Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» icon

Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»



НазваниеМихаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»
страница10/11
Дата конвертации22.09.2012
Размер3.33 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
«Смотри, вот приходит к тебе Гор,
Освобождает он пелены твои
И сбрасывает он узы твои.
Взял он око свое в руку свою
И дал тебе его,
Душа твоя в нем
И сила твоя в нем.
Пробуждается Осирис,
И просыпается тело усталое,
Встает оное и,
Овладевает бог телом своим».



Не успел Гор произнести это звездное заклинание, как его дед вздохнул и открыл глаза.

«Все в порядке, мамма! – сказал ей сын. – Я могу вернуться обратно в свое тело?»

«Спасибо, мой мальчик! – мысленно поблагодарила его мать. – Спасибо, я думаю, что опасность миновала. Возвращайся!»

— Что произошло? – слабым голосом спросил Олег Михайлович.

— Тебя хотели убить! – ответила Елена, помогая ему встать и дойти до дивана. – А убийство повесить на меня! Только сорвалась их акция!

— А всё ты! – проворчал отец. – И когда это всё прекратится?

— Правильно! – ответила Елена. – Всё это из-за меня. Ты жив - здоров? Ну и будь здоров! – с этими словами она вышла из отцовской комнаты, и пошла переодеваться.

А тело Гора в сквере дернулось, будто его ударили током, и юноша открыл глаза.

Минтака поцеловала его в еще холодные губы и сказала с улыбкой:

— Привет, любимый!

— Извини, очень нужно было! – И Гор рассказал о том, что произошло.

Девушку это не удивило.

«Подождите меня, дети мои! – услышал Гор зов матери. – Я недалеко. Вы всё еще возле мечети?»

«Да, мы напротив неё в сквере, – ответил Гор. – Конечно, подождем. Приходи скорее!».

— Что-то еще? – почувствовала Минтака.

— Мама сейчас подойдет сюда, она уже вышла из дома! – ответил юноша.

— Гор, ты меня любишь? – вдруг спросила Минтака.

— Что за вопрос? – удивился Гор. – Я всех люблю!

— А меня?

— В том числе и тебя, конечно...

— А любовь ко мне как-нибудь отличается от любви ко всем? – настаивала девушка.

— Не понимаю?

— Ну, меня ты любишь как-то более сильно, чем, например, Вегу, Карелу или Альциону?

— Опять не понимаю! – ответил Гор, – как может быть любовь сильнее или слабее? Любовь не может быть слабой. Слабость это не любовь. Она может быть разной, например, любовь к маме по качеству отличается от любви к отцу, или любви к ребенку. Любовь к Родине это одно, а любовь к искусству это другое... Но даже в разном качестве любовь не может быть слабой. Она всегда сильна! Сильнее любви ничего не может быть!

— Да, ты прав, конечно! – ответ явно был не по вкусу девушке. – Но вот у людей распространена эгоистическая любовь. Например, если Некто любит одну девушку, а она вдруг узнает, что её избранник встречается и любит другую, то происходит крупная ссора, которая может перерасти во вражду.
Как ты это понимаешь?

— А этот Некто одинаково любит и ту и другую? – уточник Гор.

— Да, и возможно у него даже есть третья, – ответила Минтака, – которая не знает о первых двух. Люди не оправдывают такого предательства по отношению к одной избранной девушке! А ты что думаешь?

— Ага, вот оно что? – понял Гор – Я оправдываю этого Некто, потому что его любовь не эгоистична, как у первой девушки, которая считает его чувства своей собственностью. Его любовь искренна, ибо разные девушки обладают разными качествами характера, и он любит их по-разному, но одинаково сильно. Что же тут плохого?

— Разве любовь не должна иметь качество преданности? – не сдавалась Минтака. – Вот, например, какой-нибудь гражданин воевал за свою Родину, которую сильно любил, иначе бы не воевал за неё. И вдруг он становится предателем, переходя на сторону врага! Смерть предателям! – клянутся его бывшие соратники. Вот ты и скажи мне, должна ли любовь иметь качество преданности?

— Можно ли говорить «МОЯ Родина»? – ответил Гор. – Я люблю свою Родину! Ведь, Любовь нельзя сделать своей. С Ней можно только стать Единым. Всё то же, про единство и обладание. Забавная вещь обладание: оно же невозможно по определению. Это к тому, что не нужно делать гербарии, сушить листья между тонкими страницами толстых фолиантов. Это НЕ Любовь. Это пыль. Красота любви – на своём месте, в своё время, везде и всегда, и всегда неповторима, неуловима. И прекрасна. Всегда в настоящем, всегда новая. А то, о чем ты говоришь, это преданность не любви, а традициям. Традиции крепки как камень, а любовь не застаивается, она не может крепнуть, она текуча, как живая река жизни. Поэтому любовь и преданность это совершенно разные понятия.

— Разве нельзя сказать, что я предана своей любви?

— Это все равно, что сказать, я предана своей жизни, – ответил Гор. – Это же, само собой разумеется! Вот ты говоришь, я предана своей любви и никогда ей не изменю. Но если ты изменишь, значит, ты поймешь, что это была не любовь! Любовь – это совсем не то, что люди любят. Если человек выбирает, кого он больше всех любит, то это не любовь, а выбор. Этот выбор любимого отделяет любимого от других, оставляя других не любимыми. Такое выделение – знак разделения. Разделение Целого – есть разложение его на части, а разложение – признак смерти. Любовь безраздельна, она не делит людей, не выделяет, она существует без выбора, подобно Солнцу она светит всем людям, к какой категории вы бы их не относили. ЛЮБОВЬ — самая мощная сила во всей Вселенной.

— И всё равно я люблю тебя так, как никого больше! – призналась Минтака.

— Естественно! – согласился Гор. – Меня ты любишь так, другого – по-иному, и никого больше, чем это иное...

— Да, ладно тебе! – засмеялась Минтака, хлопнув его по плечу – Ты же понимаешь, о чем я говорю! Мне вполне достаточно того, что ты меня любишь, но мне будет не по себе, если допустим, Капелла станет обнимать, ласкать и целовать тебя, как я!

— Как ты, она не сможет! – улыбнулся Гор. – А, я, по-твоему, должен оттолкнуть её? Или сказать, что я не люблю её, а люблю ТОЛЬКО тебя? Для меня это недопустимо, любимая моя напарница!

— Какой же ты бездушный! – заколотила она кулачками его по груди. – Ты не человек, а черт знает что! Пришелец несчастный!

— Неправда, я не бездушный, и ты это знаешь! – ответил Гор. – И ты знаешь меня так, как не знает даже черт! А вон и мама идет!

— Привет, ребята! – сказала она, подходя к скамейке и садясь между ними. – Вы что это тут драку затеяли?

— Нет, мама! – улыбнулся сын. – Так, словесные издержки, шутки...

— Не обижай Минтаку, она же человек! – упрекнула она сына. – А ты постарайся её понять, Гор!

— Не в моем характере обижать человека! – оправдывался юноша. – Она самостоятельно обиделась.

— Поцелуй Минтаку, скажи, что ты её любишь, и не так, как других! – посоветовала мать.

Гор в точности выполнил всё так, как сказала Елена и даже больше. Он чуть-чуть незаметно для матери сжал её грудь.

Минтака раскрыла глаза от неожиданности и вдруг разрыдалась.

— Почему же ты раньше,... – говорила она сквозь слезы, – ты... раньше... не делал так... дома?... Хы-хы-хыыыы! – голосила она.

— Ну, хватит, хватит! – погладила девушку Ригель по спине. – У меня были дела посерьёзней, чем такие пустяки, но я же не плачу!

— Я не понимаю, – сказал Гор, – почему власти не оставят тебя в покое? Ведь они убедились, что ты недоступна! На их месте лучше было бы пойти на переговоры и на соглашение о сотрудничестве с тобой.

Ригель вдохнула.

— Было время, когда власти стреляли по НЛО, – ответила она. – Но всё было безрезультатно. Они тоже были недоступны, и так же отражали любое нападение. Понадобилось несколько лет для того, чтобы Министерству Обороны официально издать приказ о том, чтобы не стрелять по НЛО и не нападать на них. Возможно, через несколько лет поступит такое же распоряжение и по нашему случаю...

— Это по ВАШЕМУ случаю, – успокаиваясь, сказала Минтака. – А мы? А остальные люди?

— Мы! – ответила Ригель, – это нечто большее, чем сознание плюс тело, наша истинная Природа выходит за пределы этих категорий. Всё, что вы можете представить о себе – лишь фрагмент Вас, значит, настоящее «я» нельзя обнаружить логикой умозаключений. Сущность нашей Истинной Природы неотличима от любого объекта во Вселенной. Однако, дети мои, время идет, и мы должны отправить еще несколько человек сегодняшними рейсами.

— Ну, тогда поехали в аэропорт! – предложил Гор, вставая со скамьи.

— Тпрууу! – осадила его Минтака. – А разве в магнитную бурю самолеты летают?

— А это мы выясним уже на месте! – ответила Ригель, подавая девушке руку.

Троица спустилась в тоннель и вышла на поверхность у памятника «Стерегущему».

— Мам, а этот металл что обозначает? – спросил Гор.

— Он обозначает память о тех, кто потопил свой крейсер ради того, чтобы не сдаться живыми врагу.

— Сколько же там было моряков? – удивился юноша. – И что, все были согласны добровольно утонуть?

— Все! – запальчиво ответила Минтака. – Они любили свою Родину и были преданы ей до смерти!

Гор промолчал, понимая, что сейчас не место и не время для ненужной полемики.

Станция метро «Горьковская» была рядом, и весь путь до станции «Московская» они проехали без приключений.

39-й автобус привез их к Аэропорту.

Как ни странно, никаких подозрительных лиц вокруг них не наблюдалось.

На табло они увидели номера рейсов, которыми должны были улететь последние члены Глобальной операции, а возле стоек оформления билетов ждали своей очереди и сами избранники.

Слишком уж просто всё было и это насторожило Ригель.

«Орк, здравствуй мой милый! – обратилась она к мужу, который как всегда незримо был рядом. – ^ Это твоя работа?»

«Если ты о положении в аэропорте, то да! – отозвался её небесный покровитель. – Мы посчитали, что вам не стоит расходовать свои силы во время магнитной бури, когда даже бумеранг может промахнуться. Поэтому мы заблокировали сознание всех, кто причастен к поиску ваших личностей, и они сейчас заняты совсем другими проблемами»

— Всё в порядке! – вслух сказала Елена своим спутникам. – Можно спокойно прощаться, не озираясь по сторонам. Но, должна вас предупредить, что во время магнитной бури бумеранг Ориона может работать неточно.

— Вот как! – насторожилась Минтака. – А сколько же времени она продлится?

Елена перевела вопрос Орку, и тот ответил:

«Она еще только что началась, и пока не набрала полной силы. Но спутники уже дезориентированы. А закончится она дня через три-четыре»

— Три-четыре дня! – сказала Ригель. – Ну, пойдемте, покажемся нашим звездным братьям и сетрам!

И снова объятья, поцелуи, блестящие от слез глаза...

Ригель предупредила каждого о том, что пока связи между ними не будет, но как только она появится, то все об этом узнают.

— А как же те, которые уже улетели, мамма? – спросил Гор.

— У них есть инструкции ничего не предпринимать, пока не поступит указаний от узла связи! – ответила Ригель.

Один за другим исчезали с табло отлета нужные рейсы и, наконец, последний самолет покинул взлетную полосу Санкт-Петербурга.

— Теперь, друзья мои, нам нужно быть очень осторожными! – предупредила детей Елена. – Если возникнет непредвиденная и опасная ситуация, не рискуйте, лучше попросите помощи дежурного объекта. Разъедемся по отдельности. Минтака, надеюсь, ты позаботишься о моем сыне, а то, я боюсь, он затеет с кем нибудь беспроигрышную игру в футбол...

Гор улыбнулся, вспомнив, как мать отпустила его с территории НИИПВЧ поиграть в футбол с мальчишками из ближайшего поселка, и как он отражал все удары, стоя на воротах, чем вызвал восторг всей своей команды.

— Не беспокойтесь, мама! – неожиданно для себя сказала Минтака. – Я не позволю моему... – она запнулась, – не позволю Гору никаких развлечений, которые могли бы привлечь внимание людей!

С этими словами они и расстались.


Магнитная буря кончилась и Большой Дом восстановил нормальную связь со всеми своими спутниками.

В Большом Доме не снимали с повестки дня дело о ЧП в НИИПВЧ, к которому приплюсовали все случаи поражения городских властей. Дело было поручено специальной комиссии, которая получила кодовое название «Бумеранг Ориона».

Люди, входящие в эту комиссию, занимали довольно высокое положение в сферах учёного мира, в военных отраслях знаний, в ликвидации чрезвычайных ситуаций, в исследовании паранормальных явлений, в практическом использовании психического воздействия на человека с помощью спецтехники, и тому подобных.

После очередной неудачной операции в аэропорту было срочно проведено заседание комиссии, где получили строгий нагоняй те ответственные лица, которые во время не сориентировались в ситуации и не отменили назначенные рейсы в другие страны.

На следующий день представитель московского бюро МЧС раскритиковал преследование нарушителей с паранормальными способностями в аэропорту. Он прямо заявил, что бегство указанных личностей освобождает Россию от неожиданных и непонятных проблем.

— Пусть бегут! – сказал он, – «Баба с возу, кобыле легче».

Поэтому он считает нецелесообразным в дальнейшем задерживать других беглецов и перенести сектор наблюдения на оставшихся преступниках.

Этому сектору наблюдения давались все полномочия, вплоть до физического уничтожения нарушителей порядка.

И такая попытка была сделана с помощью экскурсовода, вооруженной смертельным парализующим газом, которая окончилась трагедией для нападающей женщины. Однако инициаторам попытки было непонятно, каким образом остался в живых тот, кто получил первую порцию ядовитого вещества.

Как ни странно, против оставшихся нарушителей нельзя было возбудить уголовного дела, ибо практически они никогда не выступали нападающей стороной, а против настоящей нападающей стороны такие дела были бы нонсенсом.

Все, кто оставались в живых и лежали в больницах, были допрошены самым тщательным образом.

Действия вырисовывались под таким углом аномалий, что в них невозможно было поверить.

Поэтому сектор решил спровоцировать новое нападение с целью зафиксировать все действия на видео, что позволило бы провести тщательный анализ под разными ракурсами.

Такое предложение было вынесено на очередное заседание комиссии, но вызвало много споров.

Возражающие начальники аргументировали свое несогласие тем, что оставшихся в России было всего трое, которые, по сути дела, никогда не являлись инициаторами правонарушений.

И если позволить такую провокацию, то кто будет нести личную ответственность за неизбежные жертвы и смерть солдат спецназа? Это была одна сторона.

Вторая сторона предлагала не агрессивный путь, который всегда оканчивался жертвами, а путь тщательного наблюдения за людьми с уникальными способностями, а это, в свою очередь, может выявить много новых деталей, например, таких, кто над ними стоит. И поскольку рано или поздно, говорили они, им снова придется встретиться с хулиганами, то сфера наблюдения должна иметь не пистолеты, а видеокамеры.

Третья сторона предлагала компромисс, который устроил всех. Все признавали, что фиксация действий на видео дала бы уникальную возможность для тщательного анализа феномена, но для этой цели следует использовать уголовников, которые получили пожизненный срок за массовые убийства, терроризм и насилие.

Четвертая сторона вообще стояла за радикальные меры. Они предлагали выставить против искомых лиц такие силы, против которых не в состоянии была бы выстоять хорошо вооруженная группа террористов. Они предлагали окружить район, где находятся искомые лица, войсками особого назначения, которые стали бы сужать сферу захвата вокруг данных лиц, отсеивая сквозь свой строй мирных граждан, не имеющих к операции никакого отношения.

В конце концов, было решено соединить два предложения в одно, а именно, использовать матерых террористов, выпустив их под вооруженной охраной из тюрьмы и пообещав досрочное освобождение при положительном результате, плюс силы особого назначения, которые использовались для уничтожения банд формирования в Чечне.

Для Петербурга это была очень нестандартная и опасная операция, поэтому было решено не информировать о ней даже губернатора города.

Подготовка шла очень тщательно.

В Кресты было доставлено несколько осужденных, отсиживающих свой пожизненный срок в отдаленных местах, которые по прибытии получили строгие инструкции по предстоящему делу.

Были подготовлены опытные операторы с открытыми и скрытыми камерами, причем часть скрытых камер должны были находиться на одежде осужденных.

Силы особого назначения ждали приказа, который мог поступить в казармы в любую минуту.

Теперь нужно было ждать момента встречи троих искомых лиц.

К сожалению, спутники не могли показать их перемещения, поэтому за каждым из них была установлена многоуровневая визуальная слежка.

И вот, наконец, сектору доложили, что трое искомых лиц встретились на кольце трамваев в Приморском парке Победы и спокойно гуляют, направляясь в его почти безлюдную часть, где находился разрушенный стадион.

В ту же секунду по тревоге были подняты все подразделения.

Десятки грузовых и легковых машин спецназначения мчались к указанным координатам.

Началось окружение.

Грузовые машины со спецназом образовали оцепление, не допускающее отступления в город.

А несколько легковых машин понеслись по главной аллее, догоняя искомых лиц.

Когда до гуляющих оставалось метров сто, машины остановились и из них выпустили осужденных, охрану и операторов с камерами.

Осужденные почти бегом приблизились к нужным им людям, тяжело дыша от непривычки.

Это дыхание и услышали избранные лица и обернулись.

Уголовники на ходу доставали всё, что они собирались в ход: цепи, ножи, монтировки, пистолеты ...

Ригель, Гор и Минтака поняли всё и приготовились.

Они увидели операторов с видеокамерами, которые уже начали съемку, и шаг за шагом приближались к месту будущего происшествия.

Гор не удержался и расхохотался нападающим прямо в лицо.

Те на пару секунд опешили и подумали, что их натравили на сумасшедших.

Но, помня о заманчивом условии, они продолжили наступление.

Минтака тоже засмеялась, создав прекрасный дуэт с Гором.

Серьезной была только Ригель, которая что-то шептала сама себе. Она вызывала патрульный объект, который не замедлил появиться над Крестовским островом.

— Паханы, действуем все вместе, разом! – скомандовал один из уголовников. – Кроме тебя, пиздоль! – обратился он к тому, кто держал пистолет. – Ты дашь сначала нам позабавиться. Эх, девочки, снимайте ваши трусики, такая славная групповуха выйдет! – добавил он, махнув рукой остальным.

И группа уголовников, размахивая своим оружием, кинулась на беззащитных.

Секрет был в том, что их не предупредили о бумеранге.

Когда град ударов нанес ощутимый ущерб их телам, они не остановились.

Привыкшие к боли, они продолжали калечить себя, в то время как беззащитная сторона стояла, не шелохнувшись.

Операторы продолжали съемку, но в разумных пределах.

Видя такой поворот дела, Пиздоль несколько раз выстрелил в искомых лиц.

Нужно ли говорить, что он тут же упал замертво, сраженный собственными пулями.

Уголовники, не понимая, что происходят, обратились к охранникам.

Но те взвели автоматы и дали очередь поверх их голов.

Пули улетели к разрушенному стадиону, но не вернулись.

— Братва! – корчась от боли, догадался один из нападавших. – На нас испытывают новое оружие! Что делаем?

— Сдаемся! – прохрипел один.

— Ху... – начал было другой, но захлебнулся.

— А я не сдаюсь! – крикнул побитый цепью, и с трудом поднявшись на ноги, снова ринулся на беззащитных. – Свобода или смерть!

Он колотил себя тяжелой цепью до тех пор, пока цепь не угодила прямо ему в висок.

Он упал, вознося хвалу Аллаху, вперемежку с угрозами всему миру.

Теперь в дело вступили охранники.

Перед операцией они получили секретную инструкцию, прикончить уголовников в случае неудачного результата.

Операторы тоже получили инструкции и не стали снимать сцену расстрела.

Пули охранников достигли своей цели и террористы затихли.

Потом охранники направили свое оружие против искомых лиц и дали по ним залп.

Пули вонзились в бронежилеты стреляющих солдат, а некоторым они попали в незащищенные места.

Не желая быть самоликвидированными, охранники опустили оружие.

— Эй! – крикнул один из охранников. – Как это у вас получается?

— Это не у нас. За нас заступается Космос! – крикнул Гор, показывая рукой на небо.

Тем временем пришла очередь вступать в дело войскам.

У солдат спецназа были огнеметы, гранатометы, водомёты и пулеметы.

— Ну, как, подпустим ближе? – спросил Гор.

— Это от нас не зависит, – ответила Елена. – Как только они применят оружие, в дело вступит Большой Бумеранг. Нам останется только наблюдать.

— А операторы? – спросила Минтака. – Разве мы не можем ликвидировать нацеленные на нас камеры?

— Пожалуй, ты права! – ответила Ригель. – Мы не подопытные животные, чтобы нас анализировать!

— Мам, можно я? – спросил Гор, и, не дожидаясь согласия, он нащупал электронную схему камер. Вскоре из них пошел дым.

Вспыхнули как спички и камеры на одеждах террористов.

— Фу, какую вонь ты тут устроил! – картинно зажимая нос, сказала Минтака. – Пойдемте отсюда.

— Пока, некуда. Видишь, мы окружены! – сказала Ригель, показывая на приближающуюся грозную армию.

— Подумать только! – саркастически заметил Гор. – Какой чести мы удостоились!

Наблюдатели увидели, как в бронированной машине открылся люк и оттуда высунулся офицер с рупором в руках.

У него тоже была инструкция.

И он отдал приказ о применении всех видов оружия – одновременно.

В этот момент над атакующими силами завис патрульный летающий объект Ориона.

Смешно было видеть, как водометы поливали сами себя

Но как больно было видеть, как огнеметы сжигали своих владельцев.

Еще больнее было наблюдать, как гранаты рвались под ногами живых, и ни в чем не повинных солдат.

Только владельцы пулеметов легко отделались дырками в бронежилетах.

Офицер предполагал такую ситуацию.

— Отставить атаку! – прокричал он и направил рупор в сторону искомых лиц. – Вы объявлены вне Закона. Вас будут преследовать всюду, пока у вас не иссякнут силы. Сдавайтесь, или...

— У нас никогда не иссякнут силы! – сложив руки рупором, громко ответил Гор. – И сдавать себя мы никому не будем. Хотите новых жертв?

— Мы не хотим новых жертв! – ответили с той стороны. – И этих достаточно. Мы хотим с вами поговорить.

— Значит, вы сначала стреляете, а потом уже говорите? – спросил Гор. – У чеченских боевиков научились?

— Да, мы сначала стреляем! – ответили оттуда. – А с оставшимися в живых, разговариваем! – цинично добавил офицер. – Так вы согласны на переговоры?

— А мы не ведем переговоров с пораженцами! – крикнула Ригель.

— Мы предлагаем вам перейти на нашу сторону и послужить на благо России! – снова послышалось с той стороны.

— А мы вне Закона! – крикнул Гор. – России же мы служим лучше вас всех, вместе взятых!

— Вас восстановят во всех правах, засекретят и обеспечат всем, чем пожелаете! – снова пообещал голос из рупора.

— Ваши права, это права тиранов! – услышали представители власти. – Мы засекречены лучше вас. И мы обеспечены всем тем, что вам даже и не снилось!

— Так, значит, вы пришельцы? – послышался новый вопрос.

— В данном случае, пришельцы вы, а мы просто гуляем! – дерзко ответила Минтака.

— Ладно, мы не будем вас атаковать! – пообещали оттуда. – Но мы и не выпустим вас отсюда. Будете новыми блокадниками...

— Посмотрим! – сказала Ригель.

— Мам, черт с ними! – предложил её сын. – Давай спокойно обсудим тему, ради которой мы здесь уединились. Ты сказала, что пора начинать Глобальную операцию, – напомнил он ей.

И они продолжили свою беседу.

А поредевший спецназ убирал тела пострадавших в машины, которые тут же уезжал в город.

Одна из машин подъехала к трупам провокаторов-террористов, и их охранники погрузили неподвижные тела в грузовой кузов.

Злость сквозила на всех лицах охранников и один из них, вскинув автомат, дал очередь в спину беззащитной группы.

Когда очередь прошила его голову, остальные поняли, что действовать таким образом совершенно бесполезно.

Офицер, наблюдавший со стороны предательскую очередь, тоже понял, что операция проиграна.

Но он не привык отступать и мучительно думал, что можно еще предпринять, чтобы сохранить своё лицо.

Он позвонил кому-то по спутниковому телефону, но трубка молчала.

Надо было принимать решение самому.

И он его принял.

— Мы не будем стрелять в них! – объявил он. – Мы будем теснить их к заливу. Теснить своей массой. Посмотрим, как они выкрутятся на этот раз. Вперед, ребята!

И плотный строй солдат, прикрываясь щитами и следующими за ними техникой, двинулись за своими жертвами.

Их разделяли не более ста метров, но Ригель разгадала их маневр.

Она что-то сказала фланирующему над ними дежурному патрулю.

«Да, хозяйка! – услышала она мысль пилота. – Сейчас мы выкурим отсюда этих надоедливых мух!»

«Искомые лица» с интересом обернулись и увидели, как НЛО спикировал на наступающую шеренгу солдат.

А солдаты вдруг зажали уши, побросали щиты, и с воем стали носиться между машин.

Из машин тоже повыскакивали все, кто в них находился, и, схватившись за головы, чуть ли не катались по асфальту.

Офицер лежал на капоте своей машины и дрыгал ногами, как жук, не могущий перевернуться на лапы.

НЛО применил направленный инфразвук большой мощности.

Затем патрульный объект изменил тактику и спроэцировал в мозг нападающих устрашающую картинку.

Лица всех солдат еще больше исказились, когда они увидели сотню прыгающих на них тигров. Они почти обезумели и бросились назад по направлению к метро.

Станция метро «Крестовский остров» еще не видела такого зрелища.

Когда в кассовый зал вбежали перепуганные насмерть спецназовцы, дежурный милиционер даже не стал их останавливать. Солдаты бегом спускались вниз, и только толща земли слегка ослабила воздействие направленного на них сигнала.

— Спасибо ригеляне, спасибо орионцы! – поблагодарила пилотов Ригель. – Но откуда взялись тигры?

«На здоровье! – услышала она в ответ – Тигры? Это же элементарно! Даже у американцев уже есть такое оружие устрашения. На Монтаукской базе ВВС уже испытывалась сложная техника, которая устанавливала контроль над разумом человека. В ум человека вводились разные проекции, и испытуемый неожиданно видел огромного зверя, который напугал не только его, но и всех окружающих людей. В проекте описываются необычно разъяренные животные, врывающиеся в Монтаукский городок стадами или вламывающиеся в дома через окна. Так что тигры – это просто виртуальная проекция, внедряемая в мозг людей»

— Тигры, это просто проекция! – пояснила Ригель своим друзьям. – Так что путь свободен, они сюда уже не сунутся.

— Ты говорила о начале работы! – снова напомнил матери сын. – Когда она должна начаться?

— Завтра! – ответила Ригель. – Завтра весь мир узнает, что существует сила, способная противостоять военной силе и насилию в разных странах. Средства массовой информации на все лады будут описывать странные события, которые будут происходить со всеми инициаторами применения силы в массовых масштабах, происходящих на разных фронтах военных действий.

— Это в других странах! – сказал Гор. – А здесь, в России, что буду делать я?

— Официально в нашей стране войны нет, – ответила Ригель. – Но боевые действия все еще ведутся в Чечне и на Северном Кавказе. Вот туда ты и полетишь!

— А я? – спросила Минтака.

— Ты присоединишься к нему позже, – пояснила Ригель. – Гор полетит с помощью НЛО, а ты – простым авиационным рейсом, ибо твоя плоть еще не адаптирована к сложной энергетической трансформации. Ну, ладно, давайте выбираться отсюда. Трамвай третьего маршрута хоть и редко ходит, но зато мы всегда будем на связи. А из-под земли связь не доходит куда следует...

«Искомые лица» не спеша, обходили брошенные машины, которыми уже успели заинтересоваться мальчишки, и вышли на круглую площадь.

Повернув направо, они направились к трамвайному кольцу, до которого было метров двести-триста, но победителям спешить было некуда.

А в Большом Доме уже обсуждали донесение о провале операции.

И снова срочно было созвано максимальное количество лиц, причастных к решению этой проблемы.

Однако и на этот раз никто из высокопоставленных специалистов не мог ничего объяснить по сути дела.

Бумеранг Ориона оставался не только неуязвимым, но и опасным для власти, ибо он мог отразить любое проявление политической силы в России.

И в Большом Доме понимали, что все произошедшие случаи были лишь цветочками их волчьих ягод, которые будут беспощадно убивать хоть целую армию, которой будет дан приказ применить силу против владельцев бумеранга.

Поэтому было принято решение снять все предложения, направленные на ликвидацию оставшихся в России «нарушителей спокойствия», и оставить лишь наблюдение за этими странными типами.

Почти все специалисты сходились во мнении, что личности, владеющие бумерангом, появились на Земле не случайно.

И что в дальнейшем следовало ожидать Глобальной операции с участием бумеранга Ориона, ибо только теперь аналитикам Большого Дома стало понятно, что владельцы бумеранга не удирали из России от преследования властей, а летели целенаправленно именно в те страны, где велись военные действия.

Все понимали, что ничто не бывает случайно, и на всё есть свои причины.

Не случайно на Земле изменялся климат.

Не случайно усиливались цунами, землетрясения, ураганы, пожары, погодные аномалии и другие стихийные бедствия, уносящие жизни миллионов людей.

И в Большом Доме даже чиновники понимали, что за всем этим, в том числе и за бумерангом, стоит неизбежная причина – человеческий фактор.

Такая неизбежность не может быть остановлена силой.

Что могут сделать люди против цунами, землетрясений и ураганов, направленные в ответ на эгоистическую деятельность человека, который ради своего комфорта разрушает Планету?

Что может сделать власть, содержащая военные силы, против бумеранга Ориона, направленного для отражения этой силы, несущей смерть человеческим массам, ради стремления политиков к безграничному господству?

Оставалось только готовиться и ждать.

Никто из сотрудников Большого Дома не питал иллюзий и все понимали, что психическая обстановка лучше уже не будет, а будет только хуже. Рост терроризма, насилия, грабежей, беспредела, чрезвычайных происшествий и тому подобных ситуаций не снижался. И никакое увеличение числа кадров госбезопасности и МВД не компенсировало роста криминальной преступности.

Однако, ожидание, как и оборона на войне, побед не приносит.

А все нападения, как показали многочисленные факты, разбивались этой непонятной паранормальной природой, как волны о скалы.

И многое бы отдали сотрудники Большого Дома, чтобы овладеть секретом бумеранга Ориона, но понимали, хозяева никогда не пустят козла в огород.

В огород надо было забраться хитростью, и сила козлиных рогов тут не помощник.

Поэтому дело о ЧП в НИИПВЧ решено было не закрывать, а просто перенести все внимание на изменение тактики по отношению к искомым владельцам секрета бумеранга.

Это изменение имело два варианта.

Первый вариант был традиционным: захват владельца секрета и пытки, с помощью которых даже хорошо подготовленные шпионы вынуждены были разговориться.

Второй вариант: выяснить все слабости владельцев этой тайны, втереться в доверие любому из них, не скупясь на расходы, используя магию и другие способы психического воздействия на человека, и добиться поставленной цели.

И, поскольку первый вариант казался нереальным, то он был отвергнут условно, и принят второй вариант.

Но разработка второго варианта уже не вписывается в эту главу – это уже другая история.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Похожие:

Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconМихаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»
Вы держите в руках эту книгу, благодаря многим удивительным людям, которые вместе со мной принимали непосредственное участие в её...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconУрок «Заглянем в мамины глаза»
Мамаевом кургане, памятнике воинской славы и доблести, тоже стоит скульптура Родины Матери. В руках она держит огромный меч. Вспомните...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconКто тот тренер ?
«На дне», якобы ответ на письмо некоего Ивана Перегудова , болельщика Ф. К. Меч, в котором он спрашивал: «Сколько может газета равнодушно...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» icon"Кто и когда нам письмена сотворил" Подготовила и провела учитель русского языка и литературы мбоу сош №42 Осьминина О. В. 2011 год Устный журнал в 6-х классах: "Кто и когда нам письмена сотворил" Тема: «Кто и когда нам письмена сотворил»
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №42
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconБудь дисциплинированным и аккуратным. Не трать попусту на капризы и глупые дела свое время
Честным человеком мы называем такого, который "не запачкал" себя притворством, трусостью и ложью. Честный человек тот, кто правдив...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconМай 2007 г. №5(16) Ежемесячная газета г. Барнаул
Отличать «Гоголя от Гегеля» полезно и отправившись покупать духи. Кто знает, может, вас уже поджидает очередной «жападор». Подделка...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconС. В. Хатунцев унгерн фон штернберг: буддист с мечом
«Республиканская все-Европа придет в Петербург и скажет: «Откажитесь от вашей династии или не оставим камня на камне» Но если мы...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconСначала похороним наших мертвых
«Властью, данной нам от Бога, мы заявляем, что тот, кто поднимет руку на беззащитного и прольет невинную кровь, будет отлучен от...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconИ о веке том, что нам придет. Вымирают лошади как мамонты, и бензин закон

Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» icon2 Черняев Михаил Григорьевич
Он прославился не только ратными подвигами, "мечом раздвинувшим пределы" Российской Империи, но и как самостоятельный политик панславистского...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов