Московский государственный университет icon

Московский государственный университет



НазваниеМосковский государственный университет
страница1/2
Дата конвертации14.09.2012
Размер0.49 Mb.
ТипРеферат
  1   2

Московский государственный университет


имени М.В.Ломоносова


Факультет журналистики


Теория развития в философии. Диалектика.

Г.В.Ф. Гегель


Реферат по философии

студентки II курса 201 группы

Филатовой И.М.

Преподаватель: Радул Д.Н.


Москва 2004


Понятие диалектики. Модели развития


Диалектика – теория и метод познания явлений действительности в их развитии и самодвижении, наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления. Основным предметом изучения диалектики является развитие. Нацеленность на развитие служит критерием диалектики. Познание законов развития дает возможность управлять процессами развития, изменять мир в соответствии с объек­тивными законами и потребностями человеческой цивилизации.

Важное значение имеет, конечно, исходное определение самого понятия развития.

Развитие не есть развитие «вообще», «всего», «всей материи». Оно связано только с конкретными материальными или духовными системами: развиваю­щейся системой может быть отдельный организм, Солнечная система, общество, теория и т. п. Вне конкретных систем нет никакого развития. О развитии материи можно говорить, подразу­мевая под этим бесконечное множество развивающихся конкретных систем и реализацию бесконечного множества возможностей к ново­образованиям, заключенным в материи. Материя конкретна через свою системность.

Развитие есть порождение целостностью новой целостности, поэтому в процессе развития происходит изменение качеств системы.

Развитие разнопланово, многоуровнево и многоэтапно. Но несом­ненным должно быть исключение из развития момента возникновения самой системы и момента ее распада, ликвидации, прекращения суще­ствования. Возникновение целостной органичной системы, ее исход­ной формы хотя и связано с развитием, однако не есть еще собственно развитие; оно представляет собой взаимодействие элементов, рождаю­щих новую структуру, полагающее начало развитию. Возникновение связано с прохождением и вместе с ним дает становление. Становление—это и отсутствие качества (наличного бытия) и в то же время существование и формирование предпосылок именно данного, а не какого-то другого качества. Наличное же бытие системы есть уже определенное качество, впоследствии (после возникновения) изменяемое, но сохраняемое на всем протяжении ее существования. Справедливо поэтому подчеркива­ется, что развитие есть такое изменение состояний, которое происхо­дит при условии сохранения их основы, т.е. некоего исходного состояния, порождающего новые состояния. Сохранение исходного состояния или основы только и делает возможным осуществление закономерностей развития.


Развитию присущи простые и в то же время фундаментальные черты.

Оно характеризуется прежде всего своей неотрывностью от движения, изменения. Но это — не отдельные изменения, а множество, комплекс, система изменений в составе элементов, в структуре, т.е. в рамках качества подсистем данной материальной системы. Важное значение при этом имеют развертывающиеся в системах процессы дифференциации. Возникающие в результате дифференциации подсистемы неравны между собой по субстратно-вещественным и актуально-энергетическим параметрам, взятым в отдельности, в то время как эти же параметры, взятые в их единстве, распределяются более или менее равномерно. Поэтому целесообразно считать закон компенсирующего деления, выражающий данный феномен, одним из критериев развития.

Системный характер измене­ний означает, что меняется качество (в оговоренном значении этого термина). Поэтому необходимо фиксировать признак «качественное изменение» в определении развития.

Помимо этого, развитие характеризуется не единственным, не разовым качественным преобразованием, а некоторым комплексом, связью ряда таких преобразований. В этом плане развитие есть связь качественных преобразований системы. Для этой связи характерна прежде всего необратимость. Противоположное этому понятие обрати­мости связано с круговоротами и функционированием, представляю­щими собой изменения качеств с возвратом к прежним состояниям в своих главных структурах. Однако, если метафизика, к примеру, трактует обратимость как «чистое» круговращение, как возврат к старому, то диалектика понимает круговороты как не имеющие абсолютно замкнутого характера и в этом смысле обладающие моментом обрати­мости; абсолютной обратимости нет, как нет и чистой необратимости. Если круговороты и функционирование в основном обратимы, то развитие — в основном необратимый процесс. Необратимость измене­ний понимается как возникновение качественно новых возможностей, не существовавших раньше.

Изменения типа развития наиболее близки к изменениям типа функционирования. Развитие описывается обычно как смена состояний развивающегося объекта, однако основное содержание процесса составляют при этом достаточно существенные изменения в строении объекта и формах его жизни. С чисто функци­ональной точки зрения функционирование есть движение в состояниях одного и того же уровня, связанное лишь с перераспределением эле­ментов, функций и связей в объекте. Развитие же есть не просто самораскрытие объекта, актуализация уже заложенных в нем потенций, а такая смена состояний, в основе которой лежит невозможность по тем или иным причинам сохранения существующих форм функциони­рования.

Развитие есть особого рода связь состояний, но связь эта не беспорядочна. Хаотичность «пре­одолевается» на уровне первичных изменений в одном каком-либо качествен­ном преобразовании подсистемы, но на уровне всей системы этим преобразованиям может и не быть присуща внутренняя связность. Если на этом уровне будут происходить беспорядочные изменения, тогда развития не будет, так как оно показывает наличие преем­ственности между качественными изменениями на уровне системы, связь последующего с предыдущим, определенную тенденцию в изменениях и именно на этой основе появление у системы новых возможностей. Иначе говоря, развитие соотносится с направленными преобразованиями. Направленность — третий критериальный признак развития.


Итак, выделим основные признаки развития:


  1. качественный характер изменений;

  2. необратимость изменений;

  3. направленность.


Указание на эти три признака составляет исходное определение понятия развития. Критерий развития – комплексный.

Исходное определение данного понятия следующее: развитие – это направленные, необратимые качественные изменения системы.


Развитие есть объективное явление, феномен материальной и ду­ховной реальности. Оно в известном отношении не зависит от субъекта познания, субъект же познает и оценивает этот процесс. Сложность развития и другие причины обусловливают неоднозначность его трак­товок, разнообразие его интерпретаций.

Рассмотрим некоторые основные концепции развития («модели диалектики»).

Одной из первых в истории философии была классическая модель диалектики, представленная трудами немецких философов XVIII—XIX веков — Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля. Это была рационалистиче­ская, логико-гносеологическая модель диалектики.

В первой половине XIX века появилось сразу несколько концепций развития:

диалектико-матери­алистическая, градуалистская и натуралистская (или «сциентист­ская»).

Идеи градуалистской модели развития, например, были наиболее полно представлены английским философом Г. Спенсером.

Суть данной модели развития сводилась к тому, что путем совершенно незаметных изменений происходит переход от одной формы к другой, коренным образом от нее отличающейся. Семя, например, превращается в дерево, причем с такой постепенно­стью, что нет момента, когда можно было бы сказать: теперь семя прекратило свое существование, и мы имеем перед собой уже дерево. Исходя из этой идеи, Спенсер объяснял и процесс эволюции.

В западно-европейской философии сформировалась еще одна кон­цепция, называемая «творческим эволюционизмом», или «эмерджентизмом».

Главная ее черта – абсолюти­зация скачков в развитии, причем скачков интегративных, взрывообразных.

Со второй половины XIX столетия все большее значение в науке стали иметь концепция — «натуралистская» (диалек­тика естественнонаучных материалистов) и противоположная ей антропологическая модель развития.

К числу наиболее значительных концепций развития XX века относится диалектико-материалистическая концепция. Ее основополож­никами являются К. Маркс и Ф. Энгельс, которые опирались на учение Гегеля. Развитие они понимали как повторяющее пройденные уже ступени, но повторяющее их иначе, на более высокой базе. Это развитие не по прямой линии, а по спирали – развитие скачкообразное, внутренние импульсы которому дают противоречия, столкновения различных сил и тенденций, действующих на данное тело, в пределах данного явления или внутри данного общества.

Помимо рассмотренных моделей диалектики имелись еще иные концепции, среди которых можно отметить «негативную диалектику» Франкфуртской школы, «трагическую диалектику», «диалектику эпи­стемологической рефлексии» и др. Таким образом, разнообразие трактовок говорит о многогранности и многоуровневости самого феномена развития и о возможности постро­ения относительно самостоятельных концепций.


^ Законы развития

Диалектика подчиняется трем законам, которые с трех различных сторон характеризуют развитие. Первый из них – закон диалектического синтеза.

Его можно сформулировать так: в процессе прогрессивного развития каждая ступень, являющаяся результатом двойного отрицания-снятия, является синтезом предыдущих ступеней и воспроизводит на более высокой основе характерные черты, структуру исходной ступени развития.

Из трактовки развития, включающего в себя переходы от одних качеств к другим, следует, что никакое развитие невозможно без отрицаний.

Диалектики признают всеобщий характер отрицания. Но как понимается при этом отрицание?

Диалектическая философия отвергает абсолютизацию момента раз­рушения в отношении к предыдущим этапам развития. При полном отрицании предшествующего качества невозможно прогрессивное дви­жение системы. Для того чтобы обеспечить прогрессивную линию ее развития, необходимо ориентироваться на иное отрицание — на отри­цание-снятие.

Существует множество различных типов и видов отрицания. Из них

наиболее фундаментальными являются типы, выделяемые по формам

движения материи, а также по характеру действия. Остановимся на

отрицаниях, вычленяемых по характеру действия, поскольку в центре

внимания сейчас находится развитие и необходимо прежде всего

выявить типы отрицаний, непосредственно включенные в восходящую

ветвь развития и прогрессивного движения материальных систем.

В зависимости от характера действия существуют два типа отрицания – деструктивное и конструктивное. Де­структивное отрицание разрушает систему, ведет к ее распаду, ликвидации; здесь имеет место не регресс, а именно прекращение всякого развития, конец существования системы, ее уничтожение. При деструктивном типе отрицания большую, а часто и решающую роль играют внешние по отношению к материальной системе факторы. Конструктивные отрицания, наоборот, детерминируются главным об­разом внутренними факторами, внутренними противоречиями. Систе­ма в этом случае содержит в себе свое собственное отрицание; это самоотрицание. Оно представляет собой необходимый момент разви­тия, обеспечивает связь низшего и высшего, менее совершенного и более совершенного, причем и в прогрессивном, и в регрессивном, и в горизонтальном развитии.

По отношению к направлениям развития конструктивные отрица­ния подразделяются на подтипы: существуют прогрессивные, регрес­сивные и нейтральные отрицания. По своей значимости и роли в осуществлении прогресса прогрессивные отрицания, в свою очередь, делятся на три вида:


  1. отрицание-трансформация;

  2. отрицание-снятие;

  3. отрицание-синтез,


причем первые два имеют место и в регрессивной линии развития. Для отрицания-трансформации характерно такое изменение свойств и качеств системы, при котором сохраняется сама ее интегри­рующая структура.

При отрицании-снятии преобразуется внутренняя, интегрирующая структура системы. Отрицание-снятие охватывает и стадию (или мо­мент) перехода от одного качества к другому, т. е. скачок, и основную стадию утверждения нового качества. Это и процесс перехода, и его результат. Посредством отрицания-снятия должно возникать новое качество, более надежная и более совершенная материальная система.

Третьим видом отрицания является отрицание-синтез. Здесь дости­гается синтез двух отрицаний-снятий, еще большая аккумуляция всего положительного в предыдущем развитии.

С понятием отрицания связана сущность диалектики. Диалектика – это теория, согласно которой нечто – в частности, человеческое мышление, – в своем развитии проходит так называемую диалектическую триаду: тезис, антитезис и синтез. Сначала — некая идея, теория или движение,— «тезис». Тезис, скорее всего, вызовет противоположение, оппозицию, поскольку, как и большинство вещей в этом мире, он, вероятно, будет небесспорен, то есть не лишен слабых мест. Противоположная ему идея (или движение) называется антитезисом, так как она направлена против первого – тезиса. Борьба между тезисом и антитезисом продолжается до тех пор, пока не находится такое решение, которое в каких-то отношениях выходит за рамки и тезиса, и антитезиса, признавая, однако, их относительную ценность и пытаясь сохранить их достоинства и избежать недостатков. Это решение, которое является третьим диалектическим шагом, называется синтезом. Однажды достигнутый, синтез, в свою очередь, может стать первой ступенью новой диалектической триады и действительно становится ею, если оказывается односторонним или неудовлетворительным по какой-то другой причине. Ведь в последнем случае снова возникнет оппозиция, а значит, синтез можно будет рассматривать как новый тезис, который породил новый антитезис. Таким образом, диалектическая триада возобновится на более высоком уровне; она может подняться и на третий уровень, когда достигнут второй синтез.

Однако вместо терминов «тезис», «антитезис» и «синтез» диалектики часто описывают диалектическую триаду с помощью терминов «отрицание (тезиса)» — взамен «антитезиса» и «отрицание отрицания» — взамен «синтеза».

Один из крупнейших философов русского зарубежья первой поло­вины XX века С.Л.Франк считает, что отрицание отрицания по содержанию есть «суммированное отрицание» в том отношении, что ведет к образованию синтеза, категориальной формы «и-то-и-другое». Эта форма познания выступает как принцип, который требует наличия «одного» и «другого», т. е. наличия многообразия. Целое или всеобъем­лющая полнота является тогда чем-то вроде суммы или совокупности всех ее частных содержаний. Это ценный момент развития через отрицание. Но такой путь все же недостаточен, он может вести к третьему, четвертому и иным отрицаниям, вращаясь в кругу; из отри­цания при этом не устраняется полностью разрушающая сила. В полной мере отрицание отрицания должно укрепить «и-то-и-другое», выведя его на уровень «непостижимого» (здесь Л. Франк фактически отмечает необходимость превращения «синтеза» в интегративность, в новую системность). Он утверждает: «Мы скажем тогда: непостижимое, в качестве абсолют­ного, возвышается и над противоположностью между связью и разде­лением, между примиренностью и антагонизмом; оно само не есть ни то, ни другое, а именно непостижимое единство обоих... Оно истинно абсолютно в том нераздельно-двойственном смысле, что оно есть то, что не относительно, и вместе с тем имеет относительное не вне себя, а объемлет и пронизывает его. Оно есть несказанное единство единства и многообразия, и притом так, что единство не привходит как новое, иное начало к многообразию и объемлет его, а так, что оно есть и действует в самом многообразии». В результате такого движения отрицаемое не унич­тожается, не «выбрасывается вон» из бытия вообще. «Отрицание» – точнее, «отрицательное отношение», – отмечает

С. Л. Франк, – при­надлежит, таким образом, к составу самого бытия и в этом смысле отнюдь не может быть отрицаемо... Поскольку отрицание... есть ори­ентирование в самих отношениях реальности, всякое отрицание есть одновременно утверждение реального отрицательного отношения и тем самым – самого отрицаемого содержания... Мы возвышаемся до уни­версального «да», до полного, всеобъемлющего принятия бытия, кото­рое объемлет и отрицательное отношение, и само отрицаемое в качестве, так сказать, правомерной и неустранимой реальности».

Отрицание отрицания, по С.Л.Франку, фактически направлено на преодоление отрицания, на то, чтобы, возвысившись над «отрицанием», усмотреть конститутивное, т.е. оп­ределяющее начало в бытии.

Из приведенных положений, касающихся закона отрицания отри­цания, следует, что главное в нем — осуществление диалектического синтеза. Речь идет исключительно о содержании, о сохранении всех его компонентов, их объединении и обретении новых связей, способных обеспечить единство многообразного и развитие новой целостности.

В действии закона отрицания отрицания (или закона диалектиче­ского синтеза) обнаруживается важный момент формального или струк­турного характера: осуществляется преемственность во внутренней форме, в структуре, причем со ступенью еще более ранней, чем та, которая имелась до второго «отрицания».

На последующей ступени структура, которая образовалась на ступени предыдущей, разрушается как препятствующая развитию системы и создается новая структура, обладающая новыми возможностями. Развиваясь все более быстрыми темпами на данной основе, система обнаруживает затем необходимость в еще более быстром развитии; в ситуации дву­значного выбора выбор падает на альтернативную структуру, в свое время преодоленную, но с «подведением» под нее измененного содер­жания. На завершающей ступени происходит якобы возврат к ступени первой, к ее структуре. Но содержание значительно изменено и общий уровень содержательного развития на третьей сту­пени значительно выше, чем он был на исходной, первой ступени.

Отрицание-синтез не исключает других видов и типов отрицания. В его состав включены деструктивные процессы, отрицание-трансфор­мация, отрицание-снятие. Все виды отрицания определенным образом связаны друг с другом.

Отрицание-синтез является высшим видом отрицания. Именно это отрицание придает развитию материальной системы организованность и ритмичность. Помимо ритмов при круговоротах, функционировании, включенных в прогресс, само поступательное развитие в действии закона отрицания отрицания обретает общий триадический ритм, развертываясь в структуру: тезис – антитезис – синтез.

На основе того, что синтез является итогом развития, результатом двойного отрицания-снятия и с содержательной, а не формальной стороны, характеризует поступательность развития, соответствующий закон можно назвать законом «диалектического синтеза».

Встречается мнение, будто для того, чтобы установить, действует ли в той или иной материальной системе данный закон, достаточно обнаружить следующие друг за другом два отрицания независимо от их типа и вида. При таком пони­мании закона, конечно, может быть установлена связь двух отрицаний, которые окажутся его элементами, но этого может и не быть. Так, в примере изменений агрегатного состояния воды (пар— жидкость—лед) налицо два следующих друг за другом отрицания, но закон отрицания отрицания не устанавливается. В данном явлении есть движение, но нет никакого развития, а следовательно, и законов развития.

Закон диалектического синтеза, или отрицания отрицания не со­относим с деструктивными отрицаниями, с отрицаниями в круговоротах, механическом движении, функционировании. Он не связан однозначно и с отрицаниями-трансформациями, хотя в процессе своего развертывания он его включает, как и отрицание-снятие. Только два отрицания-снятия при строго определенной системе отсчета выступают составными частями данного закона. Закон отрицания отрицания действует тогда, когда предмет дважды претерпевает превращение по типу отрицания-снятия. И может быть множество отрицаний, прежде чем произойдет превращение вещи в такое состояние, когда ему будут присущи признаки отрицания-синтеза. Итак, наличие любых двух отрицаний, следующих друг за другом, еще не есть критерий закона отрицания отрицания.

Действие закона отри­цания отрицания полностью обнаруживается лишь в целостном, отно­сительно завершенном процессе развития, через цепь взаимосвязанных переходов, когда можно зафиксировать более или менее законченный (с точки зрения направления развития) его результат: на каждой же отдельной стадии этот закон обнаруживается обычно лишь как тенден­ция, а потому далеко не всегда полно и очевидно. Существо данного закона – в синтезе и повторе на высшей, более высокой ступени развития характерных черт (структуры) исходной ступени.

Повтор на высшей ступени внутренней структуры исходной ступени обусловливает особую форму развития – спиралевидную. Схематически это может выглядеть как ломаная линия, конец которой сориен­тирован на возврат. Преимущество спирали состоит в том, что она как форма более противоречива, чем прямая восходящая линия или замкнутый круг, круговорот, которые, кстати, тоже диалектичны. Но в спирали есть и то, и другое: прямая, совмещенная с круговым движением, поступа­тельность, включающая в себя возврат к исходному, движение вперед и одновременно назад, прогресс и регресс. И все это – при общем преобладании прогресса. Спираль наглядно демонстрирует противоре­чивость формы развития, свидетельствует о глубокой сущностной противоречивости развития материальных систем.

Итак, сфера действия закона отрицания отрицания ограничивается прогрессивным, восходящим направлением развития материальных систем (он не действует в регрессе). Однако ему подчинены не все системы с прогрессивной ветвью развития, а лишь такие, в которых в результате двух отрицаний-снятий сначала имеет место превращение в противоположность, а затем повторное превращение в противоположность (на более высокой ступени) и синтезирование содержания предыдущих ступеней.


Второй закон диалектики – закон перехода количества в качество.

Закон перехода количества в качество выражает такую взаимозависимость характеристик материальной системы, при которой количественные изменения на определенном этапе приводят к качественным, а новое качество порождает новые возможности и интервалы количественных изменений.

Выражение «перехода количества в качество» имеет единственный рациональный смысл: переход одного качества в другое на основе количественных изменений.

Изменения качества в своей основе имеют прибавление и убавление вещества, энергии, структурных или (и) информационных компонентов системы. Преобразование качества может наступать от замены элементов одной природы теми или иными элементами другой природы или в результате изменения структуры при прежнем составе элементов. Система может получать энергию извне или отдавать ее во внешнюю среду; при одном и том же количестве энергии она может перераспределяться в рамках самой системы. В целостных системах к количественной стороне относится также информационное содержание систем, изменение информации.

Во всех областях материальной действительности появление нового качества обусловлено материальными факторами, количественными изменениями.

Наряду с переходом количества в качество происходит обратный переход—качества в количество (в отмеченном выше значении «пе­рехода»). Новое качество влияет на исчезновение одних и становление других «количеств». Переход качественных изменений в количествен­ные в процессе развития выражается в том, что качество: 1) определяет характер и направление количественных изменений, 2) оказывает су­щественное влияние на скорость, темпы протекания количественных изменений и 3) определяет меру (или безмерное развитие) данного явления.

Итак, основное содержание закона перехода количества в качество состоит в обусловленности качественных изменений количественными и в определяемости количества качеством.

Пока не существует общепринятых исходных определений понятий «качество» и «количество», но имеется немало определений, которые могут претендовать на общезначимость. На феноменологическом уровне систем и предметов качество определяется через понятие «свойство».

Свойство есть способность вещи проявлять свою сущность при взаимодействии с другими вещами. Гегель отмечал эту связь свойства с основой вещи. Он писал: «Вещь обладает свойством вызывать то или другое в ином и лишь ей присущим образом проявляться в соотношении с другими вещами. Она обнаруживает это свойство лишь при наличии соответствующего характера другой вещи, но в то же время оно ей присуще и есть ее тождественная с собой основа; это рефлектированное качество называется поэтому свойством». Свойства не порождаются отношениями вещей, но лишь обнаруживаются, проявляются в таких отношениях. Свойства столь же материальны, как и сами вещи.

Материальная система (вещь) обладает значительным числом свойств, среди которых имеются аддитивные, эмерджентные, диспозиционные, необходимые, случайные, существенные, несущественные и т.п. Они неравноценны для характеристики качества. «Нечто есть то, что оно есть, только благодаря своему качеству, между тем как, напро­тив, вещь, хотя она также существует лишь постольку, поскольку она обладает свойствами, все же не связана неразрывно с тем или другим определенным свойством и, следовательно, может также и потерять его, не перестав из-за этого быть тем, что она есть», – отмечал Гегель. Он предостерегал против смешения свойств с качеством, связывая с качеством только наиболее важные свойства (свойства-элементы).

Итак, исходное определение понятия качества (на феноменологическом уровне) может быть таким: качество – это система важнейших, необ­ходимых свойств предмета.

Отбор свойств, соотносимых с качеством предмета, является парал­лельно и движением познания от внешней стороны предмета к его сущности. В важнейших и необходимых свойствах так или иначе уже наличествуют сущностные его моменты. Полный переход на сущностный уровень предмета означает выявление его структуры, основного закона связи элементов.

На сущностном уровне объ­екта качество можно определять как, целостность, тождественную внутренней определенности (основному закону) объекта.

Если соединить теперь сущностный и феноменологический уровни, то можно сказать, что качество – это внешняя и внутренняя определен­ность, система характерных черт предметов, теряя которую предметы перестают быть тем, что они есть. Это определение понятия качества непосредственно связано с понятием количества и фактически формулируется через сопоставление с ним. В повседневном опыте, да и в научном познании, перед нами всегда два типа изменений. Первые изменения – количественные, вторые – качественные. Количество может быть определено как совокупность таких изменения в материальной системе, которые не тождественны изменению ее сущности.

В материальной действительности сущность количества выявляется через его сопоставление с качеством, а сущность качества — через его сопоставление с количественными (безразличными для бытия системы) изменениями. Диалектика качества и количества в исходном своем пункте есть их взаимоопределяемость. Каждая из категорий («качество» и «количество») определяется через свою противоположность. Содер­жание любой из них соотнесено с содержанием другой. По словам Гегеля, качество есть в-себе-количество, количество – в-себе-качество.

Учет этого обстоятельства несколько конкретизирует определение количества как безразличной к бытию вещей определенности (или изменчивости): количество обладает также и качественной характери­стикой, а изменения количества при более строгом подходе не безразличны, как оказывается, для качества: они либо укрепляют его, либо воздействуют на него репрессирующе. Но и в этой ситуации с точки зрения сохраняемой целостности объекта количественные изменения в общем-то остаются «безразличными» для основного качества мате­риальной системы.

При углублении познания объектов, при учете качественного мо­мента количества определение понятия количества может быть таким: количество есть степень развития данного качества. Количественные различия выступают в условиях сохраняемости одного и того же качества или наличия одинаковости качества у разных по форме систем. На первый план здесь выступают пространственные и временные его характеристики. Количество – объективная определенность качест­венно однородных явлений, или качество в его пространственно-вре­менном аспекте, со стороны его бытия в пространстве и времени.

Сравнение предметов между собой (при их однородности) ведет к установлению определенных пропорций. При этом выявляется эталон, служащий основой измерения количественных параметров систем. Для измерения используются понятия числа, объема, длины, величины и т. п., а само понятие количества может определяться через эти понятия. Сравнению подлежат и неоднородные системы по какому-либо свой­ству, в каком-либо отношении.

Переход в познании от качественных характеристик предмета к количественным связан с развертыванием математических средств по­знания, позволяющих достигать точности в исследованиях и более эффективно овладевать природой объекта.

Будучи зафиксированными как количественные в одной системе отсчета, изменения объекта могут выступать как качественные в другой, более «узкой» системе отсчета.

Нет «чистого» количества, никак не связанного с качеством, и нет «чистого» качества, никак не связанного с количеством. Качество всегда количественно, а количество качественно. Однако их неразрывная связь не означает их слияния. Между ними имеется достаточно четкая граница, которая определяется при установлении системы отсчета, при четком выделении системы (предмета) исследования.

Качество и количество связаны в мере. В философии бытия мера служит для выражения взаимосвязи качества и количества.

Всякий предмет, любое развитие материальных систем имеют свою меру. Существуют разные типы мер. Выделяются мера непосредствен­ного бытия и субстанциальная мера. Первая связана с внешней сторо­ной предметов, с фиксированием меры на уровне живого созерцания, вторая – с сущностью, соответственно с теоретическим уровнем по­знания. Мерой непосредственного бытия является жидкое состояние воды, температура которой изменяется (при известных условиях) от 0 до 100°. При углублении познания, на уровне сущности вода предстанет уже как химическое соединение (результат взаимодействия кислорода и водорода), образованное по законам структурных связей соответст­вующих ионов. Субстанциальная мера есть закон структурной органи­зации системы, соответствие количественных моментов в составе и структуре системы ее качественной специфичности. Этот тип меры содержит в себе причинное объяснение происхождения и движения данной системы.

Мера часто выражается числом, но не всегда она поддается точному числовому описанию. В процессе развития нередко отсутствуют резкие грани, последующая ступень как бы полностью сливается с предыдущей и создается впечатление либо полной гомогенности, либо «неожидан­ного» появления нового.

Одним из типов меры является «безмерность». Это та же мера, но деформированная в количественном отношении. Система еще обладает способностью к некоторому развитию и функционированию, однако обремененная «излишним» количеством она теряет ряд возможностей развития, снижает темпы общего развития, становится «однобокой», аритмичной.

Продолжающийся и при безмерном развитии процесс кумуляции, накопления необратимых изменений в субстрате и структуре системы, ведет к расшатыванию структуры системы, к ее неустойчивости, созда­ющей предпосылку для ее перехода в другое качество. Безмерность, неустойчивость и аритмичность выражают внутреннюю необходимость в замене одной меры другой.

Важным понятием закона перехода количества в качество является понятие скачка. Представление о скачке связано с ускорением процесса во времени. Считается, что скачок — всегда относительно ускоренное развитие изменений. Такое представление схватывает лишь один момент. Опре­деляющим является преобразование качества. Скачок – это переход от одного качества к другому.

В мировоззренческом отношении скачки не являются привилегией человека и человеческого общества, но присущи развитию любых материальных систем, в том числе природных, различаясь по силе, динамизму, организационной структуре и т.п.

Выделим самые общие подразделения скачков.

Скачки различаются прежде всего по формам движения материи.

Второе основание разделения скачков – время их протекания. По этому признаку все скачки подразделяют на разовые (скачки-взрывы) и стадиобразные («постепенные»). На обыденном уровне такое деление производится с ориентацией на среднюю продолжительность жизни человека, на уровне научного мышления – сравнительно со временем существования основного объекта исследования, с предшествующим этапом его развития. Есть скачки, совершаемые в миллионные доли секунды, и есть скачки в миллионы, а то и в миллиарды лет. Следствием такого деления скачков на два вида является конкретизация определе­ния понятия «скачок». Скачок – это момент или стадия превращения одного качества в другое. При скачке-взрыве изменяется сразу вся система, при постепенном скачке –поочередно отдельные подсисте­мы, стороны и части системы. Скачки взрывного, «разового» типа характерны для систем со сравнительно жесткой организацией или структурой, а постепенные скачки свойственны преимущественно си­стемам с пластичной, гибкой организацией.

Третье основание деления – количество систем или подсистем, включенных в скачок – дает два вида скачков: одинарные и комплек­сные (или интегральные). Так, промышленная революция в Англии в последней трети XVIII – первой четверти XIX в. или революция в физике на рубеже XIX-XX вв. – это примеры одинарных скачков. Современный же научно-технический прогресс – это интегральный, комплексный скачок, вовлекший в свою орбиту и естествознание, и общественные науки, и технику, и производство.

Четвертое основание классификации скачков – отношение к глав­ной стороне сущности предметов. На этом основании скачки подраз­деляются на коренные и не-коренные.

И последнее, пятое основание деления скачков – их роль в разви­тии. С этой точки зрения скачки бывают прогрессивные, регрессивные и одноуровневые (нейтральные по отношению к прогрессу и регрессу).

Выделяются и другие виды скачков: глобальные и локальные, необходимые и случайные и т. п.

При конкретном применении закона перехода количества в каче­ство, в частности понятия скачка, следует принимать во внимание все отмеченные основания деления. Иначе возможны недоразумения в оценке явлений действительности.

В процессе развития происходит смена мер, а само развитие высту­пает узловой линией отношений меры. Развитие есть единство непре­рывности и прерывности.

  1   2




Похожие:

Московский государственный университет iconОргкомитет всероссийского тренинга «путь к олимпу»
Благотворительный фонд наследия Менделеева, Химический факультет мгу им. М. В. Ломоносова, рхту им. Д. И. Менделеева, рхо им. Д....
Московский государственный университет iconМосковский государственный областной университет

Московский государственный университет iconМосковский Государственный Университет имени М. В. Ломоносова

Московский государственный университет iconМосковский Государственный Университет имени М. В. Ломоносова

Московский государственный университет iconМосковский государственный университет Им. Ломоносова Фридрих Ницше
Введение
Московский государственный университет iconМосковский инженерно – физический институт (государственный университет)
Тема проекта (работы)
Московский государственный университет iconМосковский инженерно – физический институт (государственный университет)
Фамилия, имя, отчество дипломанта
Московский государственный университет icon2. Учетные унифицированные регистры
Фгоу впо московский государственный агроинженерный университет им. В. П. Горячкина
Московский государственный университет iconДепартамент образования города москвы московский городской педагогический университет вильнюсский педагогический университет информационное письмо уважаемые коллеги!
Московский городской педагогический университет на базе филологического факультета с 15 по 17 ноября 2007 года проводит международную...
Московский государственный университет iconМинистерство образования российской фередации
Московский государственный институт радиотехники электроники и автоматики (технический университет)
Московский государственный университет iconФилологический факультет
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов