Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв icon

Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв



НазваниеРусско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв
Дата конвертации18.09.2012
Размер168.39 Kb.
ТипДокументы



Полякова С.Г.


Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв.

Вестник БГУ. Ч.2. - Брянск, 2006.


Одним из проявлений начавшихся в X в. русско-венгерских экономических и политических контактов были династические связи. Сын киевского князя Владимира I Святослав, женатый на венгерской принцессе, дочери первого короля Венгрии Иштвана I, был убит Святополком на пути в Венгрию. Дочь Владимира (как полагают, Премислава) была замужем за венгерским герцогом Ласло Саром (Владиславом Плешивым), двоюродным братом Иштвана I. Проявлениями этих браков являлась служба венгерской знати при русских княжеских дворах, а также участие Венгрии в военных группировках на одной стороне с Русью во время европейских конфликтов (например, участие Венгрии в союзе с Чехией и Германией в войне против Польши 1015-1018 гг.) Русь старалась сохранить союз с Венгрией и в правление Ярослава Мудрого, враждуя с Византией и, имея сложные отношения с европейскими соседями, но это не всегда удавалось1. Охлаждение отношений наступило после заключения польско-немецкого договора в Будишине и последовавшего за ним польско-венгерского мира. Затем отношения с Венгрией наладились. Андрей I (1046-1061) стал королём Венгрии вопреки планам германского императора Генриха Ш, который даже задумывал в 1047 г. поход против него. Венгерские источники («Деяния венгров Анонима» конца XII в., «Венгерский хроникальный свод» XVI в.,) говорят, что женой короля Андрея была дочь русского князя2. В «Деянии Венгров» Шимона Кезаи (70-е гг. XIII в.), и своде XIV в. описывается политическая предыстория этого союза. Племянники короля Иштвана братья Андрей, Бела и Левенте были изгнаны дядей из страны: Бела (будущий король Бела I) остался в Польше, женившись на сестре польского князя Казимира I, а Эндре и Левенте отправились дальше «на Русь (Ruthenia)»3 . Великий князь Киевский Ярослав дружелюбно принял изгнанников, оказавшихся родственниками его сестры. Блеск и красота древнерусской столицы, ее храмов произвели сильное впечатление на Эндре, и он принял христианство. Новообращенному было присвоено имя наиболее почитаемого тогда на Руси св. Андрея. Представляются достоверными данные, о его участии в походах на печенегов, ятвягов и чудь4. За 12 лет пребывания в Киеве будущий венгерский король освоил русский язык, старославянскую грамоту и каноны православия, а также получил возможность быть свидетелем внутренней и внешней политики тестя, его многогранной деятельности в области государственного строительства и культуры.. Имени русской жены короля Андрея венгерские источники не сохранили, но в польской хронике ХV в. Яна Длугоша она именуется Анастасией (причем имя добавлено рукой самого хрониста). В современной исторической литературе ее часто называют небывалым именем «Агмунда». В 90-е гг. ХХ в.
было научно установлено, что это — недоразумение, идущее от поздней венгерской хроники XV в. Антонио Бонфини (Antonius de Bonfinis), который не понял здесь свой источник — «Венгерскую хронику» Яноша Туроци, где обозначено название монастыря Адмонт (Agmund) в Штирии, в котором, по Туроци, Ярославна провела конец жизни, и которое Антонио Бонфини принял за имя королевы5 . М. В. Ломоносов, перечисляя дочерей Ярослава, поставил Анастасию на третье место6. Карамзин тоже называл ее третьей дочерью Ярослава7. Однако В. Д. Королюк и В. Т. Пашуто считали, что Анастасия была старшей дочерью, средней — Елизавета Норвежская, Анна Французская — младшей8. К такой же точке зрения склоняются венгерские историки. В литературе нет также единого мнения относительно брака венгерского принца и киевской княжны. Некоторые исследователи относят его к 1046 г. (дата вступления Андрея на венгерский престол, т. е. после замужества Елизаветы в 1044 г.9) Между тем у Андрея и Анастасии была дочь Адельгейда, которая родилась в Киеве в 1040/41 г.10, стало быть, брак состоялся не позже 1039/40 года.

Венгерская знать «отправила торжественных послов на Русь к Андрею и Левенте», чтобы вручить им престол11, на котором в 1046 г. и водворяется Андрей, вызвав против себя неоднократные, но безуспешные походы германского императора Генриха Ш. Возведение Андрея на венгерский престол состоялось, когда в Венгрии вспыхнуло восстание против ненавистного короля Петера (сына сестры Иштвана), признавшего себя вассалом германского императора Генриха Ш. Это восстание было направлено также против развивавшихся в стране феодальных порядков и их опоры — христианства. Оно проходило под лозунгом восстановления язычества. Ярослав Владимирович энергично поддерживал зятя в борьбе за престол. Отправлявшегося на родину Андрея сопровождало войско киевских ратников и печенежских наемников. Желая воспользоваться поддержкой повстанцев, Андрей вынужден был считаться с настроениями участников движения и не препятствовал убийству явившихся к нему высокопоставленных чинов духовной иерархии. Двойственная позиция Андрея дала позднее повод некоторым венгерским авторам сомневаться в искренности его христианских убеждений,12 и они склонны были усматривать в его действиях готовность восстановить языческую веру. Отказался же он это сделать якобы под влиянием «благочестивой» Анастасии, с детства воспитанной в духе христианства. Рассматривая христианство как опору феодальных порядков, Андрей после гибели Петера, схваченного повстанцами, короновался в начале 1047 г. в Секешфехерваре и принял венец из рук оставшихся в живых трех епископов, а вслед за тем подавил восстание язычников13. Что касается Анастасии, то ее позиция была, конечно, важной, поскольку она фактически являлась соправительницей короля, а не просто женой14. Однако М.К. Юрасов считает их совместное управление королевством историографическим мифом, так как королева Анастасия вообще в венгерских и иностранных средневековых источниках (кроме Яна Длугоша) не упоминается, в отличии, например, от деяний Гизеллы - жены Иштвана I Святого, хотя само правление Эндре I воссоздается по источникам достаточно подробно. Однако позже сам добавляет: «Отсутствие фактических упоминаний в источниках о помощи Анастасии мужу в управлении государством отнюдь не означает, что дочь Ярослава Мудрого не играла никакой роли в общественной жизни Венгрии середины ХI в.15 Андрей, страдавший параличом, уже с трудом передвигался. В начавшейся войне Венгрии и Германии успеху Венгрии способствовала позиция правителей Чехии, Польши, Византии и Киевской Руси. Войско, предоставленное зятю Ярославом, принимало активное участие в военных действиях против Генриха III. Положение Венгрии облегчалось и тем обстоятельством, что Франция, добиваясь отторжения Лотарингии от империи, тоже поддерживала врагов последней. Существует предположение, что французский король Генрих I именно под влиянием успехов восстания 1046 г. в Венгрии и свержения там вассала Генриха III предъявил претензии на Лотарингию. В интересах Венгрии было координировать свои действия с Францией. Вот почему венгерская королевская чета способствовала бракосочетанию 49-летнего вдовца Генриха I с младшей сестрой Анастасии Анной, ставшей королевой Франции. А победа над войском Генриха III укрепила авторитет венгерской королевской четы. Этому содействовало и то, что в 1052 и 1053 гг. у них родились два сына, которые могли стать наследниками престола. Чтобы дать отпор притязаниям на трон со стороны младшего брата короля, сыновей нарекли редкими для католической Европы царскими библейскими именами: Шаламон (Соломон) и Давыд (Давид). В «Слове о законе и благодати», датируемом 1040-ми гг. и написанном киевским священником великокняжеской придворной церкви Илларионом, автор сравнивает деда венгерской королевы Владимира I с победоносным Давидом, а отца королевы Ярослава Мудрого — с мудрым Соломоном16. Относительная стабильность положения в Венгрии позволила королевскому двору приступить к широкому строительству, в том числе монастырей. В Венгрии появились французские, греческие и русские монахи. Для православных невдалеке от летней королевской резиденции вблизи Вышеграда (севернее Будапешта) был основан монастырь св. Андрея. Напротив него, на возвышенном берегу Дуная, сохранились следы скита по образцу Киево-Печерского монастыря. Там жили русские монахи, прибывшие в страну вместе с королевой. Это место поныне называется Ороске (Русский камень). Здесь же сохранился «Русский колодец». По свидетельству «Хроники» Анонима, на берегу р. Бодрог невдалеке от Токая, Андреем была возведена крепость Кетелпатак (совр. Шарошпатак), где часто жила Анастасия, «которая была дочерью князя Руси, и ей полюбилось это место как близкое к своей родине…».17 Здесь был для нее возведен храм. Православные монахи чешского Сазавского монастыря после разделения христианской церкви в 1054 г. были вынуждены покинуть Чехию и поселиться в Венгрии. Там их приютила Анастасия и поселила в построенном для них Тормовском монастыре (Бихарский комитат).

Время пребывания Анастасии Ярославны в Венгрии оценивается современными венгерскими историками культуры как эпоха заметного роста византийского культурного влияния. Это проявилось в распространении культа наиболее почитаемых византийских святых, на что обратил внимание Дежё Дюммерт, отметившей в своей книге «По следам Арпадов», что на развалинах города Сирмия, «где некогда была базилика ангела-хранителя жены Эндре, мученицы Анастасии, был построен храм в память Димитрия — великомученика греческой церкви»18.

К концу правления Андрея политические декорации успели претерпеть еще одну радикальную смену, и Андрей был свергнут братом Белой I (1060-1063 гг.) и погиб под конскими копытами. Вдовствующая королева добивалась свержения деверя, и в 1063 г. при ее содействии немецкие войска, вступили в Венгрию. В немецких средневековых исторических сочинениях сохранились известия о роли вдовы Андрея I в организации немецкого похода в Венгрию для восстановления Шаламона на престоле. Наиболее полно об этом повествует произведение баварского хрониста Авентина, настоящее имя которого Иоанн Турмайр (1477 — 1534 гг.), жившего в Абенсберге, откуда он получил свое латинизированное прозвище. Этот автор, творчество которого относится уже к периоду позднего средневековья, явно пользовался при составлении своего труда более ранними историческими сочинениями, главным образом баварскими19. Бела был вынужден уступить престол племяннику с условием оставления за потомками Белы части территории Венгрии на правах герцогства. Заметную роль в организации похода армии Генриха IV в Венгрию для восстановления Шаламона на престоле сыграл герцог Оттон Нортхаймский, который в 1060 — 1071 г. был правителем Баварии. В благодарность за настойчивость, проявленную Оттоном при дворе Генриха IV для убеждения малолетнего императора в необходимости восстановления Шаламона на венгерском престоле, Анастасия Ярославна подарила Оттону венгерскую королевскую реликвию — «меч Аттилы». По свидетельству Ламперта Херсфельдского, помещённому под 1071 г. его Анналов, это был тот самый меч, которым некогда знаменитейший король гуннов Аттила враждебно неистовствовал в убийствах христиан, а также в уничтожении галлов20.

Теперь при малолетнем Шаламоне страной правила Анастасия, вторично вышедшая замуж за немецкого графа Пото, который служил ранее дипломатом в Баварии, но был (вместе с князем Конрадом) отстранен от службы Генрихом III за то, что он поддерживал Венгрию во время германского вторжения в нее в 1051/52 году. Бежавший из Баварии граф поступил на службу к Андрею, после воцарения Белы возвратился в Германию, а теперь опять оказался в Венгрии21. В правление Шаламона усилились противоречия между двоюродными братьями (сыновьями Белы — Гезой и Ласло, искавших поддержки, в том числе и на Руси, так как они были племянниками Гертруды, жены киевского князя Изяслава Ярославича). Анастасия прилагала усилия, чтобы сохранить мир и на этой почве даже вступила в конфликт с сыном. В 1074 г. Шаламон поднял руку на мать, но помешала его жена. Дату этого события некоторые авторы приняли за дату, смерти Анастасии. В документе 1094 г., где упоминается младший сын Анастасии, о ней говорится уже как о скончавшейся22. Сообщение хроники о том, что ее прах покоится в штирийском монастыре Адмунт, вызывает сомнение, т. к. этот монастырь, основанный в 1074 г., был мужским. Позднее образ Анастасии нашел отражение и в венгерской художественной литературе. Венгерский поэт К. Сас в 1878 г. издал историческую поэму «Шаламон», в которой выведена привлекательная фигура вдовствующей королевы, а писатель Г. Хегедюш в посвященном Андрею романе «Единственный путь» рассказывает о молодой и умной киевской княжне, помогавшей своему мужу23.

К середине XI в. относится брак Ростислава Владимировича, сына второго сына Ярослава Мудрого, князя тмутараканского и Анны-Ланки, дочери вышеупомянутого Белы I. Он представлял традиционные родственные связи Арпадов и Рюриковичей, особенно у князей, правивших соседними с Венгрией территориями, в частности Галицко-Волынской земле, что в будущем послужило неоднократному венгерскому вмешательству в дела этого княжества. По поводу происхождения Анны существуют и другие версии (некоторые историки видят её дочерью Андрея I)24, однако известия о ней сохранились лишь у В.Н. Татищева в связи со смертью её мужа в 1066 г. и желанием вернуться в Венгрию к отцу, и под 1099 г. во время междоусобной войны Святополка Изяславича с Володарем и Васильком Ростиславичами за обладание волынским княжеством. Анна «отправилась во вражеский лагерь и претерпела …унижения и оскорбления»25, пытаясь отговорить своего племянника Коломана Книжника, поддержавшего Святополка Изяславича, осаждать Перемышль, где засел её сын Володарь. Хоть это заступничество и не имело результата, Святополк всё же потерпел поражение, а материнский подвиг Анны-Ланки на века остался в исторической памяти. Однако по воле изменчивой политической ситуации сын Володаря Володимирко в первой трети XII в. женился, видимо, на дочери Коломана. Н. Баумгартен как год свадьбы приводит 1116 г., опираясь на венгерские и венецианские хроники в отличие от В.Н. Татищева, который дает 1119 г., так как эта свадьба явилась результатом воссоединения Ростиславичей и венгров, ранее враждовавших друг с другом26. Также историк считает, что только близким родством можно объяснить вмешательство венгерского короля Стефана II (как сына Коломана и шурина Володимирки) в Галицкую междоусобицу 1127 г., когда родные братья Ростислав и Володимирко воевали друг с другом за отцовское наследство27.

В 1104 г. состоялась свадьба дочери Святополка Изяславича Предславы, выданной «в Угры за королевич»28, видимо, за герцога Альмоша венгерского. Н.К. Карамзин отмечал, что мужем Предславы был один из сыновей Коломана Книжника Владислав или Николай. Н. Баумгартен опровергает это предположение, доказывая, что Николай вообще никогда не был сыном Коломана, Владислав умер в детстве в 1112 г., второй сын Коломана Стефан II был женат на Адельгейде Штефанингенской29. Были предположения, что сам Коломан был мужем Предславы, однако в летописи ясно сказано, что Предслава была выдана замуж за королевича, а не за короля30. Венгерский историк Вертнер точно установил, что мужем Предславы был брат Коломана Альмош, единственный подходящий представитель мужской линии королевского дома Венгрии того времени. Альмош, поссорившись с Коломаном, бежал в Польшу к Болеславу III Кривоустому, женой которого была сестра его жены Сбыслава Святополковна. Там ему была оказана самая горячая поддержка.31 Причины же этого брака состоят в следующем. По венгерско-хорватской унии территория, подвластная королю Венгрии, намного увеличилась (1102 г.), и Венгрия получила выход к Адриатике. Вместе с тем, отстаивая унию, она вступила в вековую борьбу с Византией и потому была кровно заинтересована в союзниках против неё на Руси. И вслед за договором 1102 г. с Польшей Святополк Изяславич скрепил в 1104 г. свой союз с Венгрией этим браком, а также браком своего сына Ярослава с дочерью Ласло I. Таким же целям служили и второй брак выше упомянутого Коломана Книжника и Евфимии, дочери Владимира Мономаха (1112 г.), который впоследствии отверг свою беременную жену из-за ухудшения отношений с её отцом, а также Владимира III Мстиславича-Мачешича, женившегося на дочери Белы II Слепого (сыне Предславы Святополковны).

Одна из 8 дочерей Мстислава Великого, Евфросинья, стала супругой Гезы II. Брак был заключен в начале 40-х гг. XII в., тем самым вовлекая русских князей в борьбу византийского императора Мануила I и венгерского короля за сербские земли в Подунавье на стороне последнего в союзе с германскими Вельфами и Роджером Сицилийским. В свою очередь, по мнению В.Т. Пашуто, великий киевский князь Изяслав Мстиславич, брат Евфросиньи, мог рассчитывать на венгерскую помощь в своем противостоянии с черниговскими князьями, а также с союзными Византии ростово-суздальским и галицким князьями.32 В 1148 г. венгерские полки помогли ему одержать победу над черниговскими Ольговичами и Давыдовичами. В 50-е гг. XII в. в ходе междоусобной борьбы за великое княжение, в которой принимали участие Юрий Долгорукий и галицкий князь Володимирко Володаревич, Изяслав пользовался поддержкой Гезы II лишь благодаря сестре. Изяслав посредством родственных отношений с главами Польши и Чехии (« … ся слати в Угры к зятю своему королеве и в Ляхы к свату своему Болеславу и Межце и Индрихове, и к ческому князю, свату своему Володиславу, прося у них помочи»33) разбил Володимирко, который, очевидно, зная о влиянии Евфросиньи на мужа, но обращаясь к «королю угорскому» с мольбой «о мире», просил Гезу II «пощадить его и не исполнять желание королевы» (по-видимому, его казни). Геза II даровал галичанину жизнь при условии возвращения отвоёванных им городов, но Володимирко, получив свободу, обещание не сдержал, тем самым доказав прозорливость венгерской королевы34. Участвуя в приёмах послов и дипломатических миссиях, она произвела благоприятное впечатление на французского короля Людовика VII, который стал крёстным отцом её первенца. Со смертью Изяслава Мстиславича в 1154 г. связи Венгрии и Руси несколько ослабли, но в 1155 г. в Венгрии побывала мать Евфросиньи; король Геза в знак уважения к супруге оказал честь тёще, дав ей «много имения»35. После смерти мужа Евфросинья, став регентшей, направила все усилия на защиту интересов сына. С целью укрепления позиций Иштвана III она, видимо, задумала женить его на дочери галицкого князя Ярослава Осмомысла, которая в 1164 г. приезжала по её приглашению в Венгрию, но брак не состоялся36. В том же году регентша и её союзники пытались найти поддержку в Чехии, в связи с чем Евфросинья с сыном приняли чешского короля Владислава II и богато одарили его. Отстаивая права сына на венгерский престол, Евфросинья Мстиславна объективно становилась поборницей политического единства Венгрии. В этом причина высокой оценки её деятельности в исторической литературе37. Но партия приверженцев молодого короля, которую возглавила его мать, оказалась, в конечном счёте, слабее своих противников – провизантийской группировки, опиравшейся на войска императора Мануила I. Осознав невозможность удержать позиции, Евфросинья бежала с Иштваном в Австрию. В стране произошёл переворот, и у власти оказался другой сын Евфросиньи – Бела III. В 1186 г. он заключил свою мать в крепость Браничево, а впоследствии, вообще отослал её в Византию, где она постриглась в монахини. Противники энергичной русской по происхождению королевы, видимо, посчитали монастырь единственным местом, способным «погасить» её политические амбиции38.

Ярослав Осмомысл, сын Володимерко Володаревича и венгерской принцессы, продолжил традицию заключения брачных союзов с Венгрией. Его дочь в 1164 г. была выдана замуж за короля Стефана III, а около 1166 г. этот брак был расторгнут, после чего последний сразу же женился на Агнессе, дочери австрийского маркграфа Генриха II из династии Бабенбергов. Венгерский исследователь Вертнер полагает, что дочь Ярослава находилась в Венгрии только как невеста Стефана и была отослана к отцу ещё до совершения брака39, однако ему противоречит Н. Баумгартен, опираясь на сведения византийского историка Киннама, современника этих событий. Расторжение этого брака Е. Пчелов связывает с активизацией Византии, не желавшей союза таких мощных соседей как Венгрии и Галича40.

После смерти объединителя Галицкой и Волынской земель Романа Мстиславича в 1205 г. в корне изменившаяся социально-политическая ситуация в галицко-волынском княжестве облегчила западным соседям (Венгрии и Польше) возможность вмешиваться во внутренние дела обеих земель и даже предпринимать шаги по разделу между собой богатого наследия великого князя. До сих пор не ясно происхождение вдовы Романа Анны, летописи же называют её ятровью (женой брата, или близкой родственницей) как венгерского короля Андрея II41, так и польского Лешко42, однако ни в одних источниках нет информации о родстве Романа Мстиславича через жену с венгерским правящим домом. В течение 15 лет Анна боролась за признание своих сыновей Даниила и Василько законными наследниками галицко-волынского стола, в трудные моменты находя пристанище в Венгрии и Польше. Не остановившись перед нарушением договоров с Анной, в 1214 г. Лешко и Андрей II подписывают договор о захвате и разделе между собой Галицкой и Волынской земель, скрепленный обручением их малолетних детей и в 1215 г., после коронования сына Андрея Коломана последний ненадолго был посажен на Галицкий стол. После вокняжения в Галиче Мстислава Мстиславича Удалого, провенгерская боярская группировка склонила последнего к династическому союзу с Венгрией, чтобы не допустить возвращения его зятя Даниила Романовича и неизбежной в этом случае централизации Галицко-Волынской Руси, которая, как считает Н.Ф. Котляр, неизбежно бы привела к подавлению боярской оппозиции43. В 1225 г. Мстислав обручил свою дочь Марию с третьим сыном венгерского короля Андрея II Андреем: «Мьстислав … вда дщерь свою меншую за королевича Андрея и дасть ему Перемышль»44 на условии, что при жизни Мстислава ни король Андрей II, ни его сын Коломан не будут вмешиваться в дела Галичины. Однако уже в следующем году венгерское войско выступило против Мстислава Удалого и, несмотря на победу Мстислава, он опять поддался влиянию боярской верхушки, которая требовала: «Княже, дай дщерь свою обрученную за королевича и дай ему Галич; не можеши бо держати сам, а бояре не хотят тебе»45. Таким образом, по мнению В.Т. Пашуто, центральная и западная Галичина перешла целиком в руки боярства, имевшего на престоле послушную фигуру – венгерского королевича46.

В 30-е гг. XIII в. в Венгрии ищет помощи Михаил Всеволодович Черниговский, присоединившийся к борьбе за галицкое княжение, предлагая скрепить союз браком его сына Ростислава с дочерью короля Белы IV Анной. Однако король отказал в помощи и «не вдасть девкы своей Ростиславу»47. Михаил Всеволодович возвратился в Киев, но жил не в разорённой монголо-татарами части, а в укрепленной усадьбе на днепровском острове под городом; Ростислав, побывав в разоренном дотла монголами Чернигове, тоже не остался там, а в начале 1242 г. направился снова в Венгрию, где всё-таки заключил антимонгольский союз с Белой IV и женился на его дочери Анне48; на другой дочери Белы IV Констанце женился Иван Мстиславич, сын Мстислава Немого. В 1243 – 44 гг. Ростислав сделал попытку обосноваться в Перемышле, но потерпел неудачу, хотя момент он выбрал, казалось, удобный: волынские князья были заняты польской войной. Широко задуманное наступление венгерских, польских, а также связанных с Ростиславом Михайловичем войск представляло большую опасность для юго-западной Руси. Ростислав, по мнению В.Т. Пашуто, фактически действовал как пособник венгерских феодалов49. По-видимому, это была попытка правителей Венгрии и Польши руками Ростислава покончить с самостоятельным существованием Галицко-Волынской Руси, ослабленной монгольским нашествием. Летом 1245 г. по приказу Белы IV рыцарское венгерское войско под предводительством Ростислава выступило в поход. Оно прошло через малопольские земли Болеслава Стыдливого, который присоединил к нему свою рать. В Кракове Ростислав оставил свою жену Анну, сестру Кинги, жены Болеслава. Однако эта военная кампания завершилась для князя Ростислава и его союзников поражением.

Таким образом, в истории русско-венгерских отношений можно различить два этапа: на первом – Венгрия, как ближайшая соседка, содействует обособлению от Киева земель Волыни и Галича с целью установления над ними своего сюзеренитета, на втором (начало XIII в.) – всё больше склоняется к волынско-смоленскому союзу и противостоит связанной с Византией галицко-суздальской группировке князей. В осуществлении данных политических планов основную роль сыграли династические браки, издавна совершаемые между представителями Рюриковичей и Арпадов. В выявленных нами 14 матримониальных союзах, основная часть которых пришлась на конец XI – первую половину XII в., исходя из сохранившихся источников можно заключить, что как русские княгини, так и венгерские принцессы показали себя весьма способными к управлению и отстаиванию своих прав и требований. Среди них известны и хранительницы христианской веры, ярые проповедницы византийской культуры; и мать-оградительница, пытавшаяся пресечь братоубийственную войну; и верная сестра, оказавшая помощь брату в междоусобице за киевский стол. Все факты свидетельствуют об активной политической деятельности и высокой духовности представительниц правящих домов Венгрии и Руси XI-XIII вв.

Примечания:

  1. Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси. – М., 1968. С.51

  2. Там же. С.52

  3. Древняя Русь в свете зарубежных источников. М., 1999. С.351

  4. Я.И. Штернберг. Анастасия Ярославна, королева Венгрии // ВИ. №10. 1984. С.181

  5. Древняя Русь … Там же.

  6. Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. Т. VI. М.— Л. 1952, с. 343

  7. Карамзин Н. М. История государства Российского. Т.11. СПб,1816. С.320

  8. Королюк В. Д. Западные славяне и Киевская Русь. М. 1964, с. 329; Пашуто С.419

  9. Глазырина Г.В., Джаксон Т.Н., Мельникова Е.А. Скандинавские источники // Древняя Русь в свете зарубежных источников. С.524

  10. Я.И. Штернберг. Указ. соч. С. 182

  11. Древняя Русь … С. 351

  12. Я.И. Штернберг. Там же. С.182

  13. Там же. С. 183

  14. Там же. С. 182

  15. М.К. Юрасов Русско-венгерские отношения в посл. трети XI в. // www.historia.ru/2002/03/rus-hun.htm

  16. Древняя русская литература. М. 1980, с. 31

  17. Я.И. Штернберг. Там же. С.183

  18. М.К. Юрасов. Там же.

  19. Там же.

  20. Там же.

  21. Я.И. Штернберг. Там же. С.183

  22. Флоровский А. В. Чехи и восточные славяне. Прага. 1935. Генеалог. таблица

  23. Я.И. Штернберг. Там же. С.185

  24. Баумгартен Н. Первая ветвь князей Галицких // ЛИРО. Вып. 4, 1908. С.5

  25. Там же. С.5

  26. Там же. С.10

  27. Там же. С.8

  28. ПСРЛ. Т.2. М., 1908. С. 255

  29. Баумгартен Н. Предслава Святополковна, жена Альмоша Венгерского // ЛИРО. Вып.4, 1910. С.34

  30. ПСРЛ. Т.2. С. 256

  31. Баумгартен Н. Предслава Святополковна… С.35

  32. Пашуто В.Т. Указ. соч. С.169

  33. ПСРЛ. Т.2. С. 383

  34. Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. М., 1989. С.35

  35. ПСРЛ. Т.2. С. 481

  36. Пушкарева Н.Л. Указ. соч. Там же.

  37. Пушкарева Н.Л. Указ. соч. Там же.

  38. Там же. С.36

  39. Баумгартен Н. Первая ветвь князей Галицких… С.17

  40. Пчелов Е. Рюриковичи: история династии М., 2001. С.146

  41. ПСРЛ. Т.2. С.717

  42. Там же. С. 719

  43. Котляр Н.Ф. Дипломатия Древней Руси. М., 2002. С.137

  44. ПСРЛ. Т.2 С. 747

  45. Там же. С. 750

  46. Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси М., 1950.С.206

  47. ПСРЛ. Т.2. С.783

  48. Там же. С. 795

  49. Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. С. 230-231










Похожие:

Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв iconДитмар Вульф
Роль династической солидарности и династических браков в русско-германских отношениях (XVIII – начало XX вв.).*
Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв iconКритерии оценки эффективности деятельности руководителей и работников моу русско-Шуганской средней общеобразовательной школы Муслюмовского муниципального района Республики Татарстан
Председатель профкома моу русско- педагогическим советом моу русско- директор моу русско-Шуганская
Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв iconРусско-Шуганская средняя общеобразовательная школа с. Русский Шуган
Фархутдинов фк директор Русско-Шуганской средней школы, Почетный работник общего образования РФ
Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв iconДокументы
1. /Эшпай. Венгерские напевы.pdf
Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв iconЖил-да-был на белом свете симпатичный парень целых 20 лет, и твердил все годы эти, что любви на белом свете больше нет

Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв iconОбразовательного учреждения
Русско-Буйловская средняя школа – государственное муниципальное учреждение полного среднего образования находится на территории Русско-Буйловского...
Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв iconАрам Энфи теория сущностного кодирования в свете психологии бессознательного
...
Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв iconАрам Энфи теория сущностного кодирования в свете психологии адаптаций
...
Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв iconВ. Лурье. Византийское богословие в XIII веке Полемика с латинянами о Filioque, собор 1285 года, учение о Евхаристии
Сегодня мы должны понять, что изменилось в позиции святых отцов по этому вопросу в конце XIII века. Мы этого отчасти касались, когда...
Русско-венгерские отношения в свете династических браков XI-XIII вв iconОтношения в современной экономике. Распределительные отношения
Их суть пропорции, в которых произведённый продукт распределяется между участниками производства, а также людьми, не участвующими...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов