О страдании icon

О страдании



НазваниеО страдании
страница1/13
Дата конвертации19.09.2012
Размер1.27 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

О страдании




Изложил Е. Поселянин

по сочинению епископа Л. Бугó.


Издательство

Московского Подворья

Свято-Троицкой Сергиевой Лавры


Содержание




О страдании 1

Об этой книге 2

Предисловие 2

I. Божественное происхождение страданий 4

1. Зачем страдание? 4

2. Страдания возносят душу к Богу 6

3. Страдания очищают душу от грехов 9

4. Страдание животворит и расширяет душу 10

5. Страдание, как ваятель, оформляет душу 12

6. Страдание ведет нас по лестнице добродетелей 15

7. Последнее слово страдания 17

II. Христианство и страдание 19

1. Религия не осуждает слез, но учит плакать
по-христиански 20

2. Христианская душа плачет, благословляя Бога 21

3. Христианская душа плачет, надеясь на Бога 22

4. Христианская душа и когда плачет, полна
любви к Богу 24

5. Пример великого христианского страдания 26

6. Иисус Христос как истинный
Утешитель страдающих 28

7. После смерти жизнь расширяется 31

8. Семья, дружба и любовь после смерти 33

9. О том же 34

10. По учению Христа, мы встретимся на небе 36

11. По учению Церкви, мы встретимся на небе 39

12. Все отцы Церкви верили в продолжаемость
семьи, дружбы и любви на небе 39

III. История одной души 43

[1. Пролог] 43

[2. Сила церковных Таинств] 47

[3. Последние записи дневника] 49

[4. Распятые бриллианты] 52

[5. Таинство Елеосвящения] 54

[6. На пороге вечности] 56

[7. На кресте со Спасителем] 58



^

Об этой книге


Настоящая книга представляет [собой] переложение и кое-где переработку1 прекрасного труда Лавальского епископа, монсиньора Бугó2, о христианских страданиях.

Несомненно, эта тема – одна из интереснейших в христианском вероучении. Можно сказать, что одно только христианство и знает страдания в высочайшем, идеальнейшем смысле этого слова. Язычество знало по преимуществу боль, и лишь христианство не только указало высокое значение страдания, но и нашло в нем духовную сладость и чарующее обаяние.

Вслед за примером Богочеловека, Который обессмертил страдание, приняв поругание, терн и вольную муку, христианство открыло совершенно новые формы жизни: вольное страдание, искание верного счастья путем добровольно принятой на себя муки.
Одно христианство указало, что достижение счастья путем страдания возможно не только в будущей загробной жизни, но и в этом мире. Христианские аскеты, распявшие в себе мир с его страстями, достигают такой полноты духовного счастья, такого ощутительного предчувствия будущего блаженства, какое недоступно обыкновенным людям [даже] в исключительно счастливых и блестящих житейских обстоятельствах.

Все значение и [пользу], всю высоту христианского страдания и выясняет предлагаемый труд Бугó.

Почивший автор его принадлежит к лучшим представителям современной нравоучительной литературы на Западе. Искренняя, пылкая вера, глубокая серьезность и вдумчивость, прекрасное знание тем, которые он разрабатывает, и теплая задушевность делают эти произведения истинными друзьями его многочисленных читателей. Одинаково прекрасно составлены им жизнеописания святых, рассуждения на нравственные темы, экскурсы в область христианской психологии.

Многие места его труда «О страдании» – например, так горячо высказанные автором соображения о настойчивости любви Божественной в спасении забывшего Бога человека; некоторые эпизоды, например последний рассказ о тихом угасании молодой, озаренной верою жизни, – представляют собою высокие образцы христианской мысли и христианского чувства.

Я уверен, что эта книга ответит запросам многих страдающих душ и даст им среди жестокого утеснения их сердца горем несколько часов отрады и надежды.

^ Е. Поселянин3


Предисловие


Страдающим душам посвящаю я этот труд – по их просьбе он появляется. Как только вышел первый том моего труда о христианстве в современной нам жизни4, они умоляли меня издать отдельно те страницы, на которых я говорю о христианском страдании, и я считаю долгом исполнить эту просьбу.

Кто-то сказал: «О, как хорошо в тихом уголке с любимой книгой!».

Это особенно применимо к человеку в скорби. Может быть, не в первую минуту – тогда глаза слишком полны слез, – но немного позже, когда пустота становится особо ощутительна и настает тревога, являются внутренние докучные вопросы.

В такие минуты книга драгоценнее человека. Человек занимает слишком много места. Он рассеивает, он нарушает уединение. Он присоединяет к утешениям излишние, вульгарные и утомительные слова. Насколько книга удобнее! Она налицо лишь тогда, когда ее зовут. Она исчезает по первому желанию. Она не нарушает молчания. Она не мешает плакать, но даже помогает слезам. Часто, когда закрываешь книгу, находишь ее мокрою от слез, которые текли незаметно для тебя самого.

Есть только один Утешитель, Который значит больше людей, больше самой совершенной книги. Это Тот, о Котором говорится в книге «Подражание Христу»5: «Пусть умолкнут мудрецы, пусть умолкнет вся тварь, чтобы я не слыхал более никого, кроме Тебя, Бог души моей», и задача моего малого труда сводится к тому, чтобы научить страдающую душу внимать только Этому одному Небесному Другу!

Жизнь жестока. Не всегда сидишь у себя за любимым трудом или в кругу друзей. Иногда лежишь больным в постели, бываешь на склоне дней своих печальным, разочарованным. Много бывает часов в жизни, когда бы отдал все свое знание, все свои способности за миг утешения.

Что же говорит тогда вера? А если она ничего не говорит и бессильна, то к чему она? Признаюсь, я не мог бы придавать большой цены Богу, Который брал бы от меня все, но не давал бы мне ничего, Который повелевал бы поклоняться Ему и не осушал моих слез. Я признаю за истинную только ту религию, которая скажет мне, откуда мои слезы и кто их осушит.

У религии много недругов и три бессмертных союзника, которые никогда не дадут ей погибнуть. Первый – это величие человека, благородные порывы, Божественные стремления которого может удовлетворить только она. Второй – это человеческая слабость, темная, бурная, полная страстей сторона нашей души, которую тоже только религия может исцелить и возвысить до добродетели. Наконец, третий, самый сильный и самый бессмертный, – страдание.

Чем дольше я живу и чем я больше вижу, что страдает всякая душа, тем я больше чувствую каким-то таинственным чувством, что душе страдания во благо. Страдание спасло языческий мир, а для верных оно было как бы внутренним христианством, приготовлением к воплощению Евангелия. Оно же и доселе спасает людей мира. Оно не позволяет им окончательно ослепнуть, зачерстветь в мирских делах. Оно размягчает их сердце. Оно сохраняет в них кротость и доброту. Оно, как неслышный проповедник, наставляет их тогда, когда никто не осмелился бы их учить, и вот почему в час смерти вокруг них удивляются, с какою легкостью они отходят к Богу. Вот почему вы не в силах оторвать глаз, в которых искрятся слезы, от неба.

Вспомним слова христианского писателя Шатобриана6: «Человек, ты быстрый сон, тяжелое видение; ты живешь только горем; ты приобретаешь значение только через печаль твоей души, только через вечную меланхолию твоей мысли».

Вот эта «вечная грусть» и есть признак вечной религии, говорящей об утраченном счастье и к нему призывающей.

Я задался целью глубже подумать о страдании. Откуда оно? К чему? Есть ли вне религии врачевание для него? Исцеляет ли его религия и прочее? Тех, кто не знал страданий, я прошу не читать этой книги. Они ее не поймут, она вызовет у них ряд недоумений. Я пишу только для тех, кто страдал.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13




Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов