Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» icon

Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»



НазваниеМихаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»
страница7/11
Дата конвертации22.09.2012
Размер3.33 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ ВСТРЕЧИ ЗА И ПРОТИВ


Гор, хотя и был пришельцем, время которого текло не по земным часам, но мозг его был приспособлен для приёма информации на человеческом языке.

Еще в утробе матери, когда закладывалась его внеземная программа, мальчик осознавал, что мысли, которые возникают у него в голове, не являются продуктом его ума. Обычный человек все мысли принимает, как свои. Но уже тогда мальчик понял, что такой приём мыслей на самом деле является беспорядочным и часто приводит людей к преступлениям.

В утробе матери, когда у него еще не могло возникнуть мыслей, описывающих внешний мир, он слышал только мысли своего Светоносного Отца, который, час за часом, закладывал в него основы Природы человеческого мышления, которые ему понадобятся после появления на Свет.

«У каждого человека, среди которых ты будешь находиться, – запоминал мозг еще нерожденного пришельца, – постоянно крутятся в голове какие-нибудь мысли. Если не контролировать этот процесс, верх возьмут негативные мысли, потому что людей больше всего волнует то, что пугает, тревожит, беспокоит, гнетет или вызывает недовольство. Так на протяжении тысячелетий формировалась психика человека под воздействием деструктивных эгосфер, которым выгодно держать человека в страхе, чтобы успешно манипулировать. Тебе, сын мой, нужно выработать привычку сознательно контролировать мысли».

Поскольку у маленького существа, созревающего в утробе матери, еще не было никаких вопросов, то ему оставалось только воспринимать уроки Отца.

«Нужно усвоить главное – у тебя нет ума.

Ум является проблемой всех проблем.

С самого начала необходимо усвоить, что такое ум, из чего он состоит, является ли он физической реальностью или это процесс; материален ли он или относится к миру грез.

^ Если внимательно всмотреться в глубину этой природы, то ты не обнаружишь такой реальности как ум, это не вещь – это процесс; ум не предмет, он подобен толпе.

^ Существует ли такая вещь как толпа?

Можно ли найти толпу без отдельных людей, стоящих в ней?

Но поскольку они стоят вместе, то их совокупность дает вам ощущение, что существует нечто, что называется толпа, однако существуют только отдельные люди.

Также и мысли. Существуют отдельные мысли, но они так быстро движутся, что между ними не видно промежутков.

^ Но если быть внимательным, то можно увидеть одну мысль, другую, третью мысль...
, но не ум.


Совокупность мыслей, миллионы мыслей создают у человека иллюзию существования ума. Можно обнаружить только мысли, но нигде не найти ума».

И вот теперь эти знания, которые он получил в утробе матери, должны будут помочь ему разобраться в людях.

Углубляясь в лес после встречи со своим Светоносным Отцом на территории Института, Гор внимательно анализировал эту тему, ибо теперь ему придется самостоятельно встретиться с продуктом человеческого ума, а для этого нужно было досконально осознавать его природу и происхождение.

«Действительно, – на ходу размышлял Гор, – если наблюдать за процессом мышления достаточно долго, то можно увидеть, что промежутков больше, чем мыслей. А почему? Потому что каждая мысль должна быть отделена от другой мысли так же, как каждое слово должно быть отделено от другого слова».

И чем глубже Гор проникал, тем больше и больше промежутков он находил, и тем длиннее и длиннее они становились. Вот, проплывает одна мысль, за ней следует промежуток без всякой мысли, затем приходит другая мысль, за ней следует другой промежуток.

Гор вспоминал, что и мама говорила то же самое.

Она говорила, что мысли существуют отдельно от человека, они не едины с человеческой природой, они приходят и уходят, а он остается, продолжается...

«Вы как небо! – говорила она, – оно не приходит и не уходит, оно все время здесь. Облака приходят и уходят, они временное явление, они не вечны. Даже если вы будете пытаться удержать мысль, долго вам это не удастся, она должна уйти, она имеет свое собственное рождение и смерть. Мысли не ваши, они не принадлежат вам».

— Значит, мама тоже имеет Высшее Космическое Образование! – вслух сказал Гор, внимательно глядя себе под ноги.

Юноша осознавал, что когда он будет встречаться с практикантами, то он должен передать им эти необходимые «шпаргалки» по проблеме человеческого ума, чтобы потом они работали не вслепую, а с глубоким осознанием своего дела.

«Надо будет сказать им, – планировал он, – о том, что происходит, когда человек делает различие между хорошей и плохой мыслью. Допустим, некто приближает хорошую мысль к себе и отталкивает плохую мысль прочь. Рано или поздно он отождествляете себя с хорошей мыслью, и хорошая мысль становится хозяином.

Но любая мысль, когда она становится хозяином, порождает страдание — потому что это не есть истина; мысль — это обманщик, а человек отождествляет себя с ней. Отождествление же — это болезнь.

^ Если происходит отождествление, человек становится именем и формой — и тогда хозяин мысли погиб...».

Лес поредел, и Гор вышел на поляну, на которой были видны следы кострищ от недавних посетителей.

Юноша нашёл маленький островочек нетронутой травы, сел в позу лотоса и продолжал свою медитацию:

«Надо напомнить им, что мысли навязаны людям эгосферами, и для человека являются посторонними. Ни одна из мыслей не является собственностью ума. Они всегда приходят извне. А человек лишь является их проводником. Проводя какую-либо мысль в жизнь, реализуя её, человек не только усиливает Эгосферу, но и под её влиянием, совершает насилие и преступления».

Медитация Гора углублялась, и он видел будущую ситуацию так:

«Конечно, многие будут настаивать на том, что все мысли – это их собственные мысли. Более того, они будут защищать свою мысль, обсуждать ее, спорить о ней, пытаться доказать, что это их собственная мысль. Но никто и не подумает о том, что ни одна мысль не является оригинальной, все мысли заимствованы, и они не новы хотя бы потому, что миллионы людей до этого момента выражали подобные мысли. Мысль, как и всякая вещь, находится вне человека».

На поляну выскочил ёжик, и, не боясь человека, собирал огрызки яблок, валяющихся здесь и там. Ёжику не надо было думать, он просто знал, что нужно делать.

«Действительно, – продолжал медитировать юноша, – это два очень схожих понятия: вещь — это мысль, а мысль — это вещь. Вы можете отбросить мысль как вещь. Вы можете убить человека мыслью как кинжалом. Вы можете отдать свою мысль как подарок или как заразу.

Мысли являются силой, но они не принадлежат людям. Вся вселенная наполнена мыслями, вещами и предметами. Вещи – это физическая часть мысли, а мысли — это ментальная сторона вещей. Благодаря этому факту происходят многие чудеса. Если человек постоянно думает о друге и его благополучии, то это случается, потому что он направляет на него силу мысли.

Иногда, даже видно, как материализуется мысль, но из-за того, что человек материалистически обусловлен, он считает это совпадением. Например, иногда некто думал о смерти определенного человека, и он умирал. Но некто посчитал это просто совпадением. По сути дела, с мыслью выбрасывается энергия — и она потребляется эгосферой.

И никто не думает, что человек бесполезно расточает энергию. Но дело не только в расточительстве. Виновник этого процесса разрушает людей вокруг себя; и разрушает сам себя. Вот, что необходимо усвоить людям».

Ёжик наколол огрызков, сколько мог на свои иглы, и потащил их в свой заветный дом.

А Гор всё еще углублялся в свои предстоящие встречи с людьми, которые нужно было осознать не только практикантам, но и ему самому.

И он черпал это осознание из глубин Информационного Поля, которое выдавало ему дискретные порции «по умолчанию»:

«Человечество становится с каждым днем все более несчастным, потому что на земле рождаются все больше и больше людей, которые излучают все больше и больше мыслей.

Обычно, не осознавая, они думают о чем угодно.

^ Трудно найти человека, который бы в мыслях не совершал убийства; трудно найти человека, который не совершал бы самых разнообразных грехов и преступлений в уме.

А потом вдруг они случаются. Они, возможно, и не убьют никого, но постоянное размышление об убийстве может создать ситуацию, в которой человек будет убит.

^ Если под влиянием мыслей, запущенных эгосферой, излучать негативную энергию – она всегда вернется в виде новых проблем, как бумеранг.

Чем хуже человек думает об окружающем мире, тем хуже этот мир для него становится.

^ Вот почему Отец, который знает внутреннюю природу человека, говорит, что все ответственны за то, что случается на Земле».

Тем временем солнце уже перевалило за полдень, и надо было двигаться дальше.

Сегодня конечно, уже трудно было самостоятельно кого-нибудь найти, поэтому Гор прибегнул к помощи дежурного патруля.

Пришелец назвал код и над поляной завис патрульный НЛО Ригеля.

«Возьми меня на борт!» – мысленно попросил Гор.

«Мы не берем людей!» – получил он ответный импульс.

«Не узнали меня что ли?»

«Но у тебя человеческая внешность!»

«Я ригелянин, сын Орка!»

«Извини, мы не просканировали биополе. В регионе так много практикантов. И все знают пароль. Приземляемся...».

Покачиваясь, как падающий лист, диск опустился над поляной, и как зонтик завис над Гором.

Фигура Гора-ригелянина потеряла чёткие очертания, утратила гравитацию и взмыла под купол дисковидного объекта.

Внутри объекта было значительно просторнее, чем его видимый объем снаружи.

Гор ожидал увидеть сложный пульт, подобно тем, с которыми работают летчики в кабинах современных авиалайнеров, но ничего такого здесь не было и в помине.

Простая планшетка была расположена на уровне конечностей операторов, которая слегка мерцала матовым светом.

Кисти их «рук» находились в углублениях планшетки, а пальцы подавали на планшетку нужные импульсы.

Купол же представлял собой обзорный экран.

Операторы – небольшие существа в комбинезонах матово-серебристого цвета, жестом показали Гору на выросшее из пола кресло.

«Маршрут?» – мысль была предельно лаконична.

«Сначала связь! – таким же образом распорядился Гор. – ^ Мы должны найти кого-нибудь из практикантов, кто уже достиг города. Наша Минтака там? Свяжитесь с патрулем Минтаки, пожалуйста!»

Небольшое движение одного из пальцев, и Гор увидел перед собой патрульный объект от светила Минтаки из созвездия Ориона. Он имел шарообразный вид и парил над Невой в недоступном для наблюдения диапазоне.

«Привет Минтаке от Ригеля! – последовал импульс Гора в сторону невидимого людям шара. – ^ Где ваша подопечная?»

На обзорном экране вместо ответа возник силуэт Минтаки, которая шла по одной из улиц Санкт-Петербурга.

«Доставьте меня к ней, пожалуйста! – попросил Гор, обращаясь к своим пилотам. – И, если возможно, задержите её время до тех пор, пока я не окажусь перед ней».

Изображение Минтаки застыло на полушаге, а патруль Ригеля, ориентируясь на координаты, данные патрулем Минтаки, завис в полутора метрах от указанного места назначения.

В тот же миг Минтака продолжила своё движение, а Гор спрыгнул прямо перед ней на асфальт, смягчив приземление, как парашютист.

— Гор! – чуть не упершись в юношу, воскликнула Минтака. – Ты что, с Луны свалился?

— Нет! – засмеялся Гор. – На Луне мне делать нечего. А ты куда направляешься?

— Как куда? – удивилась Минтака. – У меня есть своя квартира. Правда, я отсутствовала почти полгода, но надеюсь, за это время с ней ничего не случилось...

— Нам надо срочно поговорить, практикантка Минтака! – серьёзно сказал Гор, внимательно глядя её в глаза. – И не на улице, конечно...

— Хорошо! – согласилась девушка, роясь в сумочке в поисках ключей. – Ага, вот они. Пойдем.

Ригелянин и минтакаянка вошли во двор.

Гор успел прочитать название на номере улицы – «Итальянская».

Девушка вытащила из почтового ящика груду корреспонденции и мотнула головой, мол, наверх.

Квартира Минтаки находилась на втором этаже.

Повозившись с замками, девушка, наконец, открыла дверь и зажгла хрустальную люстру под потолком.

— Извини, здесь не прибрано! – смущенно сказала она, сваливая в кучу разбросанное белье. – Сейчас включу пылесос...

— Не надо, потом! – остановил её Гор. – Давай, сначала обсудим неотложное дело.

Минтака нашла тряпку, вытерла пыль со стульев, и предложила юноше сесть.

Гор коротко изложил ей ситуацию на территории.

— Значит, мы не сможем после практики туда снова вернуться? – спросила Минтака.

— Туда больше нельзя возвращаться! – ответил юноша. – Институт снова будет оккупирован властями. Завтра они уже будут там. А маму отец попросил вернуться. Поэтому мы решили, что больше ей скитаться не следует, ведь, у неё есть дом, так же как и у тебя.

— Чего не скажешь обо всех! – сокрушенно ответила Минтака. – Но почему всё так сложилось?

— А разве это помешает выполнению нашей звездной миссии? – ответил Гор вопросом на вопрос. – Не помешает! Мама завтра свяжется со всеми звездными патрулями и все практиканты должны будут собраться в указанном ею месте. Ты должна помочь ей разыскать всех, сможешь?

— Ну, конечно, что за вопрос! – живо отозвалась Минтака. – я же понимаю, мирная жизнь, это всего лишь иллюзия. А ты разве не пойдешь в свой родной дом?

— Нет, дедушка ничего не должен знать о моем существовании, – ответил Гор – Он под колпаком. Мама тоже под наблюдением, но ей ничего не грозит.

— Ну, тогда ты останешься ночевать у меня! – решительно сказала Минтака, направляясь на кухню и спуская застоявшуюся в водопроводе воду. Сполоснув чайник, она поставила его на огонь. – А пока он закипает, я быстренько сбегаю на Малую Садовую, там продают много всяких вкусных вещей! – объявила она.

И не дожидаясь согласия Гора, девушка выскочила из квартиры.

Гор хотел ей сказать, что ночлег для него не проблема, что он хорошо себя чувствует и на садовой скамейке под открытым небом, но добровольное решение Минтаки не хотелось отвергать отказом, который мог показаться ей обидным. Поэтому он промолчал.

Щелкнул автовыключатель на чайнике, и Гор, сполоснув заварной чайник, поискал глазами, что бы можно было в него насыпать.

Ничего не найдя он раскрыл окна и впустил в квартиру относительно свежий воздух с улицы.

Какие-то старушки судачили на лавочке возле подъезда напротив, и Гор понял, что разговор касается хозяйки.

— Проститутка приехала! – прошамкала одна. – Небось, за границей была...

— Не, – ответила ей соседка. – Она не проститутка, она б... – старушка вдруг закашлялась, но соседка поняла её и спросила:

— А какая разница?

— Большая... – откашлявшись, сказала та. – Одни отдаются из-за денег, а вторые из-за удовольствия. И те, кого вербуют, те редко возвращаются. Они там взаперти сидят, да и не похоже, что она сбежала. Вишь, парня с собой приволокла...

— Новый любовник, но не жених это точно...

Дальше Гор не стал слушать сплетни старых женщин.

Он походил по квартире, удивляясь их негативному мышлению, но потом осознал, что психика человека так устроена, что он сильней реагирует на негативные раздражители. Да и потом жизнь, наполненная тяготами и лишениями на протяжении всей истории, приносила больше горя и страха, чем радости и веселья. Отсюда склонность людей легче поддаваться унылым мыслям и депрессии, а радость быстро проходит.

Мысль Гор следовала от частного случая со старушками – к общему.

В общем, юноша понимал, что такими свойствами и особенностями человеческого восприятия активно пользуются средства массовой информации, то бишь – эгосферы. В информационных программах редко можно услышать хорошие новости. Редактор, порабощенный эгосферой, обычно делает так: берет какой-нибудь негативный факт, раскручивает его, при этом добавляются новые подробности, все это смакуется и всячески драматизируется.

По тому же принципу преподносятся и прочие негативные новости: катастрофы, стихийные бедствия, террористические акты, бунты, вооруженные конфликты, и так далее.

Насилие преобладает и в так называемых художественных фильмах. Люди получают золоченые статуэтки и премии за какой-нибудь сериал, в котором насилие разворачивается наиболее удачно. Строго говоря, в сериалах не происходит ничего такого уж особо интересного. Но внимание человека фиксируется на данном развитии событий, и частота мысленного излучения захватывается эгосферой сериала.

«И как мы будем восстанавливать испорченную психику людей? – спросил сам себя Гор. – А ведь работы очень много в этом направлении! Но, это не сейчас. Все должно идти по порядку, поэтому сначала нужно будет остановить реальные войны, террор и прочее насилие, которое приводит к массовой гибели людей. А потом уже исправлять ситуацию с изображениями этих процессов.

^ Но практикантов надо уже сегодня проинформировать об изменении в расписании работы!» – решил Гор.

В это время домой вернулась Минтака, неся в обеих руках сумки с выбранными ею продуктами.

— Почему тебя называют проституткой? – не давая ей опомниться, спросил её Гор, помогая ей вынуть содержимое на стол.

— Кто это тебе сказал? – удивилась Минтака.

— А вон те старые дамы за окном! – показал глазами Гор.

— Ха-ха-ха! – рассмеялась девушка. – Значит, это они ругали меня! Но, знаешь, всем ведь рот не заткнешь!

— Люди говорят, дыма без огня не бывает! – заметил юноша, увидев среди свертков пакет с чаем. – Ага, вот то, что я искал!

— А тебя, что это волнует? – защищалась Минтака. – Тогда тебя должно волновать и прошлое остальных наших кандидатов, так ведь?

— Да, знаю я про вас всё! – улыбнулся Гор. – Разве, похоже, что я осуждаю? Я ведь просто спросил, почему в их словах прозвучала ошибка? Почему тебя называют проституткой, когда ты была вынуждена быть нужной властям дамой, умеющей выведывать государственные и военные секреты у нужных лиц? И если тебе для этого было необходимо делать это в постели, то такие действия не обсуждаются. Ты умела выведывать тайны превосходно, и у тебя никогда не было проколов. И в Институте, как сателлите Большого Дома, тебя ценили и берегли. Или я что-то упустил?

— Да, упустил! – резко ответила Минтака – Ты упустил тот факт, что все мы прошли космическую процедуру очищения от скверны, и получили Посвящение. Так что давай больше никогда не будем возвращаться к моему прошлому!

— Извини! – сказал Гор, нежно прикоснувшись к её плечу и внимательно заглянув в глаза. – Как говорят у людей «И на старуху бывает проруха!»

— Ладно! Проехали... – тихо ответила Минтака, сомлев от пальцев Гора. – Давай ужинать!

Гор заметил изменение настроения у Минтаки, и приписал это заряду положительной энергии, которую он вложил в прикосновение.

«Не нужно было этого делать! – подумал он, но эта мысль бумерангом вернулась к нему. – Но тогда в ней осталась бы негативная энергия, и контактировать было бы труднее. Нет, посыл был правильным!»

— Сейчас, минуточку! – согласился юноша. – Только сначала я налажу связь с нашими практикантами. Время не терпит никаких отлагательств.

И Гор сделал это описанным выше способом.

Минтака с удивлением наблюдала, как вокруг юного пришельца разворачиваются события.

Вот, минуту тому назад еще никто ничего не знал, а теперь практиканты уже ознакомлены с новыми условиями.

— А патрули, за которыми закреплен каждый из нас, – спросила девушка, – тоже могут устанавливать всестороннюю связь?

— Нет! – улыбнулся Гор. – Каждый из практикующих операторов связан только со своим вверенным ему «компьютером». А общая связь всей сети находится под эгидой Ориона. Я же, как представитель Ригеля, – он показал пальцем на себя, – являюсь оператором всей сети патрулей данных Светил.

— И что намечено на завтра? – спросила Минтака деловым тоном, ловко меняя скатерть и раскладывая лакомства на столе.

— Завтра мы все встречаемся в 12 часов на Марсовом поле! – ответил Гор, размешивая свежую заварку серебряной ложкой. – Остальные действия будут ясны всем уже во время встречи.

— А мама твоя тоже будет?

— Конечно! – удивился Гор такому вопросу. – Но она теперь не руководитель. Она просто распорядитель.

— А кто руководитель? – с неподдельным интересом спросила Минтака, расставляя посуду на столе.

— Мой светоносный отец! – ответил юноша. – Но его руководство будет осуществляться через меня.

— Понятно! – сказала Минтака и поставила перед Гором тарелку. – Давай поедим!

Кушали молча.

Минтака поглядывала на юношу, и в её взгляде было много вопросов.

— Даже не думай! – отреагировал на её мысли Гор. – Я ведь не человек, и не мужчина в том смысле, как ты предполагаешь.

Минтака слегка покраснела.

— Всё равно мы будем спать вместе! – выпалила она. – У меня только одна тахта, а на полу я тебе спать не разрешу. Ты еще маленький! – пошутила она.

— Я не маленький! – ответил юноша. – Разве ты не знаешь, что я живу не по земному времени?

— Ну, этот факт никто не оспаривает, – ответила Минтака, убирая остатки еды со стола. – Но в таком темпе ты уже скоро станешь стариком!

— Нет! – возразил её гость. – Во мне заложен регулятор нашего времени. И на данный момент мой рост остановлен. Я долго буду таким молодым и полным сил, каким ты меня сейчас видишь. Однако, после выполнения моей миссии на этой планете я могу состариться и исчезнуть на глазах у всех. Вот забавное будет представление! – рассмеялся он.

Минтака решила сменить неприятную тему и сказала:

— Ты не смотри, что на дворе светло! – улыбнулась она. – Я сама никак не могу привыкнуть к белым ночам. Хочешь, мы можем пойти погулять к Неве? Ты ведь еще не видел нашего города, как он красив! Пошли! Здесь полчаса ходу до набережной, кстати, пройдем и через Марсово поле.

Гор согласился.

Минтака заперла квартиру, и они вышли во двор.

Старушки уже исчезли и улицы были почти пустынны.

— Возьми меня за руку, как вон та пара! – попросила Минтака. – У людей так принято! – и девушка, не ожидая ответа, сама вставила ладонь в кисть пришельца.

Не человеческая, а гораздо более сильная, чем мужская энергия влилась в тело девушки, и она чуть не задохнулась от возбуждения.

Ей захотелось обнять его, прижать к себе, поцеловать, в губы не отрываясь, но она сдержала свой порыв и лишь наслаждалась волнами энергии, которые исходили от руки своего спутника.

Это было так необычно, так прекрасно, что говорить не хотелось.

И они прошли весь путь до Невы молча.

Летом белые ночи в Санкт-Петербурге самые эффектные. В это время на берегах Невы всегда много народу. Люди собираются у гранитных парапетов и смотрят, как по Неве медленно проходят большие корабли…

В это время раздвигаются не только мосты. Раздвигаются границы дозволенного и, вместе с мостами, поднимают лапы каменные изваяния, открывают рты Сфинксы, меняют позы скульптуры, уставшие позировать горожанам весь день зимой и летом.

Люди настолько привыкли ко всем львам, лошадям, всадникам, сфинксам, героям и богам, что перестали их замечать.

Вот и в эту ночь никто из гуляющих не обратил внимания на то, как один из Сфинксов, лежащих у Академии Художеств, посмотрел вдаль и вздохнул:

«Эй, Ши-Дза, ты спишь или медитируешь?» – обратился он к далекому восточному чудовищу, сторожившему домик Петра I.

Ши-Дза, сдерживая под лапой лягушку, вздрогнул.

Лягушка квакнула и подняла голову к Ши-Дза:

«Эй, Хозяин, ты что, не слышишь Сфинкса?»

«Я слушаю тебя, Высокородный!» – отозвался Ши-Дза, сдерживая под лапой свои чувства.

В проезжавших по набережной автомобилях затрещали радиоприемники. Энергия связи порождала помехи, но трансперсональная частота экзотических чудовищ не могла быть услышана ни людьми, ни их приборами.

«Вот уже две сотни лет я наблюдаю за судьбой этого города, который поручили мне охранять Изида и Озирис! – молча сказал Сфинкс. – Но я не могу понять, почему у горожан растет напряжение тревоги?»

«Может быть из-за участившихся наводнений? – предположил Ши-Дза. – Или, быть может, паника в психике возникает из-за приближения 2012 года, когда, согласно предсказанию календарю майя должно кончиться текущее время?»

«Нет! – возразил Сфинкс. – Наводнения в Неве – естественное явление. Как Нева, так и Нил, откуда я прибыл, находятся на одной географической долготе, поэтому они и вздуваются одинаково».

Гор с интересом прислушивался к разговору древних существ, которые, посредством своих искусственных копий, могли установить связь между собой, игнорируя время и пространство.

Гор видел, как Сфинкс помолчал, почесал лапой за ухом и продолжал:

«Я думаю, дело в другом. Люди чувствуют какое-то несоответствие в природе. Но они не могут понять его сути так же, как не могут услышать наш диалог. Они не могут понять, что аномалия лежит в области несоответствия между массой людей и животных на Земле», – сказал Сфинкс, потягиваясь на своем ложе и поскрипывая иероглифами, насыпанными под его лапами.

«Да, люди истребили множество зверей и животных, – согласился Ши-Дза. – Раньше они истребляли только нас, как будто мы были уродами, и от нас остались только памятники. А теперь памятники ставят животным».

«Позвольте мне? – вмешался Лев, положивший лапу на мяч возле Адмиралтейства. – Я считаю, что бездушное истребление зверей делает судьбу людей трагичной. Ведь тот, кто тратит свою жизнь исключительно ради насыщения своего живота – неизбежно строит свое животное воспроизведение в будущей жизни. Я помню это по своему опыту. Какой я был воин – зверь! Гладиаторы боялись меня больше, чем львов!»

«Понимаю! – пропищала лягушка. – Тому, кто ведет животный образ жизни, в будущем трудно будет найти соответствующее тело. Все будут истреблены. Поэтому, их животная натура вынуждена будет снова обратиться в человека».

«В этом то и проблема! – согласился Сфинкс. – Обращаясь в людей, такие существа становятся оборотнями. Их много уже топчет землю. Их звериная натура узнается по нечеловеческой жестокости».

«Неужели оборотней нельзя переплавить?» – спросил Лев.

«Надо спросить Озириса, когда он взойдет!» – ответил Сфинкс.

«Это не вам судить, уроды, хоть вы и полубоги!» – возмутился медный Конь Петра I, топча змею у своих ног.

«Люди говорят: «на воре шапка горит», – засмеялся Ши-Дза. – Когда ты был Кентавром, ты был умнее. Ты ведь сознательно согласился на эксперимент пришельцев? Вот, и будь доволен – тебя разделили со своим всадником!»

«Неправда!заржал Конь, поднимая всадника на дыбы. – Мы исчезли потому, что исчезла причина нашего существования – ЖЕЛАНИЕ быть Кентавром».

«Не понимаю, поясни?!» – приказал Петр I.

«Что толку? – сказал Конь, закусывая удила. – Люди говорят, что бытие определяет сознание. Это ложь. Причина бытия – желание быть».

«Ну, и что из этого следует??» – подхлестнул Коня Медный Всадник.

«Причина бытия неизбежно порождает следствия – события, – ответил Конь, все еще не зная, как сбросить змею из под ног. – В этих событиях формируются органы, наследующие причинный организм человека. Желание все осмыслить, почувствовать, изменить – создает соответственно органы мысли, чувств и тело. Таков закон причинно-следственных связей».

«У нас этот закон называется Кармой, – пояснил Ши-Дза. – Действительно, самоорганизация происходит по закону причинно-следственных связей. Но действие Кармы устраняется бумерангом Ориона».

Гор остановился и облокотился на гранитный парапет, присушиваясь к необычным приёмникам, вещавшим на неизвестной ему волне.

Медный Всадник ничего не мог сказать по этому поводу. В его время этого в школе не проходили. И, чтобы перевести разговор на другую тему, он молча посмотрел на Сфинкса:

«Ты тоже следствие эксперимента ??»

Сфинкс не ответил.

Он посмотрел на своего брата-близнеца, лежащего напротив него и спросил:

«А ты, как это видишь, Отражение мое?»

«Я вижу это, естественно, зеркально, с другой стороны, – ответил сидящий напротив него близнец. – Смотри, ведь то, что люди видят обычными глазами – это трехмерный, плотный мир. Но, кроме этой плоти, в природе есть и феноменальный мир. Например, если в физической плотности – животное – суть только плоть, то в феноменальном – каждое животное – суть символ. Свинья – это невежество, петух – страсть, павлин – гордость, собака – преданность и т.д.».

«А я что символизирую?» – заинтересованно проквакала лягушка.

«Так вот, – продолжал Сфинкс-близнец, игнорируя вопрос земноводной. – Все животные раньше были дикими, так ведь? Но со временем люди превратили их из диких – в «культурных» животных. Подчинив себе, например, лошадь, люди определили ей новую функцию, которую она не имела в дикой стадии. Спросите у коней, стоящих на Аничковом мосту, они вам все расскажут про это».

«Ну, и что из этого следует?» – спросил Ши-Дза.

«А то, что ты уже сделал! – ответил Сфинкс, глядя на восток. – Ты символизируешь всем, что, придавив свою лягушку, ты задавил свои низкие чувства. Вот и получается, что, укротив животных в массе, люди укротили и свои дикие чувства».

«Ты хочешь сказать, – предположил брат, что люди подчинили свою дикую природу, и их натура стала более культурной, более высокой?»

«Именно так! – согласился близнец. Но при этом следует знать, что все животные и звери – это реализованные, мохнатые чувства человека, ожившие в другой своей ипостаси. Человеческие чувства в чистом виде в Природе проявляются как животные существа. И ты, Ши-Дза, олицетворяешь многие из них».

Ши-Дза еще шире оскалил пасть в улыбке, польщенный вниманием египетского полубога.

Воспользовавшись моментом, он спросил:

«Постой, я правильно понял, что, укрощая коня, люди параллельно укрощают и свои чувства? Если люди обуздывают лошадь, то они начинают понимать, что им тоже, как Коню, следует служить более разумному и Высшему для них Существу?»

«Воистину так! – зевнул Сфинкс, глядя на алеющий восток. – Поэтому не стоит волноваться, что звериная масса исчезнет. Несознательные люди всегда были и будут. Но сознательный человек в настоящее время, служа своему Высшему Разуму. Переходит в новую фазу существования и приобретает новую функцию».

«Да здравствует Разум! – воскликнул его брат. – Наконец-то люди перейдут из своего дикого, стихийного начала в более высокое состояние сознания. Или в «другое измерение», как любят говорить люди. Однако, я с тобой не согласен! Ты все видишь наоборот. Ведь сегодня, наоборот, миллионы людей звереют и готовы истребить друг друга за идею, комфорт или власть. Где же Истина?

«Истина в том, – ответил смотрящий на Восток, – что ты р а з д е л я е ш ь : вот, мол, люди, а вот – оборотни. Нельзя разделять Целое. Только Целое целит сознание от болезненных ошибок разделения».

«Но разве мир не разделен ?» – воскликнул Медный Всадник.

«А ты посмотри сам: из целого человеческого семени, как из любого семени, допустим дуба, который ты посадил на Каменном острове, вырастают и корни, уходящие во тьму и не видящие света, и ветви – восходящие ко свету и свободе».

«Ну, конечно, благодаря сильным и крепким корням и держится Древо», – согласился Петр I.

«Древо Человеческое тоже должно иметь корни, – продолжал Сфинкс. – Коренные жители Земли не смотрят вверх и не видят Света Истины. Они живут во тьме и неведении относительно причин своего существования. Но из корней возносятся ростки вверх, и тот, кто оттолкнулся от тьмы, должен быть благодарен темным силам за то, что они его со-Держат. Именно темные корни держат Древо жизни так, чтобы оно не упало, чтобы оно могло противостоять ветрам и стихиям Высших Сфер. Поэтому темная масса необходима, как фундамент для Храма. И не нужно отделять и разделять Светлый Храм и его фундамент. Они неразделимы. Ради бога, берегите людей, даже если они живут во тьме!»

«Да, без людей и Бог – бессмыслен, – задумчиво произнес Лев. – Бог нужен людям так же, как и мы».

«А что там люди болтают насчет Армагеддона ?» – спросил Петр I.

«Это всего лишь конструкции разума человеческого, – ответил Ши-Дза, – который не понимает, что все светоносные мысли оборачиваются бумерангом в темных глубинах его ума и сон его рождает чудовищ».

Вставало Солнце.

Мосты опустили свои пролеты и застыли, неся свою основную функцию Связи.

Замерли и изваяния.

— Пойдем! – затормошила Минтака Гора. – Нам надо хотя бы немного поспать перед серьезными делами.

Обратно друзья дошли быстро.

Так же быстро Минтака постелила простынь на тахту, взбила две подушки, бросила легкое одеяло и стала раздеваться.

— Закрой, пожалуйста, окно! – попросила она. – Оставь только форточку. Утром бывает прохладно.

Воспользовавшись моментом, когда Гор повернулся к окну, Минтака быстро скинула с себя всю одежду и нырнула под одеяло.

— Ложись скорее! – прошептала она, стуча зубами. – Мне ужасно холодно!

Гор, не воспитанный чувствами стыда, разоблачился донага и спокойно лег на спину рядом с девушкой. Его тело не было ни горячим, ни холодным, можно было сказать, что оно было нейтральным.

Минтака прижалась к нему всем телом, её голые груди вздрагивали от возбуждения, а чувственные бёдра медленно скользили выше коленей юношей.

— Не делай глупостей! – предупредил её Гор.

— А ты лежи и засыпай! – шёпотом ответила Минтака. – И не обращай на меня внимания. Ты должен уметь спать в любых условиях, милый мой...

Девушка испытывала величайшее наслаждение от льющейся в неё энергии пришельца. И хотя для Гора это происходило непроизвольно и естественно, всё же он попытался поставить плотину своему излучению. Однако, он получил бумеранг своему сопротивлению, и его сознание улетело к самосознанию Ориона.

Спящему было всё равно, что выделывала с его телом девушка, а она постаралась извлечь для себя всё, что было возможно. Но сколько она не старалась, гениталии Гора оставались холодными и неподвижными. Тем не менее, его мужская энергия продолжала наполнять девушку и она почувствовала, что больше не может сдерживаться.

Оргазм захватил её с такой силой, что Минтака неожиданно закричала не своим голосом.

Она продолжала кричать, даже когда Гор вернул обратно свое сознание в тело.

В стенку стучали.

— Бесстыдница! – кричала соседка. – Прекрати орать! Ты же всех заводишь, не понятно, что ли?

Гор приподнялся на локте и с тревогой посмотрел на конвульсии девушки. Затем он положил ей на лоб свою ладонь и тихо произнес известную только ему мантру.

Глаза Минтаки начали приобретать осмысленное выражение и она, взглянув в лицо Гора, вдруг по-женски зарыдала.

— Прости меня! – говорила она сквозь рыдания. – У меня никогда..., никогда..., никогда... еще так не было! Прости..., я ведь живая... понимаешь?

Гор заглянул ей в зрачки и мысленно повторил мантру.

Целительные слова сработали, и Минтака постепенно успокоилась.

А вскоре Гор услышал её ровное дыхание, которое показывало, что девушка заснула.

И пришелец снова позволил себе расслабиться в Свете Ригеля.

А в Свете Ригеля всё было видно одновременно.

Гор видел сегодняшний день, будущее распределение сил практикантов, и мать, которая времени от времени, как он понял, слушала инструкции Орка.

Над Марсовым полем, как обычно висел дежурный патруль Ригеля, но никто из проходивших мимо людей не мог даже догадаться, мимо какого начала они сейчас проходят.

Сначала распорядитель, как на экскурсии, показывая на гранитные ступени мемориала, объяснила, кто и куда едет.

Потом Елена достала из сумки пачку конвертов, в каждом из которых лежал золотой листик, который станет пропуском на нужный самолет в нужную страну.

Затем, но эти технические подробности Гор уже пропустил, он увидел себя, сначала в Питере, потом в Москве.

Лента времени работала очень быстро, и Гор видел свои действия так, как будто они уже случились.

Потом пришелец растворился в Свете Ориона и был в состоянии релаксации до самого утра.

Он проснулся от запаха кофе, который щекотал его ноздри и заставил выйти из самадхи.

Минтака была одета по-спортивному – джинсы и фланелевая безрукавка делали её фигуру очень привлекательной.

Она ласково улыбнулась Гор и показала глазами на часы.

А в полдень они уже здоровались между собой в группе прибывших практикантов.

Гор рассеянно смотрел по сторонам, разглядывал каждого из представителей известных ему светил и плохо слушал свою мать, так как знал уже, что все произойдет так, как он видел это из сознания Ригеля.

— Каждый из вас, – говорила Елена, – подчинен какой-то одной или нескольким эгосферам. Ваша задача – выйти из-под их власти. И у вас, уважаемые практиканты, есть время для этого. Примите несколько личных советов.

Смиритесь и откажитесь от недовольства и неприязни. Всегда и во всем можно найти хорошие стороны и поводы для маленьких радостей.

Вы впускаете в себя негативную энергию – неприятности будут в вашей жизни.

Вы излучаете негативную энергию – она к вам вернется в виде новых проблем, как бумеранг. Чем хуже человек думает об окружающем мире, тем хуже этот мир для него становится. Чем больше он расстраивается по поводу неудач, тем охотнее приходят все новые.

— Мы не думаем хуже о мире! – возразила Елене Спика. – Он таков есть. Куда ни глянь, каждый норовит проявить насилие.

— Когда вы включаете обратное время, пользуясь бумерангом, – ответила Елена, – вы прекращаете насилие, которое исходит от людей. Но люди, это всего лишь инструменты эгосферы. Вам следует ставить бумеранг, не столько против инструмента, а против того, кто держит в руках этот инструмент, то есть против эгосферы. Люди, это всего лишь следствия действий эгосферы, а вам надо гасить не следствия, а причину.

— Понятно, – согласился Кастор, – надо гасить огонь, а не дым!

— Вот именно! – согласилась с аналогией РигЕль. – Но как вы будете гасить энергию окружающих эгосфер, если вы еще не справились со своими, кому вы подчиняетесь. Однако, я уверена, что вы с этим справитесь.

— А есть какие-то конкретные методы борьбы эгосферой? – спросил Поллукс.

— Хороший вопрос! – откликнулась Елена. – Но вот борьбы то, как раз и не должно быть. Энергия борьбы лишь усиливает Эгосферу. Вам следует помнить, что Эгосфера создается энергией людей, мыслящих в одном направлении, поэтому Эгосфера является энергоинформационной структурой. Её цель – установить свою власть и отнять энергию. Для гашения Эгосферы необходимо сорвать его сценарий. Но у каждой Эгосферы есть её главный выразитель – вожак, начальник, глава государства, местной власти, мафии, терроризма, короче – носителем Эгосферы является человек-эгрегор. Благотворная визуализация мягко гасит человека-Эгрегора. Такая визуализация становится для Эгосферы бумерангом. Это понятно?

— Да! Да! – нестройным хором отозвались практиканты, гурьбой окружившие свою преподавательницу.

Мимо группы мирно прошли менты, подумав, что здесь проходит очередная экскурсия приезжих. Но если бы они прислушались к словам «экскурсовода», то у них была бы другая реакция.

— Так что же, – не поняла Бетельгейзе, – выходит бесполезно ставить бумеранг людям? Что толку гасить дым, когда огонь окажется нетронутым?

— Я этого не говорила! – улыбнулась РигЕль. – Когда люди начинают понимать, по какой причине их действия не получают нужного результата, то они начинают постепенно отходить от мыслей, внушенной Эгосферой. Суть в том, что излучаемая энергия мыслей, психики и действий людей раскачивает «качели» Эгосферы. Но все знают, что даже обычные качели можно раскачать, только прилагая усилия с определенной частотой. Эта частота называется резонансной. Если количество поддерживающих эгосферу людей уменьшается, его колебания угасают. Когда поклонников идеи Эгосферы совсем не останется, эгрегор как сущность умирает. Поэтому работы у вас будет много. Именно работы, а не борьбы.

Минтака стояла рядом с Гором и слушала вполуха.

Ригель заметила это и сделала ей замечание.

Минтака покраснела.

Это не укрылось от глаз практикантов и все заулыбались.

— Смотрите-ка, Минтака влюбилась в вашего сына! – задорно воскликнула Вега. – Как бы у них не было последствий...

— У Гора не может быть наследников! – коротко пояснила его мать. – Его тело регулируется неземным временем, и в его генах нет наследственной памяти. А Минтака, наверное, уже убедилась, что у него и эрекции быть не может...

Минтака покраснела еще гуще, чем и выдала свою попытку обольстить Гора.

Гор остался совершенно спокойным к словам матери, но заступился за свою спутницу.

— Не ошибусь, – сказал он, – что все девушки, присутствующие здесь, не отказались бы сделать такую же попытку со мной. Я не вижу в этом ничего аморального, так ведь, Вега!

— А я что! – отреагировала Вега. – Я просто озвучила факт! И я рада за Минтаку...

В словах Веги прозвучала фальшь, ибо она была рада неудаче Минтаки. И это не замедлило бумерангом отразиться на ней. Она внезапно охнула и скривила лицо от сильной головной боли.

— Извини, Минтака! – попросила она прощения у спутницы Гора.

Похоже, извинение было искренним, ибо вскоре боль отпустила её.

Остальные тоже заметили действие бумеранга на ментальном уровне и сделали выводы для себя.

А Гор посчитал необходимым пояснить действие бумеранга:

— В физическом мире, – сказал он, – человек, не способный противостоять давлению чувств, привязан в мышлении с соответствующими сферами сознания. Тот, кто живет в гармонии чувств и интеллекта, способен выходить в более тонкие сферы бытия.

Гор не стал употреблять термин Эгосфера и заменил его другим словом – «сфера сознания». По сути это так и было, ибо ментальный уровень Эгосферы был на порядок более сознателен, нежели у своих приверженцев.

— Может быть, хватит на сегодня теории! – предложил Алголь. – Перейдем к нашей практике? Ведь у нас осталось меньше недели до того, как мы все разъедемся.

— Не возражаю! – согласилась Ригель. – Но встречаться на летучках мы будем здесь в полдень каждый день и в любую погоду. Выстрел пушки со стен Петропавловской крепости будет для нас звонком к началу урока.

Преподавательница не спрашивала, как и кто где устроился – это не её проблема, а практиканты не маленькие дети, чтобы за ними ухаживать.

Однако, если этот вопрос не был озвучен, это еще не значило, что его не было.

И Регул выразил его вслух.

— Сегодня я спал на садовой скамейке! – угрюмо сказал он. – Но мне не хотелось бы все оставшиеся дни набивать себе мозоли на боках таким образом. Вы обязаны обеспечить тех ваших студентов, у которых нет дома. Все согласны? – спросил он у практикантов.

— Поднимите руку те, у кого нет крыши над головой! – попросила Елена, мысленно обращаясь за помощью к Орку.

Взметнулось несколько рук, и в ту же секунду в мыслях Елены проявился Ригель. Голос Орка был слабый, но четкий.

«Я уже послал распоряжение выделить несколько номеров в гостинице «Нева» на улице Чайковского, – услышала Елена. – Аванс уже переведен в адрес администрации со счета нашего представителя на Земле. Его имя знать не обязательно. Обнимаю, моя любимая».

«Спасибо, дорогой мой! Я тебя тоже обнимаю! – мысленно поблагодарила мужа Елена. – Извини, что оторвала тебя от твоих светлых дел!»

«^ Это наше общее дело – услышала она слабеющий ответ – поэтому мы должны были предусмотреть всё. Желаю удачи. И пока до свидания»

— Спасибо, Регул, что ты мне напомнил об этом! – вслух сказала Елена. – Для всех практикантов готовы номера в гостинице «Нева». Там же для всей группы заказано и трехразовое питание в местном ресторане. Однако, тот, кто имеет крышу над головой, может воспользоваться домашним комфортом! – улыбнулась она, мельком взглянув на Минтаку.

— Вот это уже другой разговор! – обрадовался Регул. – Чувствуется звездная поддержка! Спасибо! Значит, сегодня я хорошо высплюсь.

— Ну, тогда всё на сегодня! – отпустила Ригель практикантов. – Все свободны. Удачной практики! А ты сынок и Минтака останьтесь на пару минут.

— Мамма, а я могу ночевать дома? – спросил Гор, когда все разошлись.

— Нет, мой родной! – ласково ответила мать. – Олег Михайлович не знает и не должен знать о тебе. Он думает, что у меня случился выкидыш, но даже если бы кто-то и сказал ему правду, то он никогда бы не поверил сказанному. Кроме того, он мог бы нечаянно помешать твоей миссии в России.

— Значит, он может остаться у меня? – обрадовалась Минтака. – Да вы не волнуйтесь, у меня все в порядке!

— Минтака! – Ригель подошла к девушке и положила ей руки на плечи. – Я то не волнуюсь. А вот ты волнуешься. Волнуешься потому, что мой сын не отвечает взаимностью на твои чувства. Пойми, он пришелец на этой Земле. А эротические связи между пришельцами и земными девушками случались очень редко. И такие случаи в истории планеты считались чудом.

— А я верю, что это чудо случится и с нами! – с надеждой в голосе сказала Минтака, взглянув на Гора.

Гор смотрел на свою спутницу по-дружески, но безучастно.

Минтака же расценила этот дружеский взгляд, как нечто большее.

— Вера, надежда и любовь действительно творят чудеса! – согласилась Ригель. – Но мне уже пора! До завтра! – заторопилась распорядительница.

Гор и Минтака смотрели её вслед, пока её фигура не скрылась на Миллионной улице.

— Горик! – уменьшительно ласково позвала спутника Минтака. – Пойдем! Приключения не заставят нас ждать.

— Давай посидим немного на скамейке! – предложил пришелец. – Смотри, какая прекрасная погода! И пахнет замечательно. Как называются у людей эти фиолетовые цветы на кустах?

— Сирень! – ответила Минтака, повернувшись к нему вполоборота и заглядывая ему в глаза. – Ой, а у тебя глаза сиреневые стали! Как это ты делаешь?

— Как эти ваши «хамелеоны», – ответил, смеясь Гор, – что они видят вокруг, тот цвет и воспринимают!

— Что-то я раньше за тобой такого не замечала! – удивилась девушка. – А ты это делаешь по желанию?

— Могу и по желанию! – сказал Гор, потрепав тыльной стороной пальцев по щеке Минтаки. – Но обычно это происходит непроизвольно.

Минтака, как кошечка, потянулась за ласковой рукой хозяина. Потом отвела его руку и поцеловала его пальцы.

Минтака снова заводилась.

Однако возбуждение её моментально пропало, когда группа бритоголовых парней, проходившая мимо скамейки, вдруг остановилась и один из них, ухмыляясь, попросил закурить.

Минтака уже знала по своему жизненному опыту, что за этим должно последовать.

Она встала со скамейки, наклонилась к своей сумочке, делая вид, что ищет сигареты.

В это время другой парень, достав из кармана складной нож, щелчком раскрыл его и прошипел:

— А ну отдавай всю сумку, а то порежу, сс...

Последовала обычная реакция на желудок, но его дружки приписали рвоту другой причине, и продолжали свои угрозы.

Лезвия раскрывались один за другим.

Кто-то из наиболее наглых сделал выпад с ножом в руках в сторону Минтаки, но попал в себя.

И снова его дружки не поняли случившегося.

Они набрасывались на девушку и сидящего рядом с ней вялого равнодушного друга, но каждый раз ранили только себя.

На их телах и одежде было уже довольно много крови, когда они отступили.

— Мы еще вернемся! – зло сказал их вожак, вызывая кого-то по сотовому телефону.

— Вы думаете, мы будем вас ждать? – весело засмеялась Минтака, и, подхватив под руку Гора, они, не спеша, направились в сторону Садовой улицы.

Молодчики последовали за ними, не делая, однако попыток напасть.

Не успели практиканты дойти до конца Марсова поля, как прямо на аллею, ведущую от мемориала к началу Садовой, на большой скорости ворвался джип, битком набитый бритоголовыми.

Выскочив на укатанный песок, вся эта бригада, размахивая битами, цепями и ножами, ринулась на показанных преследователями лиц.

Минтака и Гор хладнокровно отражали натиск принципом бумеранга.

Сначала был обезврежен тот, кто применил против гуляющих метательный нож, который, как и следовало, вонзился нападавшему в правый глаз.

Тот взвыл и упал на дорогу, катаясь по утрамбованному песку.

Остальные, вообразив, что они пропустили момент, когда сопровождавший девушку парень опередил своего товарища, с еще большей яростью бросились в атаку.

Они били себя цепями и битами, кромсали ножами, но не могли даже задеть своих жертв.

Наконец, один из них вытащил пистолет и выстрелил в Гора.

Пуля вошла стрелявшему парню в горло, и он захлебнулся кровью.

На выстрел и шум драки уже бежали милиционеры.

Видя, что ситуация складывается не в их пользу, прибывшее подкрепление, поддерживая друг друга и волоча умирающих дружков, запихивались в свой джип.

Первой же группе, потерпевшей поражение, не нашлось места в машине, и они вынуждены были ретироваться бегством.

Джип, визжа покрышками, рванул с места и ринулся прямо на свою потенциальную жертву.

Но, как исследовало ожидать, бумеранг Ориона не дал возможности сбить гуляющих людей, и влетел в непонятное препятствие с такой силой, как если бы он врезался в глухую стену.

В это время к месту события подоспели представители власти.

— А ну глуши мотор! – скомандовал один из милиционеров.

Но бритоголовые не подчинились.

Они не привыкли подчиняться.

Дав резкий задний ход, они отъехали на приличное расстояние и снова повторили свою попытку наезда.

На этот раз все сидящие в машине повалились на лобовое стекло, давя друг друга, ругаясь, давясь кашлем и крича угрозы убегающей группе.

Представители власти достали табельное оружие и, наведя его на водителя, приказали:

— Стоять! Ни с места! Что здесь произошло? – спросил один из них, обращаясь к несостоявшимся жертвам.

— Сначала, вон те, которые удрали! – показала Минтака на убегающих бритоголовых, решили меня ограбить, пытались выхватить сумочку. Естественно, что мой спутник за меня заступился!

Пока спрашивающий недоверчиво осматривал Гора, второй вызывал кого-то по рации.

— Потом, когда мы отразили нападение, – продолжала Минтака невинным голосом, – один из убежавших вызвал по сотовому телефону подмогу. Видимо они были где-то поблизости, потому что остальную часть потасовки вы видели.

— Это что же получается, что вы, будучи безоружными, даже не оборонялись, а они стали калечить друг друга? – не понял представитель власти.

— А разве не могло случиться так, что они между собой чего-то не поделили, и у них началась потасовка? – спросила Минтака.

— Вранье, ложь! – кричали из джипа. – Здесь что-то не так! Разберитесь!

— Вот сейчас подъедет ОМОН и разберемся! – заявил один из милиционеров. – А пока всем стоять на месте!

— А мы можем идти? – спросила Минтака.

— Я сказал ВСЕМ! – повторил приказ тот же.

— Мне что-то не хочется, – лениво сказал Гор. – Пошли отсюда, дорогая!

— А ну-ка вернитесь! – услышали они новый приказ.

Но парочка не спеша, удалялась.

— Сержант Логов, верни их! – услышали жертвы нападения сзади.

Кто-то побежал за ними, на ходу звеня наручниками.

Гор повернулся и поднял руку ладонью вперед.

Ничего не понимая, тот, кого назвали Логовым, остановился и стал надевать наручники на себя.

Второй представитель власти не стал разгадывать эту загадку и поднял пистолет.

— Предупреждаю, стойте на месте! – и он выстрелил в воздух.

Каково же было его удивление, когда пуля упала к его ногам, кружась и поднимая маленький вихрь пыли.

Тогда стрелявший согнул руку в локте и сделал прицельный выстрел.

И на этот раз пуля вернулась в его ствол, заклинив его намертво.

Водитель джипа вмиг понял удобство момента, включил двигатель и рванул с места.

Ошарашенные представители власти смотрели вслед тем и другим, не соображая происходящего с ними.

А Минтака и Гор, не дожидаясь дальнейшего развития событий с вызванным ОМОНом, поспешили покинуть место своей практики.

Их никто уже не догонял.

Они перешли Садовый мост и спокойно свернули в Михайловский сад.

И хотя им была слышна сирена подмоги, здесь они были уже в безопасности, и вскоре затерялись среди сотен гуляющих людей.


Все остальные практиканты тоже получили свои практические часы в этот день.

Альдебаран, например, остановил насилие большой, вооруженной дубинками и водометом, группы милиционеров, которые пытались разогнать несанкционированный митинг на Невском проспекте.

Альциона остановила водителя и его друга, ибо они пытались её изнасиловать в своей машине,

Антарес прекратил потасовку на спуске у Ростральных колонн, где сцепились две свадьбы, не желавшие уступить облюбованное место на этом красивом месте.

Без практического урока не остался ни один практикант.

Однако это было всего лишь началом большой работы с применением физической, психической и ментальной силы, но как это происходило, мы узнаем уже в следующей главе...

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Похожие:

Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconМихаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»
Вы держите в руках эту книгу, благодаря многим удивительным людям, которые вместе со мной принимали непосредственное участие в её...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconУрок «Заглянем в мамины глаза»
Мамаевом кургане, памятнике воинской славы и доблести, тоже стоит скульптура Родины Матери. В руках она держит огромный меч. Вспомните...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconКто тот тренер ?
«На дне», якобы ответ на письмо некоего Ивана Перегудова , болельщика Ф. К. Меч, в котором он спрашивал: «Сколько может газета равнодушно...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» icon"Кто и когда нам письмена сотворил" Подготовила и провела учитель русского языка и литературы мбоу сош №42 Осьминина О. В. 2011 год Устный журнал в 6-х классах: "Кто и когда нам письмена сотворил" Тема: «Кто и когда нам письмена сотворил»
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №42
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconБудь дисциплинированным и аккуратным. Не трать попусту на капризы и глупые дела свое время
Честным человеком мы называем такого, который "не запачкал" себя притворством, трусостью и ложью. Честный человек тот, кто правдив...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconМай 2007 г. №5(16) Ежемесячная газета г. Барнаул
Отличать «Гоголя от Гегеля» полезно и отправившись покупать духи. Кто знает, может, вас уже поджидает очередной «жападор». Подделка...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconС. В. Хатунцев унгерн фон штернберг: буддист с мечом
«Республиканская все-Европа придет в Петербург и скажет: «Откажитесь от вашей династии или не оставим камня на камне» Но если мы...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconСначала похороним наших мертвых
«Властью, данной нам от Бога, мы заявляем, что тот, кто поднимет руку на беззащитного и прольет невинную кровь, будет отлучен от...
Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» iconИ о веке том, что нам придет. Вымирают лошади как мамонты, и бензин закон

Михаил Ельцин – Бумеранг Ориона «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет» icon2 Черняев Михаил Григорьевич
Он прославился не только ратными подвигами, "мечом раздвинувшим пределы" Российской Империи, но и как самостоятельный политик панславистского...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов