Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская icon

Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская



НазваниеВарлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская
страница1/3
Дата конвертации19.09.2012
Размер369.48 Kb.
ТипРассказ
  1   2   3

Варлам Шаламов (Колымские рассказы)

И. Сиротинская

Варлам Тихонович Шаламов родился в 1907 году в Вологде, в семье священника. Отец его был человеком прогрессивных взглядов, поддерживал связи со ссыльными, жившими в Вологде. В своей автобиографической повести о детстве и юности "Четвертая Вологда" Шаламов рассказал, как формировались его убеждения, как укреплялась его жажда справедливости и решимость бороться за нее. Юношеским его идеалом становятся народовольцы - жертвенность их подвига, героизм сопротивления всей мощи самодержавного государства. Уже в детстве сказывается художественная одаренность мальчика - он страстно читает и "проигрывает" для себя все книги - от Дюма до Канта.

В 1924 году он уезжает из Вологды в Москву. Два года работает дубильщиком на кожевенном заводе в Сетуни, а в 1926 году поступает в МГУ на факультет советского права. Кажется неожиданным его выбор будущей профессии - при явно художественных его способностях. Но тогда буквально испепеляла его жажда действия - уже скоро 20 лет, а ничего еще не сделано для бессмертия. Он активно участвует в бурлящей жизни Москвы: митинги и литературные диспуты, демонстрации и чтение стихов...

19 февраля 1929 года Шаламов был арестован за распространение завещания В. И. Ленина - "Письма к съезду" - и приговорен к трем годам лагерного заключения, которое и отбывал на Северном Урале, на Вишере. В 1932 году Шаламов возвращается в Москву, работает в ведомственных журналах, печатает статьи, очерки, фельетоны.

В журнале "Октябрь", No 1 за 1936 год, печатается его рассказ "Три смерти доктора Аустино". Он пишет день и ночь - стихи и рассказы. Но... в ночь на 1 января 1937 года он был снова арестован: первый срок не прошел бесследно, "профилактика" требовала исключения из общества тех, кто слишком хорошо знал историю и имел о ней свое суждение. 5 лет колымских лагерей. Золотые прииски. Таежные "командировки", больничные койки. Бухта Нагаево, прииск "Партизан", Черное озеро, Аркагала, Джелгала...

В 1943 году - новый срок, 10 лет,- он назвал Бунина русским классиком - это было расценено как антисоветская агитация. Голод, холод, побои, унижения...

В 1946 году врач А. М. Пантюхов, рискуя собственной "карьерой" заключенного-врача, направил Шаламова на курсы фельдшеров, на левый берег, в центральную больницу. Это спасло ему жизнь.

В 1949 году на ключе Дусканья он впервые на Колыме стал записывать свои стихи. В 1951 году он был освобожден из лагеря, но уехать на "материк" не смог.

Лишь в ноябре 1953 года Шаламов возвращается в Москву - на два дня, встречается с Пастернаком, с женой и дочерью, но до реабилитации еще далеко, и жить ему в Москве нельзя. Он уезжает в Калининскую область, работает там на торфоразработках мастером, агентом по снабжению и - пишет, пишет одержимо - колымские рассказы.


В июле 1956 года Шаламов был реабилитирован, вернулся в Москву, работал в журнале "Москва" внештатным корреспондентом, печатал очерки, зарисовки.

В 1957 году в No 5 журнала "Знамя" печатаются его стихи. В 1961 году выходит первый сборник стихов "Огниво", в 1964-м - "Шелест листьев", в 1967-м - "Дорога и судьба"...

Но рассказы его возвращаются редакциями, они не устраивают их - в рассказах Шаламова нет "трудового энтузиазма", есть лишь "абстрактный гуманизм".

Шаламов переживает это тяжело. То, за что заплачено столь высокой ценой - ценой жизни и крови,- оказывается ненужным обществу, не служит целям его нравственного очищения, обновления...

Только поэзия, только творчество поддерживают его дух - и немногие друзья. Но он работает активно. В 1971 году дописана повесть "Четвертая Вологда", в 1973 году - повести "Вишера", "Федор Раскольников", сборник рассказов "Перчатка", стихи, статьи, эссе.

Работал Шаламов до последних дней, даже в интернате, куда поместил его Литфонд в 1979 году. Несмотря на тяжелейшее состояние здоровья, он диктовал стихи, воспоминания.

Зиму он не любил никогда. Зимой он простужался, болел. Зима 1982 года, 17 января, Шаламов умер. Журналы брали его стихи, в печатать не торопились. О прозе и говорить не приходилось...

В 1987 появились первые публикации его прозы, публикации стихов из колымских тетрадей ("Юность", "Сельская молодежь", "Аврора", "Литературная газета", "Дружба народов", "Литературная Россия"). "Новый мир" в шестом номере за 1988 год дал подборку из колымских рассказов.

Неподкупное суровое слово писателя оказалось нужно и важно обществу, преодолевающему многолетнюю ложь, умолчание.

Оказалось, нельзя счастливо и благополучно идти вперед и вперед, оставив позади забытыми безымянные братские могилы на Колыме, Воркуте, Вишере... Оказалось - ничто не забыто, и голоса свидетелей преступлений - даже умерших - звучат во всеуслышание, требуя покаяния и искупления.

Колымская эпопея В. Т. Шаламова включает сборники рассказов очерков: "Колымские рассказы", "Левый берег", "Артист лопаты", "Очерки преступного мира", "Воскрешение лиственницы", "Перчатка, или КР-2". С 1954 года и до 1973 года шла работа над этой эпопеей. К ней примыкают "Воспоминания" о Колыме и "Антироман" - цикл рассказов о лагерях Вишеры.

Рассказы В. Т. Шаламова связаны неразрывным единством: это судьба, душа, мысли самого автора. Это ветки единого дерева, ручьи единого творческого потока - эпопеи о Колыме. Сюжет одного рассказа прорастает в другой рассказ, одни герои появляются и действуют под теми же или разными именами. Андреев, Голубев, Крист - это ипостаси самого автора. В этой трагической эпопее нет вымысла. Автор считал, что рассказ об этом запредельном мире несовместим с вымыслом и должен быть написан иным языком. Но не языком психологической прозы XIX века, уже не адекватным миру века XX, века Хиросимы и концлагерей.

Преступными, жестокими средствами не достичь высокой и доброй цели. Каждая человеческая жизнь, каждая человеческая душа драгоценна и должна охраняться от зла и растления. Об этом книга В. Т. Шаламова.

Источник: Библиотека Мошкова.

Шаламов - Колымские рассказы Варлам Шаламов - один из самых великих русских писателей 20-го столетия, человек несгибаемого мужества и ясного, пронзительного ума. Он оставил после себя поразительное по глубине и художественности наследие - Колымские рассказы, рисующие безжалостно правдивую и пронзительную картину жизни и человеческих судеб в сталинском ГУЛАГе.Колымские рассказы стали для Шаламова попыткой поставить и решить самые важные нравственные вопросы времени, вопросы, которые просто не могут быть разрешены на ином материале. Это, прежде всего, вопрос о правомерности борьбы человека с государственной машиной, о возможности активно влиять на свою судьбу, о путях сохранения человеческого достоинства в нечеловеческих условиях.Трудно даже представить, какого душевного напряжения стоили Шаламову эти рассказы. Он как бы многократно заново вызывал к жизни призраки жертв и палачей. Художественно-конкретные, документальные рассказы Шаламова напоены мощной философской мыслью, которая придает им особую интеллектуальную емкость. Эту мысль невозможно запереть в барак. Ее духовное пространство составляет все человеческое бытие.Удивительным качеством Колымских рассказов является их композиционная целостность при кажущейся на первый взгляд несвязности сюжетов. Колымская эпопея состоит их 6 книг, первая из которых так и называется - Колымские рассказы, а к ней примыкают книги Левый берег, Артист лопаты, Очерки преступного мира, Воскрешение лиственницы, Перчатка, или КР-2.Книга Колымские рассказы состоит из 33 рассказов, стоящих в строго определенном, но не хронологическом порядке. Этот порядок позволяет увидеть сталинские лагеря как живой организм, со своей историей и развитием. И в этом смысле Колымские рассказы представляют собой не что иное, как роман в новеллах, несмотря на многочисленные заявления самого автора о смерти в ХХ веке романа как литературного жанра.Рассказ ведется постоянно от третьего лица, но главный герой большинства рассказов, выступая под разными фамилиями (Андреев, Голубев, Крист), предельно близок к автору. Его кровная причастность к описываемым событиям, исповедальный характер повествования ощущается везде.Если читать Колымские рассказы не по отдельности, а целиком, как роман, они производят наиболее сильное впечатление. Они показывают кошмар нечеловеческих условий так, как его только и можно показать - без нагнетания чувствительности, без психологических изысков, без лишних слов, без стремления поразить читателя, сурово, лаконично и точно. Но лаконизм этот - спрессованный до предела гнев и боль автора. Эффект воздействия этой прозы - в контрасте спокойствия автора, его неспешного, спокойного по форме повествования и взрывного, сжигающего содержания.Образ лагеря в рассказах Шаламова - это, на первый взгляд, образ абсолютного зла. Постоянно приходящая на ум метафора ада подразумевает не только нечеловеческие муки заключенных, но и другое: ад - это царство мертвых. В рассказах Шаламова, попав в ледяное царство Колымы, увлекаемый этим новым Вергилием, следуешь за ним почти машинально и не можешь остановиться, пока не дойдешь до конца. Один из рассказов, "Надгробное слово", так и начинается: "Все умерли..." Писатель по очереди воскрешает в памяти тех, с кем встречался и кого пережил в лагерях: своего товарища, расстрелянного за невыполнение плана его участком, французского коммуниста, которого бригадир убил одним ударом кулака, своего однокурсника, с которым встретились через 10 лет в камере Бутырской тюрьмы... Смерть каждого из них выглядит как нечто неизбежное, будничное, обыденное. Смерть - это не самое страшное - вот, что поражает больше всего. Чаще она не трагедия, а спасение от мук, если это своя смерть, или возможность извлечь какую-либо выгоду, если чужая. В другом рассказе с леденящим душу спокойствием автор рассказывает, как два лагерника выкапывают из промерзшей земли только что захороненный труп, радуясь своей удаче - белье мертвого они завтра променяют на хлеб и табак ("Ночь").Немыслимый голод - самое сильное из всех колымских чувств. Но и еда превращается лишь в утилитарный процесс поддержания жизни. Все заключенные едят очень быстро, боясь лишиться и без того скудного пайка, едят без ложек, через борт тарелки, лочиста вылизывая языком ее дно. В этих условиях человек дичает. Один юноша ел мясо человеческих трупов из морга, вырубая куски человечины, "не жирные, конечно" ("Домино"). Быт заключенных - еще один круг колымского ада. Подобия жилищ - огромные бараки с многоэтажными нарами, вмещающими по 500-600 человек, матрасы, набитые только сухими ветками, одеяла с серыми буквами "ноги", полная антисанитария, болезни - дистрофия, пеллагра, цинга, - которые вовсе не являются поводом для госпитализации...Так шаг за шагом читатель все больше узнает и становится свидетелем обесценивания человеческого существования, обесценивания личности, полной девальвации понятий о добре и зле. Тема растления души человека становится лейтмотивом для автора Колымских рассказов. Он считал ее одной из самых важных и сложных для писателя: "Вот главная тема времени - растление, которое Сталин внес в души людей" Еще одна важная особенность рассказов Шаламова связана с тем, что ГУЛАГ рассматривается им как точная социально-психологическая модель тоталитарного, сталинского общества: "...Лагерь - не противопоставление ада раю, а слепок нашей жизни... Лагерь ... мироподобен. В нем нет ничего, чего не было бы на воле, в его устройстве, социальном и духовном" Другая яркая черта, роднящая лагерь с вольным миром - безнаказанность власть имущих. Картины их зверств - почти сюрреалистические. Они обворовывают, калечат и убивают заключенных, берут взятки, совершают подлоги. Им разрешены любые жестокости, особенно в отношении слабых, тех, кто болен, кто не выполняет норму. Рассказы Шаламова - очень жестокие по своим сюжетам. Очень горькие и беспощадные. Но они не подавляют душу - не подавляют, благодаря огромной нравственной силе героев: Криста, Андреева, Голубева или самого рассказчика - благодаря силе их внутреннего морального сопротивления. Эти герои повидали в лагерях все ступени низости и душевного падения, но сами устояли. Значит, как ни трудно, но устоять все же можно. Даже в колымском аду! Это, вероятно, и есть главный урок Шаламова для нас, его читателей. Нравственный урок для настоящего и будущего, без поучений и морализирования.


^ «ГОЛОС ИЗАДА» («КОЛЫМСКИЕ РАССКАЗЫ» В. ШАЛАМ0ВА)

ВарламШаламов справедливо считается первооткрывателем лагерной темы в русскойлитературе XX века Но получилось так, что его произведения стали известнычитателю уже после опубликования повести А Солженицына «Один день ИванаДенисовича» Полому «Колымские рассказы» чаще всего воспринимаются на фоне прозыСолженицына, в сопоставлении и сравнении с нею И сразу бросается в глаза:Шаламов жестче, беспощаднее, однозначнее в описании ужасов ГУЛАГа, чемСолженицын

В «Одном дне Ивана Денисовича» и в «АрхипелагеГУЛАГе» приведено немало примеров человеческой низости, подлости, лицемерия Нотем не менее Солженицын замечает, что нравственному растлению в лагереподдавались в основном те поди, которые уже на воле были к этому подготовленыОбучиться лести, лжи, «мелким и большим подлостям» можно везде, но человекдолжен остаться человеком даже в самых трудных и жестоких условиях Более того,Солженицын показывает, что унижения и испытания пробуждают в личностивнутренние резервы и духовно освобождают ее

В«Колымских рассказах» (1954—1973) Шаламова, напротив, повествуется о том, какосужденные быстро теряли свое прежнее «лицо» и часто зверь был милосерднее,справедливее и добрее их.

Идействительно, персонажи В Шаламова, как правило. утрачивают веру в добро исправедливость, представляют нравственно и духовно опустошенными Души их,заключает писатель «подвернись полному растлению» «В лагере каждый за себя»,зэки «сразу выучились не заступаться друг за друга» В бараках, замечает автор,часто возникали споры, и все они заканчивались почти всег да одинаково —

драками. «Аведь участники этих споров — бывшие профессора, партийцы, колхозники,полководцы». По мнению Шаламова, в лагере существует давление, нравственное ифизическое, под влиянием которого «каждый может стать вором от голода».

Казалосьбы, беда сплачивает. В беде, особенно в общей беде, берут истоки мужество ижизнестойкость, рождаются ощущение братства и чувство локтя.

Лагерный жеопыт настолько исказил личность, что ее представления о жизненных ценностяхстановятся далекими от обычных, даются в «перевернутом» виде. Так, например,один из героев «Колымских рассказов» всерьез нс хочет «возвращаться в свою семью»,где его уже «нс поймут, не смогут понять». Родному дому он предпочитает тюрьму— «единственное место», где люди «говорили все, что они думали», где ониотдыхали «душой» и «телом», где есть еще «свобода». Осужденные, «живые», понимают, что их «привезли на.. поэтому жизнь в их понимании— «не такая уж большая ставка в лагерной игре».

Разумеется,лагерное бытие порождало и характеры иного плана. и их не обошел вниманиемписатель С нескрываемой симпатией рисует он образы тех узников, кому человеческоеобаяние и достоинство помогла ранняя смерть Таков герои рассказа «Надгробноеслово» бывший скрипач Сережа Кливанский. Остроумный, ироничный, веселый иобщительный, с непосредственностью ребенка, он не потерял интереса «к жизни, ксобытиям ее». Он «делился последним куском, вернее, еще делился... Это значит,что он так и не успел дожить до времени, когда ни у кого не было последнегокуска, когда никто ничем ни с кем не делился».

Неутратившим индивидуального лица предстает и «неплохой парень» бригадир Дюков.Романтик и энтузиаст по складу натуры, он сразу же по прибытии в лагерьвыступил на собрании с целью перевоспитания, моральной перековки уголовников —«друзей народа». Однако поиски правды привели героя к конфликту с высокимначальством, а в конечном итоге — к расстрелу.

Трагическискладывается также судьба майора Пугачева и одиннадцати его товарищей,пытавшихся совершить побег из лагеря, нашедших «в себе силы поверить в него,Пугачева, и протянуть руки к свободе. И в бою умереть» («Последний бой майораПугачева»).

В рассказе«Афинские ночи» Шаламов пишет о том, что у заключенных, помимо самыхэлементарных потребностей, сформировалась еще одна, не предусмотренная никем,потребность читать и слушать стихи.

Очевидно,что В Шаламов прекрасное в людях, но, по его убеждению, «лагерь был великойпробой нравственных сил человека... и девяносто девять процентов людей этойпробы нс выдержали».

«... Ниодному человеку в мире не надо знать лагерей» Человек здесь «становится толькохуже. И нс может быть иначе. В лагере есть

многотакого, чего не должен видеть человек»,— в этом своем главном выводе Шаламов.конечно, расходится с Солженицыным. И, может бьггь, противоречит самому себе

Ведь самон, пройдя через ад многолетнего испытания ГУЛАГом, на каких-то этапахлагерного бытия утрачивая веру в добро и справедливость, сумел все же, вопрекитлетворному разрушительному воздействию тоталитаризма, остаться в числе тех,кто обнаружил «немалую» духовную подготовку, в ком огромная машина насилия «неразмолола» совести. И свидетельством тому является писательский и человеческийподвиг Шаламова, нашедшей) в себе силы мысленно вернуться в страшные годырепрессии, вторично их пережить и создать в память о погибших «Колымскиерассказы» — выдающееся художественное творение XX века. Опираясь набеспрецедентный по жестокости и цинизму «лагерный» опыт нашего столетия,писатель сумел открыть новые грани в осмыслении и художественном воплощениипроблемы «личность и история»

^ НА ПРЕДСТАВКУ



















  1   2   3




Похожие:

Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская iconДокументы
1. /Рассказы/Без следа.doc
2. /Рассказы/Вечная...

Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская iconРассказы из
Мтф. 5: 13. Именно поэтому в основу “Истории Русской Церкви,” подготовленной Издательским Отделом Спасо-Преображенского Валаамского...
Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская iconПроделки шиншиллы Чильяна
Чойбалсан и Курултай, попугай-корелла Максимка, кошка Джойка и даже мадагаскарский таракан Джин. Был у нас и ещё один таракан с именем...
Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская iconДокументы
1. /Рассказы.txt
Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская iconДокументы
1. /рассказы.doc
Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская iconДокументы
1. /Рассказы о деревьях.doc
Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская iconДокументы
1. /Яковлев А. С. Рассказы конструктора.doc
Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская iconДокументы
1. /Рассказы об элементах.doc
Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская iconДокументы
1. /РАССКАЗЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ.doc
Варлам Шаламов (Колымские рассказы) И. Сиротинская iconДокументы
1. /Ричард БАХ Рассказы..doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов