А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы icon

А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы



НазваниеА. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы
А.М.Дубровский<> <> <>Историк во времени: Третьи Зиминские чтени
Дата конвертации18.09.2012
Размер41.75 Kb.
ТипТезисы



А.М.Дубровский

Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы доклада А.М. Дубровского ИСТОРИЯ И ИСТОРИКИ В 1930-Х - 1950-Х ГГ.


В 1930-х гг. отечественная культура пришла к состоянию, которое можно было бы обозначить словами "великий компромисс". С первых дней после Октября революционные идеи большевиков эволюционировали под напором российской действительности. Утопические черты марксистского учения о мировой революции и социализме неизбежно должны были исчезнуть, и они постепенно исчезали, иначе большевики не удержали бы власть. В 1930-х гг. марксистская идеология вобрала в себя некогда чуждые ей социальные ценности - патриотизм, национально-государственные интересы, национальную гордость и пр., то есть революционность пошла на компромисс о традиционностью. Тот же процесс охватил и другие сферы духовной деятельности. В изобразительном искусстве, музыке, литературе были придавлены элементы "левого" искусства, на которые первоначально ориентировалась власть большевиков. Революционная идеология соединилась с традициями искусства XIX в. Слово "формалист" было отождествлено о термином "антиленинец", была объявлена война "сумбуру вместо музыки".

Историческая наука вписывалась в официальную культуру. В ней марксистская философия истории сочеталась с исследовательскими традициями российской дореволюционной науки, с национально-государственными идеями, с идеализацией ряда монархов и других деятелей дореволюционного прошлого. Кадры историков "старой школы" вошли в состав научных учреждений, находившихся под бдительным контролем партийных органов. Более того, именно историки "старой школы", "буржуазные специалисты", как их именовали в 1920-х гг., в ряде случаев возглавили новые научные учреждения или их подразделения (Б.Д.Греков, С.В.Бахрушин, Ю.В.Готье, П.П.Смирнов и др.), получили звания академиков и членов-корреспондентов, оказывались редакторами важных научных и учебных изданий. С одной стороны, историков включили в систему новой организации их науки, новых ценностей и идей - методологических, социологических, исторических. С другой стороны, историки включились в эту Систему ценой компромисса, причем степень уступок Системе у каждого из них была своя.

В основе этого компромисса лежал прежде всего и главным образом страх: страх потерять работу и средства к существованию, страх идеологической ошибки, страх перед вышестоящими органами партийно-государственной власти, страх перед повторным арестом и ссылкой. Остальные мотивы и движущие силы научной деятельности стояли как бы во втором ряду: познавательные интересы, личные амбиции и стремление к лидерству, воодушевление, связанное о возрождением исторической науки в 1930-х годах. История с докладом М.В.Нечкиной в 1941 г.
о причинах отставания России от стран Западной Европы показывает, в какой степени страх влиял и на судьбу исследователя, и на поведение людей, работавших в "указующих инстанциях".

Чувства страха и неуверенности подвигали исследователя к усредненной схеме, воплощавшей в себе стандарт личности историка-марксиста: его стиль мышления и поведения, общественно-политическую позицию. В определенной мере этот процесс стимулировался практикой создания коллективных трудов, обезличивавших своих создателей. Возрождалось средневековое отношение к автору, творцу как к ремесленнику. Сопоставление ранних работ С.В.Бахрушина о более поздними выявляет то, как раскованность большого таланта сменялась оцепенявшей осторожностью. Происходило некое усреднение науки - ее унификация, обесцвечивание, насаждение профессионального цинизма, табуирование отдельных имен, фактов, тем, уход от неясных теоретических проблем, тяготение к эмпирии, повышенный критицизм по отношению к дореволюционному научному наследию и работам зарубежных коллег из стран "капиталистического лагеря".

Наука мстила за себя. Многое из написанного выдающимися по таланту историками быстро стало историографическим памятником. Яркий пример - труды Б.Д.Грекова, брошюры об Иване Грозном И.И.Смирнова и С.В.Бахрушина.

Наука отстаивала свое право на свободное познание прошлого. Как и в других областях культуры (в какой-то в большей степени, в какой-то - в меньшей), в историческом познании образовалось скрытое, подпольное наследие, которое идейно было несовместимо с тем, что проповедовала официальная историческая мысль: рукописи С.Б.Веселовокого об опричнине Ивана Грозного, С.В.Бахрушина об освоении Сибири, восстании сибирских народов в 70-х гг. XVII в., П.П.Смирнова о темпах исторического процесса в Европе, А.П.Спунде об истории России. Что-то из этого наследия боле или менее случайно не совпало о официальной точкой зрения и в силу этого не могло попасть в печать, а что-то сознательно создавалось в противовес этой точке зрения.

Компромисс, заключенный с Системой, нередко оказывался гибельным для ученого и творчески, духовно, и физически. Неоднократно на протяжении своей творческой жизни оказывались под ударами унтерпришибеевской критики Е.В.Тарле, М.В.Нечкина, Б.А.Романов, Н.Л.Рубинштейн. Пережитый шок надолго отключал от работы. В последние годы жизни был обречен на молчание С.Б.Веселовокий. Погибли К.В.Базилевич и С.В.Бахрушин, не выдержавшие хулиганских наскоков тех, кто мнил себя марксистскими ортодоксами.

И все-таки наука продолжала жить, пусть в искареженном виде. Во многом это объясняется тем, что политико-идеологический пресс оказывал неодинаковое давление на разные области исторического знания. Возрождение исторической науки и исторического образования в первой половине 1930-х гг. не только отвечало потребностям власти, но и соответствовало интересам самой исторической науки. Обязательные теоретические схемы и исторические оценки соседствовали с вовлечением в научный оборот новых источников, с их тщательным исследованием и получением новых сведений. Государственный атеизм стимулировал добывание археологами огромного материала по первобытной истории. От несколько поверхностного изучения социально-экономических тем наука перешла к их более глубокому исследованию. Резко продвинулось исследование тем социальной борьбы, революционного движения.

С особой силой указанные черты проявились в 1930-х-1950-х гг. С ослаблением страха перед Системой компромисс, на который шли историки, вое более наполнялся цинизмом и прагматическими соображениями.









Похожие:

А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы iconПроизведения для самостоятельного чтения
А. С. Пушкин. Жених. «Во глубине сибирских руд». Выстрел. Барышня-крестьянка. Дубровский
А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы iconГладышев А. В. Историк – руководящий: В. П. Волгин
Это был самый высокопоставленный профессиональный историк в советской исторической науке, личность безусловно незаурядная, но в отечественной...
А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы iconДокументы
1. /НАУЧНЫЕ РАБОТЫ/Активная гражданская позиция как ключевое звено в формировании гражданского...
А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы iconТ. М. Синецкая Совершенствование речевых навыков. Тезисы
Тезисы сообщения «Пересказ разговорного текста», подготовленного с учетом положений методики преподавания иностранных языков, разработанных...
А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы iconУрок литературного чтения по теме "Е. Л. Шварц. Сказка о потерянном времени" (4-й класс) учитель: Моисеева Н. Е
...
А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы iconТематическое планирование уроков чтения в 3-м классе по книге для чтения «В одном счастливом детстве» (из расчета 4 часа в неделю, всего 134 часа плюс 13 уроков внеклассного чтения)
Г. Сатир «Нарисованное солнце», Ю. Ким «Светлый день» Раздел Прощание с летом. (5+1 )
А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы iconТезисы для студенческой конференции
Льеже, важном центре латинского образования. В дипломатических поездках в свите епископов Козьма посетил различные страны Европы....
А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы icon«лидер чтения» Положение о Всероссийском конкурсе для детей и юношества Общие положения
Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям совместно с Российским книжным союзом проводит Всероссийский конкурс по...
А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы icon«Славянские чтения, посвященные Дню свв. Кирилла и Мефодия»
Возможная тематика докладов включает широкий спектр тем по истории стран и народов Центральной, Юго-Восточной и Восточной Европы...
А. М. Дубровский Историк во времени: Третьи Зиминские чтения: тезисы iconТраппуев анатолий Иванович, капитан на судах Карелрыбфлота. В 1979 году руководимый им экипаж срт «Дубровский»
Траппуев анатолий Иванович, капитан на судах Карелрыбфлота. В 1979 году руководимый им экипаж срт «Дубровский» лидировал в бассейновом...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов