Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток icon

Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток



НазваниеНиколай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток
Дата конвертации16.09.2012
Размер237.57 Kb.
ТипДокументы

Николай ЛИТКОВЕЦ

Россия, Приморский край, г. Владивосток

2006 год

Стихи предоставлены Центру «FEBS» для публикации Автором.




СУДНЫЙ ДЕНЬ

За сутки сердце молодое


Состарилось на сотни лет.

И всё прекрасное, живое

Померкло вдруг пред тенью век.


Погасли краски мирозданья,

Всё превратилось в черный цвет.

Скажи мне, милое созданье, –

Зачем судьбы такой привет?


И, почему твоею лаской

Я был согрет не до конца?

Что ж, обещаю, вместе с маской

Печаль свою убрать с лица.


Жить больше силы не хватает.

Ведь в каждой мысли – только Ты!

Душа, как птица, улетает…

Брось, на могилу ей, цветы.

19 ноября 1999 года

^

ТЕБЯ ЛЮБЯ

Тебя любя,


Других возненавидел.

Тебя любя,

Нажил кругом врагов.

Тебя любя,

Любовью же обидел!

Тебя любя,

На смерть идти готов!

^ 4 декабря 1999 года


ГРОЗА

И дождь «ударил». Очень сильный.

Полил, как будто, из ведра.

А ведь синоптики просили –

Возьмите зонтики с утра.


Бегут по лужам пешеходы.

В подъездах ищут свой приют.

А капли снова с небосвода

С особой силой бьют и бьют.


Встряхнув усталость летней пыли,

Воспряв от знойной немоты,

Деревья радостно ожили,

Представив гамму красоты.

26 июня 1999 года


ИЮЛЬ

Июльский день.

На пляже многолюдно.

Снуют по водной глади катера.

Трудиться лень.

Сидеть в квартирах – трудно.

И плещется в заливе детвора.


Июльский день.

Погода – то, что надо!

Отбросьте прочь заботы и дела!

Деревьев тень,

Живой воды прохлада

Магнитом манит томные тела.

7 июля 1999 года


МОРОЗНОЕ УТРО
^

Багряный лик луны

самодовольно


С вершины созерцал

наш мир.

Слабел мороз,

но стылый воздух больно

Буравчиком виски

мои сверлил.


Широкой россыпью

холодных самоцветов

Сверкали окна

в утренней тиши.

И легкий ветер,

сказочным приветом,

Пытался остудить

тепло души.

Над трубами

кошачьими хвостами

Завис и словно замер

белый дым.

Мороз на стеклах

мерзлыми устами

Узоры за ночь вывел.

Молодым

дыханьем путь свой

согревая,

Как призраки,

упрятав тело в тень,

По улицам пустым

брели трамваи

Ночь, провожая.

И встречая день.

^ 23 декабря 1999 года


* * *

Остынешь если, невзначай,

Не осуждай любовь до срока.

На боль любовью отвечай,

Не относись к судьбе жестоко.

26 марта 1999 года


^ НОЧНОЙ ГОРОД

Подул холодный вьюговей,

Погнал поземку по дороге.

В плену погасших фонарей

Мой город засыпал в тревоге.


Темнели остовы домов,

Едва мерцали звезды-свечи.

И гнев обиженных богов

Казалось, будет бесконечен.


Царила всюду круговерть.

Плясали силы зла, упрямо

Пытаясь вскрыть земную твердь.

Но больше для саморекламы.


Исчезнет ночь. Наступит день.

Мой город вновь расправит плечи.

Прогонит солнце холод, тень.

Светить, как прежде, будет.

Вечно!

^ 29 декабря 1999 года


* * *

Жестокий человек всегда сентиментален.

И, дуло, приставляя вам к виску,

Он вежлив, добр и даже пунктуален.

Сочувствие проявит и тоску.


Предательство представит как заботу.

Поделит судьбы на низы-верхи.

И выполнит он всю эту работу

Без тени покаянья за грехи.

январь 2000 года

МЕТЕЛЬ

Колючий ветер.

Снежные сугробы.

Кружится в вихре

сорванец-январь.

Метет метель,

пуржит свирепо,

чтобы

По осени был урожай,

как встарь.


Чтоб закрома

Отечества родного

Копили и богатство,

и уют.

Чтоб счастье

было в доме.

У порога

Сегодня ветры

злые нам поют.


Зима играет свадьбу,

откровенно

Снежинки устремились

лихо в пляс.

Белым-бело,

но всё в округе бренно.

Цвет сочных красок

лишь на миг угас.


Пройдет метель,

утихнут злые ветры.

Оправится земля

от власти сна.

Воспрянет духом,

и в живом конверте

Нам радость к жизни

принесет весна.

6 января 2000 года


^ ЛЕТАРГИЧЕСКИЙ СОН

Портовые краны, как цапли,

Взирают на нас свысока.

А бриза соленые капли

Стегают стальные бока.


Скучают портовые краны,

Вздыхают о жизни былой,

Когда они, в споре с ветрами,

Трюма разгружали стрелой.

^

Когда от натуги тросами


Звенели, как звонкой струной.

Ватаги мальчишек часами

Глядели на вид неземной.


Застыли портовые краны.

Вокруг лишь одна тишина.

Пейзаж этот кажется странным:

Как будто уснула страна.

^ 27 февраля 2000 года


ВЕТЕРАНЫ

Все чаще в тишине и без улыбок.

Все реже вместе – многих нет в живых…

Заложники предательств и ошибок,

Вы целей добивались-то иных.


Вступали в бой с врагом не ради славы.

Не думали, что через столько лет,

Ваш подвиг, будто детскую забаву,

Воспримет поколение без бед.


Война для вас не кончилась в Берлине.

Десятки лет связать, пытаясь, нить,

Барахтаетесь вы в гнилой рутине,

Доказывая право лучше жить.


Слепая черствость забирает силы.

Тревожит старость, хлестко бьет в лицо…

На кладбище растут, растут могилы

Непобежденных в битве той бойцов.


А тем, кто ордена, у сердца носит

(Беда не их, и в том не их вина),

По праздникам Отечество подносит

Лишь чарку, только горького, вина.

^ 24 февраля 2000 года


УТРО


Запуталось солнце в ресничках,

Улыбкой взошло на лице

И маленькой, раннею птичкой

Уселось на нашем крыльце.


Взъерошило волос лучами,

Коснулось груди невзначай.

Кокетливо вздернув плечами,

Сказало, как будто: «Встречай!».

13 марта 2000 года


* * *
^

Лохматились серые тучи,


Спадая до самой земли.

А тоненький солнечный лучик,


Как лазер, дорожку сверлил.


Вдруг солнце кроваво по крышам,

Что лезвием бритвы – сплеча.

Светило, вставало все выше,

И кровь в нем была горяча.


Укрыло багряною краской

Полнеба. Огнем обожгло.

Прогнав, прочь унылую маску,

На землю тепло принесло.

18 марта 2000 года


НАДО ВЕРИТЬ ЛЮДЯМ
^
Не судите по внешности строго

Человека, которого вам,

На границы родного порога

Вынес жизни, особый, вулкан.


Обогрейте его, накормите,

Обласкайте своей теплотой.

И за внешность, друзья, не корите –

Ведь в душе он совсем не такой.


По обложке о книгах не судим.

Содержание их узнаем.

Верить надо не внешности – людям,

В естестве заключенным своем.

20 марта 2000 года

^

ОЦЕНКА ЖИЗНИ


Мы ценим тогда лишь,

когда потеряем.

Почувствовав в сердце

Щемящую боль.

И путь свой в дальнейшем

С прошедшим сверяем,

Играя, как будто бы,

Новую роль.


Стремимся найти

Оправданье поступкам.

Жестокость и зло

Выдаем за добро.

Порою становится

Страшно и жутко,

Что жизнь пролетела,

Как птицы перо.


Мы к Богу свой взор

Направляем не часто.

Отсюда страданий

Извечный набор.

На головы наши

Сплошные несчастья,

Названье, которым –

Судьбы приговор.

^ 24 марта 2000 года


ЧЕРСТВОСТЬ


Всю ночь стучался дождь в окошко,

Просил впустить, хоть на часок.

Молил согреть его, немножко,

Дать чаю теплого глоток.

На редкость был я равнодушен.

Глядел на просьбу свысока…

И превращались слезы в лужи,

И боль его была горька.


Под утро, лаской обделенный,

Остыв и сердцем, и душой,

Дождь превратился в снег холодный

И стал совсем, совсем чужой.


Мораль проста: не будьте черствым,

Когда попросят вас помочь.

И, обладая чувством острым,

Гоните зло из сердца прочь.

^ 31 марта 2000 года


* * *

Стало пасмурно внезапно.

Солнце скрыли облака.

То зима прощальным залпом

Припугнула нас слегка.


Вперемежку дождь со снегом

Жалил сильно, даже зло.

А народ, спасаясь бегом,

Мигом прятался в тепло.


Пошалила. На прощанье

Помахала нам крылом.

Прошуршала: «До свиданья».

И укрылась за холмом.

^ 6 апреля 2000 года


* * *

Парили чайки над заливом.

То камнем падали к воде.

И крик их громкий был сварливым,

Отчасти знаковым – к беде.


Изрядно птицы подустали

Под сенью серых облаков.

Дождя крупинки их кусали,

Как псы, резвясь, со всех боков.


Холодный ветер острой болью

Пронзал всё птичье естество.

Они рвались, рвались на волю,

Туда, где света торжество.


Где, несмотря на все препоны,

Сменяя ночь, рождался день.

Где правят строгие законы,

Уходят все обиды в тень.


Туда, где песнями воспеты,

Царили радость и покой…

Казалось мне, что птицы эти

Напоминают род людской.


Вот так и мы – в борьбе с рожденья.

Найти пытаемся ответ:

Где почерпнуть бы вдохновенье

Пожить, пусть малость, но без бед.

^ 14 апреля 2000 года


* * *

Униженный и оскорбленный.

Опущенный донельзя враз,

Судьбой злодейкой обделенный,

Не знал, куда девать ты глаз.

По жизни был дипломатичный,

А если ссорился – тогда,

Когда вопрос решал не личный,

Когда кого-то жгла беда.


На помощь мчал в одном порыве.

Всегда был легок на подъем.

Считали многие строптивым,

А ты был просто наделен


Высоким чувством состраданья.

Чужую боль брал на себя.

И жил всегда одним желаньем –

Помочь несчастным, их любя.


Друзья разъехались по свету.

Остался в жизни ты, как перст.

Вопросов много – нет ответов…

Таков судьбы обидный жест.


Непонимание любимой

Жжет пожирающим огнем.

Живой, веселый и ранимый,

Сгораешь заживо ты в нем.

^ 14 апреля 2000 года


* * *

Томительны минуты ожидания.

Тревожно ноет сердце от тоски.

Найти б слова и объяснить страдания,

Что болью слепо давят на виски.


Душа, как лист осенний, по задворкам,

Сверкает уходящей красотой.

Холодный ветер ледяною коркой

Укроет скоро и воздаст покой.


Томительны минуты ожидания.

Мерцают в сумраке прощальные огни.

Неискренность в поступках и молчание,

Предательству и подлости сродни.

25 апреля 2000 года


^ ВРЕМЕНА ГОДА

Опавшей листвой припорошены ели,

На зелень их веток лег желтый октябрь.

И стаями птицы на юг улетели,

А здесь скоро в танце закружит ноябрь.


Разверзнется небо, и ветры шальные,

Холодным дождем нас остудят сполна.

Но где-то в душе, по теплу ностальгией,

Гитарной струной отзовется весна.


Поземку, гоняя по мерзлому полю,

Декабрь, словно странник, взойдет на порог,

Морозные кони, прорвавшись на волю,

Помчат, под собою не чувствуя ног.

Январь прикоснется ладошкой к окошку,

Узор ледяной нарисует на нем.

Потянется нежно, и белою кошкой,

Мурлыча под нос, убаюкает сном.


Февраль-прощелыга с застуженной глоткой

Нахохлившись, прячется в тень. Поделом.

Но робкого солнца лучи, как волокна

Платка шерстяного, ласкают теплом.


А в марте капель зазвенит жизни ради.

Сломает свой панцирь в заливе вода.

По небу, как льдины, в лазоревой глади

Гурьбой поплывут облака. И тогда…


Подхватит апрель воскрешенье природы,

Наполнит вокруг всё цветением трав.

Вот только б чуть-чуть подфартило с погодой,

Да юный шалун не выказывал нрав.


На смену придет ароматом черемух,

Веселый, задорный, улыбчивый май.

Твердят, что он щедрый, и парень не промах,

Поди-ка, попробуй его распознай.


Июньское солнце приятным томленьем

Привычно и щедро поманит на пляж.

И ласковость моря, чуть зримым волненьем,

Одарит прохладой, устроит кураж.

Досадливо хмурясь под плотью тумана,

Июль полновластно предъявит права.

Он праздник уладит, сполна, без обмана,

А там и рукою подать – Покрова.


Пусть август как догму порой отмечаем.

Но в месяце этом есть тайная грусть.

Мы с осенью лето всегда им венчаем,

Запомнив сюжеты его наизусть.


Сентябрь, утонув, словно рыцарь в доспехах,

Богатый, даруя к столу урожай,

Желает нам всем непременно успеха.

Цени его, друг мой, люби, уважай!


Шумит под ногами листва золотая –

Ушедшего времени яркий салют.

Холодные ветры, тоску навевая,

Тревожные песни нам снова поют.

^ 30 ноября 2001 года


* * *

Он пил её слезы

дрожащей рукою.

Влюбленно и нежно

касался щеки.

Уставшее сердце

стремилось к покою,

Сжимаясь от боли

и горькой тоски.


Глаза исступленно

мольбу источали.

Просили пощады,
^

обиду забыть…


О, сколько, порой,

мы привносим печали

в высокие чувства.


А надо любить!


Жить жизнью того,

без кого солнце даже

нам кажется тусклым

мерцаньем свечи.

Ведь может случиться,

что просто, однажды,

Рассеемся дымом

в холодной ночи.

И некому будет

над тихой могилой

нас молча, по-русски,

раз в год помянуть.

О, Боже Всевышний!

Господнею силой

не дай ни себя,

ни других обмануть.


Направь на путь истины

и созиданья,

Наполни любовью

тернистый наш быт.
^

Дай в полную силу


испить состраданье

ко всем на земле,

кому выпало жить!..

Он пил ее слезы


дрожащей рукою.

Вздыхая от боли

и горькой тоски…

В сердцах наших нежных

не будет покоя,

коль сжаты обидой

в стальные тиски.

31 января 2001 года

^ МУЖСКИЕ СЛЕЗЫ

Я видел, как плакал

сильный мужчина.

Руками прикрыв

голубые глаза.

Что стало тревоги

его причиной?

Откуда пришла к нему

жизни гроза?


Звучала по радио

песня шальная,

Теплом наполняя

большой кабинет.

Сидел человек, и

судьбу вспоминая,

Держал пред собою

суровый ответ.


Напомнили звуки

мелодии этой,

Быть может ушедшие

в лету года?

А может, услышал он

нотки привета,

Любви, от которой

сбежал навсегда?

А память, в насмешку,

дарила картины,
^

Тех ярких, счастливых


и радостных дней.

Когда он любил и

был ею любимый.

И не было пары

на свете родней…


Я видел, как плакал

сильный мужчина.

Скрывая от глаз

посторонних печаль.

Любовь не карает

людей беспричинно.

На сердце набросив

обиды вуаль

^ 28 декабря 2000 года


* * *

Мне часто говорят с сарказмом:

«Что видишь уцелевшим

своим глазом?

Полнеба, полземли,

Полсолнца, восходящего вдали?


Вся жизнь твоя идет наполовину,

Ведь насладиться

ты не можешь ею в целом.

И смотришь на нее, как на картину,

С которой сочность красок облетела».


Напомнить я хочу

людишкам всем ехидным,

Здоровым, не обиженным судьбой.

Смеясь над человеком безобидным,

Смеетесь вы, по сути, над собой.


Я твердо верю, в памяти храня,

Что иногда всего не видно сразу.

Но видит человек

всего с одним лишь глазом

Побольше верхоглядов, что с двумя.

^ 24 января 2001 года


МОНГОХТО

В глухой тайге Хабаровского края,

На стыке суши, неба и воды,

Есть гарнизон, который сам страдая,

Хранит Россию нашу от беды.


С утра до ночи, вот уже полвека,
^

Ветра студеные, почти, что каждый день,

Шлифуют тут характер человека,


Испытывая в прочности идей.


Но, вопреки экзаменам природы,

Машины грозные взмывая в небеса.

Здесь сыновья российского народа

Творят, как маги, просто чудеса.


Полковник Сарычев,

полковник Нуретдинов…

Да что там, братцы, всех и не назвать.

Живут мечтой, желанием единым –

Штурвал взять в руки и летать, летать…


«Форсаж включен, взлетаем» – в этой фразе

Сокрыты гордость, счастье и любовь.

Закрылки убраны, упрятаны все шасси –

Глубокий вдох и… закипает кровь.


Окрестности, наполнив громким эхом,

Стрелой уходят «Ту» за окоем.

А на земле, и гул им не помеха,

Спят малыши спокойным сладким сном.


А на земле, стыдливо пряча слезы:

Тревоги, радости – так, сразу, не понять,

Их жены ждут. И русские березы,

Чтобы по-женски, ласково обнять.

24 февраля 2001 года
^

В КАМРАНИ



Песок, словно снег.

Облака – молоко.

На глади морской –

Островов, как зерна.

Короткий пробег,

Самолет наш легко,

Коснулся «бетонки».

Посадка верна.


Распахнута дверь.

Жаркий воздух в лицо.

Солнце держит в плену –

В такую-то рань!

Злой волшебник теперь

Жарит нас, как яйцо.

А названье ему –

Полуостров Камрань.


Здесь зимой тридцать пять,

Только выше нуля.

Вместо лип и берез –

Пальм и кактусов рощи.

Всё пытаюсь понять,

Отчего же земля,

Столько выплакав слез,

Продолжает быть тощей.


В зной служить нелегко.

Да и жизнь – не курорт.

У России форпост –

Как затерянный остров…

Вы сейчас далеко,

Но, отбросив комфорт,

Предлагаю я тост –

За друзей из форпоста!

2 апреля 2001 года


^ АПРЕЛЬСКИЙ СНЕГ

Пушистой ватой снег на ветках,

Шикарным пледом по земле.

Сорочий телеграф, с пометкой:

«Всем! Всем! Мы снова в феврале!».

Напрасно птицы ликовали,

Вернуть, пытаясь зиму вспять.

Ее денечки миновали

И солнце, выглянув, опять


Растопит сказочное царство,

Ручьям придаст задорный бег…

Недолговечен, как лукавство,

Апрельский пышно-белый снег.

^ 11 апреля 2001 года


АПРЕЛЬ


Семь погод на дне в апреле.

Крики чаек у воды.

Из-под пышных веток ели

Отставной зимы следы.


С ветерком прохладным споря,

Стебельки травы – к лучам.

Ото льда, проснувшись, море

В берег бьет, волной урча.


На деревьях зреют почки,

Звонким гомоном – ручьи.

Как застывшие комочки,

Греют душу воробьи.


Нет тепла и нет веселья.

Жизнь проходит, как во сне.

Может быть, к концу апреля

Возликуем мы весне?

19 апреля 2001 года

^

НА БОЛОТЕ


Хор лягушек на болоте,

Вечер весь, из края в край.

На одной всего лишь ноте

Песню пел: «Рай-рай, рай-рай!»…


Залихватское их пенье

Перебил жужжаньем жук.

Завершив хитросплетенье,

Лег поспать боец-паук.


Мотыльки – пираты ночи,

Зло шалили до утра.

И звенел над ухом очень

Гул пилота-комара.


Ночь прошла. Взошло светило.

Освежило лик росой.

А кукушка, что есть силы,

Всем твердила возраст свой.

15 июля 2001 года


* * *

Опавших листьев запах пряный,

Костров разбросанных туман.

С утра до ночи ветер рьяно

Пытался выдать за обман.


Гонял дымы, что было силы.

Себя на йоту не щадя.

И листья желтые носил он

По скверам, паркам, площадям.


Напрасно, глупый, тратил силы.

Ну что ж он, братец, не поймет –

Октябрь всегда, во всем красивый,

Из года в год. Из года в год.


Природа золотом сусальным

Леса покрыла и поля.

И с высоты, проверьте сами,

Так схожа с солнышком земля!

^ 16 октября 2001 года


* * *

Там, где жизнь и смерть неразделимы,

Там, где свет порой страшнее тьмы,

Ангелом-спасителем хранимы,

Убегаем мы от кутерьмы.

От идей навязчивых, порочных,

От наветов, чванства и тоски.

Сколько дел решаем в жизни срочных,

Прочно зажимающих в тиски.

Разорвать пытаемся напрасно

Адов круг земного бытия.

Пожалеть бы нас, порадовать, несчастных,

Только некому, да не за что, друзья.

Сами роем мы себе могилы,

Отрицаем счастья верный путь.

И стремимся, зря, теряя силы,

Оболгать себя и обмануть.

Не хотим принять, что в этом мире,

Вечными, поверьте, нам не быть.

И сменив одну ли, две квартиры,

Мы в ладу с душой не станем жить.

Ведь она чиста, неповторима –

Солнца луч тревожных дней зимы…

Там, где жизнь и смерть неразделимы,

Там, где свет, порой, страшнее тьмы.

Февраль 2002 года


Николай ЛИТКОВЕЦ

Россия, Приморский край, г. Владивосток

2006 год


Стихи предоставлены Центру «FEBS» для публикации Автором.





Похожие:

Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток iconРоссия, Приморский край, г. Владивосток Стихи предоставлены Центру для публикации

Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток iconРоссия, Приморский край, г. Владивосток Стихи предоставлены Центру для публикации

Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток iconРоссия, Приморский край, г. Владивосток Стихи предоставлены Центру для публикации

Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток iconАбсурдный с точки зрения официальной медицины метод помог Наталье Сухоруких справиться с опасной болезнью. Обсудим этот уникальный случай вместе со специалистами Наталья островская. (Наш спец корр.)
Наталья островская. (Наш спец корр.). Фото Галины кушнеревой. (Газета «Владивосток»). Приморский край. — 17. 08. 2004
Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток iconIx чемпионат Дальневосточного федерального округа по армспорту
Алтайский край, Республика Бурятия, Иркутская область, Кемеровская область, Красноярский край, Новосибирская область, Омская область,...
Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток iconVi чемпионат Сибирского федерального округа России по армспорту. Новосибирск 7 – 9 декабря 2007 г. Количество участников – 129, из них: мужчин – 101, женщин – 28. Количество субъектов рф: 11
Алтайский край, Республика Бурятия, Иркутская область, Кемеровская область, Красноярский край, Новосибирская область, Омская область,...
Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток iconАдрес школы: Россия, Краснодарский край, г. Абинск, ул. Интернациональная, 23, моу сош №1

Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток iconОтчет о результатах самообследования
Россия, Краснодарский край, Павловский район, ст. Новолеушковская, ул. Школьная, 27
Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Состояние малого предпринимательства...

Николай литковец россия, Приморский край, г. Владивосток iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Приморский край.DOC

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов