«Гуссерль, его биография и труды» icon

«Гуссерль, его биография и труды»



Название«Гуссерль, его биография и труды»
Дата конвертации14.09.2012
Размер233.26 Kb.
ТипБиография

Работа по философии на тему:


«Гуссерль, его биография и труды»


Студента 203 группы

Неделько Григория

Преподаватель: Радул Д. Н.


(2005.)


Гуссерль


(Husserl) Эдмунд (8.4.1859, Просниц, Моравия, - 26.4.1938, Фрей-бург), немецкий философ-идеалист, основатель философской школы феноменологии (1). Профессор в Галле, Гёттингене и Фрейбурге. Ученик Ф. Брентано и К. Штумпфа;испытал также влияние Б. Больцано, неокантианства (2) (преимущественно Марбургской школы) и др. Г. выступил как резкий критик скептицизма и релятивизма в философии ("Логические исследования", рус. пер., т. 1, 1909). Носителем этих тенденций Г. считает психологизм - убеждение в том, что всякий познавательный акт определяется по своему содержанию структурой эмпирического сознания, а потому ни о какой истине, не зависящей от субъективности познающего, говорить нельзя. Наиболее чистое выражение психологизма Г. видит в той линии, которая идёт от Дж. Локка и Д. Юма через Дж. Милля к В. Вундту. Современные варианты психологизма Г. находит в натурализме (т. е. установке естествоиспытателя, превращенной в мировоззренческую установку) и историцизме (как основном философском принципе). По мнению Г., сами науки о природе и истории нуждаются в определённом обосновании, которое может дать только философия, понятая как строгая наука, наука о феноменах сознания - феноменология. Следуя по пути рационализма Р. Декарта, Г. стремится найти последние самоочевидные логические принципы и т. о. очистить сознание от эмпирического содержания. Это очищение совершается с помощью редукции. Поскольку философия, согласно Г.
, должна прежде всего освободиться от всех догматических утверждений, вырастающих на почве обычной, "естественной установки" сознания по отношению к миру, Г. требует совершить "эпохе", т. е. акт воздержания от какого-либо утверждения. В результате редукции остаётся последнее неразложимое единство сознания - интенциональность, т. е. направленность на предмет, которую Г. рассматривает как чистую структуру сознания, свободную от индивидуальных (психологических, социальных, расовых и др.) характеристик. С помощью понятия интенциональности Г. стремился решить главный теоретико-познавательный вопрос о связи субъекта и объекта: она призвана служить как бы мостом между ними - быть одновременно представителем имманентного мира общечеловеческого сознания и трансцендентного мира бытия, предметности, феноменология есть, по Г., наука о чистом сознании как переживании интенциональных актов; Г. называет это переживание "усмотрением сущности" (Wesensschau). Претендуя на нейтральную позицию в решении основного вопроса философии, Г. предложил исключить из феноменологии "положения о бытии". Принятие "сущностей" сближает философскую позицию Г. с платоновским идеализмом; в отличие от "идей" Платона, имеющих онтологический (бытийственный) статус, "сущности" Г. выступают лишь в качестве "значений", не обладающих сферой существования (хотя тенденция к онтологизму у Г. постепенно нарастала). Т. о., субъективистские мотивы Г. сочетает с объективно-идеалистическими.

В поисках твёрдых оснований Г. вынужден был непрерывно видоизменять свою философию. В итоге он обращается к идее "жизненного мира", сближаясь с философией жизни (3) . Переход на позиции исторической трактовки абсолютного опыта осуществляется в одной из последних работ Г. "Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология" (опубл. 1954), причём современную ему европейскую духовную ситуацию Г. рассматривает как кризисную, связывая это с господством сциентизма и натуралистически-позитивистского мировоззрения вообще.

Г. оказал влияние на современную буржуазную философию; среди его учеников - М. Шелер, Н. Гартман, М. Хайдеггер и др. Феноменология (для которой характерна переориентация с объекта на субъект, с понятийно-спекулятивных методов философского анализа - на "непосредственное прозрение" и "переживание истины" и т. д.) послужила одним из источников экзистенциализма (4) . Философия Г. является отражением глубокого кризиса буржуазной философской мысли.


(1) Феноменология (греч., буквально – учение о феноменах), вначале одна из философских дисциплин, позднее – идеалистическое философское направление, стремившееся освободить философское сознание от натуралистических установок (резко расчленяющих объект и субъект), достигнуть собственно области философского анализа – рефлексии сознания о своих актах и о данном в них содержании, выявить предельные характеристики, изначальные основы познания, человеческого существования и культуры. Если в классической философии ф. – введение в систему логики и метафизики, то в современной буржуазной философии Ф. выступает как метод анализа чистого сознания и имманентных, априорных структур человеческого существования.

Содержание и цель Ф. различным образом истолковывались в истории философии. И. Г. Ламберт (впервые предложивший термин «Ф.») видит в Ф. учение о явлениях как основе и предпосылке опытного познания, учение о заблуждениях чувственного опыта. К этой позиции близка точка зрения И. Канта в докритический период: он усматривает в Ф. пропедевтическую, вводную дисциплину, предохраняющую метафизику от ограниченности и несовершенства чувственного знания. В критический период идея о возможности критической науки, подвергающей анализу ценность и границы чувственности, перерастает у Канта в критику чистого разума. Противопоставляя мир явлений и «вещей в себе», Кант утверждал, что рассудок не может выйти за пределы мира явлений как объектов опытного знания. Эта линия философии Канта в последующем привела к феноменализму, линия же, связанная с анализом априорных форм созерцания и категориального синтеза, нашла своё развитие в Ф.

Новый этап в развитии Ф. связан с философией Г. Гегеля, для которого Ф. – это учение о становлении науки, учение об исторических формах сознания, восходящего к абсолютному знанию. Ф., по Гегелю, выявляет различные ступени развития духа, даёт «... подробную историю образования самого сознания до уровня науки» («Феноменология духа», в кн.: Соч., М., 1959, т. 4, с. 44).

Одна из ведущих линий в буржуазной философии конца 19 в. связана с истолкованием описания явлений как единственной функции научного познания, с отказом от введения в науку ненаблюдаемых сущностей. В этом же русле находятся представления о Ф. как описательной психологии, которая противопоставляется объясняющей психологии. В работах Ф. Брентано,К. Штумпфа, А. Мейнонга были предложены методологические средства для описания и классификации психических феноменов [трактовка сознания как потока переживаний, как интенциональности, т. е. направленности на другое (см. Интенция), идея о коррелятивности, соотносительности предмета и различных актов переживаний, утверждение о самоочевидности внутренних переживаний].

Возникновение в начале 20 в. Ф. как определённого идеалистического направления западной философии связано с именем Э. Гуссерля. Ф. возникает в противовес, с одной стороны, психологизму в теории познания (Т. Липпс, Х. Зигварт), для которого познание тождественно чувств, опыту индивида, а с другой стороны – «историцизму» В. Дильтея, трактовавшего философию как описание исторических типов мировоззрения. Исходным пунктом Ф. было рассмотрение внеопытных и внеисторических структур сознания, которые обеспечивают его реальное функционирование и совпадают с идеальными значениями, выраженными в языке и психологических переживаниях. Гуссерль рассматривает Ф. как метод уяснения смысловых полей сознания, усмотрения тех инвариантных характеристик, которые делают возможным восприятие объекта и другие формы познания. Ф. основывается на истолковании феномена не как явления чего-то иного (например, сущности), а как того, что само себя обнаруживает, как предмета, непосредственно явленного сознанию. Поэтому Ф. мыслится у Гуссерля как интуитивное усмотрение идеальных сущностей (феноменов), обладающее непосредственной достоверностью. Гуссерль настаивает на самоочевидности переживания истины, на самодостоверности созерцания феноменов, в которых он выделяет различные слои: языковые оболочки; многообразные психические переживания; предмет, мыслимый в сознании; смысл – инвариантную структуру и содержание языковых выражений. Ф. обращается к последним двум слоям, образующим интенциональную структуру сознания. Интенциональность – изначальная характеристика сознания – понимается как слитность последнего с его предметным содержанием. Предметное бытие рассматривается Гуссерлем не как нечто извне данное человеку, а как то, что уже включено в структуру чистого сознания в качестве некоторых изначальных устремлений к предмету – интенций. Предметное бытие, согласно Ф., имманентно, внутренне присуще сознанию; оно обретает свой объективный смысл благодаря отнесённости к сознанию. По Гуссерлю, предметное бытие и сознание коррелятивны (соотносительны) друг другу. Сознание предстаёт в Ф. как двуединство, включающее в себя познавательные акты – ноэзис и предметное содержание – ноэмы, которые по существу совпадают с идеальными значениями.

Ф. понимается Гуссерлем как наука об усмотрении сущности, как философская «археология», ищущая априорные структуры сознания. Задача Ф. – в раскрытии смысла предмета, затемнённого разноречивым мнением, словами и оценками. Обращение Ф. «к самим предметам» связано с её отказом от натуралистической установки, противопоставляющей сознание и бытие. Согласно Гуссерлю, эта установка, присущая обыденному сознанию, науке и прежней философии, привела к трактовке знания как отражения реальности, данной в чувственых восприятиях, к господству позитивистско-натуралистической философии и кризису европ. наук. Критика натуралистического позитивизма, данная Гуссерлем, в определённой мере была созвучна марксистской критике натуралистического фетишизма и метафизического созерцательного материализма, где сознание «... берется вполне натуралистически, просто как нечто данное, заранее противопоставляемое бытию, природе» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 34). Однако у Гуссерля эта критика проникнута неприязнью к любым формам материализма и историческому пониманию сознания. Отвергая исторический подход к сознанию, Гуссерль неправомерно видит в нём выражение релятивизма и скептицизма.

Ф., по Гуссерлю, имеет дело с организацией сознания как такового, с априорными, надысторическими структурами чистого сознания, которые составляют условия возможности эмпирического и теоретического знания. Предмет ф. – царство чистых истин, априорных смыслов – как актуальных, так и возможных, как реализовавшихся в языке, так и мыслимых. Ф. определяется Гуссерлем как «первая философия», как наука о чистых принципах сознания и знания, как универсальное учение о методе, выявляющее априорные условия мыслимости предметов и чистые структуры сознания независимо от сфер их приложения. Познание рассматривается как поток сознания, внутренне организованный и целостный, однако относительно независимый от конкретных психических актов, от субъекта познания и его деятельности. Идеальные сущности, по Гуссерлю, не существуют как мир платоновских идей по ту сторону языковых выражений и психических переживаний, а только «значат».

Феноменологическая установка достигается с помощью метода редукции, который включает в себя: 1) эйдетическую редукцию, т. е. отказ от любых утверждений об объективном существовании бытия, о пространственно-временной его организации, воздержание от любых суждений о реальном бытии и сознании (эпохе), и 2) трансцендентальную редукцию, т. е. исключение всех антропологических, психологических трактовок сознания и поворот к анализу сознания как чистого созерцания сущностей. На этом пути достигается понимание субъекта познания не как эмпирического, а как трансцендентального субъекта, как мира общезначимых истин, возвышающегося над эмпирически-психологическим сознанием и наполняющего его смыслом. По Гуссерлю, сущность (эйдос)инвариантная структура многообразных языковых суждений и переживаний, тождественность идеального значения, относящаяся не только к значениям актуально мыслимых объектов, но и к классу возможных объектов, к потенциально мыслимым значениям. Способ непосредств, усмотрения типического единства, объективно-идеальной, идентичной сущности языковых выражений (идеация) влечёт за собой понимание Ф. как науки о чистых возможностях, интенционально предначертанных в структуре чистого сознания. Выявление предельных априорных структур чистого сознания, области чистых смыслов и объективно-идеальных законов, коренящихся в них, рассматривается Гуссерлем как способ обоснования науки.

Трактовка Ф. у Гуссерля претерпела ряд изменений. На первом этапе («Логические исследования», т. 1–2, 1900–01) критика психологизма привела к определению Ф. как наукоучения, как строгой науки об универсальных, априорных структурах научного знания. Анализ этих структур приводит его к идее трансцендентальной Ф. («Идеи чистой феноменологии и феноменологическая философия», т. 1, 1913; т. 2–3, опубл. 1950–1952) и к сближению с кантианством. Интерпретация истины как самоочевидности влечёт за собой интерес Гуссерля к картезианской (декартовской) точке зрения («Картезианские медитации» и «Парижские доклады», 1931) и построение варианта учения о чистом «Я» – «эгологии». Если в работах этого периода Гуссерль видит задачу Ф. в анализе структур чистого сознания, то в последний период своего творчества он во многом отказывается от первоначальных сугубо логических представлений о существе интенционального сознания и переходит на позицию, согласно которой теоретическое сознание укоренено в «жизненном мире», в некоем универсальном поле дорефлексивных структур, которые оказываются атмосферой и почвой как теоретической, так и практической деятельности («Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология», опубл. 1954). Именно эта линия получила наибольшее развитие в экзистенциальной Ф. (см. Экзистенциализм), где с помощью метода Ф. выявляются априорные структуры человеческого существования – такие, как страх, забота (М. Хайдеггер, Ж. П. Сартр, К. Ясперс, М. Мерло-Понти). Феноменологическая школа, пытавшаяся применить методы Ф. в этике (М. Шелер), эстетике (Р. Ингарден), праве (Х. Конрад-Мартиус), психиатрии (Л. Бинсвангер), социологии (М. Натансон, А. Шютц, А. Фиркандт), педагогике (Т. Литт), идейно распалась в середине 20 в.; её представители сохранили лишь приверженность к некоторым средствам феноменологического анализа сознания.

К. Маркс считал Ф. духа Гегеля истоком и тайной спекулятивной философии. Выделив рациональное зерно в гегелевской Ф. – проведение принципа деятельности в теории познания, Маркс вместе с тем выявил её существенные недостатки – сведение деятельности к абстрактно-духовной активности, а человека – к самосознанию (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Из ранних произведений, 1956, с. 637). Современную форму Ф. – феноменологическую философию Гуссерля – можно рассматривать как исток и тайну современного иррационализма – одной из основных тенденций в буржуазной философии 20 в. Выявляя несостоятельность основных принципов и положений Ф. – её субъективизм, разрыв с методологией естественных наук, схоластичность, марксисты отмечают и рациональные моменты феноменологической философии – острую критику сциентизма и позитивизма, осознание кризиса западноевропейской культуры, разработку сложных проблем анализа сознания. Марксистская оценка Ф. не имеет ничего общего ни с нигилистическим отрицанием познавательной значимости проблем, поставленных Ф., ни с некритической ассимиляцией идей Ф., которую отстаивают некоторые ревизионисты (например, Р. Гароди).

* * *

(2) Неокантианство, течение идеалистической философии конца 19 — 1-й трети 20 вв., пытавшееся осмыслить основные проблемы философии на основе обновленной интерпретации учения И. Канта. Возникло в 60-х гг. 19 в. в Германии (лозунг «Назад к Канту» был впервые выдвинут О. Либманом в 1865); расцвет его относится к периоду 90-х гг. 19 в. — 20-х гг. 20 в., когда Н. возобладало в ряде немецких университетов и его влияние распространилось далеко за пределы Германии. В 1904 было основано «Кантовское общество», в 1896 начал издаваться журнал «Kantstudien» (с 1953 изд. в Бонне). С 1930-х гг. в условиях общего кризиса буржуазного либерализма Н. постепенно утрачивает своё влияние.

Первым толчком к Н. явилось идеалистическое истолкование физиологии внешних чувств немецкими физиологами 19 в. И. Мюллером (так называемый закон специфической энергии внешних чувств), М. Ферворном и особенно Г. Гельмгольцем (ощущение как простой знак предмета, не имеющий с ним никакого сходства; априорный характер закона причинности и др.). Значительную роль в подготовке Н. сыграл Ф. А. Ланге. Отрицая «метафизику» и пропагандируя эмпиризм, Ланге одновременно отвергал и материализм; априорные категории значимы только в пределах опыта, их источник — наша умственная организация, «вещь в себе» — только «пограничное понятие» нашего мышления.

Основателем и главой марбургской школы Н. был Г. Коген. «Исправляя» Канта, он попытался обосновать идеализм более последовательный, чем кантовский, представляя его как логическое и гносеологическое учение, якобы необходимое для объяснения возможности науки высшего типа — математики и математического естествознания. Бытие для Когена — не ощущаемое, а категориально мыслимое бытие; пространство и время — не формы чувственной интуиции, а категории логического мышления. Отсюда — тезис об «имманентности» бытия сознанию. Отказ Когена от кантовской теории «аффицирования» чувственности «вещами в себе» неотделим от его критики понятия «данности»: предмет познания не «дан», а лишь «задан», он последовательно создаётся посредством актов категориального синтеза, осуществляемых согласно априорным категориям и формам мышления. Как идеалист Коген утверждает, будто то, что обычное сознание принимает за «данную» действительность, есть на самом деле порождение понятий наук (так, «материя» была впервые создана Галилеем, поскольку он первый дал научное определение понятия материи).

Второй — наряду с логикой — основной философской наукой является для марбургской школы этика, которая опирается на учение о праве и государстве. «Истинный» человек предстаёт у Когена в его общении с людьми как юридическое лицо; государство — высшая форма юридического лица. В когеновской концепции так называемого этического социализма движение к социалистическому идеалу признаётся вечным, а реальное достижение этого идеала — фактически неосуществимым: эта концепция легла в основу ревизии марксизма у Э. Бернштейна, сформулировавшего тезис: «Движение — всё, конечная цель — ничто».

Др. видным теоретиком марбургской школы был П. Наторп. Будучи крупным историком философии, он интерпретировал различные учения античности (прежде всего Платона) и нового времени как философское предварение идей кантовского критицизма. Как и Коген, Наторп последовательно отстаивал гносеологический идеализм против материалистического сансуализма: не существует бытия, которое само не было бы положено в мысли. В отличие от Канта, математика основывается у Наторпа на априорных формах не чувственности, а мышления и может даже не обращаться к содержанию пространства и времени. В позднейших работах Наторп отходит от кантовской формы идеализма и приближается к онтологическому идеализму гегелевского типа. Ставя этику в зависимость от «разума» (логоса), Наторп отклоняет всякую попытку объяснения и выведения этических норм из общественных начал; этика безусловных законов становится у него обоснованием этического социализма.

Ортодоксальные воззрения марбургской школы развивал и Э. Кассирер в работах, написанных до начала 1920-х гг. История логики, теории познания и философии нового времени излагается у Кассирера как предыстория неокантианского учения о познании: развитие понятий в математике, физике и химии нового времени — как подготовка и основа идеалистической гносеологии марбургской школы (аналогично интерпретируются относительности теория и неевклидовы геометрии). При этом все основные понятия науки рассматриваются не как мысленные образы действительности, а только как «методы».

Если марбургская школа ориентировалась преимущественно на математику и математическое естествознание, то с идеалистической интерпретацией исторических наук выступила фрейбургская (баденская, юго-западная) школа Н. Крупнейшими её представителями были В. Виндельбанд и Г. Риккерт, которые методам и понятиям естественных наук («генерализующим», обобщающим, направленным на общее) противопоставили методы и понятия наук исторических, «наук о духе» («индивидуализирующие», направленные на единичное, индивидуальное). В обоих случаях научные понятия истолковываются как «упрощающие» действительность и образующиеся путём отбора, по телеологическому принципу, которым руководится исследователь, отбирая существенное от несущественного. Если в логическом учении о двух типах понятий Риккерт формально признавал равноправие «естественнонаучной» и «исторической» форм познания, то в онтологической концепции он выступал как сторонник номинализма: общее не существует реально в бытии, действительно только особенное и индивидуальное. Эта номиналистическая концепция служила у Риккерта ограничению компетенции естественных наук и принижению их сравнительно с историческими науками.

Н. было использовано в конце 19 в. для ревизии философских основ марксизма и стало чуть ли не официальной догмой многих идеологов 2-го Интернационала (Э. Бернштейн, М. Адлер, К. Форлендер), пытавшихся соединить Н. и марксизм. Этот философский ревизионизм был подвергнут резкой критике Г. В. Плехановым («Против философского ревизионизма», 1935) и В. И. Лениным («Марксизм и ревизионизм», Полное собрание соч., 5 изд., т. 17: «Материализм и эмпириокритицизм», там же, т. 18). Влияние Н. прослеживается в течениях современной идеалистической философии, в особенности в разработке аксиологии (учения о ценностях).

* * *


(3) Философия жизни, иррационалистическое философское течение конца 19 – начала 20 вв., выдвигавшее в качестве исходного понятия «жизнь» как некую интуитивно постигаемую целостную реальность, не тождественную ни духу, ни материи. Ф. ж. явилась выражением кризиса классического буржуазного рационализма. Она выступила против господства методологизма и гносеологизма в идеалистической философии 2-й половины 19 – начала 20 вв. (неокантианство, позитивизм). Социально-политические воззрения представителей Ф. ж. весьма различны: от буржуазного либерализма до консервативных позиций; в своём крайнем биологически-натуралистическом варианте она оказала влияние на формирование идеологии национал-социализма в Германии.

Понятие «жизнь» многозначно и по-разному толкуется в различных вариантах Ф. ж. Биологически-натуралистическое толкование характерно для течения, восходящего к Ф. Ницше и представленного Л. Клагесом, Т. Лессингом и др.: «живое» подчёркивается как нечто естественное в противоположность механически сконструированному, «искусственному». Для этого варианта Ф. ж. характерна оппозиция не только материализму, но и идеалистическому рационализму – «духу» и «разуму», склонность к примитиву и культу силы, попытки свести любую идею к «интересам», «инстинктам», «воле» индивида или общественной группы, прагматическая трактовка нравственности и познания (добро и истина – то, что усиливает первичное жизненное начало, зло и ложь – то, что его ослабляет), подмена личностного начала индивидуальным, а индивида – родом (тотальностью), органицизм в социологии.

«Исторический» вариант Ф. ж. (В. Дильтей, Г. Зиммель, Х. Ортега-и-Гасет) исходит в интерпретации «жизни» из непосредственного внутреннего переживания, как оно раскрывается в сфере исторического опыта духовной культуры. Если в др. вариантах жизненное начало рассматривается как вечный неизменный принцип бытия, то здесь внимание приковано к индивидуальным формам реализации жизни, её неповторимым, уникальным культурно-историческим образам. При этом Ф. ж. оказывается не в состоянии преодолеть релятивизм, связанный с растворением всех нравственных и культурных ценностей в потоке «жизни», истории. Характерное для Ф. ж. отталкивание от механистического естествознания принимает форму протеста против естественнонаучного рассмотрения духовных явлений вообще, что приводит к попыткам разработать специальные методы познания духа (герменевтика у Дильтея и концепция понимающей психологии, морфология истории у О. Шпенглера и т.п.). Антитеза органического и механического предстаёт в этом варианте Ф. ж. в виде противопоставления культуры и цивилизации.

Др. вариант Ф. ж. связан с истолкованием «жизни» как некоей космической силы, «жизненного порыва» (А. Бергсон), сущность которого – в непрерывном воспроизведении себя и творчестве новых форм; субстанция жизни – чистая «длительность», изменчивость, постигаемая интуитивно.

Теория познания Ф. ж. – разновидность иррационалистического Интуитивизма,динамика «жизни», индивидуальная природа предмета невыразима в общих понятиях, постигается в акте непосредственного усмотрения, интуиции, которая сближается с даром художественного проникновения, что приводит Ф. ж. к воскрешению панэстетических концепций нем. романтизма, возрождению культа творчества и гения. Ф. ж. подчёркивает принципиальное различие, несовместимость философского и научного подхода к миру: наука стремится овладеть миром и подчинить его, философии же свойственна созерцательная позиция, роднящая её с искусством. Наиболее адекватной формой познания органических и духовных целостностей является, согласно Ф. ж., художественный символ. В этом отношении Ф. ж. попыталась опереться на учение Гёте о прафеномене как первообразе, воспроизводящем себя во всех элементах живой структуры. Шпенглер стремился «развёртывать» великие культуры древности и нового времени из «символа прадуши» каждой культуры, произрастающей из этого прафеномена, подобно растению из семени; к аналогическому методу прибегает и Зиммель. Бергсон рассматривает всякую философскую концепцию как выражение основной глубинной интуиции её создателя, невыразимой по своему существу, неповторимой и индивидуальной, как личность её автора.

Творчество выступает по существу для Ф. ж. как синоним жизни; для Бергсона оно – рождение нового, выражение богатства и изобилия рождающей природы, для Зиммеля и Ф. Степуна имеет трагически-двойственный характер: продукт творчества как нечто косное и застывшее становится в конце концов во враждебное отношение к творцу и творческому началу. Отсюда надрывно-безысходная интонация Зиммеля, перекликающаяся с фаталистическим пафосом Шпенглера и восходящая к мировоззренческому корню Ф. ж. – её пафосу судьбы, «любви к року» (Ницше), проповеди слияния с иррационалистической стихией жизни. Трагические мотивы, лежащие в основе Ф. ж., были восприняты искусством конца 19 – начала 20 вв. (особенно символизмом). Наибольшего влияния Ф. ж. достигла в 1-й четверти 20 в., к ней тяготели некоторые представители неогегельянства, прагматизма. В дальнейшем она растворяется в др. направлениях идеалистической философии 20 в., некоторые её принципы заимствуются сменяющими её экзистенциализмом, персонализмом и др.


* * *

(4) Экзистенциализм (от позднелат. exsistentia — существование), или философия существования, иррационалистическое направление современной буржуазной философии, возникшее накануне 1-й мировой войны 1914—18 в России (Л. Шестов, Н. А. Бердяев), после 1-й мировой войны в Германии (М. Хайдеггер, К. Ясперс, М. Бубер) и в период 2-й мировой войны 1939—45 во Франции (Ж. П. Сартр, Г. Марсель, М. Мерло-Понти, А. Камю, С. де Бовуар). В 40—50-х гг. Э. получил распространение и в других европейских странах; в 60-е гг. также и в США. Представители этого направления в Италии — Э. Кастелли, Н. Аббаньяно, Э. Пачи; в Испании к нему был близок Х. Ортега-и-Гасет; в США идеи Э. популяризируют У. Лоури, У. Баррет, Дж. Эди. К Э. близки религиозно-философского направления: французский персонализм (Э. Мунье, М. Недонсель, Ж. Лакруа) и диалектическая теология (К. Барт, П. Тиллих, Р. Бультман). Своими предшественниками экзистенциалисты считают Б. Паскаля, С. Кьеркегора, М. де Унамуно, Ф. М. Достоевского и Ф. Ницше. На Э. оказали влияние философия жизни и феноменология Э. Гуссерля.

Расходясь с традицией рационалистической философии и науки, трактующей опосредование как основной принцип мышления, Э. стремится постигнуть бытие как некую непосредственную нерасчленённую целостность субъекта и объекта. Выделив в качестве изначального и подлинного бытия само переживание, Э. понимает его как переживание субъектом своего «бытия-в-мире». Бытие толкуется как данное непосредственно, как человеческое существование, или экзистенция (которая, согласно Э., непознаваема ни научными, ни даже философскими средствами). Для описания её структуры многие представители Э. (Хайдеггер, Сартр, Мерло-Понти) прибегают к феноменологическому методу Гуссерля, выделяя в качестве структуры сознания его направленность на другое — интенциональность. Экзистенция «открыта», она направлена на другое, становящееся её центром притяжения. По Хайдеггеру и Сартру, экзистенция есть бытие, направленное к ничто и сознающее свою конечность. Поэтому у Хайдеггера описание структуры экзистенции сводится к описанию ряда модусов человеческого существования: заботы, страха, решимости, совести и др., которые определяются через смерть и суть различные способы соприкосновения с ничто, движения к нему, убегания от него и т.д. Поэтому именно в «пограничной ситуации» (Ясперс), в моменты глубочайших потрясений, человек прозревает экзистенцию как корень своего существа.

Определяя экзистенцию через её конечность, Э. толкует последнюю как временность, точкой отсчёта которой является смерть. В отличие от физического времени — чистого количества, бесконечного ряда протекающих моментов, экзистенциальное время качественно, конечно и неповторимо; оно выступает как судьба (Хайдеггер, Ясперс) и неразрывно с тем, что составляет существо экзистенции: рождение, любовь, раскаяние, смерть и т.д. Экзистенциалисты подчёркивают в феномене времени определяющее значение будущего и рассматривают его в связи с такими экзистенциалами, как «решимость», «проект», «надежда», отмечая тем самым личностно-исторический (а не безлично-космический) характер времени и утверждая его связь с человеческой деятельностью, исканием, напряжением, ожиданием. Историчность человеческого существования выражается, согласно Э., в том, что оно всегда находит себя в определённой ситуации, в которую оно «заброшено» и с которой вынуждено считаться. Принадлежность к определённому народу, сословию, наличие у индивида тех или иных биологических, психологических и других качеств, всё это — эмпирическое выражение изначально ситуационного характера экзистенции, того, что она есть «бытие-в-мире». Временность, историчность и ситуационность экзистенции — модусы её конечности.

Др. важнейшим определением экзистенции является трансцендирование, т. е. выход за свои пределы. В зависимости от понимания трансцендентного и самого акта трансцендирования различается форма философствования у представителей Э. Если у Ясперса, Марселя, позднего Хайдеггера, признающих реальность трансцендентного, преобладает момент символический и даже мифо-поэтический (у Хайдеггера), поскольку трансцендентное невозможно познать, а можно лишь «намекнуть» на него, то учение Сартра и Камю, ставящих своей задачей раскрыть иллюзорность трансценденции, носит критический характер.

Э. отвергает как рационалистическую просветительскую традицию, сводящую свободу к познанию необходимости, так и гуманистически-натуралистическую, для которой свобода состоит в раскрытии природных задатков человека, раскрепощении его «сущностных» сил. Свобода, согласно Э.,— это сама экзистенция, экзистенция и есть свобода. Поскольку же структура экзистенции выражается в «направленности-на», в трансцендировании, то понимание свободы различными представителями Э. определяется их трактовкой трансценденции. Для Марселя и Ясперса это означает, что свободу можно обрести лишь в боге. Поскольку, по Сартру, быть свободным значит быть самим собой, постольку «человек обречён быть свободным». Свобода предстаёт в Э. как тяжёлое бремя, которое должен нести человек, поскольку он личность. Он может отказаться от своей свободы, перестать быть самим собой, стать «как все», но только ценой отказа от себя как личности. Мир, в который при этом погружается человек, носит у Хайдеггера название «man»: это безличный мир, в котором всё анонимно, в котором нет субъектов действия, а есть лишь объекты действия, в котором все «другие» и человек даже по отношению к самому себе является «другим»; это мир, в котором никто ничего не решает, а потому и не несёт ни за что ответственности. У Бердяева этот мир носит название «мира объективации», признаки которого: «...1) отчуждённость объекта от субъекта; 2) поглощенность неповторимо-индивидуального, личного общим, безлично-универсальным; 3) господство необходимости, детерминации извне, подавление и закрытие свободы; 4) приспособление к массивности мира и истории, к среднему человеку, социализация человека и его мнений, уничтожающая оригинальность» («Опыт эсхатологической метафизики», Париж, 1949, с. 63).

Общение индивидов, осуществляемое в сфере объективации, не является подлинным, оно лишь подчёркивает одиночество каждого. Согласно Камю, перед лицом ничто, которое делает бессмысленной, абсурдной человеческую жизнь, прорыв одного индивида к другому, подлинное общение между ними невозможно. И Сартр, и Камю видят фальшь и ханжество во всех формах общения индивидов, освященных традиционной религией и нравственностью: в любви, дружбе и пр. Характерная для Сартра жажда разоблачения искажённых, превращенных форм сознания («дурной веры») оборачивается, в сущности, требованием принять реальность сознания, разобщённого с другими и с самим собой. Единственный способ подлинного общения, который признаёт Камю, — это единение индивидов в бунте против «абсурдного», мира, против конечности, смертности, несовершенства, бессмысленности человеческого бытия. Экстаз может объединить человека с другим, но это, в сущности, экстаз разрушения, мятежа, рожденного отчаянием «абсурдного» человека.

Иное решение проблемы общения даёт Марсель. Согласно ему, разобщённость индивидов порождается тем, что предметное бытие принимается за единственно возможное бытие. Но подлинное бытие — трансценденция — является не предметным, а личностным, потому истинное отношение к бытию — это диалог. Бытие, по Марселю, не «Оно», а «Ты». Поэтому прообразом отношения человека к бытию является личное отношение к др. человеку, осуществляемое перед лицом бога. Трансцендирование есть акт, посредством которого человек выходит за пределы своего замкнутого, эгоистического «Я». Любовь есть трансцендирование, прорыв к другому, будь то личность человеческая или божественная; а поскольку такой прорыв с помощью рассудка понять нельзя, то Марсель относит его к сфере «таинства».

Прорывом объективированного мира, мира «man», является, согласно Э., не только подлинное человеческое общение, но и сфера художественно-философского творчества. Однако истинная коммуникация, как и творчество, несут в себе трагический надлом: мир объективности непрестанно грозит разрушить экзистенциальную коммуникацию. Сознание этого приводит Ясперса к утверждению, что всё в мире, в конечном счёте, терпит крушение уже в силу самой конечности экзистенции, и потому человек должен научиться жить и любить с постоянным сознанием хрупкости и конечности всего, что он любит, незащищенности самой любви. Но глубоко скрытая боль, причиняемая этим сознанием, придаёт его привязанности особую чистоту и одухотворённость. У Бердяева сознание хрупкости всякого подлинного бытия оформляется в эсхатологическое учение (см. Эсхатология).

В Э. преобладает настроение неудовлетворённости, искания, отрицания и преодоления достигнутого. Трагическая интонация и общая пессимистическая окраска Э. являются свидетельством кризисного состояния современного буржуазного общества, господствующих в нём крайних форм отчуждения; поэтому философия Э. может быть названа философией кризиса.

Социально-политические позиции у разных представителей Э. неоднородны. Так, Сартр и Камю участвовали в Движении Сопротивления; с конца 60-х гг. позиция Сартра отличается крайним левым радикализмом и экстремизмом. Концепции Сартра и Камю оказали известное влияние на социально-политическую программу движения новых левых. Политическая ориентация Ясперса и Марселя носит либеральный характер, а социально-политическим воззрениям Хайдеггера, в своё время сотрудничавшего с нацизмом, присуща ярко выраженная консервативная тенденция.

Э. отразил духовную ситуацию буржуазного общества, обнажил его противоречия и болезни, — но предложить выход из этой ситуации он не смог.

Идеи и мотивы Э. получили распространение в современной западноевропейской, американской и японской литературе; они отразились не только в художественных произведениях самих философов-экзистенциалистов (Сартр, Камю, Марсель, де Бовуар), но и в творчестве А. Мальро, Ж. Ануя, Э. Хемингуэя, Н. Мейлера, Дж. Болдуина, А. Мёрдок, У. Голдинга, Кобо Абэ и др.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------







Похожие:

«Гуссерль, его биография и труды» iconРеферат по литературе на тему «роман виктора гюго «собор парижской богоматери» исовременное его отражение в мюзикле
Виктор Гюго. Краткая биография. Отражение его жизненных позиций в его творчестве
«Гуссерль, его биография и труды» iconВот его биография
Школа, по словам Юрия Николаевича, это особый мир, где свои правила и законы, которые нужно выполнять
«Гуссерль, его биография и труды» iconДокументы
1. /Э. Гуссерль - Феноменология.doc
«Гуссерль, его биография и труды» iconМ. В. Ломоносов 19 ноября 2011 года знаменательная дата в истории России, 300-летие великого российского учёного и просветителя
Биография Ломоносова – это биография "молодой науки российской", здесь судьба человека тесно связана с научными открытиями и творческими...
«Гуссерль, его биография и труды» iconМ. В. Ломоносову Математика вокруг нас квн интеллектуальная игра «Минные заграждения» «Конкурс
В газете были размещены интересные сведения: биография ученого, его достижения в различных областях науки, а также математические...
«Гуссерль, его биография и труды» iconIi период. Архиепископия святителя Мефодия Моравского, ее историческая судьба
После кончины равноапостольного Кирилла (+ 14 февраля 869 г.) его брату еще предстояли большие труды – и большие скорби. По слову...
«Гуссерль, его биография и труды» iconБиография Jon'a
Когда он был в старших классах,Jon практиковался в игре на многих музыкальных инструментах, в том числе на волынке и пианине. Его...
«Гуссерль, его биография и труды» iconМедоваров М. В., Ннгу им. Н. И. Лобачевского Возможности и границы либерального консерватизма
Среди концептуальных работ последних лет можно назвать труды С. В. Лебедева2, А. В. Репникова3, М. А. Емельянова-Лукьянчиков Недавно...
«Гуссерль, его биография и труды» iconАлександр Дмитриевич Градовский о политических направлениях в обществе
Градовского. Отдельные же аспекты воззрений ученого, как и его многочисленные научные труды в целом, изучены очень слабо. Между тем,...
«Гуссерль, его биография и труды» iconИз нашей фонотеки: Вокально-инструментальный ансамбль «Здравствуй, песня»
Аркадия Хаслав­ского. Его творческая биография начиналась с увлечения джазовой музыкой и диплома об окончании музыкального училища...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов