Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова icon

Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова



НазваниеИгорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова
страница1/4
Дата конвертации19.09.2012
Размер460.73 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

Игорь Петраков

Основы сюжетосложения в романе Вл.Набокова

_________________________________________________________________________________


Часть первая

Знакомство с героем и его нахождение в пространстве-времени


Герой романа, его действия, по словам Б.Томашевского, - "руководящая нить", которая может помочь разобраться в нагромождении мотивов. Именно он — "лицо, за которым с наибольшим напряжением и вниманием следит читатель", он "вызывает сострадание, сочувствие, радость". Герой, по мнению Б.Томашевского, является и "воплощенной и олицетворенной мотивировкой связи мотивов" в литературном произведении.

Говоря о сюжете романа, мы рассматриваем события, поступки, настроения героя, его характер. "Именно жизненный путь героя в его существенных моментах и является сюжетом романа", - утверждал М.Бахтин ( "Формы времени и хронотопа в романе" ), автор, который развитие сюжета понимал как раскрытие характера героя литературного произведения. Герой противопоставлен толпе "как нечто исключительное по своей природе, по своим оценкам жизни и мира" ( М.Бахтин ). Итак, в середине романа, без сомнении, - судьба героя, роман характеризуется "единством образа лирического героя - поэта" ( А.Ю.Киров ) , "роман - литературный жанр, эпическое произведение большой формы, в котором повествование сосредоточено на судьбе отдельной личности" ( "Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия" ).

Не случайно именно сознание героя В.Агеносов называет ядром сюжета ( В.Агеносов, 2007, 215, 223 ), а Энгельгарт предполагает, что сюжет романа всегда движим некой "идеей", возникающей в сознании героя. "Суть в том, что Набоков предложил литературе принципиально новую концепцию личности, - продолжает С.Кормилов, - Перед нами не герой в традиционном смысле этого слова, но, скорее, некое воплощение авторской идеи, некий набор тех или иных качеств. Его судьба, поступки, поведение порождены не столько логикой характера (а она вообще может отсутствовать, персонаж набоковского романа может быть совершенно алогичен), сколько полной подчиненностью его авторской воле, авторскому замыслу" ( С.И.Кормилов, "История русской литературы.." ).

Как предполанает Д. Урнов, "основная тема и основной персонаж Набокова - это обделенный судьбой ( ? ) гедонист, человек, умеющий и желающий наслаждаться жизнью, но лишённый силой обстоятельств возможности осуществить свое предназначение".

По мнению исследователей, в центре любого литературного произведения - выдающаяся личность ( и поэзии, и в прозе ). Так, роман показывает действительность "через судьбу героя". По одному из определении, роман представляет собой повествование, в котором внимание автора сосредоточено на развитиии и судьбе личности. Основными крупными звеньями литературного произведения А.П.Скафтымов называет героев романа ( хотя представление о том, что единство произведения возникало благодаря единству рассказа об одном герое, по мнению В.
Шкловского, «давно опровергнуто» ).

Как замечает Е.Ромодановская, во главу угла при назывании сюжета часто ставятся герои. В прозе Вл.Набокова это Ал.Лик, Смуров, Антон Петрович ( "Подлец" ), "Картофельный эльф". Имя героя отнюдь не случайно ( О.Бондаревская, 2006, 11, 16 ). Известно, что характер героя может развиваться, портреты же второстепенных персонажей при этом чаще всего являются фоном или вторым планом развития действия. Так, "в связи с символическими смыслами фамилии Смуров четко вырисовывается потенциальная дилемма жизненного пути героя: сохранить свои духовные ценности – скромность, чистоту души («смур кафтан, да душа бела») и утвердиться в них деятельно или переродиться в равнодушного обывателя со «смурой» душой" ( О.Бондаревская, 2006, 18 ).

"Дон Кихот и герои Шекспира как бы выбиваются из своего времени, предупреждая будущее, - пишет В.Шкловский, - Королям, потерявшим корону, приходится попадать в толпу бедняков". В.Шкловский приводит в своем исследовании такие слова Гегеля: "герои как индивидуальности со своими субъективными целями, своей любовью, честью, благоговением или своими попытками исправления мира противостоят этому существующему порядку, прозе действительности, которая всюду ставит на их пути преграды. Субъективные желания их безмерно высоки". Также приведем здесь наблюдение философа о судьбе героя художественного произведения: "Сколько бы тот или другой человек в свое время ни ссорился с миром, сколько бы его ни бросало из стороны в сторону, он в конце концов все же по большей части получает свою девушку и какую-нибудь службу".

В.Шкловский отмечал, что герой в романе показан в разных обстоятельствах, - "именно это освещает действие, ход действия.. проза – и поэзия – исследуют мир при помощи показа героя в меняющихся условиях".

Кроме того, герой - субъект мыслящий и чувствующий ( Долгенко, 2004 ), "мыслящий и самобытный" ( В.Сахаров, 2008 ). "Главный интерес романа, в отличие от эпопеи, состоит именно в характерах героев, которые обнаруживаются и развиваются в действии" ( Д.Тамарченко, 1961, 113 ).

Об особом положении субъекта действия пишет И.Коржова. По словам И.Коржовой, характеры героев второго плана всегда традиционны, герой же представляет субъективную точку зрения автора.

По словам Вл.Набокова герой может быть назван едва ли не "единственным действующим лицом романа". Неудивительно, что для набоковской прозы важно сознание субъекта повествования. Набокова интересует прежде всего индивидуальность героя ( в отличие, напр., от Ив.Бунина, ставившего на первый план единство человека и рода ). В этом случае “авторская личность”, “герой”, как известно, обладает "речевой установкой литературы". Как утверждает Ю.Тынянов, таковы, напр., лирические герои Байрона. При этом герой представляет обычно образ "эстетизированный", литературный ( в характеристике некоторых исследователей творчества Набокова - архаичный, ортодоксальный "ханжа от культуры" ). Одним из своеобразных протогероев "утраченного времени" в романе Набокова становится Евгений Онегин: "эротоман" Гумберт Гумберт как бы вырастает из этого пушкинского прототипа, детство, отрочество и юность героя "Лолиты" сопровождаются рядом деталей и мотивов, прямо или косвенно указывающих на генетическое родство с Евгением Онегиным . Однако Гумберт Гумберт - уже в некотором смысле Онегин, вспоминающий свое происхождение не без иронии: " ... я рос счастливым, здоровым мальчиком в ярком мире книжек с картинками... от кухонного мужика в передней до короля все любили, все баловали меня" / комментируя "Евгения Онегина", Набоков также отметил, что гувернер и его водил гулять в Летний сад /. Подобно Онегину Гумберт переживает и кратковременное, но пылкое увлечение книжными науками и, в частности, искусством изящной словесности / "...мои занятия... были прилежны и пристальны, но не очень плодотворны" /. Известные обстоятельства дуэли Онегина с Ленским , расшифрованной Набоковым "по шагам" в комментарии к пушкинскому роману, становятся мотивами большинства набоковских "поединков" . Так в рассказе "Подлец": "Они приедут - он, Митюшин и Гнушке - на автомобиле, оставят автомобиль на шоссе, пройдут в лес / см. также в романе "Отчаяние" /. Там уже, вероятно, будет ждать Берг и его секунданты... Потом, вероятно, будут мерить шаги и заряжать пистолеты, - как в "Евгении Онегине".

Нередко в качестве героя представлен студент ( "Другие берега", "Университетская поэма" ). В традиции русской литературы подобный герой появлялся не один раз ( Ф.Достоевский, "Преступление и наказание", А.Чехов, "Припадок", "Записки вспыльчивого человека", "Вишневый сад", Л.Андреев, "Он", "Бездна", А.Аверченко, "Русская история" ). Кроме того, студент из "Университетской поэмы" напоминает молодого Евгения Онегина. Даже, будучи учеником гимназии, герой Вл.Набокова выглядит не по годам "умудренным". Поэтому печальную участь студентов - героев русской литературы ( душевная болезнь, изображенная в рассказе А.Чехова, умопомрачение героев Л.Андреева ) он не разделяет.

Кроме того, герой может быть охарактеризован как поэт, писатель ( в произведениях Вл.Набокова - "Дар", "Отчаяние", "Уста к устам" ) или преподаватель ("Соглядатай", "Совершенство", "Истребление тиранов", "Дар" ).

Нередко характеристикой героя являются необыкновенные способности к арифметике ( в романе "Защита Лужина" - способности к шахматам ), которые нередко начинают развиваться в детстве ( так в романе "Другие берега", в котором гувернер поторопился объяснить герою - в восемь лет - логарифмы ). Кроме того, у героя весьма развито "чувство времени" ( "Дальняя фула" ).

С описания детства героя начинается развитие сюжета не только "Защиты Лужина", но и "Приглашения на казнь", рассказов "Лебеда" и "Обида". Воспоминание это, этически окрашенное, становится частью жизни героя. Здесь есть сближение и с традициями русскои художественной мемуаристики, и с известным "Детством" Натальи Саррот. В воспоминании даже удаление от бывшего некогда как будто делает его безупречным, придает живость картине настоящего.

Знакомство с героем – неотъемлемая часть сюжета любого романа Вл.Набокова. Это событие закреплено на таком уровне развития сюжета, как предыстория или экспозиция. Герой представлен нам в определенных обстоятельствах пространства и времени, основными эстетическими оппозициями которых являются «свое» - «чужое» и «сакральное» - «периферийное». Для того, чтобы рассмотреть названный аспект подробнее, напомним основные функции пространства и времени как категорий сюжета в романе.

В характеристике сюжета, опубликованном "Большой энциклопедией Кирилла и Мефодия", встречаются такие строки: "сюжет - ход событий в литературном произведении, пространственно-временная динамика изображаемого". По словам Ю.Лотмана, пространство и время в произведении не исчерпывается описанием пейзажа, - "с понятием художественного пространства тесно связано понятие сюжета". Так, пространство представляется исследователю как язык моделирования "мотивов". Кроме того, не случайно "хронотопом" называли сочетание художественного времени и пространства с ю ж е т н о г о п р о и с х о ж д е н и я ( Э.Бальбуров, 2001 )1.

Л.Цилевич предлагает рассматривать сюжет в аспекте пространственно-временных отношений, ссылаясь на теорию М.Бахтина.

По мнению М.Бахтина, в литературном произведении "слились" в осмысленном виде как пространственные, так и временные координаты, - пространство и время в литературном произведении обладают "сюжетным значением", то есть являются местом действия или частью событий сюжета. При этом время якобы "сгущается" ( обычное для Бахтина сравнение ), становится зримым, и пространство "втягивается в движение времени, сюжета, истории".

М.Бахтин опубликовал несколько работ о теории романа ( "Слово в романе", "Формы времени и хронотопа в романе", "Роман воспитания.. ", "Из предыстории романного слова", "Эпос и роман" ), важным аспектом которых, по мнению исследователей, была теория пространства - времени. Невзирая на то, что М.Бахтин часто хотел определить время с помощью характеристик определенного вещества ( так, в случае с временем "греческого романа" оно было названо "густым и душистым, как мед", в случае с временем провинциального города - липким и тягучим ( и это также вызывает ассоциации с медом или подобным веществом ) ), он писал о "времени - пространстве" как о категории "формально-содержательной", литературной ( как существенной взаимосвязи временных и пространственных отношении, художественно освоенных в литературе ). "В литературно-художественном хронотопе имеет место слияние пространственных и временных примет, - утверждал М.Бахтин, - время здесь сгущается, пространство же втягивается в движение времени, сюжета" ( М.Бахтин, 1986, 235 ).

По словам В.Вернадского, не существовало сюжетов наблюдения, которые не происходили бы "одновременно" в пространстве и времени. "Еще Д.Локк сделал вывод о том, что распространенность и продолжительность взаимно обнимают и охватывают друг друга, - говорит Н.Э.Фаликова, - о времени как о координате пространства писали Фехнер и Минковский". В сочинениях Канта указано на связь времени и пространства в субъективном представлении, больше того - названные категории заявлены как изначальные условия всех явлений наблюдения. "В литературе пространство и время соединяются в движении сюжета", - вывод, который представляется важным для понимания самого сюжета. Однако при этом в сюжете литературного произведения время и пространство не тождественны. В настоящем исследовании "пространство - время" ( М.Палади ) определено через несколько категорий места, которые расположены на разных уровнях основного сюжета ( и соответственно - времени повествования ).

В библейскои традиции время не подвергается сомнению, но пространство может быть изменено. Так же в романе Вл.Набокова "Приглашение.. ", в котором город и "камера" буквально разбираются по частям, в рассказе "Королек", где декорации города выдвигаются и задвигаются ( в финале романа "Приглашение .. " от статуи остаются "только ноги до бедер, окруженные розами", и "странно облупилась" стена дома Марфиньки, " .. двухмерный, намалеванный мир Цинцинната рушился, и по упавшим декорациям «Цинциннат пошел, — говорит Сирин, — среди пыли, и падших вещей, и трепетавших полотен, направляясь в ту сторону, где, судя поголосам, стояли существа, подобные ему».. тут, конечно, представлено возвращение художника" ( В.Ходасевич, О Сирине ) ).

В русской литературной критике традиционно пространство города ( чаще всего - столицы ) и усадьбы рассматривалось как сакральное, осмысленное, неотъемлемое от развития сюжета произведения, "титульное", основное. Однако с двадцатых годов прошлого века и прежде всего в прозе Вл.Набокова городское пространство часто предстает в качестве перифернийного, несамостоятельного, наделенного рядом несообразностей, изъянов.

Прежде чем представить здесь наблюдения об особенностях описания нахождения героя в пространстве и времени в произведениях Набокова, отметим, что в исследованиях городского пространства в русской литературе выделялись важные противопоставления, характеризующие образы и мотивы сакрального и периферийного. Так, говоря о времени - пространстве, образ которого представлен в художественном произведении, Цилевич противопоставляет образ пустого и безполезно протекающего времени и пространства, "не заполненного предметами" образу времени - пространства, "несущего человеку радость и счастье" ( Л.Цилевич, 1970, 140 ). Как замечает Л.Цилевич, образ пространства - времени в художественном произведении складывается из ряда художественных деталеи. В частности, в произведениях А.Чехова исследователем были выделены следующие значимые противопоставления:

пустынное - обжитое,

тусклое, пыльное - живое и яркое,

темное - светлое,

тесное - просторное,

безцветное - разноцветное,

зима - весна, лето.

На подобные противопоставления при характеристике сакрального и периферийного пространства указывал и Ю.М.Лотман, называя их моделями "мирового устройства" и находя их в лирике Ф.Тютчева -

низ - верх,

близко - далеко

неподвижное - движение,

рабство - свобода,

природа - мысль ( культура ),

отсутствие творчества - творчество,

отсутствие гармонии - гармония,

и в стихотворении М.Ю.Лермонтова "Молитва" -

земля - Бог

мгновенность - вечность,

тьма - свет

( общее противопоставление для Л.Цилевича и Ю.М.Лотмана, кроме того, Лотман пишет о "семантической оппозиции" "тьма - свет" у Пастернака; исследовательница творчества Вл.Набокова Ирина Пуля также называла борьбу света и тьмы основным сюжетом произведений писателя ),

отступление от блага - благо,

мир - поэт.

Составители энциклопедии "Мифы народов мира" при характеристике моделей мироздания называют такие частные случаи противопоставления сакрального и профанического:

низ - верх,

земля - небо,

левый - правый,

запад - восток,

зима, осень - весна, лето

( "Мифы.." 1994, 162 ).


О том, что периферийное и сакральное пространство формируют как бы два разных плана сюжета, писал Марк Липовецкий ( "Русский постмодерн" ). Говоря о времени и пространстве, представленных в художественном произведении, Цилевич противопоставляет образ пустого, безполезно протекающего времени времени и пространству, "несущему человеку радость и счастье" ( Л.Цилевич, 1970, 140 ). Итак, речь идет о противопоставлении сакрального и периферийного пространства. Как замечает Цилевич, образ пространства - времени в художественном произведении складывается из ряда художественных деталей. В частности, в произведениях А.Чехова исследователем выделены следующие важные противопоставления: "пустынное - обжитое", "тусклое, пыльное - живое и яркое", "темное - светлое", "тесное - просторное", "безцветное - разноцветное", "зима - весна - лето". На подобные противопоставления сакрального и периферийного пространства указывал и Ю.Лотман, называя их моделями "мирового устройства" и находя их в лирике Ф.Тютчева - " низ - верх", "близко - далеко", "неподвижно - движение", "природа - мысль", "отсутствие творчества - творчество", "отсутстивие гармонии - гармония", и в стихотворении М.Лермонтова - "мгновенность - вечность", "тьма - свет" ( общее противопоставления для Л.Цилевич и Ю.Лотмана ), "отступление от блага - благо" и "мир - поэт". Кроме того, Ю.Лотман пишет о так называемой "семантической оппозиции" "тьма - свет" у Пастернака. Составители сборника о мифах народов мира называют такие частные случаи противопоставления сакрального и профанного: "земля - небо", "левый - правый", "запад - восток", "зима, осень - весна, лето". При этом общими противопоставлениями для составителей "мифов" ( 1994, т. 2, стр. 162 ) и Л.Цилевич являлись "зима - весна, лето".

Рассмотрим мотивы названных противопоставлений и их воплощение в произведениях Владимира Набокова.


город как периферийное пространство


В прозе Вл.Набокова именно пространство города часто несет признаки периферийного. С городом связан мотив бездомности, открытости пространства ( как у Ф.Достоевского ). При этом часто периферийный мир предстает необыкновенным, едва ли не фантастическим, но с отрицательной оценочной модальностью. Периферийное пространство в меньшей степени, чем сакральное, наделено чертами ощутимости и зрительности. Речь идет не о столкновении "двух каких-то разных планов действительности" ( А.Ф.Лосев ), а о том, что периферийное пространство представляет собой искаженнное представление, "отражение" истинного.

Свойством периферийного пространства является его неистинность; оно возникает как плод обмана, заблуждения ( ярко - в романе "Камера обскура" ). Произведение писателя, литературное творчество предстает как преодоление этой неистинности.

По сути, периферийное пространство находится у границы собственно пространства, оно скрыто для порядка "обычного мира". Появляющиеся в периферийном пространстве персонажи, их роли противны всякому закону, они не без успеха претендуют на изображение человеческой жизни, языка, хотя уже весьма далеки от всего человеческого, нравственного. Набоковский герой оказывается в пространстве, заставленном знакомыми декорациями, напоминающими Петербург эпохи Медного всадника. Симптоматичен финал рассказа "Посещение музея" / сб. "Весна в Фиальте" /: после долгих блужданий по полутемным лабиринтам монтизерского музея за одной из дверей автор обнаруживает... "всамделишный" Петербург, столь же "реальный", сколь и не гостеприимный. Тут же возникает странная, но вполне естественная для "полупризрака" потребность "что-то делать, куда-то идти, бежать, дико оберегать свою хрупкую... жизнь".

Собственно говоря, все пребывание "полупризрака" в призрачном городе представляет собой ряд импровизаций на "петербургскую тему". Так, в романе "Отчаяние" представлен "двойник" пушкинского Петербурга - заштатный "захолустный" городок, в котором Герман назначает встречу своему визави. Однако герой "Отчаяния" - скорее бедный Евгений, оглядывающий и не узнающий знакомые давно места, бредущий по городу как бы после опустошительного наводнения. Мотивы и образы "Медного всадника" становятся символами этого почти безысходного отчаяния, приобретают характеристики постоянных в плывущем, разрываемом ветром мире. В "Приглашении" упоминается "темная ночь с сильным ветром" ( 2004, 150 ). "Мы снова прошли мимо двойника медного всадника, - вспоминает Герман одну из "незабвенных" встреч со своим близнецом, - На бульваре не встретили ни души. В домах не было никакого огня..." Характерное "пустынное" окружавшее героя, «незримого наблюдателя, присутствующего в описываемой сцене» ( Б.А.Успенский, «Поэтика композиции» ), как бы "немое" пространство - мотив, широко распространенный в прозе Набокова / "Камера обскура", "Дар", "Посещение музея", "Лик", "Король, дама, валет", стихотворение "На рассвете" /, связанный с "искривлением", нарушением естественного хода времени. Попадание в такое пространство соответствует субъективному видению действий / см. также в романе "Под знаком незаконнорожденных" - "Улицы были пустынны - вещь обычная в прорехах истории... всего-навсего одна живая душа и встретилась им - молодой человек, возвращавшийся домой с несвоевременного бала.." / 1993, 329 /. В одном из стихотворений:


Бывало, поздно возвращаясь,

иду, не подымая глаз,

неизъяснимым наслаждаюсь.


К плану прошлого относится обычно время и пространство, характеризующие душевное состояние героя до указанного события / см. рассказы "Ланселот", "Подлец", "Картофельный эльф", "Соглядатай", "Случайность", "Катастрофа" , "Рождество", романы "Лолита", "Защита Лужина", "Король, дама, валет", "Камера обскура" /. Так в романе "Дар" на основе детских воспоминаний писателя реконструирован цельный, "многогранный" / Вик.Ерофеев / мир, где образ отца составляет "предмет благоговения и восхищения" / по мнению В.Ерофеева, главная цель автора при этом - в воскрешении в памяти "совершенного образа" отца, см. в ст. "Русский метароман В.Набокова" /.
  1   2   3   4




Похожие:

Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова iconИгорь Петраков. Основы сюжетосложения в романе В. Набокова
Напомним, что избранный нами путь аналитического рассмотрения не случаен, так как "большая или меньшая важность в фабулярном отношении...
Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова iconИгорь Петраков
Абажур предмет, с помощью которого Чарли Чаплин легко маскировался на местности
Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова iconПрограмма для толкования астрологических домов, планет и знаков в гороскопе
Игорь Петраков. Астрологический центр «Веста». Составление индивидуального гороскопа. E-mail gorod76@bk ru
Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова iconИ. а петраков рассказ в. Набокова возвращение чорба в рассказ
«тень калитки ломаным решетом хлынула под ноги»; «теперь он ед- : а узнавал эту улицу, загроможденную ночной пышностью каштанов»,...
Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова iconШахматный советник 0 Автор – Игорь Петраков Вы можете стать соавтором «Шахматного советника»
Б ) опишите его варианты так, как это сделано в программе ( вариант и комментарий к нему с использованием тех же обозначений фигур...
Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова iconИгорь Петраков Рассказы о детстве
Воспоминания о детстве Они вносят живость в переживания настоящего, заставляют задуматься о непреходящем Они снова и снова появляются...
Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова iconИгорь Петраков путешествие в джоконду
Сергея Михалкова "Сон с продолжением", на протяжении которой вы встретитесь с толстым и добродушным Мастером игрушек, его сварливой...
Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова iconИгорь Петраков. В царстве зверя
Да, нелегко православному человеку находиться ( я уже не говорю слова – «жить» ) в современной российской провинции! Если в столице...
Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова iconТрое в одной группе и С. Муся Игорь Петраков
Иван Тургенев, известный русский писатель. Мы же воздержимся от высокопарных фраз. Рассказы, приведенные на следующих страницах,...
Игорь Петраков Основы сюжетосложения в романе Вл. Набокова iconРаспоряжение Правительства РФ от 29 октября 2009 г. N 1578-р (с изменениями от 8 сентября 2010 г.)
Основы религиозных культур и светской этики, включающего основы православной культуры, основы исламской культуры, основы буддийской...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов