С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон icon

С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон



НазваниеС. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон
С.С.Малаев<> <> <>Доказывание при особом порядке судебного разби
Дата конвертации18.09.2012
Размер145.21 Kb.
ТипЗакон



С.С.Малаев

Доказывание при особом порядке судебного разбирательства


Российское законодательство в современных условиях. материалы IV ежегодной Всероссийской научно-практической конференции / Отв. ред. канд. юрид. наук П.Н.Кириченко. - Брянск: Группа компаний Десяточка, 2008. С. 404-416


В соответствии со ст.85 УПК доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса. Данная статья, по сути, содержит понятие «доказывание», но в теории доказательств получает свое более конкретное звучание.

Доказывание в уголовном процессе представляет собой осуществляемую в установленном законом порядке деятельность суда (судьи), прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя при содействии других участников процесса по собиранию, проверке и оценке доказательств, а также возникающие в ходе этой деятельности отношения с целью установления истины по уголовному делу, а также для реализации назначения уголовного судопроизводства1.

Обнаруживая и исследуя доказательства, дознаватель, следователь, прокурор и суд на их основе восстанавливают в своем сознании картину преступления, определяют, кто и по каким мотивам его совершил, а также ряд других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Уголовно-процессуальный закон (ст.73) указывает на обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. К числу таких обстоятельств относятся: 1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 4) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания; 8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст.104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). В части второй этой же статьи сказано, что подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступлению.

По уголовным делам в отношении несовершеннолетних (ст.421 УПК), а также по уголовным делам о применении принудительных мер медицинского характера (ст.
434 УПК) существуют свои особенности доказывания, связанные со спецификой предмета. Отдельные особенности доказывания существуют также при особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, что связано, прежде всего, с отсутствием в стадии судебного разбирательства такого этапа, как судебное следствие.

Необходимо отметить терминологическую неточность закона. Раздел X УПК «Особый порядок судебного разбирательства» содержит всего одну главу (40), которая уже говорит об «особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением». При этом было бы логичным предположить, что процедура принятия судебного решения является составной частью судебного разбирательства, но в ч. 1 ст. 314 УПК говорится о праве обвиняемого ходатайствовать «о постановлении приговора без судебного разбирательства», хотя, очевидно, имеется в виду судебное следствие. Отмеченное обстоятельство является именно терминологической неточностью, поскольку ч. 1 ст. 316 УПК хоть и повторяет ее, но указывает, что судебное заседание по ходатайству подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным ему обвинением проводится в порядке, установленном главами 35, 36, 38 и 39 УПК, с учетом содержащихся в данной статье требований.

Отсутствие упоминания о гл. 37 УПК и означает, что особый порядок судебного разбирательства не предполагает исследования доказательств.

Применительно к содержательной стороне законодательной регламентации особого порядка судебного разбирательства, прежде всего следует отметить недостаточную расчлененность процедур принятия решения о применении такого порядка и постановления приговора.

Часть 1 ст. 314 УПК формулирует условия, при наличии которых обвиняемый имеет право ходатайствовать о рассмотрении его дела в порядке, установленном гл. 40 УПК. Согласно этой норме закона обвиняемый вправе, при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего, заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы.

Таким образом, право обвиняемого заявить указанное ходатайство об особом порядке судебного разбирательства зависит не только от характера санкции за инкриминируемое ему деяние, но и от согласия на удовлетворение такого ходатайства судом и стороны обвинения.

В связи с этим необходимо остановиться на моменте заявления данного ходатайства. Часть 2 ст. 315 УПК предусматривает, что оно может быть заявлено как в момент ознакомления с материалами уголовного дела, так и на предварительном слушании, если оно имеет место в соответствии со ст. 229 УПК.

В первом случае факт заявления такого ходатайства фиксируется в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела.

При этом в существующих бланках процессуальных документов, которые являются составной частью УПК, отсутствуют реквизиты, дающие возможность стороне обвинения выразить свое отношение к заявленному обвиняемым ходатайству. В силу этого представляется более точным рассматривать согласие стороны обвинения на особый порядок принятия судебного решения как одно из условий его удовлетворения, а не как обязательный компонент самого права обвиняемого на заявление такого ходатайства. Во втором случае, т.е. при проведении предварительного слушания, сторона обвинения непосредственно доводит свою позицию до сведения суда.

Вместе с тем в перечне вопросов, подлежащих решению в постановлении судьи о назначении судебного заседания как в порядке ст. 231 УПК, так и по результатам предварительного слушания нет упоминания об избрании особого порядка судебного разбирательства.

Часть 2 ст. 314 УПК содержит перечень обстоятельств, установление которых отражает специфику рассматриваемой формы судебного разбирательства. Согласно этой норме закона суд должен удостовериться, что: 1) обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства; 2) ходатайство было заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником.

Установление указанных обстоятельств необходимо для вывода о своего рода юридической доброкачественности согласия подсудимого с выдвинутым против него обвинением. Отсутствие судебного исследования доказательств как бы компенсируется добровольным и осознанным стремлением подсудимого воспользоваться своим правом на разрешение уголовно-правового конфликта в упрощенной форме.

В принципе, при любом порядке судебного разбирательства, признавая показания подсудимого допустимым доказательством, суд должен быть убежден в том, что оно дано добровольно и осознанно. Но при особом порядке судебного разбирательства согласие подсудимого с предъявленным обвинением является не только обязательным условием использования этой формы судопроизводства, но и лишает подсудимого права обжаловать приговор на том основании, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела (ст. 317 УПК).

Средством установления добровольности и осознанности ходатайства подсудимого об особом порядке судебного разбирательства служит его опрос судьей. При этом заявление такого рода ходатайства делается в присутствии защитника. Если защитник не приглашен самим подсудимым, его законным представителем или по их поручению другими лицами, то участие защитника должен обеспечить суд.

При особом порядке судебного разбирательства сохраняет свое действие ст. 73 УПК, определяющая единый предмет доказывания по всем уголовным делам. Часть 7 ст. 316 УПК в качестве основания постановления обвинительного приговора называет вывод судьи о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. Вместе с тем, согласно ч. 5 этой же статьи, судья не проводит в общем порядке исследование и оценку этих доказательств, но он может исследовать обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Полномочия судьи при решении вопроса о виде и мере наказания при особом порядке судебного разбирательства ограничены указанием закона на то, что оно не может превышать две трети максимального срока или размера наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ч. 7 ст. 316 УПК). Нельзя не отметить, что, регламентируя порядок судебного заседания (ст. 316 УПК), законодатель употребляет термин «исследование», а не «доказывание», что является основанием для различной трактовки права суда осуществлять различные следственные действия. Так, Л.А. Воскобитова полагает, что, поскольку «при постановлении приговора должны быть соблюдены общие правила назначения справедливого наказания, в суде могут быть исследованы по инициативе как сторон, так и суда обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, смягчающие и отягчающие его ответственность. С этой целью могут быть допрошены свидетели, исследованы документы и т.п.»2.

А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский, напротив, считают, что при исследовании этих обстоятельств производство каких-либо следственных действий (в частности, допросов и экспертиз) недопустимо, так как по смыслу ч. 1 ст. 316 существует общий запрет на применение здесь норм гл. 37 УПК, регулирующих судебное следствие. Однако, по мнению этих авторов, «возможно приобщение к материалам дела дополнительно представленных документов (справок, характеристик, медицинских заключений и т.п.), относящихся к данным обстоятельствам»3.

Последняя из приведенных точек зрения представляется более аргументированной, хотя нельзя не отметить, что такое процессуальное действие, как приобщение к материалам уголовного дела документов, представленных суду, является элементов судебного следствия, а регулирующая его производство ст. 286 содержится именно в гл. 37 УПК.

Специфика способа установления обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела при особом порядке судебного разбирательства, подчеркивается и тем, что судья проводит не допрос, а опрос подсудимого. Как указывается в ч. 4 ст. 316 УПК, судья опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, согласен ли он с обвинением и поддерживает ли свое ходатайство о постановлении приговора без судебного разбирательства, заявлено ли это ходатайство добровольно и после консультации с защитником, осознает ли он последствия постановления приговора без судебного разбирательства.

В силу отсутствия судебного следствия при особом порядке судебного разбирательства приговор, признающий подсудимого виновным, основывается на материалах предварительного расследования. Таким образом, стирается различие между следственными и судебными доказательствами. Равенство юридической силы следственных и судебных доказательств имеет своей основой придание процессуального значения позиции обвиняемого, что не свойственно общему порядку судебного разбирательства. Особый порядок судебного разбирательства является одним из наиболее значимых проявлений начала диспозитивности в уголовном процессе. Вместе с тем и при рассматриваемой конструкции судебного разбирательства сохраняется действие публичного начала, поскольку суд вправе не только по ходатайству сторон, но и по собственной инициативе вынести постановление о прекращении судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке (ч. 6 ст. 316 УПК).

По смыслу всей конструкции особого порядка судебного разбирательства, даже при соблюдении всех предусмотренных законом условий, при сомнении суда, как в обоснованности обвинения, так и в добровольности либо осознанности согласия обвиняемого с выдвинутыми против него обвинением приговор выносится постановлением о рассмотрении дела в общем порядке.

В литературе была высказана точка зрения, согласно которой в случае, если суд признает, что доказательства, собранные в ходе предварительного расследования, не подтверждают с несомненностью выдвинутого обвинения, должен быть вынесен оправдательный приговор, несмотря на добровольность и осознанность согласия подсудимого с позицией обвинения.4

Думается, однако, что ни в теоретическом, ни в практическом плане постановление оправдательного приговора при особом порядке судебного разбирательства вряд ли возможно. Если стороны согласны на такой порядок рассмотрения их дела и суд признал возможным его применение, то существуют определенные рамки договоренности суда и сторон. Если сама основа договоренности будет расценена судом как сомнительная, он может выйти из нее, приняв решение о рассмотрении дела в общем порядке. Во всяком случае, если бы законодатель допускал возможность постановления оправдательного приговора, он предусмотрел бы процедуру выяснения мнения сторон по этому вопросу, а также дополнил бы ч. 6 ст. 316 указанием на условия принятия решения об оправдании подсудимого, а ч. 8 этой же статьи - указанием о структуре оправдательного приговора.

Как уже отмечалось, ч. 2 ст. 315 УПК устанавливает те этапы судопроизводства, на которых подсудимый может заявить ходатайство о проведении судебного разбирательства в особом порядке. Однако в законе не указан момент, до которого у подсудимого, а также участников процесса со стороны обвинения, сохраняется право отказаться от своего согласия на особый порядок судебного разбирательства. Это право сохраняется у сторон в течение всего судебного заседания вплоть до удаления судьи в совещательную комнату.

По мнению М.В. Боровского, «поскольку судебное разбирательство по этим делам не проводится, судья должен убедиться в доказанности обвинения предварительно, до начала судебного разбирательства».5 Такого рода утверждение представляется более чем спорным.

Убежденность судьи в виновности подсудимого до начала судебного заседания вряд ли будет способствовать его объективности и беспристрастности и при установлении добровольности и осознанности согласия обвиняемого на особый порядок судебного разбирательства. Нельзя не учитывать и того обстоятельства, что если предварительное слушание не проводилось, то судья впервые видит подсудимого только в судебном заседании, в той или иной степени воспринимает его как личность, что может привести к иной оценке материалов уголовного дела. Наконец, ч. 7 ст. 316 УПК относит формирование выводов судьи о доказанности обвинения к порядку проведения судебного заседания и постановлению приговора.

Отмеченное выше право судьи в любой момент судебного заседания вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения дела в общем порядке свидетельствует о том, что сомнения в доказанности обвинения могут возникнуть у судьи в любой момент судебного заседания. Сказанное и дает основание говорить о сочетании в данной форме рассмотрения дела публичного и диспозитивного начал.

Особый порядок судебного разбирательства применительно к способу установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, является антиподом суда присяжных. Это выражается, прежде всего, и главным образом в том, что в суде присяжных принцип непосредственности действует в полной мере (присяжным незнакомы материалы предварительного расследования), а при особом порядке судебного разбирательства - не действует вообще (ч. 1 ст. 240 УПК). В то же время при особом порядке судебного разбирательства наиболее отчетливо раскрывается сущность уголовного судопроизводства как спора обвинения и защиты, требующего объективного и беспристрастного разрешения судом, поскольку все особенности этой формы рассмотрения дела связаны с отсутствием такого спора. Достигнутое сторонами согласие относительно фактических обстоятельств дела изменяет задачи судебного доказывания, перенося центр тяжести на установление подлинности волеизъявления подсудимого и решение вопроса о наказании виновного.

Поскольку необходимым условием рассмотрения дела и судом присяжных, и в особом порядке судебного разбирательства является ходатайство об этом обвиняемого, то наличие в УПК этих институтов расширяет для него возможность выбора процессуальной формы разрешения возникшего уголовно-правого конфликта, что, безусловно, является одним из аспектов демократизации судопроизводства.

Введение в структуру отечественного уголовного судопроизводства института особого порядка судебного разбирательства не могло не вызвать дискуссии процессуалистов-теоретиков. Основой различной оценки данного нововведения являлось отношение авторов к обязанности суда во всех случаях устанавливать фактические обстоятельства дела - по крайней мере, в тех пределах, в которых предъявлено обвинение. Тезис об объективной истине как цели доказывания был общепринятым, стал аксиомой, поскольку функции суда и органов уголовного преследования были слиты воедино, а розыск каждого, кто совершил преступление, рассматривался в качестве социального назначения всей системы уголовной юстиции.

Для позитивного восприятия введения в УПК РФ особого порядка судебного разбирательства необходимо, в частности, согласиться с тем, что состязательное построение процесса предполагает в равной мере как право обвинителя формулировать и предъявлять обвинение, так и право защиты либо оспаривать, либо соглашаться с ним.

Но если признать юридическую значимость согласия подсудимого с предъявленным ему обвинением, то следует признать требующей корректировки и роль суда как «искателя истины».

А.С. Александров справедливо делает вывод о том, «что основная идея института сделки о признании (а особый порядок судебного разбирательства, несомненно, является ее разновидностью) входит в противоречие с господствовавшей на протяжении веков в русском уголовном процессе интенцией «сыскать допряму», «провести всестороннее, полное и объективное расследование».6

Отход от традиционных представлений о роли и задачах суда в процессе доказывания в нормативной модели судопроизводства выражается не только в конструировании особого порядка судебного разбирательства, но и отказе от института возвращения уголовного дела на дополнительное расследование, расширении сферы действия такого основания прекращения уголовного преследования, как примирение сторон и т.п. Такие нововведения также вызывают споры, а в ряде случаев и предложения об их устранении из УПК. И это вполне закономерно, поскольку трансформация розыскного построения судопроизводства - процесс длительный и сложный, связанный с изменением не только закона, но и правосознания, как практиков, так и теоретиков.7

По мнению Н. Подольного, сознание правоприменителей изменившиеся требования к судопроизводству воспринимает сквозь призму ранее существовавших стандартов.8 Нельзя не отметить в связи с этим, что горячие споры, предшествующие и сопровождающие принятие УПК РФ, в своей глубинной основе имеют не только (и, возможно, не столько) действительные или мнимые дефекты нормативной модели судопроизводства, но прежде всего те изменения уголовной процедуры, которые обозначили достаточно ощутимый переход от неоинквизиционного типа процесса (достаточно вспомнить ст. 3 УПК РСФСР, ставящую в один ряд суд и органы, осуществляющие уголовное преследование) к его современным, цивилизованным формам.9

В заключении следует сделать несколько выводов:

1) особый порядок судебного разбирательства представляет собой (хотя и не в чистом виде, в силу сочетания начал диспозитивности с достаточно широкими полномочиями суда) нормативное воплощение концепции уголовного иска, при котором согласие сторон лишает суд необходимости исследовать фактические обстоятельства дела с соблюдением принципов непосредственности и устности;

2) позиция подсудимого относительно предъявленного обвинения приобретает юридическое значение. Согласие сторон свидетельствует об отсутствии спора, требующего разрешения беспристрастным арбитром;

3) приговоры, постановленные в результате различных процедур судебного разбирательства, обладают равной юридической силой, но особенности порядка, в котором рассматривалось дело, влияют на характер установленных законом оснований их отмены и изменения;

4) принятое в течение десятилетий в отечественной процессуальной литературе абсолютное противопоставление материальной (объективной) истины как цели доказывания истине формальной (юридической) лишилось нормативного обоснования;

5) разнообразие форм судебного разбирательства корректирует сложившиеся представления о правилах доказывания, действующих при общем порядке судебного разбирательства, как единственном способе постановления не только законного и обоснованного, но и справедливого приговора. При этом закон связал решение суда о виде и размере наказания не только с обстоятельствами дела и личностью подсудимого, но и с избранным по его ходатайству особым порядком судебного разбирательства.


1 См.: Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М., 2005.

2 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. М., 2006. С.543.

3 2 Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник / Под общ. ред. А.В. Смирнова. С.Пб., 2004. С.551.

4 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. С.Пб., 2004. С.665.

5 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И.Л. Петрухин. М., 2008. С.462.

6 Александров А.С. Основание и условия для особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением // Государство и право. 2003. №12. С.45.

7 См.: Горобец В. Законность, обоснованность и справедливость приговора в условиях состязательного процесса // Российская юстиция. 2003. №8. С.37-38.

8 См.: Подольный Н. Фантомы уголовного судопроизводства // Российская юстиция. 2004. № 4. С.29.

9 См.: Михайловская И.Б. Социальное назначение уголовной юстиции и цель уголовного процесса // Государство и право. 2005. № 5. С.111-118.







Похожие:

С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон iconН. П. Кириллова ( ) суд присяжных в россии и мировой опыт (ч. 1-4) (2001-05-30) введение учреждение суда присяжных в Российской Федерации Закон
Целью настоящей работы является сравнение отечественного и зарубежного уголовно-процессуального законодательств, регламентирующих...
С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон iconКаким должно быть предание суду?
Задача данной стадии состоит именно в том, чтобы в ней окончательно определить пределы судебного разбирательства, ибо суд при рассмотрении...
С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон iconДокументы
1. /Вероятное и достоверное в обвинительном приговоре.doc
2. /Гласность...

С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон icon"Исследование доказательств в суде первой инстанции"
Программа содержит актуальные теоретические и практические аспекты доказывания в стадии судебного разбирательства, учитыва­ет новейшие...
С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон iconФ. Н. Филина введение современному работнику следует знать свои права и обязанности. Российское трудовое закон
Современному работнику следует знать свои права и обязанности. Российское трудовое законодательство постоянно меняется, вводятся...
С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон iconМировому судье судебного участка № Солнечногорского судебного района Московской области Истец: Адрес: Тел для связи Ответчик: Адрес: Тел для связи: Цена иска: Размер гос пошлины
Мировому судье судебного участка № Солнечногорского судебного района Московской области
С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон iconЭ. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон
Институт кассации, как одна из гарантий закон­ности в советском уголовном процессе, имеет особое зна­чение. Оно определяется тем,...
С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон iconИнструкция по судебному делопроизводству в районном суде утв приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ
В соответствии с Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 7-фз "о судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации",...
С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон iconОзнакомление родителей уч-ся 9 класса с нормативно-правовой базой гиа закон РФ «Об образовании»
Закон РФ «Об образовании», Приказ Минобрнауки России от 28. 11. 2008 №362 «Об утверждении Положения о формах и порядке проведения...
С. С. Малаев Доказывание при особом порядке судебного разбирательства Российское закон iconПресс-релиз незаконно полученные деньги придется вернуть
Но данная выплата производится только при условии, если гражданин, осуществляющий уход, не работает. Некоторые граждане решили обойти...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов