А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах icon

А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах



НазваниеА. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах
страница1/3
Дата конвертации18.09.2012
Размер0.71 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3



А.А. Чубур

Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах


Провинциальный городок Трубчевск интересен не только своим тысячелетним возрастом, но и родившимися и жившими в нем неординарными людьми. Одной из таких личностей был Всеволод Протасьевич Левенок. Родился он 19 июня 1906 г. в большой многодетной семье учителя и художника Протаса Пантелеевича Левенка. После школы он с 1925 г. учился на живописном факультете Художественного техникума в Воронеже и в 1930-м успешно окончил его. Затем почти пять лет работал учителем рисования в одной из воронежских школ и, одновременно, художником Воронежского краеведческого музея. Тут он и "заболел" археологией. Еще в начале 1930-х гг. В.П. Левенок с сотрудниками Воронежского краеведческого музея Д.Д. Леоновым и Н.В. Валукинским участвовал в археологических разведках по рекам Дон, Воронеж и Битюг. В 1934 г. Всеволод Протасьевич вернулся в родной Трубчевск и поначалу устроился на работу опять учителем рисования, но уже с 1935 г. возглавил совершенно разоренный к тому времени невеждами-пролеткультовцами Трубчевский краеведческий музей в залах которого сушили рыболовные сети. Именно с этого времени и началось его общение и переписка с весьма известным к тому времени минским археологом Константином Михайловичем Поликарповичем (1), вскоре ставшим для Всеволода Левенка не только учителем, но и другом.

В личном архиве К.М. Поликарповича, обработку которого ведет автор настоящей статьи, была выявлена подборка писем В.П. Левенка(2) , рассказывающая о трубчевском археологе и его судьбе намного больше, чем краткие автобиографии из личного дела, хранящегося в архиве Института Истории Материальной Культуры РАН. Письма эти показывают процесс становления ученого, постепенно проходящего путь от энтузиаста-краеведа до научного сотрудника академического учреждения. Небезынтересной переписка будет для краеведов и для специалистов - историков и археологов - она содержит богатый фактический материал, раскрывающий реалии времени, малоизвестные археологические факты и интересные гипотезы Всеволода Протасьевича. А началось все с такого письма, адресованного в "Белорусскую Академию Наук, академику Поликарповичу":


"17.3.1936 г. Глубокоуважаемый тов. Поликарпович!


Извините меня прежде всего за то нахальство, что я, совершенно для Вас незнакомый человек, обращаюсь к Вам. Я работаю в Трубчевском музее с 1 июня 35 года, и самое для меня интересное в жизни - археология. Я имею законченное художественное образование и веду археологическую работу, летом по обследованию, съемке планов и т.д., а зимой - исследовательскую. Пишу материалы исследований и все снабжаю точными планами, чертежами и зарисовками. Почти ни один черепок не ускользает от описания и зарисовки.


Работы здесь очень много, но одно плохо, что в этом захолустье почти невозможно достать литературу по археологии. В библиотеке музея я нашел две книги (очевидно, присланные Вами сюда) тома 1-й и 2-й "Прац" изданные Б.А.Н. (3) Несмотря на то, что они написаны на белорусском наречии, я их не только прочел, но просто проштудировал. Я нашел еще открытку, писанную Вами (в 1930 г.) быв. зав. Музеем П.Н. Гоголеву, где Вы обещали ему выслать оттиски Ваших работ. Мне было очень досадно, что несмотря на то, что Вы выслали ему книги, он даже не потрудился их просмотреть - книги оказались неразрезанными (4). Но это неприятное явление с лихвою искуплено моей работой. Не говоря о хаотической экспозиции музея (которую пришлось коренным образом изменить), я начал систематическое изучение археологических памятников нашего края - Среднего Подесенья - материал чрезвычайно интересный. Ваши труды по "Д.С." (5) и другим исследованиям для меня являются настольной книгой, я теперь свободно читаю и понимаю белорусский язык, а иногда и думаю (по привычке к этим книгам) белорусскими фразами. Не так давно мне А.Н. Лявданский(6) прислал III том "Прац" секции археологии - это был для меня большой праздник. Есть у меня и другие книги по археологии и истории искусств, но всего этого, конечно, очень недостаточно.

Я не имею почти никакой связи с научными организациями, у меня имеются исследования городищ, селищ, стоянок, курганов - материал объемом в 4 общих тетради, но как и где и можно ли их вообще "пустить в свет", я не знаю. Имеются альбомы зарисовок кремневого материала и керамики с местных городищ и стоянок, но пока все содержится в тайне.

Много пришлось помучиться с белорусским языком, даже знакомые удивлялись: зачем он мне нужен, но на этом не кончилось. Найду в Ваших трудах какие-нибудь "микролиты" или еще что-либо и пошел лазать по всем словарям и т.д., а потом, после, даже снятся резцы, скребки и пр. "боковые", "угловые", с "странной ретушью" и т.д.… Вряд ли Вы когда-нибудь имели такого преданного студента. Мое затаенное желание, это быть сотрудником Археологической Секции БАН, вначале я согласен быть только чернорабочим при раскопках… Зная те книги по которым учатся студенты археологических факультетов ведь можно же по ним выучиться, даже можно их наизусть выучить и даже прочесть другие книги, на них похожие? Я бы мог быть полезен как художник, я обладаю хорошим реалистическим рисунком и умением снимать планы и делать чертежи, но даже и самая простая черная работа в этой области меня не страшит - я люблю всякую работу. Да, но это только мечты, а в действительности - исследую упорно городище за городищем, стоянки, курганы, открываю неизвестные ранее памятники и во всяком исследовании ставлю основной задачей дать возможно более полное понятие о том или ином объекте изучения со всех его сторон и в связи с окружающей природной обстановкой. Как быстро гибнут памятники древних культур и почти невозможно задержать их гибель…


Уважаемый К.М. ! Объясните мне одну вещь: что такое гривна? Всегда ли гривны носили, одевая их на шею? Мне кажется, что это было очень неудобно носить неподатливый, холодный металлический обруч на шее? Не известны ли случаи ношения металлических обручей на голове, как обруч для держания волос (диадема что ли?)… Я имею сведения об одном таком случае, но пока это еще окончательно не проверено.

Извините за бесцеремонное обращение к Вам и, если будет время и желание напишите по адресу: г. Трубчевск Западной области, Музей, Левенок В.П.


А пока желаю Вам всяческих успехов и благополучия.

Уважающий Вас Левенок".


"20.IV.1936 г. Глубокоуважаемый К.М.!


Письмо Ваше получил - очень благодарен. О своих написанных работах я сейчас писать ничего не буду, тем более, что Вы собираетесь приехать в Трубчевск. В плане моих полевых работ, которые необходимо провести летом текущего года, как раз намечен к изучению участок Трубчевск - Брянск (в первую очередь Трубчевск - Выгоничи); частично эта работа уже проведена в прошлое лето и осень и этим летом обследование будет закончено. Зимой, на учительской конференции был мой доклад и тогда же заключен договор с сельскими учителями о помощи нашей экспедиции на местах. Ваша заметка (III том "Прац", стр.243) мне известна очень хорошо, но к сожалению в ней есть некоторые небольшие неточности, и для такого большого комплекса вещественных памятников, как наш край - слишком мала. Исследование "Холма" и производил; в результате собран материал в гораздо большем количестве, чем был ранее. Исследование не закончено, но сейчас можно говорить о наличии здесь могильника только для эпохи бронзы. В последние годы (после П.Н. Гоголева) наш музей рядом невежественных руководителей был окончательно разрушен. Потребовался год упорной работы чтобы поставить музей на должную высоту, но еще более работы впереди.

Надеюсь в будущем быть Вашим сотрудником и буду рад видеть Вас у нас в Трубчевске. Желаю Вам здоровья и успеха во всех делах. Уважающий Вас Вс. Левенок".


"11.VII.1936 г(7). Многоуважаемый товарищ Поликарпович!


Только сейчас пришел из обычной археологической экскурсии, прочел Ваше письмо и спешу ответить. Принять участие в работах, проводимых Вами в Елисеевичах и других местах мне очень желательно, но беда в том, что я еще и сам не знаю смогу или нет принять участие. Не так давно я получил из музейного отдела Наркомпроса извещение о том, что для зав. раймузеями организуются в Москве 3-х месячные курсы и что все завы должны явиться туда к 5.VIII., не прошедшие этих курсов будут уволены с работы. Правда эта бумажка была почему-то адресована моему предшественнику по музею - Ковалеву, но это положения не меняет. Сейчас, одновременно с Вашим письмом я получил из музейного отдела НКПроса бланк личного листка по учету кадров и извещение, в котором говорится, что после получения бланка вопрос о зачислении меня на курсы будет решен в ту или иную сторону. Так что я сейчас не знаю буду ли я свободен от курсов или нет. Телеграмму я Вам дал, что выехать не могу, потому что в настоящем положении я не могу дать согласие не зная буду ли я свободен. Конечно нечего и говорить о том, что мне хочется поработать с Вами, и буде случится так, что Вы будете уже работать, а мне придет извещение о том, что я не зачислен на курсы - я все же приеду к Вам. Для того, чтобы я знал о начале Ваших работ хорошо было бы, если бы Вы извещали меня хотя бы открыткой о начале нового места работ (Елисеевичи, Курово и т.д.). В общем возможность или невозможность принять участие в работе зависит от более или менее скорого ответа из Москвы. Уважаемый К.М., пожалуйста, не обижайтесь, что я назвал Вас "академиком"(8) , я был просто неправильно информирован.


Желаю Вам здоровья и успеха в работе. С почтением, Левенок Вс."


"Многоуважаемый товарищ Поликарпович!..


Не знаю найдет ли Вас мое письмо по этому адресу. Сообщаю Вам, что я согласен сотрудничать с Вами во всех местах и на всяких работах. Я Вас искал телеграммами, но найти не мог, из Минска мне ответили, что Вы выехали, а из Смоленска не ответили ничего определенного. Жду от Вас известий (9). Левенок. 6 августа 1936 г.(10) "


Левенок, получив оперативный ответ Поликарповича отправился на раскопки в Елисеевичи, где пробыл около месяца. В сентябре раскопки спешно пришлось покинуть ввиду того, что власти неожиданно выделили средства на ремонт музея.


"6.Х.1936 г.(11) Более чем многоуважаемый Константин Михайлович!


Вот уже много-много дней как я порчу свои нервы, изощряюсь в ругательствах, бегаю как собака в поисках всяческих "стройматериалов" и пр. неприятных вещей… Дело в том, что все мои самые худшие ожидания, терзавшие меня кошмарными видениями еще в Елисеевичах, оправдались. Прежде всего райфо (извините за выражение) всеми силами не хотело отдавать всех денег, причитающихся нам на ремонт, но их я вырвал у них… Но это было только начало! Далее пошел собственно ремонт. Прежде всего знаете ли Вы что такое гвозди? Вероятно нет! О, гвозди это не просто гвозди… Если бы я встретил (предположим в Елисеевичах) в культурном слое верхнего ориньяка "машинные гвозди", я бы, пожалуй, не удивился, но если я найду 1 кг гвоздей в Трубчевске для ремонта музея - я повешусь от удивления и неожиданности… Далее следует "клей столярный"… Это не просто столярный клей и его вовсе не покупают в магазинах. За ним ходят во мраке ночи в отдаленные и темные пригороды и там по условному крику совы таинственные старички долго шепчутся с не менее таинственными старушками, и те уходят в тьму и через некоторое время являются и приносят драгоценное что-то, завернутое в грязнющие тряпки. Вот это и есть "столярный клей". Да, виноват: деньги отдаются вперед и полностью… Но это не все, Вы, уважаемый, забыли: алебастр, мел, доски, стекло, проволока, кирпичи и пр., и пр. Вчера мне сварили масло для покраски крыши 2 пуда (!!!), но все же лучше бы они мне раньше голову сварили мою собственную дабы прекратить строительную агонию. Но в общем ремонт идет полным ходом и когда он окончится неизвестно даже виднейшим оракулам нашей эры. С каким бы удовольствием бросил все и пришел бы на раскопки, любые раскопки, где можно отдохнуть душой, израненной обо всякие гвозди. Хорошая в сущности вещь эти ориньяцко-слонячие залежи, которые можно не спеша раскапывать "гальштатом" и шпателем, не рискуя наткнуться на гвозди. Хуже всего то, что не видно конца этим ремонтам, которые тянутся нудно, медленно, в час по пол-чайной ложки, но все же тянутся… Можно было бы плюнуть на все, бросить ремонт и уехать на раскопки, но моя мелочная фигура полностью связана с Трубчевским музеем местного края и преисполнена сознанием долга…" (окончание письма утрачено).


"20.XII.1936 г. Дорогой Константин Михайлович!


Получил Ваше письмо и был очень обрадован, - в моем захолустье всякая связь с внешним миром приятна и дорога. В эту осень погода сложилась как-то особенно неблагоприятно для полевых работ. После моего отъезда из Елисеевич я не раз задумывался над тем, как Вы работаете в условиях такой скверной погоды. После нашего разговора по телефону (Почеп-Трубчевск) началось что-то прямо-таки вроде мороза. Я рад, что Вы не обиделись за то письмо (Погар), но, как Вам очевидно уже известно, я часто бываю "невоздержанным на язык", но это происходит единственно только из стремления выражаться образно…

Как мне было неприятно тогда уезжать из Елисеевич (Вы навсегда остались с противоположным мнением), но после я убедился, что останься я еще на декаду у Вас и ремонт был бы сорван. Ремонт в основном закончен, хотя и плохо; правда он отнял у меня много дорогого времени, но эта неприятная необходимость закончена.

Теперь я взялся за коренную перестройку экспозиции музея: пишу картины, этикетирую материалы, определяю кости "чацьвярцёвых выкапальных жывёл ".(12) Для этого приходится рыться в книгах, а подчас и выписывать нужные. Особенно много пришлось догадываться как строится (по каким правилам) зубная формула мамонта. Сейчас привожу в порядок отдел доклассового общества - отдел где собрана вся моя археология. Обследованиями и исследованиями этого лета собрал очень много материала и теперь все это надо обработать, описать, зарисовать, изучить, нашить на планшеты и сдать в экспозицию музея. Очень много работы, работаю без выходных и отпусков. Оформляю музейную экспозицию, веду раскопки, читаю и вижу, что сделанное мною какое-либо определение год назад неправильно - и опять приходится читать и переделывать некоторые места экспозиции. Вот почему я сейчас еще не решаюсь отсылать для напечатания свои исследования, несмотря на то, что их накопилось довольно таки много и со стороны графической они оформлены удовлетворительно. Тем более, что даже великие люди, "генералы от науки" и те иногда сбиваются, а старые спецы почти все поголовно подвержены смертным грехам вроде теорий: расовой, миграций, культурных заимствований, формально-типологическому методу и пр. Прежде, чем решиться печатать, нужно многому еще учиться и проверять каждую строчку своих "стихов о черепках". Правда, стараюсь как можно меньше делать общих выводов, чтобы не быть похожим на навлинского Романова(13) , разглагольствующего об "отважных кудеярах", "городищах неолитического века", "славных витязях" и пр. белиберду…

Километрах в 15 от Трубчевска, ниже (на юг) по Десне есть село Селец и там за последние годы находили много костей мамонта, нашли рог северного оленя и т.д. Я думаю, что Вы приедете к нам, а весной я сделаю предварительный осмотр этих селецких мест на предмет выявления остатков человеческой деятельности на местах находок этих костей. Так как я на палеолит не особенно падок, то все, что касается последнего я Вам передам с удовольствием; правда, кто залезет в наш край с целью исследовать городища - тот отнимет у меня смысл моего существования на земле, потому что это мой конек и с него добровольно я не слезу…

Относительно обручей для держания волос (головных гривен) я был и остаюсь при своем убеждении, и, как видите, мои взгляды подтвердились. Не важно, как назвать: гривна ли, обруч ли, наголовник ли, важно, что украшение такого рода жизненно, красиво, логически оправдано. Кроме известного Вам с моих слов раскопа с обручем на голове, осенью этого года в Трубчевске в одной усадьбе, находящейся недалеко от центра города, при рытье погреба случайно было вскрыто довольно-таки богатое женское погребение с несколькими подвесками - подделками под дирхемы, лунницей, сердоликовыми и другими бусами, перстнями и обручем вокруг головы - копией обруча, уже известного нам погребения (к слову сказать, реставрированному у меня в музее в специальной витрине). Это второй случай. Случай третий: летом был в Трубчевске один энтомолог (С.И. Хомченко) (14) и сообщил мне, что его бабушка когда-то давно при рытье погреба натолкнулась на погребение с обручем вокруг головы. Все кости вместе с украшениями она отнесла и похоронила на городском кладбище. Очевидно в XI-XII вв. в местах этих находок были курганные группы, снесенные при расширении города (возможно много столетий тому назад). Погребения, положенные на грунте, уничтожены бесследно, в грунтовых ямах - сохранились.

Из других моих работ этого сезона можно отметить открытие и обследование ряда новых городищ, курганов, стоянок, селищ. Этим летом я на обследовании стоянок приметил метод, вырабатывающийся у меня практически сам собой: по обрыву реки и путем закладки очень малых по площади зондирующих шурфов прежде всего устанавливаешь центр стоянки (по мощности культурного слоя). Часто центр оказывается уже разрушенным действием реки и весь интереснейший материал оказывается погребенным в дне реки. Так получилось с известным Вам "Холмом" на реке Нерусе, центр стоянки или его большая часть оказались уже размытыми рекой. Я сделал так: нашел ведро ("цыбарку") с худым дном, выломал его и вставил железную сетку и в течении 2-3 жарких дней черпал со дна реки песок. Он быстро промывался и являл моему взору массу интереснейшего материала: керамики, кремня и пр. Так я выловил два великолепных ножа - пластины и много другого материала. Весь кремень покрыт зеленовато-серой патиной от долгого пребывания в воде. Правда, научная ценность этого материала второстепенная, но для музея типа Трубчевского (помните??) и это хорошо. При такой кладоискательском методе не приходится жалеть ног, рук, головы и не во всякую погоду это возможно.

Вы просите прислать Вам сведения о головной гривне из моего исследования. Так как я не хочу отказать Вам в этой просьбе, но не имею свободного времени сейчас нарисовать специально Вам рисунок всех подробностей раскопа, то я посылаю Вам 2-й альбом рисунков к тексту моих исследований. В альбоме (в конце) Вы найдете план, профиль и подробную таблицу инвентаря из этого раскопа (курган № 44 из 1-й группы курганов у Чолнского монастыря)(15) . Гривна нарисована на табл.XXVII, рис.1…, она сделана из тянутой нетолстой бронзовой проволоки, концы заходят один за другой. Диаметр ее более головы. Кроме нее найдены бронзовые спиральные височные кольца-подвески (6 штук), бронзовая подвеска, подвеска-гирька, бронзовые бусы, кольца-перстни и обычные сердоликовые, стеклянные и пастовые бусы. Найдены также кованые железные гвозди - два у головы и один ломаный в ногах. Сохранность костяка очень плохая по причине сырости (низина) местонахождения кургана. Гривна, найденная (на голове) при рытье погреба в г. Трубчевске является копией вышеописанной. Альбом рисунков Вы мне перешлите обратно, так как текст, связанный с рисунками альбома, нужно будет еще перерабатывать. Как Вы видите сами из планов, раскопка данного кургана (№ 44) была мною произведена неправильно - широкой траншеей, но спешу заметить, что это у меня первый и единственный случай раскапывания не на снос. В следующем сезоне я доисследую на снос насыпь этого кургана. Последующая работа производилась мною только на снос(16) . Желаю успеха во всем! Пишите! В. Левенок.

P.S. Конст. Мих.! Пришлите мне, пожалуйста, справку о моем пребывании в качестве сотрудника на раскопках у Вас в Елисеевичах. По бронзе из самих бронзовых вещей не найдено пока ничего, но найдено селище с керамикой типа бронзы на высокой правой террасе р. Десны. Это явление крайне редкое - такие стоянки находят обычно только на дюнах речной поймы (по крайней мере так у нас на средней Десне)… Издаются ли сейчас Известия или Сообщения ГАИМК(17) или что-либо из периодической печати их заменяющее? В.Л."


"27.XII.1936 г. Многоуважаемый Константин Михайлович!


Калитина(18) просила меня описать и зарисовать для нее археологические коллекции, переданные в свое время нашему музею навлинским краеведом Романовым. Описание коллекций я ей послал, а зарисовки оказались как раз в том альбоме, который я выслал Вам. После того, как он Вам будет не нужен, перешлите его не мне, как я ранее просил, а ей - Калитиной. Ее адрес: г. Смоленск, Б.-Краснофлотская, д.39, Исторический музей.

Уважающий Вас Левенок".


"23.1.1937 г. Многоуважаемый Константин Михайлович!


Получил посланные Вами открытку и конверт со справкой - очень Вам благодарен за внимание. В настоящее время я обрабатываю материалы, накопившиеся в результате работ лета 36 года. Материала чортова уйма и когда я его обработаю - неизвестно. Я давно не делаю так, как когда-то писал Вам, т.е. не зарисовываю и не описываю всего. Сейчас я беру только главное и типичное, но и его тоже очень много. Бьюсь над этими материалами денно и нощно, а какая от этого польза? Чорт его знает! Вероятно, скоро придется совершенно бросить этот "мартышкин труд", который никому не нужен. В самом деле, какой смысл мне получать зарплату 140 рублей в месяц, убивать все свое время, энергию и материалы (бумага и пр.) на музейную работу и исследования, которые потребуются по меньшей мере лет через 50 (когда все археологические памятники будут уничтожены). Эта работа, мне кажется, не нужна государству, поэтому она так низко и оплачивается. Мои знакомые работают учителями (многие из них малограмотные), получают зарплату в 400-500 рублей в месяц, а я 140! Кстати, дворник горсовета получает больше меня - 150 рублей. Занятие археологией затягивает как алкоголь. Сколько я отверг предложений взять ту или другую работу, и все только для того, чтобы больше иметь свободного времени для археологии. Но, вероятно, следует побороть себя и не ловить журавля в небе, а поступать учителем в школы города и начать жить по-человечески.

Вы просили у меня позволения опубликовать некоторые зарисовки трубчевских древностей. Я, конечно, разрешаю, но считаю нужным довести до Вашего сведения, что альбом, о котором идет речь, является не просто бессловесным собранием зарисовок археологических предметов, нет - этот альбом есть только иллюстрации к определенному тексту проведенных мною обследований (и в некоторых случаях - исследований) и отрывать вещь от всего того комплекса, где и как она найдена (мне кажется) бесполезно. Я, впрочем, на своем мнении не настаиваю. Вам виднее. Альбом этот я Вам выслал без сопровождающего текста потому, что на публикацию этих материалов я не рассчитывал и выслал его только поскольку 1) у меня не было времени отдельно выполнить Вам зарисовку головного обруча и пр. и 2) навлинские материалы все едино нужно было выслать Калитиной, а они находились там же.

Кстати, на днях оканчиваю обработку материалов исследований на р. Нерусе 1935-36 лет (известный Вам "Холм" на Нерусе). Если Ваша Академия имеет возможность и желание поместить мое исследование в своем сборнике, то мои условия будут таковы: текст исследования занимает у меня не более двух обыкновенных ученических тетрадей по 20 листов. К тексту приложен 1 план и около 50 таблиц зарисовок материала. Текст желательно по возможности не урезать, таблицы тоже. Интересно, издает ли что-либо сейчас ГАИМК и может ли оная поместить в своем сборнике мое произведение. Вам, уважаемый Константин Михайлович, может странным показаться этакая моя скаредная скрупулезность в отношении моих работ, но будьте снисходительны к человеческим слабостям. Я не хочу сказать, что моя работа стоит на уровне современных требований, я хочу только обратить Ваше внимание на то, что это исследование, проводившееся мною в течение двух летних сезонов, потребовало с моей стороны больших затрат времени, сил. Оно проводилось целиком на мои личные средства. Обработка материала тоже отняла массу времени и сил, и отослать работу так, чтобы ее всю искромсали, напечатали петитом две пары строк с попутным упоминанием, что был "использован материал Трубчевского музея" - подвергаться такой участи не хочется. Работы свои я пишу не для какой-либо материальной выгоды, и если ее нельзя пустить в свет - пусть лучше лежит.

Я ничего не имею против того, что Вы делали карандашные пометки в моем альбоме, но к великому моему сожалении этот альбом находится в Смоленске и, вероятно, я Ваших указаний никогда не увижу.

Тяжелое положение быть археологом-кустарем, теперь я вполне Вас одобряю за те увещевания с которыми Вы обратились (в Елисеевичах) к Жене Шмиденку - "не будь ты археологом, если ты хоть немного себя уважаешь!" Но мне кажется, что Женя(19) уже насквозь пропитан тлетворным духом археологии - ему (как и мне) уже отступать некуда…

Когда будете в Ленинграде, то купите мне там какую-либо книжку (рублей за 5) по археологии - деньги вышлю. Больше всего хотелось бы иметь что-либо по классификации керамики (как по черепкам, т.е. по их облику, определять эпоху, культуру и пр.).

Открытый лист просить я не буду потому что мне его все равно не дадут. Гибнут памятники? Ну и пусть их гибнут! Желаю Вам здоровья и успеха в работе. Пишите.


Уважающий Вас В.Левенок".


  1   2   3




Похожие:

А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах icon"Страницы биографии А. С. Пушкина" Сообщение темы и цели урока
Ребята, сегодня у нас необычный урок. Это урок литературы и английского языка одновременно
А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах icon"… а кукушки здесь добрые…" Письма c фронта Пожелтевшие страницы, «убористый»
Военная цензура вымарывала в письмах все данные, связанные с местом расположения части, предстоящими боями Но от этого фронтовые...
А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах iconГипотеза Джанаса: его возможная роль в 'исправлении' текстов Пророчеств Нострадамуса и в усилении его личной биографии
Пророчествам Нострадамуса, которым можно было бы вероятно лучше всего подвести итог следующим образом
А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах iconДороги, которые мы выбираем. I walk a lonely road
Значит, такова судьба… и пожать плечами. Что, мол, поделаешь… с судьбой спорить не с руки. Мы не боги. Но он поспорил. Хотя он тоже...
А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах iconКак создать web-страницу Сегодня наличие собственной Web-страницы вопрос престижа для практически любого человека или организации
Помните: дизайн верхней части веб-страницы не должен превышать 5-10% ее площади. Рассуждать о дизайне сайта, не видя его содержания,...
А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах iconД. С. Лихачев: достояние человечества
Познакомить учащихся с фактами биографии ученого – литературоведа, общественного деятеля Д. С. Лихачева; его книгой «Письма о добром...
А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах iconКогорта «джентльменов удачи» в науке увеличивается ч. Данная заметка должна была бы быть напечатанной в «Письмах в жэтф»
Данная заметка должна была бы быть напечатанной в «Письмах в жэтф» – экспресс издании «Журнала экспериментальной и теоретической...
А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах iconПример разработки сайта-визитки (главная страница+4 страницы)
Наполнение (верстка) контекстной страницы с набором текста и вставкой фотографий
А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах icon1. – это часть страницы, на которой размещен постоянный текст
Отформатировать: размер 15, гарнитура Arial Black, выравнивание по ширине, интервал разреженный 2пт, рамка у страницы
А. А. Чубур Судьба Археолога: страницы биографии Всеволода Левенка в его письмах iconIx я – папа поп-музыки судьба и рок п. Слободкина кто не знает Пашу Слободкина и его «Веселых ребят»
Кто не знает Пашу Слободкина и его «Веселых ребят»? Не исключено, что знают все! Но, пожалуй, никто не знает его так, как он рассказал...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов