Лариса в стране чудес часть первая icon

Лариса в стране чудес часть первая



НазваниеЛариса в стране чудес часть первая
страница3/5
Дата конвертации19.09.2012
Размер0.68 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5
часть девятая

Заморочки из бочки


Лариса несколько минут ходила по берегу залива, но так и не могла обнаружить Грифона и Телепаху среди других птиц. Так, печалясь, она еще немного побродила по песку, а затем присела на краешек небольшой бочки.

- Дорогая, - донеслось оттуда, - я загораю!

Лариса приподнялась и увидела в бочке... самого Грифона! Вот так удача!

- Пойдем со мной, - предложил Грифон, - я представлю тебя Телепахе.

Они прошли чуть дальше... и Лариса увидела Телепаху, понуро сидевшую на огромном валуне у самой кромки воды. Она жалобно вздыхала.

- Наверное, у нее горе, - сказала Лариса.

- Это ее обычное состояние, - заметил Грифон.

Они подошли к Телепахе поближе. Она подняла к ним большие телячьи глаза, наполненные слезами.

- Расскажи ей свою историю, - обратился Грифон к Телепахе, - может, станет не так горько за безцельно прожитые годы...

- Так и быть, - согласилась Телепаха.

Лариса присела на соседний валун и принялась записывать- "Рассказ Телепахи".

Телепаха сказала:

- Когда-то я была совершеннейшей черепахой...

И опять наступило молчание, - лишь Грифон иногда похмыкивал да слышались тяжелые вздохи Телепахи. Ларисе это наскучило

и она собралась было уйти, даже фразу в завершение разговора приготовила - "Рассказ был весьма содержателен. Всего Вам хорошего", - однако тут Телепаха встрепенулась и молвила:

- В детстве я училась в самой водной школе!

- Вы хотели сказать - в модной школе? - осторожно поинтересо-валась Лариса.

- Если бы я хотела, то сказала бы! Соображать надо, дорогуша!

- Да, сообразительной тебя не назовешь, - покачал головой Грифон.

- Была наша школа придонная, - продолжила Телепаха.

- Придомная? При Вашем доме? - спросила Лариса.

- На дне морском... Ты что же, не веришь?

- Верю.

- Нет, не веришь! - топнул ножкой Грифон.

- Верю, - настаивала Лариса.

- Тогда не спорь, - сказала Телепаха.

Но Лариса и не думала спорить.

- Образование мы получали отменное, и все потому что отменяли занятия чуть не каждый день, - сказала Телепаха.

- А я каждый день в школу ходила, - вспомнила Лариса.

- Каждый день? - взволновалась Телепаха, - и каждый день у тебя были мороки?

- Мороки - это морские уроки, - пояснил Грифон, - на них нам основательно морочили головы. А сколько было мороки, когда

их задавали на дом...

- Причем мы изучали только самые важные предметы: сперва левоплясание, затем действия в марте-мартике - тепление,

таяние, прилетание, умножение...

- Про умножение я помню, - сказала Лариса.

- Ты разве сороконожка? - осведомился Грифон, придирчиво рассматривая Ларису, - это у них в марте ноги умножаются.


- Была у нас еще злоология, прородоедение, истерия и терпение.

- Иначе мы со всем этим и не справились бы,- заметил Грифон.

- Потом мы изучали плохимию и спинностранный язык.

- Извините, спинноязык? - изумилась Лариса.

- Не зря его называли странным! - хмыкнул в очередной раз Грифон.

- По всем этим предметам у нас были мучебники...

- Мучительно толстые! - воскликнул Грифон.

- Зато на экзамене все плавали... такое удовольствие!

- А уроки пруда у нас вела рыба-молот. Но, по правде говоря, пруд не ее стихия.

- Не представляю, какое было у Вас расписание... - сказала Лариса.

- Какое-какое, текущее. Время утекало сквозь пальцы, учителя смотрели на это тоже сквозь пальцы.


часть десятая

продолжение мороков


- Потом, после основных занятий, ближе к вечеру, у нас были парные танцы, - сказала Телепаха.

- На них все парились, - объяснил Грифон, - а потом телепались

в темноте по грязи.

- Попрошу не переходить на личности! - зарделась от негодо-вания Телепаха.

- Ох, извини, дорогая, - спохватился Грифон, - нахлынули воспоминания... Помнишь, кстати, я читал тебе стихотворение "На самом дне, и все такое..."

- Не отчетливо, - нахмурилась Телепаха, - впрочем, ей это не понять...

В этот момент раздался зычный голос:

- Свистать всех наверх! Суд идет!


часть одиннадцатая

Сколько конфет украл валет


Лариса оказалась в большой круглой зале с выцветшими розовыми стенами. Король и королева червей важно восседали

на троне. У всех на виду стоял закованный в цепи валет червей. Вокруг трона толпились, очевидно, придворные. Среди них

особенно выделялся белый кролик со своим пергаментом.

Да, и еще: посреди зала непонятно зачем на большом столе

были навалены конфеты в блестящих, кирпично-красных и серебристо-фиолетовых упаковочках.

Рядом с троном на скамейке сидели разные птички и мыши.

"Наверное, это присяжные" - догадалась Лариса.

Присяжные уже старательно писали что-то на грифельных досках.

- Еще заседание не началось, чего же они пишут? - спросила Лариса у Грифона.

- Свои имена, - прошептал он, - чтобы не запамятовать их до конца заседания.

Один из присяжных так усердно скрыпел грифелем, что вынес- ти это было невозможно. Лариса тихо выхватила из его лапки грифель... Присяжный, - а это оказался Билл, ящерка Билл, тут же стал корябать коготком по доске, но коготок никаких сле- дов на ее твердой поверхности не оставил.

- Вот глупцы! - воскликнула Лариса.

Тут же присяжные принялись выводить на своих пюпитрах

слово "глупцы", причем некоторые в спешке записали "вот голубцы!"

- Прошу прочесть обвинительное заключение! - ни с того, ни с сего прокричал король.

Белый кролик свистнул, потом развернул пергамент и прочел:


Дама бубен варила бульон

и жарила десять котлет.

Десятка бубен украла бульон,

котлеты украл валет.


- А теперь - приговор! - объявила королева.

- Одну минуту, ваше высочество, у нас еще не сервирован стол,

- пискнул кролик.

- Ладно, - согласился король, - зови свидетеля.

Из принесенного шкафа вывалился Котелок.

- Мы люди маленькие... - запричитал он.

- Котелок-то сними, - остановил его король.

- Он не мой, - робко возразил Котелок.

- Сознался! Где стянул?

Присяжные принялись строчить.

- Это... то есть... - стал мямлить Котелок.

- Не дрожи, - сказал король, - ты обязан, не дрогнув, дать показания.

- Не то... голову долой, - мечтательно произнесла королева.

Котелок задрожал еще больше, в смятении засунул в рот чашку

и отхрумкал от нее изрядный кусок.

- Мы люди маленькие... - повторил Котелок, - нам бы только чайком побаловаться, а баловства у нас никакого нет!

- Побаловаться, говоришь? - нахмурился король.

- Так точно - побаловаться.

- А баловства при этом нет? Ты что, за дурака меня

принимаешь? - распалился король, - когда балуются, тогда и получается баловство! Отвечай прямо, по-человечески.

- Мы люди маленькие, - канючил Котелок, - вот и заяц всегда говорит...

- Я никогда ничего не говорю! - тут же стал отпираться заяц.

- Говоришь! - настаивал Котелок.

- Он говорит, что не говорит, - резюмировал король, - ты за себя отвечай.

- В таком разе соня говорит... - Котелок посмотрел на соню, но

та спала и ничего не говорила.

Котелок немного осмелел.

- Всего-то, ваше высочество, чаек разок хлебнул, - сказал он.

- А про соню что записать? что она говорила? - спросил один из присяжных.

- Чего не знаю, того не знаю. Зря говорить не стану.

- Вот голову... оторвем - и заговоришь, - заметила королева.

Тут Котелок выронил чашку с бутербродом и бухнулся королю в ноги. Какая-то свинка, вероятно, морская, бурно зааплодировала. Но тут же на нее набросились какие-то большие зверушки, затолкали в мешок и подмяли под себя.

"Теперь я понимаю, что такое "подавляющее большинство",

- подумала Лариса, - ловко они расправились со свинкой"

- Следующий свидетель! - объявил кролик.

Свидетельницей оказалась стряпуха.

- Снимем с нее показания, - сказал король.

- Только попробуйте с меня что-нибудь снять! - заявила свидетельница.

"Хотела бы я знать, кого вызовут следующим", - думала Лариса, глядя как кролик снова разворачивает пергамент.


часть двенадцатая

Свидетель защиты


- Лариса! - вдруг пронзительно заверещал тот.

- Это я, - поднялась Лариса.

- Что ты нам расскажешь по делу? - спросил король.

- Ничего.

- Не скажешь ничего-ничегошеньки? - допытывался король.

- Нет, - подтвердила Лариса.

- Тогда зачитываю закон нумер сорок два - "лица, непозволительно возвысившиеся над другими лицами, должны покинуть зал заседанияы"!

- Но я не виновата, что выросла, - сказала Лариса.

- Не виновата, но виновна! - воскликнула королева.

- Виновна, виновна, виновна... какое сладкое слово - виновна!

- восторженно вопил король.

- Чем больше рост, тем больше вина, - присовокупила королева.

- Глупости это, - возразила Лариса, - Вы этот закон сами только что выдумали.

- Мы считаем его самым древним законом.

- Тогда он должен быть номер один, а не сорок два, - заметила Лариса.

- Это неслыханно! - кричала между тем королева, - отрубите ей голову.

- И ни чуточки не страшно, - улыбнулась Лариса, - вы - самые обыкновенные карты.

Тут карты посыпались на нее как желтые листья, брошенные ветром в лицо. Лариса принялась отбиваться от них и... очнулась.

Аня сидела рядом с ней на скамейке и осторожно смахивала с

ее лица обломки сухих листьев, упавших с березы.

- Какие чудеса мне привиделись, - произнесла Лариса - и стала рассказывать сестре те приключения, о которых Вы только что читали.

Когда она закончила, сестра поцеловала ее и сказала:

- И действительно, причудливый был сон. А теперь ступай домой, тебя чай ждет.

Дома Лариса пила чай с баранками, отложив в сторону потрепанные учебники и сборники упражнений, глядя, как ровно пылает огонь в камине и отблески его освещают полки со сказками.

Около нее выгибалась как лук и мурлыкала кошка Дина.

И опять шелестела трава, очевидно, под торопливыми шажками Андреева, опять барахталась в соседнем пруду испуганная мышь, звякали чашки - это мартовский заяц со своими приятелями пили нескончаемый чай; опять чихал на коленях Герцогини младенчик, опять вопил Грифон, сумрачно вздыхала Телепаха, скрыпел грифель в лапках ящерки Билла, кряхтели морские свинки.

"Надеюсь, Аня никому не проболтается об этих приключениях, - подумала Лариса, отходя ко сну, - впрочем, все происходившее было так необычно, что ей вряд ли кто-нибудь поверит".


Лариса в зазеркалье


Итак, был обычный пасмурный ноябрьский осенний вечер. Староста одной малоизвестной филологической группы, Лариса сидела в читальной комнате Пушкинской библиотеки и перелистывала сборник упражнений Белошапковой.

Пустынно было в этот вечер в библиотечных залах. Никто не бродил у кафедры выдачи в надежде получить заветный экземпляр журнала "Вопросы литературы" или хотя бы книжку с картинками. Никто не прогуливался возле столиков с прохладительными напитками, заботливо расставленных в маленьком кафе, никто не слонялся возле отдела Уникальнои

книги. Тихо было на лестницах, чердаках и в подвалах.

Лариса еще раз осмотрела окрестности, и принялась за чтение сборника упражнений.

"Соберемся с падежами, - размышляла Лариса, пытаясь определить значение падежных существительных, - бывают родительный, винительный, творительный, предложный, и еще этот... противительный? нет, это же союз! удивительно, как все забывается в восьмом часу вечера... Дательный!"

Затем Лариса попробовала найти структурную схему в предложении из романа Е.Ильфа и И.Петрова "Золотой теленок" - "Эне бене раба...".

"В первой части разумеется старинное выражение "нота бене!"- записывала в тетрадку Лариса, она все глубже забиралась в лингвистические дебри, так что не заметила, когда по радио передали о закрытии библиотеки. "Не пора ли прекратить охоту за красным дипломом?" - с тоской подумала Лариса.

Она посмотрела на часы, по привычке желая узнать, который теперь час, и оторопела.

Часы оказались старинные тяжелые, с гирями и барабанным боем. Большие литавры мерно покачивались на цепях.

Но и это не особенно смутило Ларису. "Наверное, кто-то из сотрудников из дома принес", - решила она и посмотрела, какое предложение следующие."Волга впадает в Балтийское море. Методисты кушают овес и сено", - гласила вторая строка. "Несчастненькие-бедненькие методисты! - сокрушалась Лариса, для которой учебник Белошапковой всегда был непререкаемым авторитетом, - власти почти забыли о них".

Однако замечание относительно направления течения Волги несколько озадачило нашу героиню. "Может быть, указом президента движение вод Волги было изменено?" - предположила Лариса. Решив все-таки уточнить направление течения великой русской реки у своего научного руководителя, Лариса поднялась из-за стола и... на этот раз оторопела по-настоящему. Как писал один небезызвестный поэт, чем дальше - тем чудней. Из часов вылетела кукушка, стеллажи с журналами стали таять как груды мартовского снега. Ожили висевшие на стене картины.

" Как все это некстати”, - с досадой подумала Лариса.

Лариса направила свои стопы к кафедре выдачи литературы.За ней - или это показалось Ларисе на какую-то секунду - виделись фигурки черных короля и королевы.

"Опять какие-то превращения! - подумала Лариса, - но что в них пользы? Побегу-ка в магазин "Омский бекон", куплю ветчинки к ланчу".

Лариса быстро побежала к лестнице, вылетела на нее и.. полетела. Она как бы парила над ступеньками, при этом едва касаясь пальцами перил.

"Продадут ли парящей девочке в "Омском беконе" ветчинку? - волновалась Лариса, - и как, я хотела бы знать, буду стоять в очереди? Нет, сейчас такой способ перемещения

решительно не годиться!"

К тому же Ларисина голова стукнулась о притолоку, когда Лариса спускалась на последнюю ступеньку. "Бедная моя головушка!" - только и успела подумать Лариса.

Она вспомнила еще одно стихотворение Алексея Липина,известного классика жанра сонета, которое начиналось так:

Что-то тихо вдруг стало

и в глазах потемнело, -

не могу я ответить

на несложный вопрос.

В голове все мозги разбрелись по мангалам,

и понять не могу - это явь или бред?


Все картины цветные предстают предо мною,

а глаза я открою - вижу лампочки свет...


Тут Лариса обнаружила, что находится в прекрасном саду. Сад был настолько великолепен, что Лариса решила отложить поход за ветчинкой. "Поброжу тут минут пятнадцать", - подумала она.

часть вторая

Сад живых цветов


- Неужели здесь все настоящее? - Лариса прямо-таки обомлела от созерцания зазеркального сада, - такого, признаться, я и во сне не видела. Жаль только, что эти прекрасные цветы не умеют говорить.

- Говорить мы умеем, было бы только с кем, - промолвил молчавший до сего момента цветок Львиный Зев.

Лариса долго смотрела на него, не мигая. Никогда прежде не случалось ей разговаривать с Львиным Зевом.

- А остальные цветы тоже говорят? - спросила она у своего необычного визави.

- Только по существу, - ответил Львиный Зев.

- Вообще-то не в наших привычках заговаривать первыми, - сообщила Роза, - но я так и ждала, что ты заговоришь. Вид у тебя вполне цветущий.

- Только как это у тебя получается так быстро передвигаться?

- недоумевал Львиный Зев.

- Да, дорогая, и ответь, будь любезна, как тебе удалось спрятать свои шипы? - вторила Роза.

- У меня и не было шипов. Зачем они мне?

- Ну и глупа же ты! - фыркнула Роза

Лариса не нашла, что ответить.

- Попридержи язык, - осадил Розу Львиный Зев, - уж твоя-то глупость цветет пышным цветом!

- Молчал бы уж, пустоцвет весенний!

- Сама тычинка невсамделишная!

Роза и Львиный Зев так увлеклись этой перепалкой, что и думать забыли о Ларисе.

- Извините, я, пожалуй, пойду, - сказала она.

- Если хочешь встретиться с черной королевой, направляйся не к ней, а от нее, - посоветовала Роза.

Лариса не стала спорить и пошла прямо к королеве. Но та тут же исчезла из виду. Лариса оказалась опять возле домика."Не двинуться ли в противоположную сторону?"

- подумала Лариса. Она направилась в сад... и тут же буквально нос к носу

столкнулась с королевой.

- Ты куда путь держишь? - спросила королева, очень похожая на преподавательницу Марину Николаевну Каплину, - Отвечай быстро! В тетрадь не смотреть!


Лариса почувствовала себя неловко.

- Нечего сказать?- продолжила королева,- не удивительно! Не молчи, отвечай по-человечески.

- Иду я своей дорогой... - робко предположила Лариса.

- Здесь нет своих, твоих и ваших дорог! Все они мои, - заявила королева, - отвечай, зачем

явилась сюда.

- Я смотрела сад, ваше высочество.

- Это можно, - удовлетворенно сказала королева.

С этими словами она небрежно потрепала Ларису по голове, что той вовсе не понравилось.

- Это ты называешь садом? - с пренебрежением молвила королева, - видала я такие сады, в сравнении с которыми этот - обыкно- венная пустыня!

- Сад не может быть пустыней, - возразила Лариса.

- Не говори глупостей

"Второй раз слышу замечание о глупости, - подумала Лариса, - Прямо какой-то маразм роттердамский... Буду как можно больше молчать".

Но тут же Лариса не сдержалась и спросила:

- Скажите, как забраться вон на тот холм?

- Это ты называешь холмом?! - изумилась королева, - да я видала такие холмы, что этот в сравнении с ними - яма.

- Холм не бывает ямой, - опять не согласилась Лариса, - это чепуха.

- Это чепуха? Изучала я такую чепуху, что была толковей толкового словаря!

Лариса припомнила, как носила по коридорам словари Ожегова, и не стала вдаваться в дискуссию, - тем паче, что в этот момент они с королевой уже оказались на небольшом возвышении в виде плато, с которого открывался чудесный вид на зазеркальную страну.

Вся страна лежала перед Ларисой как на ладони. Куда-то летели всадники на белых коняхнеспешно шагали по изумрудным магистралям слоны, похожие на тех, что изображены на коробках индийского чая, маневрировали резервные войска с забавными, почти что игрушечными гаубицами и обозами, наполовину скрываясь в дубравах. Посреди же восьмой

горизонтали возвышался сказочный город, как бы сиявший на солнце. Под его стенами величаво проплывали белые ладьи.

- Все это похоже на шахматную партию! - в восхищении произнесла Лариса, - значит, вся эта страна и этот изумительный город находятся на одной большой шахматной доске, и

здесь идет самое настоящее шахматное сражение...

- Ты не хотела бы, чтобы и тебя приняли в подобную игру? - спросила черная королева.

- Мне кажется, я не смогу быть... королевой, - возразила Лариса.

- Не беда. Мы соизволим взять тебя белой пешкой на вертикали "Е". А вот если тебе удасться дойти до восьмой горизонтали - станешь королевой.

- Все это так непривычно, - сказала Лариса, - не знаю, получится ли у меня?

- Смотри, - ответила королева, - полагаю, ты осведомлена относительно того, что пешка первым ходом движется без остановки сразу через клетку. Быстрее всего поле "Е три" ты проедешь на северо-западном экспрессе. Но не забудь купить билет! На "Е четыре" тебе встретятся два замечательных братца - Тру-ля-ля и Тра-ля-ля, они музыканты, хотя и не

бременские... Клетка "Е пять" - поле всяческих прельщений, - посетовала королева, - будь осторожна на мостках, - "Е пять" к тому же по большей части залита водой. На шестой горизонтали праздно шатается Шалтай-Болтай. Ее ты преодолеешь без особого труда... Что же ты молчишь?

- А что, я должна говорить? - спросила Лариса.

- Могла бы поблагодарить мое величество за полезные указания, - наставительно сказала королева, - но продолжим. На седьмой клетке ты можешь оказаться в дремучем лесу. Рыцарь на белом коне укажет тебе дорогу.. Вот, пожалуй, и все. На "Е восемь" мы будем говорить как равные. Пир по этому поводу устроим королевский! А теперь - бежим на станцию!

Потом, совсем потом, когда Лариса вспоминала этот день, она никак не могла объяснить себе, что произошло. Помнила только, что они с королевой все мчались и мчались, но все, что ни попадалось им на пути, не пропадало позади, а словно бы устремлялось вместе с ними.

- Не останавливаться! Вперед! В тетрадь не смотреть! - выкрикивала королева. И они продолжали лететь... Только ветер свистел в ушах.

- Когда же мы будем там? - только и могла вымолвить Лариса.

- Т а м мы проскочили десять минут назад, - ответила королева.


часть третья Северо-западный экспресс

Станция оказалась довольно-таки симпатичной. Стоя на платформе, Лариса даже не услышала обычного скрежета грузовых вагонов. В траве, как и положено, стрекотали кузнечики.

За полем черной каймой вечерел лес. С далекого поля раздавался какой-то гул, напоминающий звучание пчелиного улья.


В купе экспресса Ларису ждал внушительный сюрприз. На левой полке внизу она увидела козла. Рядом с ним на сиденье втерся Жук. Напротив важно восседала серая утица.

- Можешь гнездиться рядышком, - сказала утица, - теперь ты птица вольная!

Лариса положила свой узелок со съестными припасами на столик и присела подле радушной пассажирки.

- Стремишься в высший свет? - спросил у нее Жук, - расправила крылышки - и тю-тю?

- Как говорится, не откладывай на завтра то, что можешь отложить сегодня, - резюмировала утица.

В этот момент в купе заглянул контролер.

- Попрошу предъявить Ваши билеты! - сказал он, разглядывая Ларису.

Пассажиры тут же зашевелились. Каждый норовил помахать своим билетом перед Ларисой. В купе сразу сделалось как-то тесно и неуютно.

- Твой билет, девочка, - улыбнулся контролер.

- На станции не было кассы, - сказала Лариса.

- Это не оправдание, - сурово заметил контролер, - купила бы билет у машиниста паровоза!

- Да, следовало позаботиться о билете прежде, чем становиться на крыло, - вторила ему утица.

- Все эти россказни про отсутствие касс на станциях - анекдот с бородой, - весьма неприятным тенором заметил козел.

"Не удивительно, что он предпочитал больше молчать" - подумала Лариса.

Контролер тем временем разглядывал Ларису уже при помощи телескопа, затем - при помощи микроскопа, и в довершение всего уставился на нее через бинокль. Вдоволь насмотревшись, он робко сказал:

- Платить штраф все же придется, -после чего ушел.

- Ты бы поменьше выступала, - порекомендовал ей Жук едва ли не интимным тоном, - а то видали мы таких бабочек-однодневок...

- А я знавал одну с позолоченым брюхом, - донеслось с верхней полки.

Лариса взглянула наверх и увидала огромного паука. Тот мечтательно потирал свои липкие лапки.

"Ну и в компанию я попала", - подумала Лариса.

- Ты влипла, детка, - продолжил паук, - пропела свое лето красное...

- И все потому, что в паровозных правилах ты не смыслишь ни бе-е-е, ни ме-е-е, - поддержал его козел.

- Не прикидывайся болотной козявкой, - советовал Жук, - вы-кладывай все начистоту.

- Погодите! - сказала Лариса, - вы мне уже все уши прожужжали! Не нужны мне ваши билеты. Я вообще-то и не собиралась ехать... Если бы не Тру-ля-ля и Тра-ля-ля...

- Тру-ля-ля? - задрожал козел.

- Тра-ля-ля?! - подавился паук сдобной сушкой - и тут же ее выплюнул.

- Это птицы высокого полета, - с уважением произнесла утица.

Жук вообще забился под стол, делая вид, что собирает крошки со скатерти


1   2   3   4   5




Похожие:

Лариса в стране чудес часть первая iconЛариса в стране сказок по мотивам сказок Ганса Христиана Андерсена
В один прекрасный предновогодний вечер, о котором речь пойдет в этом произведении, выпускница филологического факультета Лариса скучала,...
Лариса в стране чудес часть первая iconДокументы
1. /Льюис Кэрролл_ Приключения Алисы в стране чудес.txt
Лариса в стране чудес часть первая iconПервая " Знакомство с Наталией"
Эта история началась в далёкой от России стране. Эта страна называлась Аргентина, а точнее в Буэнос-Айресе. В этой стране жила со...
Лариса в стране чудес часть первая icon7 Часть первая. Анализ

Лариса в стране чудес часть первая iconАннотация 4 Введение. Уроки Косово 5 Часть первая 8

Лариса в стране чудес часть первая iconБез семьи Первая часть Глава II ~ Отец питающий {приемный}

Лариса в стране чудес часть первая iconДокументы
1. /ЧаСТЬ ПЕРвая.doc
Лариса в стране чудес часть первая iconБрюханова Н. В., учитель начальных классов, гимназии №1
Реши задачу: Лариса прочитала 3 книги по 8 страниц в каждой, а Гриша прочитал 2 книги по 16 страниц в каждой. На сколько больше страниц...
Лариса в стране чудес часть первая icon"однако ж прав упрямый галилей!" Простая разгадка космических чудес
Их теоретические модели сложны, их свойства ошеломляющи и ни на что не похожи. Но разве задача учёных не в том, чтобы вместо сложных,...
Лариса в стране чудес часть первая icon"однако ж прав упрямый галилей!" Простая разгадка космических чудес
Их теоретические модели сложны, их свойства ошеломляющи и ни на что не похожи. Но разве задача учёных не в том, чтобы вместо сложных,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов