Литература и источники icon

Литература и источники



НазваниеЛитература и источники
страница1/3
Дата конвертации03.09.2012
Размер0.54 Mb.
ТипЛитература
  1   2   3

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие 5

Введение 7

Раздел первый

ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ БАШКИРСКОГО НАРОДА

Глава I. Историография проблемы этногенеза башкир. Основные

источники г . 16

Глава II. Накопление материала по этническому составу и исто­рии расселения башкир. Башкирская этнонимия .... 42

Раздел второй ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ БАШКИРСКИХ ПЛЕМЕН

Глава III. Географические группы башкир в XVII—XIX вв. ... 88

Глава IV. Юго-восточные башкиры 107

Глава V. Северо-восточные башкиры 194

Глава VI. Юго-западные башкиры 299

Глава VII. Северо-западные башкиры 316

Раздел третий

^ ПРОИСХОЖДЕНИЕ БАШКИР И ФОРМИРОВАНИЕ БАШКИРСКОЙ НАРОДНОСТИ

Глава VIII. Этнические процессы в Приуралье во второй половине

I тыс. н. э. Сложение древнебашкирского этноса .... .. 376 Глава IX. Этническая история башкир в XI—начале XIII в. ... 450

Глава X. Этническая история башкир в XIII—XVI вв. Формиро­
вание башкирской народности 463

Заключение 507

КАРТЫ

Карты 512

Литература и источники . . . . 529

Список сокращений 551

Указатель этнических и родо-племенных названий 553

Указатель географических названий 561

^ Р. Г. КУЗЕЕВ

ПРОИСХОЖДЕНИЕ БАШКИРСКОГО НАРОДА

ИЗДАТЕЛЬСТВО <НАУКА> МОСКВА 1974


ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ, ИСТОРИЯ РАССЕЛЕНИЯ



Ответственный редактор Т.А. ЖДАНКО

^ К

042 (02)-74

-БЗ-88-3-73

Издательство «Наука», 1974 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Великая Октябрьская социалистическая революция — по- воротный момент в исторических судьбах народов России. Она «явилась главным политическим условием осуществле­ния коренных социально-экономических преобразований, претво­рения в жизнь ленинской программы по национальному вопросу, возникновения советских республик» 1. Впервые в истории в на­шей стране «сложилась новая историческая общность людей — советский народ»2.
Формирование и развитие советского на­рода — многонациональной и в то же время глубоко интернацио­нальной по своей сущности социально-политической общности — является выражением диалектического единства процессов рас­цвета и сближения наций и народностей СССР. Эти процессы взаимно влияют и усиливают друг друга, одновременно способ­ствуют развитию, обогащению национальных культур и сплоче­нию советского народа как новой исторической общности людей.

Исторический опыт Коммунистической партии Советского Союза в области национально-государственного строительства, ее деятельность, направленная на обеспечение сотрудничества и дружбы народов в процессе строительства социализма и комму­нистического общества, умелое сочетание национальных особен­ностей народов с коренными социальными интересами трудящихся имеет непреходящее международное значение и вызывает все возрастающий практический интерес у прогрессивных сил во всем мире.

В советской науке активно и глубоко изучают современное состояние и тенденции развития этнических процессов. Определе-

1 «О подготовке к 50-летию образования Союза Советских Социалистиче­
ских Республик». Постановление ЦК КПСС от 21 февраля 1972 г. М.,
1972, стр. 3.

2 «Материалы XXIV съезда КПСС». М., 1971, стр. 203.

ние этих тенденций, прогнозирование в области этнических отно­шений является одной из важнейших сфер деятельности совет­ской этнографии и этносоциологии. За последние годы достигнуты важные результаты3. В то же время изучение современных этни­ческих процессов (как правило, пространственно-структурных) всегда нуждается в дополнении исследованиями этнических общ­ностей в историко-генетическом плане. Задачи глубокого про­никновения в сущность развития социально-этнических процессов в эпоху развитого социализма, всестороннего познания механизма сближения наций и их культур требуют внимательного изучения этнокультурных процессов в прошлом: происхождения данной этнической общности; установления различных компонентов, из которых эта общность формировалась; выяснения конкретно-исто­рического содержания многосторонних процессов взаимодействия и взаимовлияния, ассимиляции и интеграции, которыми сопро­вождалось развитие изучаемого этноса и его культуры. Этногене-тические исследования, реконструкции древних, средневековых и более поздних этапов истории позволяют показать, что все сов­ременные народы имеют этнически смешанный состав, что их культуры — результат сложнейшей эволюции, что взаимодействие и сближение этносов и их культур всегда были объективной за­кономерностью, что тезисы о «расовой чистоте», «национальной исключительности» отдельных народов, «исконности» их культур являются буржуазно-националистическими измышлениями, на­правленными против интернациональной солидарности трудя­щихся всех наций. Этногенетические исследования, проведенные с позиций марксистско-ленинской теории, имеют большое познавательное значение, так как они помогают понять истоки формирования и пути развития народов и национальных культур, многих сложных этнокультурных явлений, находящихся к тому же в состоянии постоянного развития. Этим, очевидно, можно объяснить то, что в советской этнографии большое и все возрастающее внимание уделяется теории этнических процессов в разные исторические эпохи4. Настоящая книга посвящена исследованию этнической истории одной из социалистических наций СССР — башкир.

3 См., например: ^ М. И. Куличенко. Национальные отношения в СССР и
тенденции их развития. М., 1972; «Социальное и национальное. Опыт
этносоциологических исследований». М., 1973.

4 См.: ^ В. Ф. Генинг. Этнический процесс в первобытности. Свердловск,

1970; Ю. В. Бромлей. Этнос и этнография. М., 1973.

ВВЕДЕНИЕ

История Башкирии и башкирского народа1 изучена не-равномерно. В огромном потоке исторической литературы

по Башкирии, опубликованной в XIX—XX вв.2, исследова­ний по древней и средневековой истории чрезвычайно мало. Име­ющаяся литература, прежде всего дореволюционная, с точки зре­ния построения общей концепции древней и средневековой исто­рии башкир и Башкирии, не всегда безупречна. Еще в XIX в. на­метилась тенденция рассматривать Башкирию эпохи древности и средневековья как относительно замкнутый район. Анализ слож­ных этнокультурных, хозяйственных и социально-политических процессов, опирающийся на оценки, имеющие преимущественно региональное значение, неизбежно вел к сужению исторического фона исследования, к этноцентризму в оценке исторических фак­тов и явлений.

История Башкирии на разных этапах может быть глубоко изу­чена только во взаимосвязи с историческими процессами того этнополитического мира, частью которого она являлась. В VIII— X вв., когда башкиры впервые упоминаются в восточных источни­ках, они входили в огромный, преимущественно тюрко-угорский, этнический мир, раскинувшийся на обширной территории от Алтая до Причерноморья. Средневековую жизнь башкир (X— XVI вв.) надо рассматривать в тесной связи с историей печене­гов, огузов, волжских булгар, кыпчаков, монголов, а также с исто­рией Золотой Орды и возникших на ее развалинах феодальных ханств. С XVI в., когда Башкирия становится частью Русского государства, башкиры оказались в сфере сильного и многосторон­него влияния совершенно иного мира, находящегося на более

1 Численность башкир в СССР, по данным переписи 1970 г., 1240 тыс.
человек.

2 Библиографию см.: Никольский, 1899; МИБ, 1936, стр. 497—511; ОИБ,
1956, 289—300; Иванков, 1969, стр. 474—498.

7

высокой ступени развития. Взаимодействие различных тенден­ций в социально-экономическом, этнокультурном и политическом развитии, приведшее к существенным сдвигам в исторической судьбе этого народа, является основным содержанием истории Башкирии в последующие после присоединения к России столе­тия. Таков в очень крупных масштабах исторический фон, на ко­тором развивались события башкирской истории.

Исследователь, поставивший перед собой задачу реконструи­ровать сложнейшую картину этнической истории башкир, неиз­бежно встает перед необходимостью изучать, а в ряде случаев по-новому решать многие общие вопросы древней и средневеко­вой истории Башкирии и ее населения. Главной же трудностью является отсутствие или недостаток источников, на основе кото­рых можно было бы развернуть страницы прошлой истории баш­кирского народа.

Известно, что башкиры не имели своей письменности. Вместе с исламом суннитского толка к ним проникла арабская письмен­ность. Ею башкиры пользовались вплоть до начала XX в. Время приобщения башкир к мусульманской религии (и соответственно заимствования арабского письма) с достоверностью не установ­лено. В X в. башкиры не были еще мусульманами (Ибн-Фадлан, 1939); судя по имеющимся источникам, распространение ислама среди башкир заняло несколько столетий и завершилось не ранее XIV—XV вв. (Бартольд, 1964а, стр. 316; 1968в, стр. 494; Катанов, 1920, стр. 3; Вельяминов-Зернов, 1859, стр. 257—287). Наиболее ранние башкирские тексты на основе арабской графики были со­ставлены в XVI в., но и они дошли до нас в поздних копиях (БШ, 1960, стр. 177—178). Аутентичные тексты (на так назы­ваемом языке тюрки) датируются лишь XVII—XVIII вв. Это хранящиеся в ЦГАДА различного рода челобитные, купчие записи, письма башкирских старшин представителям царской: администрации. Количество выявленных текстов невелико. В на­учный оборот введено несколько десятков документов, опублико­ванных в подлинниках или в переводах частью на рубеже XIX— XX вв. (Добросмыслов, 1900), а в большинстве случаев — недавно (МИБ, 1949, стр. 577; 1956, ч. I, приложения). К XVII— XVIII вв. относится также появление массового документального материала по истории Башкирии на русском языке. Этот мате­риал, в значительной части опубликованный (МИБ, 1936, 1949Г 1956, 1960) или подготовленный к публикации3, представляя исключительную ценность для изучения политической и со-

3 Рукописный фонд ИИЯЛ БФАН СССР. МИБ, т. VI, VII.

8

циально-экономической истории Башкирии в XVII—XVIII вв., не затрагивает по существу проблем более ранней истории башкир. История башкир и Башкирии до XVI в. находится за пределами собственно башкирских и вообще автохтонных письменных источ­ников.

Исследователи истории многих народов Евразии черпают сведения из двух сокровищниц. Прежде всего они изучают сочи­нения древних и средневековых авторов: западных и восточных историков и путешественников. В последние десятилетия в связи с успехами археологии первостепенное значение придается архео­логическим источникам. Как обстоит дело с указанными видами источников применительно к истории Башкирии?

С IX—X вв. башкиры, расселяясь в Приуралье и находясь с тех пор на периферии степного мира, оказались вне пределов обычных маршрутов восточных и европейских путешественников. Лишь один Ибн-Фадлан оставил описание башкир Приуралья, которое опирается на личные наблюдения. Во всех остальных случаях (Ибн-Русте, Масуди, Гардизи, Идриси, В. Рубрук, П. Карпини и др.) сведения о башкирах заимствованы из не до­шедших до нас сочинений более ранних путешественников или почерпнуты из устных рассказов и поэтому отрывочны и чрезвы­чайно противоречивы (Заходер, 1962; Perenyi, 1959). И все же свидетельства средневековых авторов могут служить отправной базой для решения некоторых ключевых вопросов этнической истории башкир, но исчерпывающая историческая интерпретация этих сообщений возможна лишь на широком историческом фоне, разработанном с привлечением всей совокупности источников.

Археологическое изучение Башкирии в широких масштабах началось два десятилетия назад (Бикбулатов, Мажитов, 1969). Сейчас накоплен значительный материал, который впервые обоб­щен в нескольких монографиях и многочисленных статьях и сбор­никах (А. П. Смирнов, 1958; Сальников, 1967; Мажитов, 1968; БАС, 1959; АЭБ, 1962, 1964, 1968, 1971). Однако весь этот ма­териал относится по существу к «добашкирскому» периоду исто­рии Башкирии. Этническая история башкир IX—XVI вв. археоло­гическими исследованиями не освещена или освещена очень слабо. В последние годы на территории Башкирии изучена не­большая, но интересная серия памятников IX—XI вв., которая археологами связывается с тюркоязычными кочевниками или с собственно башкирами (Садыкова, 1959; Мажитов, 1964а). В целом же археология лишь вступила на путь создания общей концепции этнической истории башкир с древнейших времен до формирования их в народность. Объясняется это не только недо-

9

статочной изученностью средневековых памятников Башкирии. Серьезные трудности создаются неустойчивостью, а точнее, неот­работанностью критериев выделения археологических культур в степном мире и чрезвычайной относительностью определений этнической принадлежности племен той или иной культуры в I тыс. н. э. Сдерживающим моментом в широкой интерпретации археологического материала является также позиция крайнего автохтонизма, занятая некоторыми археологами в изучении этно­генеза башкир (Мажитов, 1971, стр. 13). Эти обстоятельства за­ставляют, отдавая должное археологическим источникам и ис­пользуя их при изучении древней истории края, признавая по­стоянно возрастающую роль археологии в исследовании истори­ческих проблем эпохи средневековья, все же с критической осмотрительностью привлекать результаты археологических изыс­каний при разработке общей концепции этногенеза башкир.

Значительный вклад в исследование древней и средневековой истории Башкирии и башкир может внести историческая этногра­фия. И не только потому, что историческая этнография, разраба­тывая свойственные ей проблемы этногенеза, истории культуры и родового строя, может с большим эффектом использовать до­шедшие до нас немногочисленные свидетельства средневековых хронистов, писателей и путешественников. Изучая этнографиче­ские явления на обозримом для фиксации периоде (вторая поло­вина XIX—XX в.),' отталкиваясь от этой достоверной действитель­ности и сопоставляя полученный материал с письменными и иными источниками предшествующих веков, историческая этно­графия в состоянии делать плодотворные ретроспективные ре­конструкции. Эти возможности исторической этнографии особую ценность имеют при изучении истории бывших кочевников. Исследователи довольно часто вынуждены отмечать, что письмен­ные источники по истории кочевников (там, где они имеются) не отражают во всех нюансах внутренних особенностей социаль­ной организации скотоводческого общества, специфики хозяйства, а тем более сложных явлений этнической истории.

Перед исторической этнографией, таким образом, в использо­вании накопленных ею фактов стоит трудная, но реальная задача. Заключается она в том, чтобы сомкнуть полевой этнографиче­ский материал, относящийся к XIX—XX вв., с историческими, археологическими и другими источниками предшествующих ве­ков, скоррелировать их и на этой общей основе создать качест­венно обновленную источниковедческую базу для изучения этни­ческих, хозяйственно-культурных и социальных проблем истории башкир эпохи древности и средневековья. Реализация намечен-

10


ного подхода к использованию этнографических источников (при широком хронологическом диапазоне изучаемого периода) требует тщательности в выборе методов и приемов исследования. Особенно важны вопросы достоверности, датировки, репрезентативности материала.

Основным направлением повышения эффективности этногра­фических источников и объективности исторического повествова­ния является расширение рамок исследования как в плане терри­ториальном, так и в хронологическом. Соответственно необходимо привлечение разнообразного сопоставимого материала, установле­ние на его основе преемственных и иных связей между удален­ными друг от друга территориями или временем, фактами и событиями. В этом мы видим один из аспектов реализации ком­плексного метода в изучении этногенетических проблем, который автором трактуется не как совмещение в одном исследовании разнородного материала, а как принцип взаимной проверки и корреляции смежными науками достоверности фактов и объек­тивности полученных оценок и выводов.

Особое значение имеет массовость исходного материала, ре­презентативного по всему этносу. Сравнительно-исторический метод превращается в примитивный компаративизм, если к исто­рическим сопоставлениям привлекается случайно подобранный этнографический материал, вырванный из контекста исторических событий, или же материал, хотя и обширный, но не отражающий изучаемого явления во всей его совокупности. В методическом отношении широкая представительность мобилизуемых источни­ков обеспечивает возможность системного анализа этнической истории народа, позволяет повысить качество датировки этногра­фического материала путем его стратиграфического членения с привязкой выделенных пластов культуры к определенным исто­рическим эпохам4.

В силу некоторых научных традиций, а также успехов в обла­сти археологии и сравнительно-исторического языкознания этноге-нетические исследования по башкирам акцентируют внимание на ранних этапах этногенеза, а точнее — на происхождении той пле­менной общности, которая явилась или могла явиться ядром в формировании башкирской народности. Однако такое понимание сущности проблемы этногенеза башкир не является исчерпываю­щим. В последние годы хронологические рамки этногенетических исследований существенным образом раздвигаются: происхожде-

4 Специально об этом см.: Кузеев, 1973.

11

ние народностей рассматривается как длительный процесс — от возникновения первичных этнических образований в глубинах первобытности до формирования самой народности и тех основных признаков, которые до настоящего времени определяют ее этни­ческий облик (Чебоксаров, 1967; Бромлей, 1970). Отмеченная постановка проблемы заставляет говорить не столько о происхож­дении, сколько о сложении башкирской народности.

Вопрос об этническом ядре или об этнических компонентах, легших в основу формирования народности, рассматривается в этом свете как составная часть более широко поставленной проблемы. Именно поэтому в исследование вовлекается материал по поздним этапам этнической истории. Поздние этапы этнической истории не только у башкир, но и у некоторых других народов Восточной Европы являются определяющими в формировании их современных этнических признаков. Так, затянувшиеся дискуссии о булгарской основе татарского или чувашского этногенеза, угро-мадьярской или исключительно древнетюркской основе башкир­ского этногенеза, независимо от их исхода, едва ли в состоянии удовлетворительно объяснить происхождение и развитие совокуп­ности этнических показателей, определяющей нынешний облик этих народов: языка, культуры, физического типа и др.

К объяснению этих вопросов можно прийти, изучая этнические процессы в IX—XVI вв., когда в обстановке усложнения социаль­но-экономической и политической истории в обширной зоне смы­кания степных и земледельческих племен активизировались тен­денции к консолидации этнических групп, приведшие в конечном итоге к сложению ряда народностей Восточной Европы и Средней Азии. Поэтому исследования, направленные к реконструкции древ­нейших этапов этногенеза башкир, лишь одна из необходимых ли­ний решения общей проблемы. Другая важная линия — изучение поздних этапов этнической истории. В настоящей работе одним из исходных является положение, согласно которому разработка об­щей схемы этнической истории башкирского народа осущест­вляется на базе исследования этнических процессов на всех эта­пах их развития. Такой подход создает наиболее благоприятные предпосылки для осуществления в этническом исследовании принципа последовательного историзма, органически вытекающего из марксистско-ленинской концепции истории народов мира. Ис­торическая этнография в силу особенностей ее источников наибо­лее результативно может изучать поздние периоды этногенеза, хотя обычно стремится охватить проблему в целом.

Из всей совокупности этнографических материалов, использо­ванных в процессе исследования, важное значение придано сведе-

12

ниям по этническому составу башкир. Историко-этнографические исследования по народам Средней Азии, Сибири и Восточной Ев­ропы (Жданко, 1950; Абрамзон, 1960, 1971; Долгих, 1960; Пота­пов, 1969 и др.) убедительно показали, что реконструкция этничес­кого (родо-племенного) состава5, картографирование этого мате­риала, выяснение истории расселения составных частей народа и сопоставление полученных результатов с другими источниками открывают широкие возможности для плодотворного изучения как раз тех этапов этнической истории народов, в процессе развития которых происходило становление их современного этнического облика.

Принципиальное значение детальной реконструкции этничес­кого состава тюркских народов для изучения этнолингвистических проблем настойчиво подчеркивалось и подчеркивается в языковед­ческой литературе (Радлов, 1887; Кононов, 1958; Rasanen, 1961; Nemeth, 1966 и др.). В соответствии с этим нами уделено большое внимание разработке этнического состава и истории расселения башкир в XVII—XIX вв. Но главным содержанием исследования стало изучение исторического процесса сложения и формирования этнического состава башкирского народа. Выполнение этой задачи обусловило, естественно, широкое вовлечение в сферу исследова­ния не только историко-этнографических данных по собственно башкирской истории (исторические предания, легенды, эпос и др.), но и материалов по родовой системе многих тюркских и финно-угорских народов, в разное время участвовавших в этни­ческих процессах на огромной территории от Волги до Алтая.

Процесс сложения этнического состава народа является основ­ной канвой истории его формирования. Раскрытие этого процесса

  1   2   3




Похожие:

Литература и источники iconЛитература и Интернет-источники
Артамонов Г. Т. Анализ производительности ЭВМ методами теории массового обслуживания
Литература и источники icon"Литература + литература"
Какая книга “всегда имела сильное впечатление” на А. П. Гринёва? (Придворный календарь)
Литература и источники iconЛитература Литература к введению
Максвелл Дж. К. Трактат об электричестве и магнетизме: Пер с англ. М.: Наука, 1989
Литература и источники iconЛитература Литература к введению
Наан Г. А. Космология. Бсэ –3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1973. Т. 13. С. 256–258
Литература и источники iconЛитература Литература к главе 1
Бонч-Бруевич А. М. Оптика// бсэ – 3-е изд М.: Советская энци-клопедия. 1974. Т. 18. С. 442
Литература и источники iconДетская научно-познавательная литература
Фортунатов. Русская литература от Герцена до Бродского. Н. Новгород: Русский купец, 1995
Литература и источники iconПереходные процессы в линейных электрических цепях
Следовательно, источники постоянного напряжения (или тока) создают в цепи постоянный ток, а источники переменного напряжения (или...
Литература и источники iconДокументы
1. /Литература/Литература по курсу Сети ЭВМ.doc
2. /Литература/Рекомендуемая...

Литература и источники iconМифологические и фольклорные мотивы в романах якуба занкиева 10. 01. 02 Литература народов Российской Федерации (татарская литература)
Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования
Литература и источники iconТематическое планирование по учебнику-хрестоматии Литература 9 класс
Литература 9 класс (102 часа) Тематическое планирование по учебнику-хрестоматии «Литература 9 класс» в 2-х частях под редакцией Т....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов