Тревор Уильям. По четвергам icon

Тревор Уильям. По четвергам



НазваниеТревор Уильям. По четвергам
Дата конвертации08.09.2012
Размер189.97 Kb.
ТипКнига

Тревор Уильям. По четвергам http://litext.narod.ru


© W.Trevor, 1998

© А. Ливергант. Перевод, 2004

Книга рассказов У. Тревора, откуда взяты публикуемые произведения, выйдет в издательстве "Текст".

Тревор Уильям. По четвергам (из цикла «Рассказы о любви») // Иностранная литература. 2004, № 6.

OCR: А.Д.

http://litext.narod.ru


Уильям Тревор

Рассказы о любви

Перевод с английского А.Ливерганта


По четвергам


Миссис Нэнси Симпсон, которая терпеть не могла это имя и предпочла бы быть Нэнси Ле Пюи или Нэнси дю Морье, проснулась декабрьским утром. Всю ночь ей снились давно ушед­шие времена, когда ее звали Нэнси Доз и она не была еще ничьей женой. Оркестр играл "Ты мой цветочек", а они стояли, выстроившись в ряд, растянув губы в улыбке, в кулисах Олд-Гейти. "Ты мой цветочек, я — твоя пчела..." Или эта песня называлась как-то иначе? "Дым ест глаза" тоже раньше называлась как-то по-другому — так, во всяком случае, говорил Лори Хендерсон, хотя, видит Бог, Лори за всю свою жизнь не сказал и слова правды. С этими песнями никогда не угадаешь. Взять, к примеру, "Если ты моя единственная". Она так называлась или ее полное название — "Если б ты была моей единственной девочкой на свете, а я твоим единственным мальчиком"? Она об этом, помнится, всю ночь с Лори до хрипоты спорила, это было в труппе миссис Томер, в Мэкклсфилде, то ли в 1949-м, то ли в 50-м году. Нет, все-таки в 50-м, вскоре ведь после это­го Лори отправился в Лондон — вроде бы барменом на Британском фес­тивале устроился. Труппу миссис Томер он бросил, она его потом девять лет не видала. Нет, это было, конечно в 51-м. Фестиваль ведь был в 51-м. Она встала и занялась макияжем. Она часто думала, что нет ничего лучше, чем сидеть в нижней юбке перед зеркалом и делать себе другое лицо. Она припудрила помаду и улыбнулась. Ей вспомнился Фиц: сего­дня же четверг, а у них вошло в привычку по четвергам вместе обедать. "Господи, Нэнси!" — воскликнул он, когда, по чистой случайности, пол­года назад увидел, как она стоит у магазина "Питер Джонс", уставившись на витрину. Тогда они выпили чаю и вдоволь наговорились. "Конечно, почему бы и нет?" — ответила она на его предложение встречаться регу­лярно. "Уж нам-то с тобой есть что вспомнить!" — кажется, сказала она тогда.

Она жила в Патни, в викторианском здании из красного кирпича, окнами на реку. Рядом был большой старомодный отель "Скипетр", где обычно останавливались иностранные коммерческие агенты и по вече­рам в баре частенько выпивали жители ее дома. Когда проходил Уимблдонский турнир, здесь жили звезды мирового тенниса — восходящие и закатившиеся. Она любила сидеть в холле отеля и смотреть, как они вхо­дят и берут у администратора ключи.
Однажды она видела того самого немца, который лет десять назад играл в финале, и ей приятно было ду­мать, что в "Скипетре" когда-то останавливался сам Макинрой — в те го­ды, правда, он был еще неизвестен. Каждый год из окон своей крошеч­ной квартирки она наблюдала за состязаниями по гребле — они, впрочем, нисколько ее не интересовали. Просто приятно было видеть, что в Патни съехалось столько народу. Хорошо, что хотя бы раз в году, весной, в субботу, Патни становится центром-вселенной.

Фиц сейчас в поезде едет, думала она, идя к метро через мост. Тот са­мый, на котором схватили Кристи, убившего столько проституток. Он тогда только что перекусил в закусочной Лейси и, если б его не сцапали полицейские в штатском, наверняка следующей ночью порешил бы ко­го-нибудь еще. В газетах писали, что пошел он с ними сразу же, слова по­перек не оказал.

"Какой же ты романтик, Фиц!" — не раз говорила она ему. Да он и сейчас такой же. Свидания по четвергам — как это на него похоже! Толь­ко он может специально ехать на поезде с побережья, а потом обратно. Во время войны они были женаты четыре года.

Вспомнив все это и захотев от этих воспоминаний отделаться, она начала что-то напевать себе под нос. Его родня решила, что он сошел с ума, — она тогда его сразу поняла. Он привел ее в их уорвикширский особняк, в огромную гостиную с роялем в углу, и его сестра с матерью, увидев ее, ужаснулись. "Не вздумай! — истошно кричала за дверью в тот же вечер сестра. — Ты что, спятил — жениться на девчонке из кордебале­та!" А он взял и женился — пришлось им, в конце концов, с этим сми­риться.

Когда он первый раз ее заприметил, она выходила на сцену Олд-Гейти в роли подсолнечника; потом-то он не пропускал ни одного представ­ления с ее участием. Каждый вечер ходил. Говорил, что есть в ней что-то хрупкое, беззащитное и что без его заботы она пропадет. Когда они встретились уже теперь, полгода назад, на Риджент-стрит, он сказал что-то в этом же роде, какая она, мол, худенькая. Она видела, как он разгля­дывает ее волосы — когда-то они были мягкие и светлые, а теперь приоб­рели какой-то желтоватый оттенок, раньше были красивее. Но про волосы он ничего не сказал — Фиц был из тех, кто говорит только про хо­рошее, а про плохое молчит. Наоборот, сказал, что она ничуточки не из­менилась. Он приходил в какой-то мальчишеский восторг оттого, что смеялась она точно так же, как раньше, и часто говорил, что бокал и сигарету она и сейчас держит как-то по-своему, не как все. "Ты мёрзнешь", — сказал он ей неделю назад и напомнил, как он всегда ругал её за то, что она легко одевается. Он никогда не понимал, что тёплые вещи ей не идут.

Он, надо сказать, тоже изменился мало. Та же военная выправка, почти нет седых волос, лицо, как и раньше, медное от загара. Он не обрюзг и не ссохся, да и загар распространялся на всё лицо, даже на лоб с залысинами. Такие же, как и раньше, отутюженные костюмы, так же по-солдатски чеканит шаг. Он за это время женился на какой-то другой женщине, а она после двадцати трёх лет брака возьми да помри.

— Как живётся, Нэнси? — поинтересовался он, когда они сели за столик в "Траттория Сан-Микеле". — Какие успехи?

Она улыбнулась и передернула своими худенькими плечиками. Да никаких, подумала, но промолчала. Была одна роль, про которую она слышала и на которую рассчитывала, но об этом говорить не хотелось — ролей она не получала уже давно.

— Мне — форель с миндалем, — сказал он, изучив меню. — Ты тоже бу­дешь форель?

Она опять улыбнулась и кивнула. Жила она на алименты — содержал ее не он, а ее последний муж, Симпсон. Она закурила — любила курить за едой, иногда затягивалась, едва успев проглотить кусок.

— Опять "Мать твою растак" по телевидению крутят, — сказала она. — Смешно, сил нет.

Она сама не знала, почему ему изменила. Решила, что он не догадается, но, приехав первый раз в отпуск с фронта, он догадался сразу. Тогда она пообещала ему, что больше это не повторится, била себя в грудь, говорила, что из-за войны голова идет кругом, что хотела отвлечься — так за него волновалась. Уже под самый конец войны, когда он, снова приехав а отпуск, опять застал ее с другим, последовали новые обеща­ния. "Кроме тебя, Фиц, — хныкала она, искренне веря своим словам, — я все равно никого не смогу полюбить". И все-таки в начале 1948 года он с ней развелся.

Вспоминать это время не хотелось — особенно в его присутствии, когда он был с ней так ласков, так заботлив. В свою очередь, и она решила задать ему вопрос: помнит ли он мелодию из "Пышной ярмарки"?

— Потрясающе. Ну и, конечно, "Весенняя лихорадка" в той же кар­тине. — Она напела мелодию. — "До весны еще далеко..." Помнишь?

Потом она уехала в Канаду с Эдди Лашем — ее мужем он стал уже там, в Канаде. В Канаде, а затем в Филадельфии она прожила в общей слож­ности тринадцать лет, но когда собралась обратно в Англию, двое ее де­тей, мальчик и девочка, ехать с ней отказались. К Эдди Лашу они привя­зались больше, чем к ней, отчего ей тогда было очень обидно, да и в суде ее обвинили в "отсутствии материнской заботы", что тоже было не весело. Время от времени она получала от детей письма, но чем они сейчас занимаются, точно не знала.

— А "Я буду рядом"? Помнишь "Я буду рядом"? — И она снова, очень тихо, напела мелодию этой песенки: — "Мне дела больше нет, влюблен ты или нет..." Не помнишь, кто ее исполнял?

Он отрицательно покачал головой. Официант принес форель, и Нэнси ему улыбнулась. Стоило ей месяца полтора назад, когда обеды с Фицем по четвергам стали немного надоедать, бросить взгляд на нового официанта "Траттории", как она сразу же воспряла духом. В четверг вечером, когда она сидела с бокалом вина в холле отеля "Скипетр", ей то и дело вспоминались его любезность и красивое лицо. Да, он чем-то опе­чален, часто говорила она себе, сидя в холле отеля. В этих устремлен­ных на нее южных глазах таилась даже какая-то боль, тоска.

— Какая изуми тельная форель, — сказала она, продолжая улыбать­ся. — Огромное вам спасибо, Чезаре.

Ее бывший муж говорил в это время о чем-то другом, но она его не слушала. Ей вспомнилось военное время и молодой летчик, вылитый Чезаре, — ей тогда страсть как хотелось, чтобы он повел ее на танцы, а он не повел.

— Что? — пробормотала она, вдруг сообразив, что Фиц задал ей во­прос. Он повторил его, вопрос был вполне традиционный и задавался почти каждый четверг. Она собирается остаться в своей квартире в Патни? Она к ней привыкла? Возник этот вопрос потому, что однажды она обмолвилась, неизвестно зачем, что квартира эта временная, что у нее такое чувство, будто долго она в Патни не проживет. Сказать всю прав­ду она не могла — Фицу, во всяком случае. Не могла же она признаться, что продолжает надеяться, что старый Робин Райт в конце концов позо­вет ее к себе — еще поскрипит немного и обязательно позовет. Она по­чему-то верила в мистера Р. Р., всегда в него верила и почему-то вбила се­бе в голову, что в один прекрасный день он войдет в холл отеля "Скипетр" и ее заберег. По вечерам, у себя в квартирке или примостившись где-нибудь в уголке гостиничного холла, она смотрела телевизор, и на душе становилось тоскливо: ей очень не хватало подруги, близкой подруги, которой можно все рассказать. Впрочем, ей и раньше бывало скучновато, всегда чего-то не хватало. Говорил же ей Лори Хендерсон, что скука, точно дьявол, пожирает ее изнутри.

— Огромное спасибо, — снова сказала она, потому что Чезаре одним изящным движением выложил ей на тарелку рядом с форелью горку зе­леного горошка. Только она так может: взять и влюбиться в официанта; даешь себе слово вести разумную, правильную жизнь и вдруг, ни с того ни с сего, начинаешь сохнуть по совершенно неподходящему парню, ко­торый вдобавок вдвое тебя моложе. Ей, правда, пятьдесят девять ни за что не дашь; самое большее сорок, а то и тридцать восемь, как сказал ме­сяц назад один тип в "Скипетре", когда она попросила его угадать, сколь­ко ей. Увы, между этим типом и мистером Р. Р. большая разница.

— Я давно хотел тебя спросить... — продолжал Фиц. Она улыбнулась и кивнула. Официант наверняка понял, что она на него положила глаз, — в этом нет никаких сомнений. Она умела замеча­тельно подмигивать, едва заметно, чуть-чуть прикрыв один глаз. И так естественно получалось. "Ужасно смешно ты подмигиваешь", — говорил ей Эдди Лаш. "Гениально получается", — хвалил ее Симпсон. Или это был не Симпсон? И зачем только она за него вышла? Вел себя по-хамски, и рожа у него тоже хамская...

— Ты себе просто не представляешь, какое это удовольствие копать­ся в саду, строить стену. Никогда не думал, что смогу построить стену.

Он ей все уши прожужжал про свой дом на море, какие у него там цветочные клумбы, какая изгородь из плюша за решеткой, отделяющей дом от внешнего мира. Рай земной, одно слово! Он ужасно гордился тем, что сделал, и гордился по праву, ведь сад он разбил буквально на пустом месте. Сад этот даже какой-то премии удостоился — то ли как луч­ший на южном берегу, то ли во всем мире, то ли еще за что-то.

— Дом с садом я мог бы продать очень выгодно. Начинаю уже об этом подумывать.

Она кивнула. Чезаре ловко собирал тарелки со стола, где обедали че­тыре бизнесмена. Все четверо дородные, краснолицые, и все женатые — у женатых мужчин сытый взгляд, это сразу видно. За соседним с ними сто­ликом сидели немолодой мужчина, тоже женатый, и совсем еще девчон­ка — наверно, моложе его вдвое, а рядом еще одна парочка: вид у обоих такой, будто они что-то задумали. В центре зала, рядом с подносом, на ко­тором стояли салаты и фрукты, за большим столом сидели шесть чело­век, мужчины и женщины. Эту же компанию она видела пару недель на­зад, тогда они обсуждали покрытие теннисных кортов "En Tout Cas".

— Когда удается сделать так, как хочется, — говорил Фиц, — интерес обычно пропадает.

Метрдотель подозвал другого официанта, полного итальянца, сов­сем молоденького, моложе, чем Чезаре, его имени она не знала. Но Че­заре, который а этот момент оказался свободен, отозвался первым и, крикнув: "Pronto! Pronto!", проворно поспешил на зов.

— Так ты собираешься продавать дом, Фиц?

— Еще окончательно не решил.

По четвергам он часто рассказывал ей про женщину, на которой же­нился. Человеком, по его словам, она была надежным, ответственным — вот только все время болела и детей иметь не могла. Двадцать три года они прожили вместе — срок немалый, за это время всякое может слу­читься. А потом она умерла.

— Чесотка замучила, — пожаловался Фиц. — Даже сейчас, когда за шестьдесят, никак не проходит.

— Тебе столько ни за что не дашь, — автоматически отозвалась она, наблюдая за тем, как официант обслуживает компанию за большим сто­лом в центре зала. Они заказали стейк на косточке — фирменное блюдо "Сан-Микеле". Фиц сказал еще что-то, но и эти слова в ее сознании не от­ложились.

— Я часто думаю, что хорошо было бы жить в Лондоне, — донеслось до нее.

Фиц, не отрываясь, смотрел на нее, ожидая, что она скажет в ответ. "Жизнь тебя здорово побила", — сказал он ей, когда они встретились во второй раз. Тогда он подолгу внимательно смотрел на нее, как смотрит сейчас, и повторил эту фразу дважды. Она ему объяснила, что так живут все актрисы: всегда на нервах, все время в ожидании — а вдруг дадут эту роль, а вдруг перепадет та, живешь в вечном страхе, что откажут. "Такая уж профессия, — сказала она тогда. — Легко жить не получается".

А вот у него получалось. Все эти годы жизнь не только его не била, но складывалась вполне удачно. С этой сверхнадежной женщиной он был как за каменной стеной. Жил себе с ней в доме у моря и беды не знал. Она, конечно, со всеми своими болезнями тоже была не подарок, с больными ведь жить не просто. Стоило ей отдать Богу душу, как ему стало себя ужасно жалко. И не удивительно, бедный Фиц! Поначалу он ужасно страдал оттого, что друзья на вечеринках знакомят его с одино­кими женщинами, вдовами, старыми девами, раздавшимися, неряшли­во одетыми, невзрачными. Как-то в четверг он рассказал ей об этом, а в другой раз признался, что спустя год после смерти жены обратился в бюро знакомств, где ему предложили женщин помоложе. Но и из этого ничего не получилось. За чашкой чаю в Цейлонском центре первая претендентка сообщила ему; что ее покойный муж был крупным чиновни­ком в фирме, выпускающей химические препараты, что ее старшая дочь вышла замуж за австралийца, что сын работает в Гонконгской полиции, а младшая дочь вышла замуж за зубного врача из Вустера. Весь вечер она не закрывала рта, чего только ему не наговорила, призналась даже, что не переносит жары и что у нее потеют ноги. Другую женщину он пригла­сил на новую постановку "Держи порох сухим, Анни", а третью повел в бар, где она, не прошло и получаса, стала отпускать крепкие словечки. Бедняга Фиц! Он всегда был простым солдатом. Она бы его предупреди­ла: бюро знакомств ему не подходит, там никого, кроме неудачниц, не бывает, да и быть не может.

— Что ты? — переспросила она.

— Ты ведь вряд ли захочешь попробовать еще раз, верно?

— Милый Фиц! Милый, добрый Фиц!

Она ему улыбнулась. Он никогда не мог взять в толк, что невозмож­но пренебречь всем тем, что заполняло ее жизнь на протяжении сорока лет. Кого там только не было: и Симпсон, и Лори Хендерсон, и Эдди Лаш, и двое детей, которых она родила, причем девочку от торговца ми­неральными удобрениями, о чем Эдди Лаш даже не догадывался. Невоз­можно без конца жить прошлым, и чем чаще вступаешь на путь воспоми­наний, тем очевидней становится, что это беспросветный, черный туннель. Как пелось в старой песне, "время идет вперед — поцелуи и вздохи не в счет". Она улыбнулась вновь.

— "Главное в жизни нашей с тобой..." — тихо пропела она, вновь улыбнувшись своему бывшему мужу.

— Я просто подумал... — начал было он.

— Ты всегда умел красиво сказать, Фиц.

— И слова у меня не расходились с делом.

В его словах, что за ней "нужен уход", было столько романтики. В другой раз он назвал ее обворожительной. Романтики в нем было куда больше, чем во всех остальных вместе взятых, но когда романтики ста­новится слишком много, она начинает действовать на нервы, приедать­ся, иначе не скажешь. Есть в этой романтике какое-то занудство. Самого-то Фица занудой никак не назовешь.

— Откуда вы родом, Чезаре? — спросила она официанта, решив, что этот вопрос немного ее отвлечет; кроме того, ей не хотелось, чтобы официант уходил. Он безусловно красивее, чем летчик с авиабазы. У не­го и нос лучше, и подбородок. Она никогда не видала таких глаз, ей ни­когда так сильно не хотелось коснуться чьих-то волос. Пальцы, в кото­рых зажата ручка кофейника, были цвета итальянской еловой шишки. В Италии она была один раз, в Сестри-Леванте, поехала туда с Джейкобом Финном, он сказал, что собирается поставить "Время сирени". Она тог­да собирала еловые шишки, потому что он ей надоел, потому что этому Джейкобу Финну ничего, кроме ее тела, не было нужно. Официант отве­тил, что про городок, откуда он родом, она слышала вряд ли.

— Вы знаете такое место, Сестри-Леванте? — спросила она, исключи­тельно чтобы удержать официанта возле их столика.

Он ответил, что не знает, и она рассказала ему про Сестри-Леванте. А что, если бы она столкнулась с Чезаре на улице, как полгода назад с Фицем? Он наверняка был бы один: у официанта в чужом городе знако­мых обычно не бывает. Они бы прошлись, а потом зашли бы куда-нибудь выпить — почему бы и нет? "Вы хорошо устроились, Чезаре?" Она задала бы ему этот вопрос, а он бы ответил, что устроился он неважно. Еще бы: комната, которую себе может позволить итальянский официант, на­верняка хуже некуда. "Я попробую вам что-нибудь подыскать". Вправе она предложить ему свою помощь или это неприлично?

— Ты готова рассмотреть этот вариант, Нэнси? Или об этом даже не может быть речи?

Тут ей показалось, что рука, сжавшая ее руку, была рукой официанта, но в следующее мгновение она обнаружила, что Чезаре, с кофейником на подносе, уже несется к другому столику. Рука же, которая легла на ее руку, была больше, шире, чем у Чезаре, и не такая молодая.

— О Фиц, ты прелесть!

— Знаешь...

— Как ты думаешь, мы сможем сегодня позволить себе по бокалу ко­ньяка?

— О чем речь.

Он подозвал официанта. Она закурила очередную сигарету. Когда официант принес коньяк и налил им кофе, она у него спросила:

— А как вам Англия? Лондон?

— Очень хорошо, signora.

— Если устал от Лондона, значит, устал от жизни, Чезаре. Так у нас принято говорить.

— Si, signora.

— Вы знаете Беркли-сквер, Чезаре? У нас есть популярная песенка про соловья на Беркли-сквер. Где вы живете, Чезаре?

— Тутинг-Бек, signora.

— Ого! Это ведь жуткая даль!

— Нет, не так уж и далеко, signora.

— Как поется в песне, "Мне больше по душе Неаполь". Увидеть Неаполь и умереть, верно?

Она пропела несколько слов из песенки про Неаполь, а потом рас­смеялась и легонько шлепнула Чезаре кончиками пальцев по запястью, отчего официант засмеялся тоже. — Песня очень хорошая, — сказал он.

— Прости, — опять донеслись до нее слова Фица. — Я сказал глупость.

— За всю свою жизнь ты не сказал и не сделал ни одной глупости, Фиц. — Она снова засмеялась. — Разве что на мне женился.

Он решительно замотал головой.

— Огромное спасибо, — крикнула она вслед официанту, который, с кофейником в руках, направился к столу, за которым сидели бизнесме­ны. Она представила себе, что он живет в Патни, в хорошей — лучше, чем в Тутинге, — комнате, которую нашла ему она. Представила, как он пришел к ней в гости, и они сидят у нее в квартире у открытого окна с видом на реку. Их связь необычна, они оба это сознают, но он признал­ся, что всегда любил женщин в возрасте. Эти слова он произнес очень тихо, не глядя на нее, торжественно. В его отношении к ней ничего не изменится, пообещал он, когда они пили "кампари" с содовой, и она рас­сказала ему про регату в Патни.

— Я не должен был этого говорить. Прости меня, Нэнси.

Она что-то промурлыкала и улыбнулась ему, чтобы показать, что не придала его словам никакого значения. Он сделал ей очередное предло­жение точно так же, как когда она исполняла роль подсолнечника в Олд-Гейти. С его стороны это было очень трогательно, но она его даже не поблагодарила, потому что по-прежнему думала о том, как будет сидеть с Чезаре у открытого окна в Патни.

— Мне пора. Сегодня я должен вернуться поездом на час раньше, — сказал он.

— Может, еще по чашечке кофе, а, Фиц? И капельку... — И она, скло­нив голову набок, — он не раз говорил, что ей это очень идет, — подняла свой пустой коньячный бокал. Когда официант опять подошел к их сто­лику, она спросила: — Вы всегда были официантом, Чезаре?

Чезаре ответил утвердительно и поставил на стол блюдце с лежа­щим на нем счетом. Она прикинула, что бы еще ему такое сказать, но ни­чего не придумала.

Когда они вышли из ресторана, Фиц не взял ее под руку, как брал не­делю назад и две недели назад тоже. В лицо им дул колючий ветер, ми­мо, толкая их и не извиняясь, спешили по людной улице прохожие. Один раз она даже потеряла его из виду и подумала, что бывший муж ус­кользнул от нее, словно бы в наказание за то, что она приставала к офи­цианту. Но Фиц был не мстителен.

— Я здесь, — раздался голос Фица.

Его холодные губы коснулись ее щек — сначала одной, затем другой. Большие квадратные пальцы сошлись на ее локте и тут же разжались.

— Ну, до свидания, Нэнси, — сказал он. Эти слова Фиц произносил каждый четверг, однако в этот раз про встречу через неделю он не ска­зал ничего. Она хотела было напомнить ему про следующий четверг, но не успела — Фиц уже исчез в толпе.


Вечером она, как обычно, сидела в холле отеля и, примостившись в уг­лу, маленькими глотками пила водку с тоником и вспоминала о том, как прошел день. Вела она себя хуже некуда. Если б только она знала теле­фон бедного Фица, она бы позвонила ему прямо сейчас из телефонной будки в коридоре отеля и извинилась. "Вино ударяет тебе в голову, Нэн­си", — любил говорить Лори Хендерсон, и он был прав. Несколько бока­лов красного вина в "Тратториа Сан-Микеле" — и она вешается на офи­цианта, который годится ей в сыновья. А Фиц как истинный офицер и джентльмен сидит рядом с непроницаемым видом и говорит, что про­даст дом и переедет в Лондон. Официант же, вероятно, решил, что она положила на него глаз.

Какал, впрочем, разница, что решил этот официант, ведь и он, и "Тратториа Сан-Микеле" уже принадлежат прошлому, перешли в разряд воспоминаний. Впервые она побывала в этом ресторане всего-то полго­да назад, когда старина Фиц сказал ей: "Давай заглянем сюда". Понимала она и другое: больше Фиц о себе знать не даст, больше ей не придется то­ропиться по четвергам в "Тратториа Сан-Микеле" и извиняться, что опоздала.

"Я всегда с тобою, даже если ты меня прогонишь". Первый раз она увидела Фица, когда они спели эту песню в заключительной сцене; она вдруг заметила его, он сидел в третьем ряду. Она видела, как он смотрит на нее, и, танцуя, подумала, не он ли мистер Р. Р. Что ж, в каком-то смыс­ле так оно и было. Ведь он защищал ее от своих ужасных родственников, унимал ее слезы поцелуями, говорил, что умрет за нее. Когда же он, пре­одолев сопротивление матери и сестры, на ней женился и после корот­кого отпуска вновь отправился на фронт, она почему-то вообразила се­бе, что лучше того дурачка с впалой грудью нет никого на свете. А когда выяснилось, что дурачок этот совсем не тот, за кого она его принимала, вместо него появился еще один, танцевавший у них чечетку.

Она улыбнулась, вспомнив смех и аплодисменты зрителей, потря­сенных тем, какую великолепную чечетку отбивали Джек и Доббин Бо­бовый Стебель, какой хохот вызывали Джек и его мать, когда застывали на сцене, широко раскрыв рты от удивления. Фицу она рассказала об этом совсем недавно, пару недель назад, — в те годы из-за романа с чечёточником она, естественно, с ним этими впечатлениями не делилась. Бедный Фиц, он внимательно слушал и кивал, хотя явно ничего смешно­го в этой истории не находил, — ему просто было приятно, что воспоми­нания доставляют ей удовольствие. С этим чечёточником она натерпе­лась горя: он из нее все деньги до последнего фартинга вытягивал и никогда не возвращал.

Она подумала, что, если б надеяться было больше не на что, она мог­ла бы сказать Фицу: да, давай попробуем еще раз. Она, правда, как чест­ный человек предупредила бы его, что между ней и той женщиной, ко­торая готова была ради него на все, нет ничего общего. Что ей никогда не стать аристократкой вроде его матери и сестры — не такой она чело­век. Все это она продумала еще несколько недель назад — понимала, к че­му он клонит. Понимала, каково ему ходить в бюро знакомств и слушать жалобы женщин на то, что они плохо переносят жару. Она представила себе, что скажет "да", а потом споет что-нибудь вроде "Любви нет слаще" и, перегнувшись к нему через стол, подставит губы для поцелуя. Но ведь жить одними фантазиями невозможно, притворяться все время нельзя.

— Повторить, Нэнси? — донесся до нее с другого конца холла голос бармена, и она ответила:

— Да, повторить.

Если соглашаешься, то теряешь надежду, ведь тогда все становится на свои места. Когда много лет назад она влюбилась в него без памяти, все выглядело лучше некуда: после войны она будет жить с ним в каком-нибудь тихом городке, ни в чем не нуждаясь, каждый день он будет при­носить ей цветы. "Зачем переезжать в Лондон, Фиц? — могла бы сказать она ему сегодня. — Давай будем жить в твоем доме у моря". И он бы на­верняка ужасно обрадовался, ведь про продажу дома он заговорил толь­ко для того, чтобы дать ей понять: если она захочет, он на это готов. Но если бы она согласилась, надеяться было бы больше не на что, вот в чем все дело.

Она вздохнула, ей стало его жалко. Она представила его себе в доме, о котором он ей столько рассказывал. Сейчас он, наверное, уже приехал: входит, включает свет, и все оживает. Судя по его рассказам про этот дом, его тяготили воспоминания, многое здесь было связано с женщиной, с которой он прожил столько лет, и уехать отсюда он хотел вовсе не пото­му, что закончил строить каменную стену. Вероятно, сейчас нальет себе выпить и сядет смотреть телевизор, а банку консервов откроет позже. Она представила себе, как он подносит спичку к камину и задергивает шторы. Где-нибудь в комоде у него, надо думать, припрятана ее фотогра­фия — в роли подсолнечника. Может, он сидит сейчас перед телевизо­ром со стаканом виски и держит эту фотографию в руках. "Господи, — пробормотала она, — чего только не нафантазируешь! Если уж в первый раз ничего не получилось, то во второй точно не получится".

— Погрей старые косточки. Нэнси, — сказал бармен, ставя перед ней на картонную подставку на столик, за которым она сидела, вторую пор­цию водки с тоником. — А то ночь обещали морозную. — Да, очень холодно.

После "Тратториа Сан-Микеле" она к себе в квартиру заходить не стала — что-то не тянуло. Вместо этого она пару часов бродила по ули­цам — ждала, пока откроется бар в холле отеля. Заглядывала в витрины магазинов, смотрела на молодых людей, на их раскрашенные волосы. Два парня, бритые наголо, в восточных одеяниях, пытались всучить ей какую-то пластинку. Домой она решила не возвращаться, и вот почему: она надеялась, что с вечерней почтой может прийти приглашение на роль, и ей хотелось пожить с этой надеждой подольше. Если она не за­глянет в почтовый ящик, а пойдет прямо в отель, то останется шанс — пускай один на миллион, но много шансов ведь никогда не бывает, — что роль достанется ей. Правда, если повезет, то скорее позвонят по теле­фону, чем пришлют письмо, но и письмо исключать не следует. Вообще, ничего исключать нельзя. Бывает по-всякому.

Теперь она жалела, что даже не попыталась ему это объяснить, пусть бы даже он ее и не понял. Она жалела, что не объяснила ему: глав­ное — это чтобы оставалась надежда. Те же чувства она испытывала, когда Эдди отобрал у нее детей, хотя девочка и была не от него, и когда на суде заговорили о пренебрежении материнскими обязанностями. Тогда она тоже только и делала, что надеялась, ни за что не желала при­знавать себя побежденной; не желала идти на уступки во всём, что касалось детей. А Эдди женился на другой, на какой-то женщине, которая, вероятно, сочла ее полным ничтожеством, раз она допустила, чтобы у нее отобрали собственных детей. Но она-то в глубине души чувствова­ла — наступит день, когда дети ей обязательно напишут. Вот и сейчас она тоже не сомневалась: в один прекрасный день придет и то письмо, из театра.

Она глотнула водки с тоником. Не сомневалась она и в том, что рано или поздно мистер Р. Р. обязательно объявится, и с его появлением кон­чатся все ее невзгоды. С ним она забудет и про Симпсона, и про Эдди, и про Лори Хендерсона, забудет, что плохо обошлась с одним-единственным мужчиной, который желал ей добра. Забудет и про чечеточников, которые выпрашивали у нее последние деньги, и про официантов, к ко­торым ее тянуло, потому что в их глазах таилась грусть, и про старую до­брую "Тратториа Сан-Микеле", которая навсегда уйдет в прошлое. В ми­стера Р. Р. невозможно не верить — тогда уж лучше выйти из отеля и броситься в реку; потерять веру в Р. Р. — это то же самое, что потерять веру в себя.

"Я жива одним тобой, — промурлыкала она себе под нос, чувствуя, как из-за водки с тоником настроение у нее заметно улучшилось. — Будь со мной, будь со мной, будь со мной". Войдя сегодня в половине шесто­го в отель, она заметила мужчину, стоящего у стойки администратора; вероятно, это был иностранный коммивояжер — теннисисты ведь зи­мой сюда не приезжают. На вид ему было лет пятьдесят, недурен собой, неплохо одет. Хорошо, что телевизор еще не включили. С того места, где она сидела, видна была лестница. Пройдет некоторое время, и ком­мивояжер обязательно спустится в холл. Он возьмет себе выпить, осмо­трится, куда бы сесть, — и увидит ее.








Похожие:

Тревор Уильям. По четвергам iconПо четвергам старик приходит

Тревор Уильям. По четвергам iconУильям Дж. Уэлш
Уильям Дж. Уэлш «Воспоминания». На 8-ми Страницах. Библиотека Сайта Арама Энфи: aramenfi nm ru
Тревор Уильям. По четвергам iconДокументы
1. /Уильям Теккерей/32965.rtf
2. /Уильям Теккерей/Биография.doc
Тревор Уильям. По четвергам iconДокументы
1. /Уильям Кейт.doc
Тревор Уильям. По четвергам iconДокументы
1. /Уильям Берроуз. Джанки.doc
Тревор Уильям. По четвергам iconДокументы
1. /УИЛЬЯМ ШЕКСПИР СОНЕТЫ.doc
Тревор Уильям. По четвергам iconЦентрализованное теплоснабжение в энергетической политике Посол Уильям Рамсей (Ambassador William. C. Ramsay)

Тревор Уильям. По четвергам iconДокументы
1. /Уильям Берроуз. Дикие мальчики.doc
Тревор Уильям. По четвергам iconДокументы
1. /Уильям Берроуз. Нагой обед.doc
Тревор Уильям. По четвергам iconДокументы
1. /Уильям С_Берроуз_ Нагой обед.txt
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов