О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича icon

О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича



НазваниеО судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича
Дата конвертации18.09.2012
Размер136.94 Kb.
ТипДокументы



Чубур А.А.


О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича


I Тихановские чтения : Матер. науч.-практ. конф. : 14-15 ноября 2006 г. /

Брян. обл. науч. универс. б-ка им. Ф.И. Тютчева. - Брянск, 2007.С.293


«Книга бытия моего» – так когда-то озаглавил один из своих дневников юноша по имени Костя. Дневники эти пролежали много десятилетий в безвестности вместе со значительной частью архива известного ученого, которым Костя стал спустя десятилетия после того, как легли аккуратные строчки в его первые записные книжки. Именно эти записные книжки, а также многочисленные письма, рукописи, черновики, помогают теперь раскрыть и понять яркую и многогранную личность патриарха белорусской археологии Константина Михайловича Поликарповича.

С именем кавалера ордена «Знак Почета» К.М. Поликарповича связана целая эпоха в археологии Верхнего Поднепровья. Именно им открыт и в значительной степени исследован палеолит на территории Белоруссии (стоянки Бердыж и Юровичи), памятники древнекаменного века в Брянской области на р. Судость – Юдиново и Елисеевичи, ставшие эталонными. Признаны классикой его работы, посвященные разведкам в бассейне реки Сож, где Константин Михайлович выявил и нанес на карту сотни новых археологических объектов. Его исследования навсегда вплетены золотой нитью в ткань мировой археологии. Немало он сделал и как организатор науки, и как учитель, воспитавший на смену себе целую плеяду талантливых научных сотрудников.

Всю жизнь К.М. Поликарпович скрупулезно собирал и хранил личный архив – черновики и окончательные, выверенные тексты рукописей, картотеку, газетные вырезки, огромную по объему переписку. Даже в годы войны личный архив был им частично спрятан (по всей видимости, вывезен на родину в Самотеевичи), а по возвращении из эвакуации возвращен в Минск. Лишь некоторые рукописи, оставленные археологом в Институте Истории АН БССР (его подготовленная к защите докторская диссертация, ряд статей, готовившихся к изданию) безвозвратно были утрачены в годы оккупации.

Константин Михайлович скончался 20 февраля 1963 г., не дожив полмесяца до 74-летия. Основной труд его жизни – монография «Палеолит верхнего Поднепровья» увидел свет лишь спустя 5 лет в сильно урезанном, ущербном виде. Но и в этом варианте работа до сих пор остается одним из основных источников информации о древнейшем прошлом обширного региона.

Печально сложилась судьба уникального личного архива ученого. Отдельные документы оказались в научном архиве Института Истории АН БССР (ныне Национальной Академии наук Республики Беларусь), некоторые взял «в личное пользование» и не вернул ученик К.М. Поликарповича – В.Д. Будько, ныне уже покойный. [1] В целом же архив К.М.
Поликарповича и значительная часть его богатейшей личной библиотеки (несколько тысяч томов) в течение десятилетий считались загадочно исчезнувшими, утраченными для исторической науки.

В начале 1990-х гг. велась перестройка дома в с. Юдиново Погарского района Брянской области, в котором в 1948-1963 гг. подолгу бывал и работал К.М. Поликарпович (дом принадлежал семье Шевцовых – родителям его молодой жены). В её ходе на чердаке были обнаружены несколько мешков, чемоданов, ящиков и связок бумаг со старыми документами и рукописями. К счастью, об этом событии стало известно заслуженному работнику культуры, создателю и директору Юдиновского краеведческого музея Леониду Ивановичу Гришину. Всё найденное было переправлено им в музей. Так был вновь обретен архив К.М. Поликарповича.

Оказалось, что личный архив и личная библиотека ученого были, без ведома других родственников, перевезены в Юдиново братом его вдовы – Марии Климентьевны Шевцовой. Книги библиотеки разошлись по селу, разыскать большую часть из них теперь не представляется возможным. А многочисленные папки и связки бумаг оказались брошенными на чердаке дома Шевцовых, как ненужный хлам. К 1980-м гг. род Шевцовых прервался, дом перешел к купившим его посторонним людям, которые впоследствии и затеяли ремонт. Обретенный в его результате архив, представлял собой в момент обнаружения в основном набор листов бумаги с рукописным и машинописным текстом, часто мятых, отсыревших, перепутанных и разрозненных, иногда рваных и заплесневелых. Среди них попадались открытки, фотографии. Часть документов сохранилась заметно лучше, будучи сложенными в подписанные картонные папки еще при жизни Константина Михайловича.

Почти десять лет вывезенные в музей из дома Шевцовых документы лежали в музее без движения – у поглощенного хозяйственными заботами, ведением экскурсий и созданием народного театра Л.И. Гришина нашлось время лишь для ознакомления с некоторыми дневниками ученого. Весной 2000 г. к обработке архива приступил автор сообщения. [2]

В настоящее время практически полностью обработана основная часть – выделенный нами первый фонд – т.е. собственно личный архив. Второй фонд – картотека коллекции, собранной при раскопках стоянки Елисеевичи – еще ожидает своего часа. Документы личного архива К.М. Поликарповича нами рассортированы и сгруппированы по видам и времени создания, а отчасти и отреставрированы.

В общей сложности первый фонд включает 120 архивных дел. Все их можно разделить на несколько основных групп:

1. Личные дневники – тетради и записные книжки с отдельными вложенными листками, датирующиеся периодом с 1908 по 1958 гг. включительно, сгруппированные в 4-х архивных папках. Интересны как юношеские дневники народного учителя, романтика и идеалиста-толстовца, так и дневники военных лет, написанные в эвакуации. Есть в дневниках, особенно в ранних, множество зарисовок, которые Константин Михайлович никогда не публиковал. Это настоящие стихотворения в прозе, гимн природе и жажде странствий, лиричный, восторженный, а порой и трагичный.

2. Переписка с родными и близкими (в эту категорию попали и некоторые друзья-краеведы) – 4 архивных дела, объединяющие 459 листов. Помимо прочего они повествуют о романтической истории любви всемирно известного ученого и простой крестьянской девушки из села Юдиново, ставшей впоследствии женой и помощницей Константина Михайловича.

3. Переписка с коллегами (включая письма таких светил археологической науки ХХ века, как П.П. Ефименко, М.Я. Рудинский, С.Н. Замятнин, Б.С. Жуков, М.В. Воеводский, А.Н. Рогачев, О.Н. Мельниковская, Ф.М. Заверняев и др., таких выдающихся геологов и палеонтологов, как В.И. Громов, Г.Ф. Мирчинк, В.Е. Гарутт, В.С. Докторовский и др.,) - 11 архивных дел, включающих 830 листов. Обнаруженное эпистолярное наследие, представляющее немалый интерес, как для историков науки, так и для современных археологов, мы предполагаем выборочно опубликовать в ближайшее время. Пять писем повествуют о трагической судьбе ушедшего из жизни в 14 лет талантливого юного археолога Володи Кравцова из г. Чаусы. [3] Переписка помогла пролить новый свет и на биографии репрессированных археологов – расстрелянных в 1937 г. А.Н. Лявданского, С.А. Дубинского, А.Д. Ковалени, отправленных в сталинские лагеря в послевоенные годы Е.А. Калитиной и В.П. Левенка.

4. Некоторые сведения о репрессиях 1937 г. в белорусской науке можно почерпнуть и из выделенного в отдельное дело документа, озаглавленного «В Комиссию по обследованию Института Истории АН БССР» - копию объяснений, данных К.М. Поликарповичем по требованию работников НКВД после расстрела его коллег. [4]

5. Документы о деятельности Сектора Археологии Института Истории АН БССР, возглавлявшегося в 1939-1941 и 1944-1961 гг. К.М. Поликарповичем (протоколы заседаний, отчеты, сметы и т.д.) - всего 23 архивных дела, включающих 2242 листа. Документы из открытого в Юдиново архива позволяют представить реальное положение дел в белорусской археологии 1950-х гг. Уникальные коллекции были свалены в гараже с дырявой крышей, в секторе археологии несколько лет не могли сделать элементарные стеллажи, не было своей фотолаборатории, ставок художника и фотографа. Не лучше обстояло дело и с полевыми исследованиями.

6. Рукописи научных монографий, статей и рецензий, написанных К.М. Поликарповичем. Наиболее обширная часть архива, включающая 37 дел (свыше 4500 листов). Среди рукописей многочисленные варианты глав монографии «Палеолит верхнего Поднепровья» с авторской правкой. Обнаружены и неопубликованные работы белорусского археолога («Археологические памятники Белоруссии», «Ударные орудия верхнего палеолита», «К вопросу о Томском мамонте», «Исторические памятники Полоччины» и др.). Часть из них уже подготовлена нами к посмертной публикации. Так, статья, посвященная каменному инвентарю палеолитической стоянки Елисеевичи по материалам раскопок 1948 г., [5] выходит в свет в археологическом сборнике Музея Антропологии и Этнографии им. Петра Великого РАН (Кунсткамера).

7. Полевые дневники, отчеты о полевых исследованиях, полевые коллекционные описи (12 архивных дел, более 1000 листов). В их числе полевые дневники К.М. Поликарповича за 1927, 1928, 1923, 1930, 1931, 1934, 1947, 1953 и некоторые другие годы, освещающие разведки по рекам Сож, Судость, Десна, Припять, раскопки палеолита и неолита в Юровичах, Бердыже, Кривине, Гамково, Подлужье, Елисеевичах, Новых Бобовичах, Юдиново. Особую ценность представляет обнаруженная в архиве схема раскопа 1935 года на стоянке Елисеевичи. Планы раскопа безвозвратно утрачены и схема – единственный документ, позволяющий достоверно восстановить расположение находок и объектов на этом участке уникального памятника.

8. Личные документы К.М. Поликарповича (удостоверения, читательские билеты, сберегательные книжки, расписки, командировочные удостоверения, квитанции, справки, Открытые листы на право производства археологических изысканий и т.п.; сюда же входит сохранившийся экземпляр личного дела К.М. Поликарповича, подготовленный для оформления соискательства ученой степени доктора исторических наук) – 8 архивных дел, 574 листа. Тщательный подбор документов свидетельствует о педантизме ученого, проявлявшемся во всем, включая переписку: на каждом письме чернилами либо карандашом непременно проставлялась дата, а порой и обстоятельства получения послания. Создается почти мистическое ощущение, что историк с юных лет знал, что оставляет документы для истории! Впрочем, может быть, так и было?

9. Рисунки К.М. Поликарповича (100 листов, собранных в архивном деле №111) тушью и карандашом – пейзажи, натюрморты, портреты и автопортреты, этнографические этюды и т.д. (большая часть сделана в юношеские годы), свидетельствуют о немалом художественном таланте, прекрасном знании анатомии и невероятной аккуратности.

10. Вырезки из газет и журналов, выписки из книг (часть – на карточках) занимают 8 архивных дел (более 1300 листов). Константин Михайлович выписывал множество газет и журналов, в особенности в последние десятилетия жизни. Сохранившиеся вырезки, сделанные рукой Поликарповича, дают и представление об интересах ученого, сходных и в двадцатых, и в тридцатых годах, и к концу жизни. Это кино и опера, живопись и литература, интересные находки, астрономия, природа, краеведение, достижения науки и техники. Почему-то вырезались и фельетоны – ныне почти забытый жанр. Чтение было одной из страстей Константина Михайловича. Иногда создается ощущение, что этот человек дня не мог прожить без книги или, хотя бы, газеты. К.М. Поликарпович вел дневники «Прочитанное» из года в год, из месяца в месяц, четко, с 1908 г. до последних дней жизни. Даже в годы Великой Отечественной войны, порой на клочках газет, записывались прочитанные книги, имена авторов, полюбившиеся цитаты. Наверное, благодаря чтению рано сформировался и прекрасный литературный слог исследователя, обращающий на себя внимание даже в его сугубо научных произведениях.

11. Отдельные оттиски некоторых публикаций К.М. Поликарповича в одной архивной папке, особенно ценны давно ставшие библиографической редкостью довоенные статьи из сборника «Працы секцыi археалогii АН БССР».

12. Материалы по четвертичной фауне Белоруссии (карта и картотека из 67 карточек) – сведения о находках останков мамонта, шерстистого носорога и других животных.

13. Три архивных дела содержат материалы (фрагменты рукописи, карточки, зарисовки) по бронзовому веку верхнего Поднепровья. Это части работы К.М. Поликарповича, которая так и не увидела свет сначала в довоенные годы, а затем, в дополненном виде – в конце 1950-х. В настоящее время многие выводы морально устарели, однако фактологический материал важен и для современных специалистов в области археологии и первобытной истории. В этой части материалы планируется опубликовать, снабдив комментариями.

14. Оставшиеся архивные дела разнородны. Так в двух архивных делах собраны различные фотографии, фотооткрытки и негативы, одно объединило документы, связанные с описаниями находок кладов на территории Белоруссии, еще одно содержит историческую карту Пинщины в XVI столетии, имеется и архивное дело с гербарием, к сожалению, без указаний на место его сбора. В одной из папок архива – несколько документов XVIII в., связанных с историей малой родины К.М. Поликарповича, а точнее – Самотеевского церковного прихода. Вероятно, они остались в наследство от деда и отца – приходских священнослужителей. Кроме того, в двух папках находятся рукописи И.М. Хозерова и В.И. Голубовича, работавших в конце 1940-х гг. в штате Сектора Археологии Института Истории АН БССР.

Скажем несколько слов и о втором фонде. Он включает в себя несколько тысяч карточек, пока еще в значительной степени разрозненных, с описанием (а иногда и рисунками) различных находок, сделанных при раскопках палеолитической стоянки Елисеевичи (ныне Жирятинский район Брянской области). Эта часть архива в настоящее время находится в обработке, помощь в этом процессе нам оказывает научный сотрудник отдела археологии Музея Антропологии и Этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) Г.А. Хлопачёв. Именно в фондах Кунсткамеры хранится большая часть предметов, описанных в картотеке.

В заключение вернемся к личности хозяина архива. За время, прошедшее после того, как археолог завершил жизненный путь, его жизнеописания историографы касались нечасто. Некролог в «Советской археологии» [6], да краткая и неточная биография в одну страницу со списком трудов (тоже неполным) в конце посмертно вышедшей в свет его монографии [7] и еще более краткие очерки об ученом в монографии «Курский край. Эпоха раннего металла» [8] да в биографическом словаре «Историки Курского края» [9] – вот, пожалуй, и все, что было о нем написано и издано. Еще назовем курсовую работу студента исторического факультета Белорусского государственного университета В.Н. Казакова, написанную в конце 1960-х гг. под руководством Э.М. Загорульского – одного из учеников Поликарповича. Посвящена была памяти Поликарповича историографическая статья другого его ученика – Л.В. Алексеева. [10] Теперь материалы, открывшиеся в обретенном архиве, позволяют составить целостное представление об этой уникальной личности.

В его личном листке по учету кадров от 15 мая 1952 г. показано потрясающее знание языков: «Хорошо: английский, французский, немецкий, польский, латинский, русский, украинский, белорусский, древнерусский, церковнославянский. Слабо: чешский, болгарский, древнегреческий, итальянский, древнееврейский, испанский, казахский, узбекский, литовский, латышский, финский, эстонский» - итого 22! [11] Такое знание языков позволяло не только знакомиться со всеми доступными изданиями по интересующим темам, часто их рецензируя, но и прекрасно переводить некоторые статьи на русский язык. Примером могут служить переводы с литовского статьи доктора И. Пузинаса «Послеледниковая культура обитателей Литвы», с польского заметки палеонтолога Т. Яниковского «Дикая лошадь на Польше» [12] и т.д. Поражает картотека прочитанных книг и статей – это перечень тысяч томов и выписок из них на многих из перечисленных выше языков.

Поликарпович обладал поистине энциклопедическими знаниями и столь же широкой сферой интересов, далеко выходившей за пределы основной его профессии – археологии и истории. Так, Константин Михайлович был сведущ в области искусствоведения, в особенности – живописи и архитектуры. Работая с археологическими коллекциями в музеях, он неизменно интересовался живописью, скульптурой. Вот очередное его свидание с Эрмитажем, оставившее след в дневнике 29 декабря 1937 г.: «В Эрмитаже. Коллекции по археологии. Бронза. Успел перед самым закрытием посмотреть всего Лоррена. Со сладкой тоской вспомнил, смотря на его картины, про те странствия, которые мнились, переживались в оные дни перед ними. Рембрандта (блудный сын) не успел уже посмотреть: было поздно. Закрывали. Остались не виденными и Бартоломе и Роден». [13]

Не только археологом, полиглотом и искусствоведом был Константин Михайлович. Еще одной стезей оказалось естествознание: он помнил сотни русских, латинских и народных названий трав, вел фенологические наблюдения даже в голодные годы Гражданской войны, когда батрачил на паровой мельнице в местечке Зельцы близ Днестровского лимана. [14] Писал он физико-географические очерки и научно-популярные статьи – и не только о природе и полезных ископаемых Белоруссии, но и, к примеру, о покорении Эвереста. [15] Мало кто даже в Белоруссии знает и помнит ныне, что именно Поликарпович готовил справку о возможности изображения зубра на капотах могучих грузовиков Минского автомобильного завода. [16] Как близких друзей он воспринимал деревья, печально переговаривающиеся о чем-то своими кронами. Еще юношей он смотрел на ночное небо, приветствуя звезды по именам, словно старых знакомых. Еще одно увлечение – астрономию и космогонию – Константин Поликарпович также пронес сквозь всю свою жизнь. Например, в 1934 г. он, уже известный археолог, с увлечением изучал труд Дж. Джонса «Общие идеи космогонии», перечитывал «Микромегаса» Вольтера. В его архиве оказались школьные таблицы по астрономии, многочисленные вырезки газетных заметок о первых шагах по освоению космоса, солнечных затмениях и падениях метеоритов.

Еще одной гранью деятельности К.М. Поликарповича была история науки, в особенности, конечно, археологической. Так, 18 ноября 1947 г. на юбилейной сессии Академии наук БССР он делал доклад «Археология в БССР за 30 лет». Позже истории археологии был посвящен целый ряд его трудов. [17]

Читать Поликарповича всегда интересно. И говорил он, судя по воспоминаниям родных и коллег, так же как писал. Рассказывал увлеченно, самозабвенно, лекции содержали массу познавательного материала. Его рассказ не мог не захватывать. Его увлеченность археологией завораживала и вела за собой сквозь пласты времени. И это несмотря на то, что сам он говаривал, в очередной раз расстроенный нехваткой средств, произволом чиновничества, бытовыми неурядицами: «Как в наше время надо не уважать себя, чтобы заниматься археологией!» [18]

Из-за безотказности, интеллигентности и невероятной эрудиции на плечи Поликарповича ложилось немало общественных нагрузок. Например, в конце 1940-х Константин Михайлович входил в состав редколлегии журнала «Беларусь», а с марта 1953 г. ему пришлось исполнять обязанности ученого секретаря Комиссии по истории земледелия, созданной при Президиуме АН БССР. При всех своих знаниях и талантах Константин Михайлович оставался чрезвычайно скромным, добрым, и безмерно отзывчивым человеком. Практически никто из обращавшихся к нему за помощью (а таких были десятки – одним была нужна консультация, другим – деньги в трудной ситуации, третьим просто человеческое внимание) не был оставлен без внимания. Некоторые беззастенчиво пользовались этим.

Дневники говорят о многом. Местами, когда речь идет о личном, щемящем душу, строки размыты каплями слез. Сентиментальность в нашем представлении сочетается с безвольностью, но Константин Михайлович был необычайно энергичным, жизнерадостным, остроумным человеком. Он очень любил шутки, порой беззлобно подтрунивал над окружающими. [19] Грусть, горе, тоска, одиночество – все это оставалось внутри, и доверялась только дневникам. Теперь они, как и весь личный архив выдающегося археолога, стали достоянием истории.


^ Источники и примечания


  1. Будько Владимир Дмитриевич (1927-2003, родился в с. Лиски Рогачевского р-на Гомельской обл.). Служил в госбезопасности. Окончил истфак Белорусского гос. университета (1957). С 1958 г. аспирант сектора Археологии Ин-та Истории АН БССР, с 1961 г. науч. сотр. сектора, в 1965-69 гг. – зав. сектором. канд. ист. наук (1962 «Палеолит Белоруссии»). В 1970-72 гг. доцент Гомельского гос. университета. С 1973 г. старший науч. сотр. Ин-та искусствоведения этнографии и фольклора АН БССР, затем сотрудник издательства «Белорусская энциклопедия» и пенсионер. Полевые исследования палеолита: стоянки Костенки 13; Бердыж, Юровичи, Гренск, (1959-61, 1964), Клеевичи (1958); Юдиново и Елисеевичи (1961-67 гг.). Многие опубликованные работы, несмотря на глобальность выводов, крайне сомнительны в плане достоверности материала.

  2. Чубур. А.А. Очарованный наукой // Вечерний Минск. - 2002. - 17 янв. (№8 (9824)

  3. Юдиновский музей, ф.1, д.16/1, л.1-14.

  4. там же, д.57, л. 1-8.

  5. там же, д.23, л. 1-44, Поликарпович К.М. «Кремневая индустрия верхнепалеолитической стоянки Елисеевичи (по материалам раскопок 1948 г.)» (рукопись).

  6. К.М. Поликарпович (некролог) // Советская археология. - 1963. - №4.

  7. К.М. Поликарпович. Краткая биографическая справка // Поликарпович, К.М. Палеолит верхнего Поднепровья / К.М. Поликарпович. - Минск, 1968. - С.199-201.

  8. Чубур, А.А. Курский край. Т.2: Эпоха раннего металла / А.А. Чубур. - Курск, 2000. - 275 с.

  9. Щавелев С.П. Историки Курского края / С.П. Щавелев, Г.Ю. Стародубцев. - Курск, 1998.

  10. Советская археология. - 1968 - №4.

  11. Юдиновский музей, ф.1, д.48/14, л.1.

  12. там же, ф.1, д.41.

  13. там же, ф.1, д.68/15.

  14. там же, ф.1, д.1/10, л.1-15; д.105,6, л.6.

  15. там же, ф.1, д.4/22, л.1-5.

  16. там же, ф.1, д.103/10, л.1-8.

  17. Поликарпович, К.М. Археологические исследования в БССР в 1945-1953 гг. // Материалы по археологии БССР. - Минск, 1957. - С. 5-29; он же: Археологические исследования в БССР в 1954-1955 гг. // Тезисы докладов на объединенной конференции по археологии, этнографии и антропологии Прибалтики. - М., 1955. - С.18-19; он же: Археологические исследования в Белоруссии за 1945-1958 гг. Юдиновский музей, Архив Поликарповича, ф. 1, д. 12/3, л.1-18.

  18. Юдиновский музей, ф. 1, д. 45/6, л. 28.

  19. по воспоминаниям проживающих в Минске племянниц археолога – Татьяны Петровны и Валентины Петровны Поликарпович (2002 г.).










Похожие:

О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича iconТема: Внутренняя и внешняя политика Алексея Михайловича
Цель: Знакомство с изменениями во внутренней и внешней политике в период правления Алексея Михайловича
О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича iconЯ знаю аксиому, Главнейшую в судьбе
Истинный патриот своей родины не может не любить природу всей страны, не может быть безразличен к её судьбе. Только бережное отношение...
О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича iconДокументы из коллекции баронессы марии врангель гуверского архива США по истории российского зарубежья
К числу таких источников относятся и представляемые в данной публикации документы из Архива Гуверовского института войны, революции...
О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича iconО великом Бунте
Наромбар, Пламя Судьбы, что был широк и тяжел, под стать рукам Феанора, и Анданк, Длинный Клык, что был уже и длиннее, по руке Махтану....
О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича iconИконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Смута в государстве: 740 г. – 742 г. Вступление на престол Константина V копроним
Смута в государстве: 740 г. – 742 г. Вступление на престол Константина V копроним (“крещенный в дерьме”, имел также прозвище “кобылятник”)....
О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича iconК. Васильев – О. Попов – М. Лермонтов (заметки современника) Еще одну страницу биографии Константина Васильева в документальной повести «Он защищал Лермонтова»
Ярославле с 1991-го по 2001 год, Борис Михайлович работал заместителем главного редактора по творческой работе, опубликовал пять...
О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича iconДокументы
1. /Приговорен пожизненно к судьбе...-2.rtf
2. /Приговорен...

О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича iconЛыкова Л. А., доктор исторических наук, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории (ргаспи) рецензия на монографию
...
О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича iconЯнваря 50 лет со дня рождения Константина Васильева

О судьбе архива археолога Константина Михайловича Поликарповича iconКальченко Тимур Валерьевич
В. Зиверту. Общие собрания Союза проходили в здании Клуба Прогрессивных Русских Националистов (ул. Большая Васильковская №14). Приблизительное...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов