отпив больше половины, он так же молча поставил бокал на место и вернулся к своим. Парни за тем столом молча смотрели на непрошеного гостя, застыв в изумлении. Наверное, не ожидали такого наглого вторжения.

  • Когда он напьется, с ним всегда такое случается, - тихо сказал Андрею Золтан. – В разной форме, но всегда это вызывающий поступок. Будто он кому-то хочет что-то доказать. Последствия Афгана…

  • Да, - согласился Андрей. – Им всем досталось. У меня одноклассник был там. Так он однажды облил себя бензином и поджегся… Пьяный, конечно. Они чудят, когда напьются…

  • Жалко ребят. Они все такие.

  • Знаешь, меня чудом туда не отправили. Пронесло. Я в Венгрии свои два года оттарабанил.

  • А я в Сибири. Под Читой. Мерз, как собака. После Сибири у нас в Ужгороде – экватор.

  • А в Венгрии климат – как здесь.

  • Да. Тем, кто не был в Афгане, их проблем не понять.

  • Не понять.

  • Поэтому лучше помолчим.

  • Помолчим. И выпьем.

В это время соседи позвали Зубача:

  • Парень, ты не допил свое пиво.

Зубач медленно повернул голову на крик. Глаза у него почему-то были красноватые.

  • Иди сюда, допьешь. – позвал высокий, длинноволосый брюнет лет под тридцать, с цепочкой на шее, с голыми загорелыми руками в татуировках, и демонстративно плюнул в бокал.

Зубач медленно поднялся.

Золтан схватил его за руку:

  • Сядь, старик. Я им все объясню. Виноваты мы.

Но Зубач вырвал руку.

  • Мои проблемы я решаю сам, ты меня знаешь.

Он медленно пошел к чужому столу, запутываясь ногами. Те парни ждали его стоя. Высокий вышел навстречу, держа в руке бокал. Когда Зубач приблизился, высокий попытался ударить его бокалом в лицо, но афганец, несмотря на опьянение, увернулся и ударил противника коленом в пах. Тот присел, а на Зубача двинулся маленький коротко стриженый блондин с лейкопластырем на брови, в котором угадывался спортсмен. Андрей видел только широкую спину друга, а блондина из-за этой спины видно не было, но вдруг Зубач начал оседать и грохнулся вниз. Андрей и Золтан бросились на помощь. Перед Андреем стоял маленький блондин, и когда он кинулся на спортсмена, тот резко, так, что Андрей не успел отреагировать, ударил его ребром ладони по шее, и в глазах Андрея потемнело, и было ужасно больно, и он опустился на корточки, и правая рука онемела и безвольно повисла.

Когда Андрей смог наконец подняться, еще не соображая, что случилось, Золтан, скрутившись, сидел под ясенем, прислонившись к стволу, а Зубач уже поднялся и, держась обеими руками за голову, покачивался вперед-назад и бубнил, не переставая: «Суки, ё-моё, суки, ё-моё, а мы .., ё-моё, ну, суки, ё-моё…».

Через какое-то время они уже смеялись над собой, сидя на террасе ресторана «Невицкое», за белыми пластмассовыми столиками под цветными навесами. Андрей не видел, как соседний столик за его спиной заняла шумная компания. Он только слышал громкие разговоры и хохот девушек. Зубач почему-то стал хмурым, нервно курил сигарету за сигаретой и вдруг предложил уйти.

Пошли на гору, к замку. Там должны начинаться танцы.

Они поднялись, и тут Андрей увидел тех, кто сидел за его спиной, и они все заливались хохотом – очевидно, после очередного анекдота – и Андрей вдруг окаменел, не желал верить глазам, но глаза ее были такие же красивые, только взгляд был немного мутный, наверное, от выпитого вина, и она заплела свои длинные пальцы в густых черных кудрях своего соседа, который чем-то напоминал певца-пародиста Минаева, и губы ее порочно улыбались, те самые чувственные губы, а потом сосед наклонился и начал ее целовать, и она продолжала гладить его кудри левой рукой, а правую с дымящейся сигаретой отвела в сторону… Она не узнала Андрея. Или не заметила. Или не захотела заметить.

  • Идем, чего засмотрелся? Не видел, как люди целуются?, - взял его за руку Золтан.

Андрей послушно двинулся за другом, и горло сжалось, и что-то щекотливое бегало вверх-вниз по груди, но он ничего не сказал ребятам.

  • Что, понравилась краля? – спросил ехидно Зубач.

  • Да так, - промямлил Андрей.

  • Это она ждала меня с армии. Только не дождалась. Выскочила замуж. За профессорского сына. Того кудрявого, по правую руку от нее.

  • Так она замужем? – не поверил Андрей.

  • Ты то чего удивляешься? – заинтересовался Зубач.

Андрей не хотел говорить, но и врать было бы противно.

  • Да это я о ней говорил. Про вчерашний вечер…

  • И она не сказала, что замужем?

  • Нет…

  • А ты даже не пробовал целоваться, думая, что она девственница?

  • Почему сразу девственница?

  • Эх ты, видишь, что такое быть восторженным романтиком? Женщина от тебя, наверное, ждала решительных шагов. Может, ей было невтерпеж мужу изменить. А ты не оправдал ее надежд. Поэтому теперь на тебя и внимания не обращает.

Потом они карабкались вверх по крутому склону, и ноги скользили в прошлогодней листве, и они хватались за стволы буков, и все равно падали и съезжали вниз, и тогда громко ругались пьяными голосами, и громче всех ругался Зубач. Андрей же все время упорно молчал.

На танцплощадке наверху действительно были танцы, и они познакомились с тремя подругами, и те пригласили их к себе в домик.

Андрей сидел на самом краю койки, а девушка лежала одетая и смотрела на него. В домике было темно, только сквозь окошко пробивался свет фонаря, и Андрей смутно видел тонкое лицо девушки в ореоле светлых волос. Зубач и Золтан легли со своими подругами, и Андрей слышал их возню.

-Ты почему такой грустный? – шепотом спросила девушка и нежно коснулась его руки.

Он убрал свою руку.

  • Нет, я так…

  • Ты красивый… Красивый и грустный…

  • Ты тоже красивая.

  • Ложись ко мне, - позвала она.

Андрей молчал.

  • Не бойся, я все сделаю сама…

Андрей встал.

  • Нет, я не потому… Я хочу побыть один… Я лучше выйду на улицу…

  • Ну, как знаешь, - голос девушки стал безразличным и она отвернулась от него. «Обиделась», - подумал Андрей и горько вздохнул. Он не хотел ее обижать.

Он сидел на скамейке возле домика, в котором ночевали его друзья. Он отвалился на спинку, курил сигарету за сигаретой и смотрел сквозь листья ясеней на круглую медную луну, и слушал, как листья над головой время от времени шелестели, а между вздохами легкого ветра было совсем тихо. Постепенно воздух терял дневное тепло, и к полуночи Андрей уже мелко дрожал от холода, и продолжал курить, и казалось, что сигарета хоть немного согревает. Часа в три, как бы угадав его состояние, к нему вышла девушка. Она принесла синее шерстяное одеяло.

  • На, укутайся, а то замерзнешь, - ласкаво сказала она.

Андрей взял одеяло и накинул на плечи.

Девушка была в халатике то ли зеленого, то ли синего цвета. Она стояла перед Андреем, съежившись от холода, пряча голые руки под мышками, и, казалось, не знала, что делать.

  • Ладно, я пойду, сказала она, но продолжала стоять.

Андрей молчал.

  • Твой друг объяснил мне, что ты влюблен, - тихо сказала девушка. – Ты мог мне сказать сразу и я бы не приставала.

Голос у девушки был нежным и немного сиплым.

  • Знаешь, я тебе завидую… Быть влюбленным – это так здорово. – сказала она мечтательно. – И еще больше завидую твоей девушке: ты такой верный и такой надежный…

Андрей сделал глубокую затяжку. Девушка была красивой и доброй. Хорошая девушка – подумал он. – Хорошая девушка в лунном свете. Но не сказал ничего.

  • И желаю вам удачи и счастья, - снова сказала девушка. – Тебе и твоей любимой.

Андрей снова увидел, как целовались те двое за столиком.

  • Ну, спокойной ночи. Я пошла.

  • Спокойной ночи, - ответил Андрей. – Ты славная. Спасибо за одеяло.

Когда она скрылась в домике, Андрей развернул одеяло и закутался. Сразу стало тепло. Он сидел, радуясь теплу, и смотрел на луну сквозь просветы в листве, и ему было грустно…

Он проснулся утром, и было свежо и прохладно, и пели птицы, и на листьях висели огромные серебристые капли. Андрей постучал в дверь домика и позвал ребят. Им надо было успеть на утреннее построение.

Автостопом они доехали до развилки и дальше пошли пешком. Они явно опаздывали на построение, поэтому начали бежать. И тут их обогнал военный бензовоз и внезапно остановился. Из кабины выпрыгнул начальник сборов, маленький полковник. Он быстро подошел к ним. Они стояли, опустив головы, ожидая взбучки.

  • Бегаете? - грозно спросил полковник.

Они молчали, переминаясь с ноги на ногу.

  • Садитесь в кабину!

На построении полковник вызвал их троих из строя и перед всеми объявил благодарность и два дня увольнения за серьезное отношение к утренней физзарядке.

Зубач и Золтан уехали в город, первый домой, к родителям, второй – в общагу. Андрей решил провести эти два дня в лагере. Его в город не тянуло. Первый день он никуда не ходил, лежал в тени под акациями и начинал грустить об отравленой любви. Но ему почему-то не грустилось… Он вспоминал свою девушку и с удивлением поймал себя на том, что не может четко представить ее лицо. Зато перед его взглядом отчетливо возникло лицо другой девушки, светловолосой, с добрыми зелеными глазами, в простеньком халатике без рукавов, и как она вынесла ему ночью одеяло, и как нежно смотрела, и какой ласковый у нее был голос. Вечером он поехал в Камяницу, поднялся на турбазу возле Невицкого замка. Танцев не было, был понедельник. Он пошел к тому домику. Еще не темнело, дверь домика была приоткрыта, оттуда слышались женские голоса. Андрей постоял минуту, обдумывая первую фразу… Ничего толкового в голову не приходило… Что он скажет? Но он знал, что по сути это не важно, важно просто ее увидеть, и все. Он так ничего и не придумал и просто пошел в домик. Вошел. Две девушки сидели на дальней койке и играли в карты. Зеленоглазой блондинки в домике не было. Он не знал, как ее зовут, и не знал, как о ней спросить. Но тут ему показалось, что в домике что-то не так. Не сразу врубился, что именно. Потом его осенило: девушки в домике были совсем другие. Они смотрели на него изумленно, оторвавшись от карт. Совсем не те, с которыми были Золтан и Зубач.

  • Извините, вы к нам? – спросила одна из них.

  • А где те, которые здесь поселились?

  • Мы здесь поселились…

  • Вы? – он запнулся. – А те?

  • Которые те?

  • Ну, те, что жили здесь позавчера.

  • Позавчера?.. Мы не знаем, кто здесь раньше жил. Мы поселились сегодня. Новый заезд.

  • А что, ваша девушка вас не предупредила, что уезжает? – хитро сверкнула глазами другая девушка.

  • Не предупредила, - задумчиво улыбнулся он, повернулся и пошел к выходу. На ходу кинул: «Извините за вторжение».

  • Ничего, заходите. Будем рады, - сказала вторая…

Ему было по настоящему грустно. Значит, она уехала вчера. Куда? Кто она? Он понял, что очень хочет ее найти… Хочет… Ничего, послезавтра он спросит Золтана и Зубача, как фамилии их девушек, а те, наверное, помогут найти зеленоглазую блондинку. В крайнем случае он спросит у регистратора, только надо узнать ее фамилию… Послезавтра он узнает… Послезавтра… У него еще все впереди.


1990 г.




Похожие:

Утренняя физзарядка iconУтренняя песенка

Утренняя физзарядка iconУтренняя песня

Утренняя физзарядка iconДокументы
1. /Утренняя манна.doc
Утренняя физзарядка iconДокументы
1. /Зачем нужна утренняя гигиеническая гимнастика.doc
Утренняя физзарядка iconДокументы
1. /Утренняя заря или мысль о моральных предрассудках.txt
Утренняя физзарядка iconУтренняя гимнастика до уроков Дети, стройтесь
Сядем встанем. Сядем встанем. Проведем еще игру: Все присядем скажем: «У!»
Утренняя физзарядка iconУтренняя гимнастика
Как правило, дети охотно занимаются утренней гимнастикой вместе с родителями, главное контролировать интенсивность нагрузки с учетом...
Утренняя физзарядка iconХодите, пока есть свет… Приходит ночь, когда никто не может делать
Как утренняя заря имеет в себе нечто торжественное, так и молодые годы, одаренные богатством свежих, молодых сил, должны протекать...
Утренняя физзарядка iconКраткая утренняя молитва для начинающих. Адонай, шэма ттефиллати, ве-шавъати Эле′ха таво. Йиґи Шэм
Шэм Адонай. Барух ґа-йочер ор у-во′ре ґо′шэх, осе шалом у-воре ра. Барух Адонай осе хол э′льле. Оте ор кассалма, ноте шамайим ка-йриа....
Утренняя физзарядка iconДокументы
1. /_Из тюремного дневника.txt
2. /_стихи.txt
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов