Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) icon

Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье)



НазваниеАнтропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье)
Дата конвертации18.09.2012
Размер113.37 Kb.
ТипДокументы



Е.А. Шинаков, С.В. Чернышов


Антропоморфно-сакральные мотивы

по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье).


Среди многих изобразительных мотивов разных эпох (20) в Среднем Подесенье, границы которого в основном совпадают с современными пределами восточной и центральной частей Брянской области России, включая и северо-восток Черниговской области Украины, со времен палеолита встречаются редкие антропоморфные сюжеты. Чаще они имеют внешнее происхождение, но в сильно трансформированном виде пускают корни и в данном регионе.

Остановимся на некоторых из них, семантика которых уходит корнями в ту динамичную мир-систему (11), ядром и источником культурных инноваций которой являлась Римская империя (12, с.91).

1.Треугольно-пластинчатые фибулы, характерные для мощинской культуры, но встречаемые во многих пунктах Восточной Европы от Балтики до Черного моря. В Среднем Подесенье обнаружено 2 экземпляра подобных фибул (с.Ивановичи, рис.1). Ранее постулировалась связь семантики изображения типологически более позднего варианта этих же фибул (рис.2) с атрибутами бога-громовика (балтийского Перкунаса, русского Перуна) (3,с.69, 73).

Отметим, что часть изображения на третьем варианте данного типа (рис.3) почти совпадает с атрибутом Тора-молотом (рис.4), а на некоторых экземплярах треугольных фибул читается геометризированная антропоморфная фигура в коническом шлеме. Стержневой треугольный элемент фибул, завершающийся «молотом», напоминает бороду Тора на той же фигуре. Впрочем, функции Тора и Перкунаса – Перуна в основном совпадали, как и их главный атрибут – метательный топор – молот.

2.Подковообразные фибулы с дисками на концах и перехватом в центре дужки, изначально происходящие из юго-восточной Прибалтики и восточной Польши, в т.ч. территории расселения вандалов в первые века нашей эры. В Среднем Подесенье встречено 3 варианта подобных фибул –ранний (рис.5) (село Красные Дворики под Брянском) и поздний (рис.6), точное местонахождение которого не выяснено, зато по сопровождающему кладу римских монет имеющий четкую дату – середина – вторая половина III века нашей эры. Особый, третий вариант, с перехватом, напоминающим как атрибут со статуэтки Тора, так и нижнюю часть некоторых вариантов треугольных фибул (рис.7), был обнаружен в могильнике (?) у с. Глажево на левом притоке Десны-Навле. Такой вариант встречается в четырех регионах Восточной Европы – Восточной Литве, Среднем Поволжье, Среднем Поднепровье и Северо-Западном Кавказе (Осетия). Глажевский вариант является как типологически, так и территориально связующим звеном между первыми тремя регионами.

Семантически дуги, отходящие от перехвата, напоминают сильно стилизованных воронов Одина (рис.8) с гипертрофированными глазами и «отпавшими» клювами.
Перехват – символ головы или шлема Одина, а в третьем варианте – трансформированный молот Тора, т.е. сочетание атрибутов двух богов, что могло усиливать сакральное воздействие артефакта (если его носители сохранили знания об изначальном значении изображения). Прецеденты подобного, возможно, неосмысленного использования прототипов с чуждым сакральным содержанием имеются – в кресалах финно-угров Прикамья (9). Дуга, соединяющая головы воронов с гипертрофированными глазами (9, рис. 1), также могла послужить возможным прототипом формы подковообразных фибул с дисковидными окончаниями, т.е. какие-то варианты последних могли самостоятельно зародиться и в восточно-финно-угорской среде.

С учетом «прозрачности» этнокультурных границ, готовности к восприятию чужих инноваций и генерированию на их основе своих, быстрое распространение сходных, если не идентичных по семантике мотивов и артефактов на столь огромных пространствах римской «полупереферии» в середине III – V веках н.э. можно связать с миграциями, толчок к которой дали готы. В дальнейшем роль генератора идей и форм могла выполнять не только «Готская держава» на Украине и в Северном Причерноморье, но и окружающие ее культуры. Часть из них могла принадлежать не только венедам, балтам и финно-уграм, но и этническим германцам (именьковская культура Среднего Поволжья и памятники рязанского течения Оки конца V века н.э.)(12, с. 159, 2, 138 – 140; 1, 171-174, 177-179). Имеется и точка зрения о наличии германского элемента (россомонов) и в самом Подесенье (Почепская культура I – II в. н.э.)( 16, с. 35-38).

Попадание же артефактов с закодировано-антропоморфными мотивами на Северо-Западный Кавказ и Херсонес можно связать как с герулами, занимавшими крайний восток «Готской державы», так и с частыми союзниками германцев в походах – аланами.

Разноконфессиональность среды распространения данных артефактов вызвала трансформацию первоначальной формы или исчезновение ее сюжетного содержания. Предполагаемый Мьелльнир превращается на фибулах и привесках- лунницах в топорики-отростки трапециевидной или секировидной формы, крестики разных форм (в т.ч. и из 4 «топориков»- трапеций) или бессюжетную ажурную плетенку.

В целом мы постулируем лишь возможное изначальное происхождение сюжетов, мотивов в подвижной, космополитичной, религиозно-толерантной среде варварской полупереферии Римской мир-системы эпохи великого переселения народов. Тогда легко и охотно воспринимались любые иноэтнические и даже иноконфесиональные инновации, а у истоков «Великого переселения» лежат все же германские племена с их религиозной системой.

Наряду с этнотерриториальным аспектом проблематики данных антропоморфно-сакральных сюжетов следует учесть и культурно – стадиальный. Отметим ,что в литературе имеется теория двух этапов развития архаических сакральных представлений, отражающих мифологию (тотемическую в основе) и эпос, в основе космогонический (7, с.71). Последний отражен в искусстве потестарного периода, или «варварства», т.е. того,общественного развития, который и переживала римская «полупереферия». Для образной системы «потестарного общества» характерна бинарность, дуализм, отражающая не только борьбу небесного и хтонического начал (7, с.77), но и самую суть духа переходного периода, его многоаспектную амбивалентность. Вероятно, с этим связан отраженный в предположительно кодировано- антропоморфных изображениях дихотомия – противостояние элементов. Возможно, этот смысл мотивов подчеркивался не только их формой, но и цветом закрашивающих их эмалей, очень часто именно симметрично-двухцветных.

Антропоморфные мотивы нашли свое отражение и в гораздо более поздней народной художественной культуре Среднего Подесенья.

Одним из ее элементов является декор традиционного жилища. При рассмотрении декора жилища Брянской области, можно отметить, что народное зодчество, в целом, развивается без контакта с профессиональными художниками и архитекторами. Народное искусство развивалось как способ выражения мировоззрения его творцов. В основе творчества лежат традиции, накопленные веками. Основное назначение декора - преобразовывать окружающую среду, повышая ее эстетическую ценность. В основе народного искусства лежит повтор элементов, характерных для народной традиции той или иной местности. Часто, при многократных повторах, воспроизведении терялся первоначальный смысл знака, символа в орнаменте. Оставалась только эстетическая ценность композиции.

Благодаря традиционности декора, мы можем обнаружить в современных образцах домовой резьбы архаичные элементы, говорящие в частности и о древнейших представлениях наших предков, касающихся мироустройства.

Рассматривая декор Подесенья мы можем отметить присутствие антропоморфных орнаментов наличников. Характерно, что данные мотивы распространены только в районах близких к городам Брянску и Трубчевску.

Интересен мотив орнамента наличника в с.Кветунь Трубчевского района (рис. 14). На очелье изображен антропоморфный орнамент. Изображение стилизовано. Выделяется украшение головы в виде закрученных вверх рогов. Рогатый головной убор не редкость на навершие наличника. В данном случае можно предположить, что мотив восходит к древнему изображению тотема. Возможно это изображение кички-головного убора, характерного для северных районов Брянской области. Исследователи XIX века отмечали, что"... в крестьянском быту сохранилось, особенно в женских головных уборах, различие особливо; здесь не встретишь русских кокошников и повойников, но какие-то высокие шишаки, в некоторых уездах однорогие, в других - двурогие..."(2,С.50). Данный головной убор -кичка - до сих пор сохранился у пожилых женщин в дд.Дорожево, Дягтеревка. Неудивительно появление его в декоре жилища. Другой вопрос, откуда появляется сама форма кички, особенно с учетом того, что именно напротив (на противоположном берегу Десны) древнего межплеменного дружинного центра, каковой являлась Кветунь, и находились 2 из 3-х местонахождений фибул, противолежащие дужки которых могли, по нашему мнению, имитировать воронов Одина, а перехват одной из них – молот Тора.В том же микрорегионе, что и с. Дорожево (где балтские древности доживают до эпохи Древней Руси) находится и с. Ивановичи с фибулами, нижняя часть которых отражала, возможно, молот Тора, трансформировавшийся в дальнейшем в топор Перкунаса.

Срtди мотивов, распространенных в г.Брянске, помимо преобладающего геометрического орнамента, широко используются и антропоморфные мотивы. Изображение стилизованно и всегда находится в центре навершия наличника. Иногда : вместо антропоморфной фигуры появляется дерево или кустообразный растительный побег. Несмотря на это, хозяева домов отмечают, что на наличнике изображена "баба" просто для красоты.

Антропоморфные изображение можно видеть на наличниках, изготовленных техникой пропильной резьбы в жилищах, построенных в послевоенный период. Антропоморфные изображения иногда являются частью композиции с использованием зооморфных мотивов. Интересно, что как и в случае орнаментально- семантической системой эпох и великого переселения народов, этнография также фиксирует превращение языческих мотивов в крестообразные. Так, на одном из наличников старого Брянска изображен всадник, лошадь (также древняя эмблема балтов) под которым поддерживает вензель, окруженный растительными побегами, внутри которого изображение креста. Мотив имеет подражательные аналоги в г.Брянске, Карачеве, Сельцо, Жуковке и Ржанице.

В настоящий момент трудно восстановить первоначальный смысл использование мотива. Несомненно утилитарное значение изображения как оберега. Массовое украшение крестьянских изб относится к XVIII веку, когда в селах стали стеклить окна. Но появление большого окна привело и к необходимости защитить открытое пространство. Мотивы с предметов быта, выполнявших не только хозяйственное, но и религиозное значение, переносятся на очелье наличника, призванного защитить окно от сырости, а строение от нечисти. К ХХ веку первоначальный смысл был утерян и заменен эстетическим значением.

Можем отметить и присутствие стилизованных изображений фигуры человека (рис.10 -13), если не стилистически, то семантически однотипных с закодированным в треугольных фибулах изображением антропоморфных божеств. Их можно признать наиболее архаичным изображением. Данные изображения, называ6мые «шишками» привлекали исследователей сходностью с мотивами славянского искусства. С.Б.Рождественская (4, с.64,65.) указывает на возможность интерпретации появления данного мотива сохранением славянской традиции. В качестве примера рассматриваются космогоническая символика, выделенная Б.А.Рыбаковым (5, с.7-35).

Безусловно, основные положения (говорить о «выводах», пусть даже предварительных, явно преждевременно) статьи о связи некоторых мотивов и артефактов эпохи великого переселения народов, обнаруженных в том числе и в Среднем Подесенье, с образами богов германского и балтского пантеонов, носят характер предположений. Это же можно сказать и о семантической контаминации сюжетов данных артефактов с некоторыми мотивами народного художественного творчества, известным по материалам этнографии. И то, и другое требует дальнейшей проверки типологическим, в том числе и корреляционным, методом, который один из авторов неоднократно применял для анализа различных категорий археологических материалов и памятников.

_______________________________________________________________________

1.Мир-система как идея, логически вытекающая из теории локальных цивилизаций и некоторых геополитических схем, зародилась еще в начале 70-х годов XX в.(23) и приобрела в дальнейшем несколько вариаций. В данном случае под ее основой мы понимаем «информационную сеть» (21) прежде всего, а также обмен престижными товарами и инновациями, «сгенерированными прежде всего мир-системным ядром» (10, с.274). Что касается состава конкретно римской мир-системы, то существуют два подхода. Первый – Ю.Ю.Шевченко, где «суперцелостность» Рима и провинциально римских культур «противостоит» «варварским (германской, финно-угорской, сарматской)» «суперцелостностям» (19, с.91). Второй – ряда специалистов по кочевому миру и социокультурной антропологии, по которой Римская империя является лишь ядром, центром целостной мир-системы, включающей варварскую периферию и «полупериферию». (17, с.454; 11, с.501-501; 22, с.515 - 516).

2.В связи с последним регионом именно эти фибулы относят к «вендскому типу». (9, с. 22).

3. Возможно, реминисценцией клювов являлись отростки разных форм (округлые, топорно- и секировидные), отходящие от дисков и даже дужек фибул и потерявшие свое первоначальное семантическое звучание. Иногда их заменяют дуги, состоящие как бы из двух противостоящих шей птиц, идущие вдоль всего периметра фибулы (рис.9).

4. Впрочем, широко распространена и идея отождествления части этих антропоморфных изображений с сакральными существами низшего ряда, причем женскими – русалками (1, с. 108- 109), поверия о существовании которых все еще распространены, особенно в северной(«балтской») части Среднего Подесенья.


1. Ахмедов И.Р., Казанский М.М. После Аттилы. Киевский клад и его культурно – исторический контекст// Культурные трансформации и взаимодействия в днепровском регионе на исходе римского времени и в раннем средневековье. – СПб. : « Петербургское Востоковедение», 2004.

2. Бугров Д.Г. К вопросу о «германских» параллелях в домостроительстве именьковской культуры// Археология Центрального Черноземья и сопредельных территорий. – Липецк: Изд-во ЛГПИ, 1999.

3. Василенко В.М. Русское прикладное искусство: истоки и становление.- М.: « Искусство», 1977.

  1. Виноградова Л.Н. Мифологический аспект полесской «русальной» традиции // Славянский и балканский фольклор (духовная культура Полесья на общеславянском фоне.) – М., 1986.

  2. Военно-статистическое обозрение Российской империи. Орловская губерния. Т.6, часть 5, - СПб., 1835.

  3. Дынин В.И. Некоторые особенности мифологического образа русалки у восточных славян.// ЭО.1994.№6.С.113.

7. Калинина И.В. Структурированность потестарного общества в семантическом аспекте// Теория и методология архаики. Материалы теоретического семинара. Вып. 3.- СПб.: Изд-во МАЭ РАН и СПб ГУ, 2003.

8. Корзухина Г.Ф. Об Одине и кресалах Прикамья // Проблемы археологии Евразии и Северной Америки. Под ред. Н.Л. Членовой.- М.: «Наука», 1977.

9. Корзухина Г.Ф. Предметы убора с выемчатыми эмалями V –первой половины VI в. н. э. в Среднем Поднепровье. САИ. Вып. Е1 -43.- Л.: «Наука», 1978.

10. Коротаев А.В. Становленние и развитие государственных структур в Евразии и Северной Африке ( VI – I тыс. до н.э.): мир – системный контекст// Раннее государствр, его альтернативы и аналоги. Под ред . Л.Е. Гринина, Д.М. Бондаренко, Н.Н. Крадина, А.В. Коротаева.- Волгоград: «Учитель», 2006.

11. Крадин Н.Н. Кочевники, мир –империи и социальная эволюция// Там же.

12. Матвеева Г.И. Этнокультурные процессы в Среднем Поволжье в I тысячелетии н.э.// Культура Восточной Европы I тысячелетия. – Куйбышев: Изд- во КГУ, 1986.

  1. Рождественская С.Б. Русская народная художественная традиция в современном обществе – М., 1981.

  2. Рыбаков Б.А. космогоническая символика «чудских» шаманских бляшек и русских вышивок // Финно-угры и славяне: Доклады первого советско-финского симпозиума по вопросам археологии. 15-17 ноября 1976 г. – Л., 1979.

15. Седов В.В. Очерки по археологии славян.- М.: Изд-во РАН, 1994.

16. Уманец А.Н., Шевченко Ю.Ю. Причерниговские памятники начала эпохи великого переселения народов// Архiтектурнi та археологiчнi старожитност i Чернiгiвщини.- Чернiгiв: «Сiверянська думка», 1992.

17. Холл Т.Д. Монголы в мир- системной истории// Ранние государства … 2006.

  1. Чернышов С.В. Декор традиционного жилища Брянской области. – Брянск, - 2006.

19. Шевченко Ю.Ю. Структурализация культур в свете биогеографической концепции этногенеза// Теория и методика … 2003.

20. Шинаков Е.А., Чернышов С.В. Орнитоморфные сюжеты в этнографии и археологии Среднего Подесенья// Изобразительные памятники: стиль, эпоха, композиции.- СПБ: Изд-во СПБГУ, 2004.

21. Chase- Dunn,C., Hall, T. Rise and Demise. Comparing World – Systems. – Boulder, CO: Westview Press, 1997.

22. Kradin N.N. Nomadic Empires in Evolutionary Perspective// The Early State, its Alternatives and Analologues. Ed. by Leonid E. Grinin, Robert L. Carneiro, Dmitri M. Bondarenko, Nikolay N. Kradin, Andrey V. Korotayev. – Voldograd – Saratov : “Uchitel” Publishing House, 2004.

23. Wallerstein, I. the Modern World- System. Vol. 1. Capitalist Agriculture and the Origin of the European World- Economy in the Sixteen Century.- N-Y: New – York Academic Press, 1974.





Рис. 1



Рис. 2



Рис. 3



Рис. 4






Рис.5



Рис. 6



Рис. 7



Рис. 8



Рис. 9







Рис. 14








Похожие:

Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) iconА. А. Гордиенко С. Н. Еремин Е. А. Тюгашев наука и инновационное предпринимательство в современном обществе социокультурный подход
Г68 Наука и иновационное предпринимательство в современном обществе: Социокультурный подход. Новосибирск: Изд-во ин­ститута археологии...
Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) iconДолжностная инструкция педагога-психолога моу сош №7
На должность педагога-психолога принимается лицо, имеющее среднее психологическое или среднее педагогическое образование с дополнительной...
Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) icon№7 качество процесса "среднее", качество результата "среднее
Управляющий Совет школы. Обучается 97 учащихся в одну смену, 1-4 классы по пятидневной учебной неделе, 5-11 классы по шестидневной...
Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) icon№7 качество процесса "среднее", качество результата "среднее
Управляющий Совет школы. Обучается 105учащихся в одну смену, 1-4 классы по пятидневной учебной неделе, 5-11 классы по шестидневной...
Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) iconДолжностная инструкция старшего вожатого моу сош №7
На должность старшего вожатого принимается лицо, имеющее высшее профессиональное или среднее профессиональное образование, либо среднее...
Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) iconХарактеристика учащегося общие сведения об учащемся: фамилия, имя, отчество; дата рождения. Отношение ученика к учению: мотивы учения; преобладающие оценки; любимые
Отношение ученика к учению: мотивы учения; преобладающие оценки; любимые предметы; желание учиться лучше; отношение к успехам и не­удачам...
Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) iconДокументы
1. /1. История развития археологии в Бурятии.doc
Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) iconПрофессор Иван Николаевич смирнов (к 150-летию со дня рождения)
Уваровскую премию Академии Наук за книги по истории и этнографии финно-угорских народов Поволжья и Приуралья и орден Св. Анны III...
Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) iconНемотивированное воровство мотивы не осознаются, но они спрятаны в подсознании. Немотивированное воровство мотивы не осознаются, но они спрятаны в подсознании
Немотивированное воровство мотивы не осознаются, но они спрятаны в подсознании
Антропоморфно-сакральные мотивы по данным археологии и этнографии (Среднее Подесенье) iconВ. Н. Гурьянов Лепная керамика селища Хизовка 3
Вопросы археологии, истории, культуры и природы верхнего поочья (Материалы X региональной научной конференции Калуга- 2003)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов