В. В. Набоков исследователь русской литературы icon

В. В. Набоков исследователь русской литературы



НазваниеВ. В. Набоков исследователь русской литературы
Дата конвертации19.09.2012
Размер89.58 Kb.
ТипДокументы

М.Баканова.

В.В. Набоков - исследователь русской литературы

( фрагмент диссертации )


Введение:


Активное изучение различных аспектов творчества Владимира Владимировича Набокова началось еще при жизни писателя, и к настоящему моменту набоковедение превратилось едва ли не в самую популярную отрасль западной русистики. Причин тому много, но самая очевидная это билингвизм писателя, перешедшего в середине жизни с русского языка на английский. В Америке Набоков дебютировал как автор критических статей и рецензий. Однако, тексты нехудожественной прозы являются на сегодняшний день наименее изученной частью англоязычного творчества писателя. В сознании современного читателя Набоков остается мэтром прежде всего романного жанра. Гениальный стилист-прозаик заслонил Набокова переводчика, комментатора и биографа, впрочем как и Набокова поэта и драматурга. Во многом неисследованность критики Набокова объяснима текстологической ситуацией как в России, так и за рубежом. Н. Г. Мельников, издавший сборник интервью, рецензий и эссе писателя на русском языке, констатирует, что недоступность текстов отчасти спровоцирована самим Набоковым. Некоторые работы раннего периода «мистер «Лолита»» никогда не публиковал и отзывался о них довольно пренебрежительно. Материалы лекционных курсов, читанных в Корнеллском университете, были подготовлены к печати и изданы тремя томами только после смерти писателя, вызвав широкий резонанс в англоязычной прессе, и только спустя пятнадцать лет они стали доступны отечественному читателю. Над ними Набоков работал, начиная с 1951 года, лелея мысль об их издании, постоянно откладывая и снова к ним возвращаясь. Однако в 1972 году, после очередной ревизии, писателем был наложен категорический запрет: «Мои университетские лекции слишком сыры и хаотичны и никогда не должны быть опубликованы. Ни одна из них»*.


К лекционному материалу Набоковым не были адаптированы ранние работы, посвященные Н; В. Гоголю и А. Пушкину. Обособление набоковской «гоголианы» в рамках англоязычной книги «Николай Гоголь» и стремление вписать ранние пушкинологические этюды в «Комментарий к роману в стихах А.. Пушкина «Евгений Онегин»» привели к тому, что Набоков! каюисследователь русской литературы стал известен прежде всего как переводчик и комментатор Гоголя и Пушкина. Несмотря на явное самобичевание по поводу качества переводов и структуры исследовательских текстов, Набоков самоутверждается как англоязычный писательисследователь с русскими корнями. Пожалуй, совсем недавно отечественные набоковеды признали, что позднее творчество писателя это «англоязычное инобытие» русских текстов. Причем, к осознанию последнего привело понимание набоковской стратегии исследователя с полиязыковым опытом литературного селекционера.
Никому до Набокова не представлялось возможным преподать русскую классику в лице двух гениев стиля, да еще и таким оригинальным способом комментариями, к собственным переводам, которые подразумевались одновременно биографией. В одном из писем сестре, Елене Владимировне Сикорской, Набоков писал: «Россия должна будет поклониться мне в ножки; (когда-нибудь) за все, что я сделал по отношению к ее небольшой по объему, но замечательной по качеству словесности» «Качество словесности» определяется, по-Набокову, совокупностью индивидуальностей писателей с оригинальным стилем. На наш взгляд, правомерны вопросы:.«Зачем Набоков тратит ровную половину своего писательского времени на «презентацию» «чужого» стиля, понимая, что стиль невозможно передать на другом языке? По отношению к кому Набоков «сделал больше» к Гоголю, Пушкину или Набокову?» Многие вопросы останутся риторическими до тех пор, пока набоковские тексты не будут исследованы в комплексе, как единый текст. Однако, набоковеды все больше уделяют внимания критической прозе Набокова, обращаясь к ней в поисках помощи в интерпретации романов. Эта интервью, статьи, письма и лекции. Однако, в контексте интересующей нас темы, важна оговорка автора о том, что необходимо избегать «наивного автобиографизма». Уникальность набоковского мира Александров видит в том, что «дискурс» и художественное творчество объединяют специфические связи, которые выражаются «в неких ключевых словах и понятиях», по смыслу не имеющих «ничего общего... со словарными определениями». Именно поэтому «его нехудожественные произведения являют собою высшую лингвистическую инстанцию, к которой следует обращаться для верного понимания его беллетристики. А некоторые из его романов, где те же предметы затрагиваются в достаточно обнаженной форме, могут служить в этом смысле дополнительным иллюстративным материалом к ключевым понятиям» (Александров, 16-17). Тем не менее, исследователь оставляет в стороне, как бы «на обочине» набоковского дискурса, текст научной «nonfiction» Комментарий, Опираясь на высказывания Набокова о природе языка, в которых он «неизменно подчеркивал ценность «точного слова» («1е mot juste»)», Александров объединяет все набоковские выступления (как интервью, так и статьи) на онегинскую тему в «знаменитые диатрибы в пользу буквального перевода» (Александров, 18). Таким образом, анонсирующие Комментарий интервью, а также статьи («Ответ моим критикам», «Бренча на клавикордах»), подразумеваются исследователем как единый дискурсивный текст. Однако, «специфические связи» между дискурсивным «онегинским текстом» и текстом научной «онегианы» (т. е. Комментария) не рассматриваются в книге Александрова, поскольку не совсем уместны в исследовании по большей мере на романном материале метафизики, этики и эстетики писателя. Наиболее актуальным положением александровской монографии для нас является то, что набоковская концепция языка индивидуальна («код произведений Набокова зашифрован в уникальности их словесного строя») и диктует прочтение его книг как единого текста. Александров перечисляет такие парадигмы макротекста Набокова как повествовательная стратегия, аллитерации, литературные аллюзии, использование сквозных образов, мотивов, а также ряд иных особенностей, объемлемых понятием стиль. Все это представляется нам подспудной иллюстрацией набоковских приемов организации собственного макротекста. Например, подчеркивается такая особенность набоковского стиля прочтения других писателей как стремление найти «целостность», где любой элемент художественного мира направлен на достижение определенного в эффекта. Несомненно, старался Набоков различить в исследователь как своеобразном зеркале художественном мире классиков контуры такого же целостного, единого текста произведений, каким старался организовать свой макротекст. Соединяя две составляющие части набоковского наследия русскоязычную и англоязычную Александров прослеживает эволюцию писательской «стратепп! камуфляжа», которая усложняется со временем и состоит в «увеличении дистанции между видимостью и сущностью». Александров один из первых заявил о том, что Набоков в собственных интервью «совершенно сознательно выстраивал определенный образ самого себя в глазах публики», поднимая его на уровень текста. Н. Г. Мельников развивает александровскую мысль: Стилизованная литературная личность Владимира Набокова, возникающая на страницах предисловий, эссе и интервью, не менее интересное и художественно совершенное творение, чем его прославленные романы и рассказы». В связи с этими наблюдениями общим местом набоковианы стало недоверие к слову Набокова, повторяющемуся в разных контекстах, и, в зависимости заявлении от этого, приобретающего иной смысловой оттенок. Перепроверка достоверности некоторых набоковских безапелляционных в текстах разной жанровой направленности становится, на наш взгляд, необходимостью исследования макротекста Набокова. Эволюция набоковской «стратегии камуфляжа» прослеживается только в межтекстовом пространстве, которое состоит из «специфических связей» между романной прозой и текстами «non-fiction», или внутри каждой плоскости. В первом случае межтекстовые отношения строятся по вертикали, соединяя параллельные плоскости художественной и нехудожественной прозы, во втором по горизонтали, внутри каждой составляющей. «Стратегия камуфляжа» очевидна при «разноголосии» автора в едином вопросе. Например, набоковское отношение к рукописному материалу писателя по-разному проявляется в текстах автобиографии, интервью и Комментария. Как создатель автобиографического корпуса Набоков занял позицию «идеального биографа»: «...если бы я очень хотел, подобно, может быть, гипотетическим читателям, узнать о жизни и личности автора, я тоже предпочел бы аморфную массу записей, набросков писем, счетов и рецептов манерным меандрам (mannered meanders) Мнемозины...» Собственный рукописный материал Набоков сознательно упорядочивает в определенную структуру, приближенную к структуре текста. Это подтверждают дневниковые записи писателя, свидетельствующие о том, что Набоков в таком виде планировал оставить продолжение автобиографии «Другие берега» «Speak, memory». Вторую часть автобиографического корпуса «Дополнительные доказательства» («More tvidence») или «Говори дальше, Америка» («Speak on, Amerika»), судя по свидетельствам М. Э. Маликовой, составляет готовый материал для будущего исследователя его макротекста. Причем макротекст, понимаемый как библиография, отождествляется Набоковым с биографией Описывая эволюцию автобиографического текста Набокова, Маликова пишет: «...Хранящиеся в архиве карточки, датированные первой половиной 1960-х годов, с заметками для этого продолжения свидетельствуют об отсутствии художественной «структуры», замененной хронологически последовательной и документально точной аккумуляцией биографических фактов (в черновых заметках Набоков указывает, что они должны быть восстановлены по его переписке), точных американских адресов, маршрутов путешествий, технических характеристик автохмобилей, номенклатурных названий бабочек и растений (их Набоков предполагал указать по своим дневниковым записям), заметок к лекциям и выписок из студенческих работ, переводов (в заметках есть переводы строф Лермонтова, Пушкина, Блока, Северянина, Случевского), а также большого массива снов «по Данну». Впрочем, возможно, эта бесформенность не только след собирания материала, но и элемент художественного замысла». Во «Вступлении переводчика» Набоков излагает свое отношение к рукописям в ином ключе. «Черновые наброски, ложные следы, не до конца пройденные тропинки, тупики вдохновения не имеют большого значения для понимания сути романа. Художник должен безжалостно уничтожить все свои рукописи после опубликования произведения, чтобы они не дали ложного повода ученым посредственностям считать, что исследуя отвергнутые варианты, можно разгадать тайны гения. В искусстве цель и план ничто: результат все»"*. Аналогичная мысль выражена более экспрессивным образом в «Интервью перед премьерой кинофильма «Лолита» (VI. 1962 г.). В ответ на вопрос «Не согласились бы вы показать нам образец своих рукописей?» Набоков безапелляционно утверждает: «Боюсь, я вынужден отказаться. Только амбициозные ничтожества и прекраснодушные посредственности выставляют на обозрение свои черновики. Это все равно что передавать по кругу образцы своей мокроты». Неоднозначность позиции Набокова обнаруживается при обрашении к структуре исследовательского текста, где мы наблюдаем несоответствие внешнего отстранения от пушкинских черновиков при комментировании романа истинному подходу к ним как к составляющей макротекста. Последовательное обращение Набокова к рукописям поэта, будь то варианты строк Е.О. или черновики писем, критических опровержений, так никогда и неопубликованных Пушкиным, обусловлено логикой исследователя его макротекста как формы биографии. Таким образом, Набоков закамуфлировал категоричностью заявлений стилизованной литературной личности, предъявляемой публике, что организует свой макротекст аналогично тому, как организовал пушкинский в «онегинском тексте».


Список литературы:

1. Набоков В. В. Русский период. Собрание сочинений в 5 тт. Сост. Н.И. Артеменко Толстой. СПб.: Симпозиум, 1999 2

2. Набоков В. В. Американский период. Собрание сочинений в 5 томах. Сост. Ильина и А. Кононова. СПб.: Симпозиум, 1997 1

3. Набоков В. В. Собр. соч.: в 4 тт. Сост., вступ. статья В.В. Ерофеева; Послесловие, примечания О. Дарка. М.: Правда, 1

4. Набоков В. В. Лекции по русской литературе: Чехов, Достоевский, Гоголь, Горький, Толстой, Тургенев. Предисл. И.Толстого; М.: Независимая газета, 1996.

5. Набоков В. В. Лекции по зарубежной литературе: Дж.Остен, Диккенс, Флобер, Джойс, Кафка, Пруст, Стивенсон. Предисл. А.Битова; М.: Независимая газета, 1998.

6. Набоков В. В. Николай Гоголь: Пер. с англ. Е. Голышевой под ред. В. Голышева Набоков В. В. Лекции по русской литературе: пер. с англ.М., 1996. 31-134.

7. Набоков В. В. Комментарий к роману А. Пушкина «Евгений Онегин» Пер.с англ.; Вступ. ст. В. П.Старка; Примеч. В. П.Старка, Н. К.Телетовой, В. Д. Рак; СПб.: Искусство-СПб. Набоковский фонд, 1998.

8. Набоков В. В. Комментарий к «Евгению Онегину» Александра Пушкина Пер. с англ.; Под ред. и предисл. А. Н. Николюкина; М.: Интелвак. 1998. 9. 10.

9. Набоков В. В.: pro et contra. Антология. Сост. Б.Аверина, А. Долинина и М. Маликовой. СПб.: РХГИ, 1

10. Набоков В. В.: pro et contra. Том 2 Сост. Б.Аверина. СПб.: РХГИ, 2

11. Набоков В. В. Предисловие к английскому переводу романа «Дар» («The Gift») Pro et contra. СПб, 1997, c.49-51.

12. Набоков В. В. Предисловие к английскому переводу романа «Король, дама, валет» («King, Queen, Knave») Pro et contra. СПб, 1997, с. 6366. 13.

13. Набоков в: В. Предисловие к английскому переводу романа «Подвиг» («Glory») Pro et contra, СПб, 1997, с. 70-

14. Набоков В. В. Предисловие к английскому переводу романа «Приглашение на казнь» («Invitation to а Beheading») Pro et contra, СПб, 1997, с. 46-48.

15. Набоков В. В. «Убедительное доказательство»: Последн51я

16. Набоков В. В. Письма к Глебу Струве Публ. Е. В. Белодубровского; [23 письма 1936-1975 гг.] Звезда. 1999. 4. 23-39. «Я не был легкомысленной жар-птицей, а наоборот, строгим моралистом» Из писем В. Набокова Вступ. ст., публ., пер. с англ. и. коммент. Д. Бабича Вопросы литературы. 1995. Вып. IV. 171198.

17. Переписка Набокова с Ярмолинским (10 писем) 7/ Г. Б. Глушанок. Работа В. В. Набокова над переводом «Евгения Онегина» в переписке с А. Ц. Ярмолинским ПиН. 321-340. 23; Набоков о Набокове и прочем: Интервью, рецензии, эссе. /Сост., предисл., коммент., подбор иллюстраций Н. F. Мельникова. М.: Независимая газета, 2002.

18. Интервью Андрею Седых [Я: М. Цвибаку] (XI. 1932 г.) Набоков о Набокове и прочем: Интервью, рецензии, эссе. М., 2002. 51-53. (Впервые Последние новости. 1932. 3 ноября. 2.)

19. Интервью Николаю Аллу [Hi Н. Дворжецкому] (VI: 1940 г.) Набоков о Набокове и прочем: Интервью, рецензии, эссе. М., 2002 г. 55-59. (Впервые Новое русское слово. 1940. 23 октября. 3.)

20. Интервью Наталье Шаховской для радиостанции «Голос Америки» (V. 1958 г.) Набоков о Набокове и прочем: Интервью, рецензии, эссе. М., 2002 г. 61-67. (Впервые- Дружба народов. 2000. 11. 194-196, под заглавием «Американский Набоков продолжает дело русского Сирина» Публ. М. Шраера.)

21. Интервью Алену Роб-Грийе и журналу «Ар» (X. 1959 г.) Набоков о Набокове и прочем: Интервью, рецензии, эссе.М., 2002 г. 69-75. (Впервые Arts-Lettres, Spectacles, 1




Похожие:

В. В. Набоков исследователь русской литературы icon«Северный текст русской литературы»
Вас принять участие в Международной научной конференции «Северный текст русской литературы», посвященной исследованию образа Русского...
В. В. Набоков исследователь русской литературы iconСвоеобразие сюжетного построения пьесы Чехова «Вишневый сад» Чехов писал печальные книги для веселых людей. В. В. Набоков «Вишневый сад»
«Вишневый сад» — удивительное произведение русской литературы. Его создавал смертельно больной автор, сознающий близость своего ухода....
В. В. Набоков исследователь русской литературы iconВ. Г. Воздвиженским курсу истории русской литературы 1-й семестр (текущий семестр см со стр. 40) Появ нов учебник
Появ нов учебник Мусатов В. В. История русской литературы первой половины ХХ века. (Советский период). М.: 2000, Academia
В. В. Набоков исследователь русской литературы iconМетафизика русской литературы льва шестова
Диссертационная работа выполнена на кафедре истории русской философии философского факультета мгу имени М. В. Ломоносова
В. В. Набоков исследователь русской литературы iconМинералова И. Г. Курс читается в Госиря (4 курс, бакалавры)
Общие тенденции в развитии русской литературы к концу 30-х гг. ХХ века. Характерные черты русской прозы. Проза русская и советская....
В. В. Набоков исследователь русской литературы iconТематическое планирование по литературе в 11 классе. 4 часа в неделю (136 часов по программе)
Лекция учителя об особенностях развития литературы. Великие традиции русской классической литературы и устного народного творчества....
В. В. Набоков исследователь русской литературы iconПлан реализации учебно-воспитательных модулей «Русской школы» в преподавании литературы в ско школе-интернате III-IV вида г. Липецка учителя высшей квалификационной категории Кропотовой В. Ф
За основу планирования работы по литературе в разрезе темы «Русская душа. Из истории русской души» взят материал из брошюры кафедры-мастерской...
В. В. Набоков исследователь русской литературы icon«глазами»
Урок литературы особенно труден, потому что в нем, как ни в каком другом, учитель должен предстать как исследователь, художник, музыкант...
В. В. Набоков исследователь русской литературы iconЦель проекта
Проект «Вернись на Родину, душа…» является итогом изучения жизни и творчества русского писателя Ивана Бунина. Данный проект является...
В. В. Набоков исследователь русской литературы iconПлан реализации учебно-воспитательных модулей «Русской школы» в преподавании литературы в 7 классе (цензовый вариант) в ско школе-интернате III-IV вида г. Липецка учителя Кропотовой В. Ф. на 2008-2009 учебный год
Приоритетная цель преподавания литературы: развитие интеллекта русского человека, его мыслительного потенциала, парадоксального мышления,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов