В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) icon

В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.)



НазваниеВ. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.)
Дата конвертации18.09.2012
Размер150.53 Kb.
ТипДокументы



В.Н.Гурьянов

Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII - XIV вв.)


Практически все историки, рассматривая последствия походов Батыя на Русь, единодушно отмечают огромный урон, нанесенный политическому и экономическому развитию русских княжеств. Едва ли не самые серьезные последствия имело нашествие для Чернигово - Северской земли. Центральные районы княжества, которые традиционно составляли основу экономического и людского потенциала Чернигово - Северщины, приходят в упадок. Резко сокращается количество сельских поселений (в междуречье Десны и Днепра материалы второй половины XIII - XIV вв. встречены только на 5 поселениях из 193, существовавших в предшествующий период [25. С.113]), резко уменьшаются их размеры, новые поселения возникают вдали от существующих дорог, в глухих и труднодоступных местах. В регионе наблюдается демографический кризис, связанный, по мнению исследователей, с оттоком населения в более северные районы княжества, прежде всего в Верхнее Подесенье и непроходимые Брянские леса [22.С.115; 8.С.41]. Следствием этого процесса явилось перенесение великокняжеского стола из опустошенного Чернигова в Брянск, что приводит к бурному развитию города, которое фиксируется по археологическим материалам [4.С.27-30]. Отмечается также увеличение численности населения Брянского (или Чернигово-Брянского) княжества при одновременном изменении характера его размещения, что выражается в увеличении количества мелких поселков, располагавшихся в отдаленных от крупных речных путей глухих местах [26.С.44,45].

Наиболее "глухим" районом Верхнего Подесенья и в настоящее время остается левобережье Десны, входящее в Жиздринский аллювиально-зандровый район. Эта территория носит собственное название Брянско-Жиздринского полесья, для которого характерны березово-сосновые леса на дерново-подзолистых песчаных и супесчаных почвах. Самая крупная водная артерия этого региона - р. Болва, левый приток Десны, берущая свое начало у г. Спас-Деменска Калужской области. Начиная с эпохи камня Болва являлась частью водного пути Волга - Днепр [1.С.5], который продолжал активно функционировать и в древнерусское время, причем именно путь по Болве и волоком к верховьям р.Жиздры, выводившей в Оку, был наиболее удобным при связях с южнорусскими землями [15.С.13]. К сожалению, именно поречье Болвы в пределах современной Брянской области наименее изучено в археологическом плане. К настоящему времени здесь достоверно известно всего 18 памятников древнерусского времени: 5 курганных групп, одиночный курган, одно городище, древнерусский слой на городище раннего железного века и 10 селищ [6.С.120-130]. Все поселения обследованы только в ходе разведок, единственный памятник, на котором производились ограниченные по масштабу раскопки - селище Хизовка-3, расположенное в 0,25 км к северо-востоку от восточной окраины деревни Хизовка Дятьковского района Брянской области.


Селище занимает восточный склон обширного мыса, образованного отрогом первой надпойменной террасы правого коренного берега р.Болвы и левым берегом безымянного ручья при впадении его в долину реки. Современная дневная поверхность селища понижается к востоку и юго-востоку, ее высота над уровнем воды в ручье 3 - 17 м. Размеры селища, судя по распространению подъемного материала, составляют 200 м по линии север - юг на 150 м по линии запад - восток. Северо-западная часть памятника подвергалась многолетней распашке, северо-восточная часть заросла лесом, в юго-восточной части находится заброшенный карьер. По территории селища проходит грунтовая дорога и трасса магистрального газопровода Дашава - Киев - Брянск - Москва. Памятник был обнаружен автором и В.В. Миненко в 1997 г. в ходе обследования трассы газопровода [2.С.91], в 1999 г. при проведении работ по реконструкции газопровода культурный слой на значительной площади селища был разрушен. По факту нанесения ущерба памятнику было подано исковое заявление в арбитражный суд, по решению которого ущерб был частично возмещен. На средства, полученные в возмещение ущерба, и проводились охранные раскопки.

Раскоп площадью примерно 132 м2 был заложен в юго-восточной части памятника, на краю карьера, на одном из немногих участков селища с сохранившимся культурным слоем. Культурный слой на всей площади раскопа перекрыт слоем намывного песка и состоял из темной серо-коричневой супеси с вкраплениями углей и мелких фрагментов печины, подстилающейся по материку слоем серо-желтой супеси. Общая мощность культурного слоя достигала 0,4 м. В материке выявлены и исследованы три сооружения и 32 ямы в основном хозяйственного назначения. Сооружение-1 в восточной части раскопа представляло собой практически квадратный в плане котлован размером 2,68 х 2,52 м, с сильно скругленными углами, впущенный в материк на глубину до 0,42 м. Западная часть сооружения разрушена поздней канавой, заполнение - последовательно залегающие прослойки коричнево-серой супеси с вкраплениями углей, серо-желтой, желто-серой супеси и желтого рыхлого песка. В заполнении найдены фрагменты круговой посуды древнерусского времени, металлургический шлак, железные шило и нож. Вероятно, данное сооружение является остатками какой-то постройки срубной конструкции, судя по отсутствию следов отопительного устройства - хозяйственного назначения.

Сооружение-2 выявлено в центральной части раскопа и включало в себя конструкцию в виде буквы "П", перевернутой планкой к югу, состоящую из слоя черной сильно гумусированной супеси толщиной до 0,3 м, насыщенного углями и фрагментами печины и перекрытого прослойкой печины толщиной до 0,05 м. К северу от описанной конструкции располагалась яма-23. Первоначально данное сооружение было принято за остатки какого-то теплотехнического устройства производственного назначения, однако впоследствии это предположение отпало, поскольку под западной частью сооружения была исследована яма-24, а сложные теплотехнические сооружения на немонолитной основе в Древней Руси неизвестны. Таким образом, вопрос об интерпретации данного сооружения остается открытым.

Сооружение-3 представляло собой яму, вытянутую по линии запад-восток на 4,04 м и шириной по линии север-юг до 1,3 м. Глубина ямы от уровня материка 0,7 м, заполнение состоит из чередующихся слоев темной серо-коричневой, темной и светлой серо-желтой супеси с включениями отдельных пятен белого и желтого песка. В нижней части заполнения сооружения-3, помимо материалов древнерусского времени, была встречена лепная керамика почепской культуры I -II вв. н.э. Возможно, возникновение сооружения-3 относится к этому времени, но оно активно использовалось и в древнерусский период. Помимо керамики, в заполнении сооружения найдены два железных ножа, один из них со сломанным острием, подковный гвоздь, фрагменты пряслица из стенки кругового сосуда и лепного битрапецоидного пряслица. Слоистый характер заполнения свидетельствует о функционировании сооружения под открытым небом.

Из ям наиболее интересна яма-15. Она имела в плане форму вытянутого овала с практически параллельными северной и южной стенками, размеры ямы 1,94 х 1,1 м. Заполнение ямы - перемешанная черная и пестро-серая супесь, насыщенная углями и фрагментами печины. Верхняя часть заполнения - слой темно-серой супеси с углями и печиной - в северо-восточном углу перекрыта развалом печи в виде пятна печины округлой в плане формы с неровным северным краем, образующим два выступа с выемкой в центре, возможно это остатки устья. Диаметр развала печи 0,68 м. В заполнении ямы зафиксирована доска из дерева хвойных пород толщиной 2 см, она лежала на границе слоев. В дне ямы исследованы остатки столба. На наш взгляд, яма-15 была подпечной, обгоревшие доски являются либо остатками пола постройки, либо входили в конструкцию опечка. Каких-либо остатков постройки не выявлено, возможно она находилась вне пределов раскопа. В заполнении ямы найдены шиферное боченковидное пряслице и пряслице из стенки кругового сосуда, за пределами ямы найден наконечник стрелы, близкий к типу 41 по А.Ф. Медведеву [4.С.65]. Как нам представляется, яму-15, по крайней мере нижнюю часть ее заполнения, можно рассматривать как закрытый комплекс. Особый интерес представляет керамика из ямы. Всего на раскопе в культурном слое и заполнении ям и сооружений собрано 268 фрагментов венчиков, 1976 фрагментов стенок и 168 фрагментов донец круговой посуды. Венчики круговых сосудов отличаются разнообразием форм оформления края. Форма венчика, как показатель, обладающий наибольшей хронологической информативностью, была взята за основу деления на типы [13. С.9]. Выделены следующие типы венчиков:

1. Тип 1 - просто оформленный венчик, отогнутый наружу, с округлым, срезанным или приостренным краем (Рис.). Шейка у горшков этого типа чаще всего плавно изогнута. Сосуды этого типа встречены в основном в культурном слое раскопа, их количество составляет около 9% от общего числа венчиков.

2. Тип 2 - плавно изогнутый венчик, край которого отогнут наружу и загнут внутрь. Края имеют округлую, слегка приостренную или уплощенную форму, на основании чего ряд исследователей делят этот тип керамики на различные типы. Такая керамика встречена как в культурном слое, так и в заполнении ямы-2, ямы-13, ямы-14, ямы-2, ямы-24, всех трех сооружений и канавы-2. Керамика этого типа составляет более 20% всей круговой керамики.

3. Тип 3 - венчики с оформлением края, аналогичным предыдущему типу, с проработанной бороздкой под крышку. Также встречена в культурном слое, в заполнении сооружений-1 и 3, ям-13 , 23, 24 и канавы-2. В заполнении сооружения-3 найден полный профиль горшка такого типа (Рис.). Диаметр венчика сосуда 18 см, высота 15-16 см (дно не сохранилось), диаметр нижней части 11,3 см, максимальное расширение тулова 19,3 см, емкость около 3 литров. По плечикам сосуд украшен четырьмя параллельными линиями. Цвет черепков серый - темно-коричневый, в тесте примеси кварцитов, возможно естественные. Диаметр горшков типа 3 в тех случаях, когда его удалось установить, составляет в среднем 15-18 см. Общее количество венчиков горшков этого типа также составляет около 20%.

4. Тип 4 - горшки с прямой или слегка наклонной шейкой, имеющие венчик с отогнутым наружу краем, образующим утолщения различной формы, иногда край отогнут наружу в виде "козырька" (Рис.). Венчики подобного типа преобладают в яме-15, встречены в заполнении сооружения-1, сооружения-2 и ямы-24. Диаметр горшков этого типа 17-25 см, они составляют около 18% круговой керамики из раскопа.

5. Тип 5 - является, вероятно, дальнейшим развитием типа 4 являются горшки с завернутым наружу округлым венчиком и приостренным краем (Рис.) Этот тип керамики встречен помимо культурного слоя в заполнении ямы-6, сооружения-1 и сооружения-3. Его доля составляет 4% от общего количества керамики. В единичных экземплярах встречены следующие типы венчиков:

6. Тип 6 - слабо отогнутые венчики с узкой бороздкой по верхнему краю (Рис.).

7. Тип 7 - вертикальный венчик с загнутым внутрь в виде массивного утолщенного валика краем (Рис).

8. Тип 8 - отогнутый наружу венчик, край которого образует валик утолщенно-овальной формы (Рис.). Венчики первого типа широко распространены на памятниках Древней Руси как домонгольского, так и послемонгольского времени, и датируются большинством исследователей ХII-ХV вв. Второй и третий типы также широко представлены на памятниках Южной Руси, где датируются ХII - началом ХIII вв. - Старая Рязань [24. Рис.3.Типы 4 и 5]; ХII - первой половиной ХIII вв. и более поздним временем - Шиловское поселение на р. Воронеж [20. С.21-24. Тип 2]; второй половиной ХII - первой половиной ХIII вв. - Ростиславль Рязанский [9.С.124-125. Рис.2]. Керамика четвертого и пятого типов по материалам Шиловского поселения датируется второй половиной ХIII - ХIV вв., по материалам городища Слободка - ХIV - началом ХV вв. [16. С.172-173. Рис.82. Тип IV ], по материалам Поволжья - концом ХIII - началом ХV вв. [18. С.105-107 Рис.34 Тип II ],. Шестой тип датируется по материалам Слободки ХI-ХIII вв. [16. Тип VII ], седьмой тип - ХIV в. [20.Тип 8], восьмой тип возникает в конце ХII в. [21. С.225-236 Тип 20].

Таким образом, керамический комплекс из раскопа-1 селища Хизовка-3 можно датировать ХII-ХIV вв. Круговой керамики более раннего времени на памятнике практически нет, за исключением двух фрагментов венчиков горшков, которые по профилировке могут быть датированы ХI в., а также фрагмента венчика миски диаметром 9 см, украшенного по краю насечкой и неровным волнистым орнаментом по плечикам, которая также может относиться к тому же времени.

Керамический комплекс ямы-15 несколько отличается от керамики из культурного слоя и других объектов раскопа. В заполнении ямы встречены фрагменты не менее чем от 17 горшков, удалось реконструировать 2 полных профиля сосудов, еще в семи случаях реконструируется верхняя треть сосудов. Оба собранных горшка относятся к типу 4. Один из них (Рис.) диаметром по венчику 13,4 см, диаметр дна 8 см, максимальное расширение 15,4 см, высота сосуда 12,8 см, объем около 1,25 литра. По плечикам сосуд украшен однорядной плавной волнистой линией, на днище зафиксирована подсыпка органики. Цвет поверхности черепков от светло-коричневого и оранжевого до темно-коричневого, в изломе серый, в тесте примеси калиброванного песка и кварцитов, возможно естественные. Второй горшок (Рис.) с диаметром венчика 14,6 см, максимальное расширение тулова 19,2 см, диаметр дна 8,5 см, высота горшка 15,8 см. Объем горшка примерно 2,25 литра. По плечикам горшок украшен однорядной плавной волной, на донце фиксируется подсыпка крупного песка. Цвет черепков от розового и светло-серого до коричневого, излом темно-серый, примеси в тесте - калиброванный песок, кварциты, минеральные включения.

Помимо описанных горшков, к типу 4 относятся еще 7 фрагментов венчиков диаметром от 12 до 20 см. Кроме того, в заполнении ямы-15 встречена керамика типа 5 (Рис.), типа 6 (Рис.), а также типов 1 (Рис) и 2-3 (Рис.). Все крупные фрагменты венчиков орнаментированы по плечикам однорядной волной, часть стенок украшена линейным орнаментом. Донца диаметром от 6,5 до 9 см, один экземпляр с клеймом (Рис.), представляющим собой сложную композицию: в центре окружность с вписанным в нее квадратом, разделенным сеткой на небольшие квадратики, диаметр окружности около 3 см. Эта окружность находится внутри окружности диаметром 8 см, от центра стороны квадрата идет прямая линия до большой окружности (возможно диаметр), пересеченная крестом. Керамику из ямы-15 следует, на наш взгляд, учитывая преобладание в комплексе горшков четвертого типа, датировать серединой ХIII - ХV вв.

Керамика ХII-ХIV вв. из раскопа-1 изготовлена преимущественно из ожелезненных глин, но встречаются и фрагменты, изготовленные из светло-жгущихся глин, дающих при обжиге бледно-розовый или бежевый цвет поверхности сосудов. Орнаментировано около 16% всех фрагментов керамики, преобладает линейный орнамент (примерно 65% всей орнаментированной керамики); волной, преимущественно плавной однорядной орнаментировано около 24%, зубчатым штампом - чуть более 5%. Остальные типы орнаментации (по мере убывания): накольчатый, сочетание линейного и волнистого, ногтевой, сочетание линейного и накольчатого.

Донца преимущественно диаметром 6-10 см, плоские, плоско-вогнутые и плоско-выпуклые, иногда с кольцевидным бортиком. На шести экземплярах имеются клейма - круг со спицами, окружность большого диаметра, окружность с центром, две окружности разного диаметра, клеймо, напоминающее какой-то знак (Рис.). На внутренней стороне одного из донец встречены следы пальцев, судя по размеру возможно женских. Подсыпка - песок и органика, иногда встречаются отпечатки досок. На некоторых фрагментах стенок на шейке сосудов имеются сквозные отверстия конической формы, просверленные по обожженной глине, на фрагменте венчика из ямы-15 фиксируются недосверленное отверстие в шейке и коническое отверстие в плечике сосуда (Рис.). Возможно, эти отверстия служили для подвешивания горшков на манер кочевнических казанов [6. С.39-40]. В целом набор керамики с раскопа-1 отличается достаточной однородностью. Отмечены находки отдельных стыкующихся между собой фрагментов в различных объектах или объектах и слое, что может свидетельствовать об одновременности существования большинства объектов в исследованной части селища.

Помимо керамики, на раскопе собрана коллекция индивидуальных находок, насчитывающая 38 предметов, подавляющее большинство которых относится к древнерусскому времени. Среди орудий труда доминируют ножи, всего их найдено 7 экземпляров. Лезвия ножей в сечении клиновидные, отношение ширины клинка к его толщине превышает 3 : 1, что характерно для ножей XII - XV вв. [10. С.48-51]. У двух экземпляров ось рукоятки проходит значительно выше кончика лезвия, такие ножи интерпретируются, как столярные [10. С.54-56]. Шило из заполнения сооружения-1 длиной около 15 см, одна половина в сечении квадратная, другая круглая диаметром 0,4 см. Предметы быта представлены находкой ключа от цилиндрического замка типа А. Ключ хорошей выделки, вероятно изготовлен городским ремесленником. Найдено также овальное заостренное кресало, встречающееся в Новгороде в слоях первой трети XII - первой трети XIV вв. [11.Рис.4]. Встречены строительно-крепежные и подковные гвозди и гвоздь-костыль длиной 15 см. Изделия из цветных металлов представлены находкой в заполнении ямы-13 фрагмента витого двойного проволочного браслета. Браслеты аналогичного типа встречаются в Новгороде в слоях начала XII - 40-х гг. XIII вв. [23]. В заполнении ямы-24, исследованной под сооружением-2, найден отход литейного производства - литник цветного металла, что может свидетельствовать о наличии на селище собственного литейного производства.

Изделия из стекла представлены зонной бусиной непрозрачного белого стекла и фрагментом кольцевидной бусины темно-желтого прозрачного стекла. В заполнении ямы-13 найден фрагмент гладкого браслета коричнево-желтого цвета. Особый интерес вызывает находка у северного края ямы-14, которая была частью конструкции типа навеса, фрагмента венчика стеклянного сосуда. На городище Слободка большая часть подобных находок относится к пластам рубежа XII -XIII вв. и первой половины - 40-х гг. XIII в. [19. С.97]. Следует отметить уже упоминавшуюся находку шиферного пряслица, а также сердоликовую граненую бипирамидальную бусину оранжево-красного цвета.

Помимо материалов древнерусского времени, на раскопе была собрана небольшая коллекция керамики эпохи поздней бронзы и раннего железного века (почепской культуры), которая рассмотрена отдельно.

Материалы, полученные в ходе раскопок селища Хизовка-3, позволяют сделать следующие выводы. Селище возникает в XII в. Как уже отмечалось выше, древнерусских материалов более раннего времени на раскопе практически не встречено. Селище Хизовка-3 - единственное исследованное раскопками поселение на брянском участке течения Болвы. По данным раскопок курганов на Болве и Ветьме, соседнем левом притоке Десны [3.С.45], наиболее ранние кривичские погребения региона датируются XI в. По мнению Е.А. Шинакова, кривичская колонизация неудобий левобережья Десны связана с высокой плотностью населения в Верхнедеснинско-Рославльском предполесье [27.С.307]. Однако материалы XI в. на поселениях брянского участка течения Болвы пока встречены лишь на городище и селище у п. Любохна и в древнерусском слое городища Шибинец. Большая часть сельских поселений, как и селище Хизовка-3, судя по данным разведок, возникает в XII в. Возможно, становление поселенческой структуры в регионе связано с завершением формирования волостей Черниговского княжества и установлением границы со Смоленским княжеством, которое приходится на 40-е гг. XII в. [5.С.109-111]. Эта граница проходила в междуречье Десны и Болвы [22.С.257]. В это же время в значительной степени возрождается водный путь Волга - Ока - Десна - Днепр, составной частью которого была Болва [15.С.16 ]. Определенная политическая стабилизация и развитие транзитной торговли привело к освоению территорий, малопригодных для ведения традиционных отраслей хозяйства.

Второй этап заселения селища относится ко второй половине XIII в. и связан, на наш взгляд, с событиями монголо-татарского нашествия. Вероятно, в это время в регион приходят группы населения из южных районов Черниговщины, разоренных татарами. Возможно, часть новых поселенцев была горожанами, о чем косвенно свидетельствует находка фрагмента стеклянного сосуда, больше характерная именно для городов. К этому времени относится перепланировка селища, о чем можно судить по размещению подпечной ямы-15 среди других, более ранних объектов. Таким образом, материалы раскопок в определенной степени подтверждают факт оттока населения из центральных районов Чернигово-Северщины в более безопасные северные районы. Материалы XIII -XIV вв. встречены также еще как минимум на четырех селищах брянского течения Болвы [6,С.127-128]. Сходная картина наблюдается и на верхней и средней Болве, где из 25 селищ XI-XIII вв. 11 продолжают существовать и 4 селища возникают в XIV в. (подсчитано по [ 12.С.34-61]). В соседнем регионе, Верхнем Поочье, подавляющее большинство известных древнерусских поселений продолжает функционировать в XIII -XIV вв. Однако значительный рост числа сельских поселений в этом регионе в XIV- XV вв., по мнению калужских исследователей, связан "не с притоком населения извне, а с развитием системы землевладения и связанных с ней феодальных отношений внутри нового и растущего государственного образования - Московской Руси." [19.С.289 ].

ЛИТЕРАТУРА:

1. Воробьев В.М. Великий водораздел Восточной Европы: географо-археологический аспект // Тверской археологический сборник. Вып.1. - Тверь, 1994.

2. Гурьянов В.Н. Работы Брянской древнерусской экспедиции // АО 1997 г. - М., 1999.

3. Гурьянов В.Н. О юго-восточной границе смоленских кривичей в бассейне р. Десны // Вопросы археологии, истории, культуры и природы Верхнего Поочья. Материалы IX конфер. Ч.1, Калуга, 2001.

4. Гурьянов В.Н., Поляков Г.П. Новые исследования древнего Брянска // Роль раннiх мiських центрiв в становленнi Киiвськоi Русi. Мат-ли польового iст.- археол. семинару. - Суми, 1993.

5. Зайцев А.К. Черниговское княжество // Древнерусские княжества X-XIII вв.- М., 1975.

6. Iгнатенко I.М., Кузьмiна О.В. Керамiчнi горшки-казани XIII - поч. XIV ст. // Слов'яно-руськi старожiтностi Пiвнiчного Лiвобережжя. Чернiгiв, 1995, с. 39-40.

7. Карпов Д.А. Современная изученность археологических памятников Дятьковского района Брянской области // С.И.Мальцов и история развития Мальцовского промышленного района. Ч.III. - Брянск, 2001.

8. Коваленко В.П. Чернiгово-Сiверська земля в серединi XIII ст.// Святий князь Михайло Чернiгiвський та його доба. Мат-ли церковно-iст. конф. - Чернiгiв, 1996

9. Коваль В.Ю. Гончарный горн из Ростиславля Рязанского // Археологические памятники Среднего Поочья. Вып.6. - Рязань, 1997.

10. Колчин Б.А. Железообрабатывающее ремесло Новгорода Великого (продукция, технология) // МИА. 1959. № 65.

11. Колчин Б.А. Хронология новгородских древностей // Новгородский сборник. 50 лет раскопок Новгорода. М., 1982.

12. Кропачев Г.В. Археологическая карта верхней и средней Болвы. - Калуга, 2001.

13. Кучера М.П. Поселения Среднего Поднепровья // Древнерусские поселения Среднего Поднепровья (археологическая карта). Киев, 1984.

14. Медведев А.Ф. Ручное метательное оружие (лук и стрелы, самострел) VIII-ХIV вв. // САИ. Вып.Е1-36. - М., 1966.

15. Моця А.П., Халиков А.Х. Булгар - Киев. Пути-связи-судьбы. - Киев, 1997.

16. Никольская Т.Н. Городище Слободка ХII-ХIII вв. К истории древнерусского градостроительства в Земле вятичей. - М., 1987.

17. Полубояринова М.Д. Русские люди в Золотой Орде. - М., 1978.

18. Полубояринова М.Д. Керамика Городища Слободка. // Никольская Т.Н. Городище Слободка ХII-ХIII вв. К истории древнерусского градостроительства в Земле вятичей. - М., 1987.

19. Прошкин О.Л., Хохлова Т.М., Болдин И.В. Древнерусский период // Археология Калужской области. - Калуга, 1999.

20. Пряхин А.Д., Винников А.З., Цыбин М.В. Древнерусское Шиловское поселение на р.Воронеж // Археологические памятники эпохи железа Восточноевропейской лесостепи. - Воронеж, 1987.

21. Сарачев И.Г. Типология венчиков древнерусских горшков Днепровского Левобережья // Григорьев А.В. Северская земля в VIII - начале ХI века по археологическим данным. - Тула, 2000.

22. Седов В.В. Смоленская земля // с.250, рис.2, с.251.

23. Седова М.В. Ювелирные изделия древнего Новгорода (Х-ХV вв.). - М., 1981.

24. Стрикалов И.Ю. Хронология керамики и культурный слой Южного городища Старой Рязани // Археологические памятники Окского бассейна. - Рязань, 1996.

25. Шекун А.В. Поселения второй половины XIII-XV вв. в междуречье Десны и Днепра // Деснинские древности. Сб. мат-лов межгос. научн. конф. посв. памяти Ф.М. Заверняева. - Брянск, 1995.

26. Шинаков Е.А. Эпоха Михаила Святого в Среднем Подесенье // Святий князь Михайло Чернiгiвський та його доба. Мат-ли церковно-iст. конф. - Чернiгiв, 1996

27. Шинаков Е.А. Северные элементы в культуре Среднего Подесенья X-XI вв.// Историческая археология: Традиция и перспективы. К 80-летию со дня рожд. Д.А. Авдусина. - М., 1998.

28. Щапова Ю.Л. Стеклянная посуда // Археология. Древняя Русь. Быт и культура. М., 1997.







Похожие:

В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) iconВ. Н. Гурьянов Лепная керамика селища Хизовка 3
Вопросы археологии, истории, культуры и природы верхнего поочья (Материалы X региональной научной конференции Калуга- 2003)
В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) iconВ. Н. Гурьянов Раскопки селища Хизовка-3 на р. Болве и разведки в Брянской области (Открытые листы №16 и 56)
Раскопки селища Хизовка-3 на р. Болве и разведки в Брянской области (Открытые листы №16 и 56)
В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) iconИсточник: газета «Рыбный Мурман» №12 1959 года
Гурьянов, капитан на судах Северного бассейна, выпускник Мурманского рыбопромышленного техникума 1949 года
В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) iconВ текст и иллюстрации внесены авторские изменения
Шпилев А. Г, 2005. Погребения с головными венчиками и очельями как показатели этнокультурных и политических процессов на Верхнем...
В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) iconЭкскурсия по теме «Древнерусское государство в IX – XII вв.» (Зал №8). Древнерусское государство в IX – XII веках. Киевский зал
Зал представляет памятники времени образования Древнерусского государства в IX – первой половине XII в
В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) iconЭкскурсия по теме «Древнерусское государство в IX – XII вв.» (Зал №8). Древнерусское государство в IX – XII веках. Киевский зал
Зал представляет памятники времени образования Древнерусского государства в IX – первой половине XII в
В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) iconИгры и развлечения (Книга М.: Молодая гвардия, 1989. – фрагменты из книги) стр. 12
Новгороде найдено на сравнительно небольшой территории: в слоях X века – 52 кубаря, XI века – 36, XII века – 38, XIII века – 54,...
В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) iconТема урока : «Русь в конце XI – начале XII вв. Владимир Мономах»
Тема урока : «Русь в конце XI начале XII вв. Владимир Мономах» Проверка домашнего задания по теме: «Русская Православная церковь...
В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) iconПриглашение на XII научно-педагогическую конференцию
Уральское отделение Международной Ассоциации «Мир через Культуру» проводит XII ежегодную конференцию «Идеи Нового Мира в современной...
В. Н. Гурьянов Селище Хизовка-3 (к вопросу о заселении бассейна р. Болвы в XII xiv вв.) iconПозивач: Громадська організація «Ініціативний Союз «Відродження»
Донецька область, Новоазовський район, селище міського типу Сєдове, вулиця Калініна, будинок 29
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов